Университетская филология образованию: регулятивная природа коммуникации



страница26/43
Дата01.05.2016
Размер8.53 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   43

8. Нейтральный /эмоциональный стили репродуцирования

В первой группе рефератов присутствует эмотивность, отражение эмоционального состояния репродуциента или описание эмоционального состояния автора исходного текста. Это эмоциональный стиль репродуцирования. Для этого стиля характерны следующие средства: - целенаправленный отбор информации, необходимой для создания и поддержания определенного настроения, эмотивной тональности; - использование в качестве жанрообразующих языковых средств, отражающих эмоциональное состояние автора исходного текста (восхищаться); - разворачивающие и заместительные преобразования, включающие лексические средства с соответствующей семантикой (плачевный, чудеса, удивительное, чудо, переживания), цель которых – передать эмоциональное состояние репродуциента; - восклицательные предложения.

В рефератах второй группы отсутствует категория эмотивности, отражение эмоционального состояния репродуциента. Это нейтральный стиль репродуцирования. Для него характерно отсутствие в реферате средств, присущих эмоциональному стилю репродуцирования, использование нейтральных средств.

Итак, на материале студенческих рефератов возможно выделение ряда лингвокогнитивных стилей репродуцирования по различным параметрам, связанных с преобразованиями исходного текста, имеющих ментальные основания и нашедшие свое своеобразное языковое воплощение в репродуцированных текстах. В конечном итоге комплекс лингвокогнитивных стилей репродуцирования формирует его текстовый облик, определяет его своеобразие. Лингвокогнитивный стиль репродуцирования можно считать постоянной характеристикой языковой личности, составляющей ее идиостиля, которая может реализовываться в подобных видах текстовой деятельности, а именно при различных видах репродуцирования.

Изучение лингвокогнитивных стилей в лингвоперсонологическом аспекте предполагает возможность портретирования языковой личности. Дальнейшее изучение лингвокогнитивных стилей репродуцирования может находиться на стыке различных наук о человеке, прежде всего, с психологией и когнитологией. Также можно говорить о перспективности исследований с точки зрения предпочтения определенного лингвокогнитивного стиля тем или иным типом языковой личности, выделенным по разным основаниям - гендерным, профессиональным, возрастным и т.п., что может быть использовано при диагностике авторства текста.

Выделенные лингвостилевые особенности могут служить для диагностики способности языковой личности, что может быть учтено в методиках, направленных на реализацию субъективного подхода в обучении, что также составляет перспективу данного исследования.


Литература
Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 237 – 281.

Белянин В.П. Психолингвистика. М., 2004.

Валгина Н.С. Теория текста. М., 2003.

Голев Н.Д. Изложение, пародия, перевод… К основаниям деривационной интерпретации вторичных текстов // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты: Сб. ст. Барнаул, 2001. С.20-27.

Голев Н.Д. Языковая личность, антропотекст и лингвоперсонологическая гипотеза языка // Филология: XXI век (теория и методика преподавания): Материалы Всероссийской конференции. Барнаул, 2004. С.4-9.

Губарева Т.Ю. Фактор адресата письменного текста. М., 1996.

Леонтьев А.А. Психология обучения чтению // Начальная школа: плюс–минус. 1999. № 10. С. 9–13;

Майданова Л.М. Речевая интенция и типология вторичных текстов // Человек – текст – культура. Екатеринбург, 1994. С. 81-104.

Мурзин Л.Н. Текст и его восприятие. Свердловск, 1991.

Мусхелишвили Н.Л. Значение текста как внутренний образ // Вопросы психологии. 1997. № 3. С 79-91.

Нерознак В.П. Лингвистическая персонология: к определению статуса дисциплины // Язык. Поэтика. Перевод: Сборник научных трудов. М., 1996. С. 112-116;

Соловьев В.И.Составление и редактирование рефератов: Вопросы теории и практики. М., 1975.

Храковский В.С. Трансформация и деривация // Проблемы структурной лингвистики. М., 1973. С. 489 – 507.
Ромашова И.П.(Омск)

Romashova I.P. (Omsk)
Специфика и принципы деловой коммуникации

THE SPECIFICATION AND STANDARDS OF BUSINESS COMMUNICATION
Ключевые слова: деловая коммуникация, специфика, принципы, стратегия, нормы.

Keywords: business communication, specification, principles, strategy, standards
В статье анализируются существующие подходы к описанию принципов деловой коммуникации и предлагаются иные на основе материалов семинаров и тренингов по деловому общению

This article analyses the existing approaches to describing the principles of business communication and offers some other different methods based on the business communication seminars and trainings stuff.

О специфике деловой коммуникации написано немало учебных пособий [Кузин 1996; Смелкова 1997; Панфилова 2004; Введенская, Павлова 2002; Самохвалова 2007; Володина, Карпухина 2002 и др.], научных работ. Имеются докторские диссертации Т.А Ширяевой [Ширяева 2008], Б.Э.Азнаурьян [Азнаурьян 2005], З.И. Гурьевой [Гурьева 2003], О.А. Усковой [Ускова 2008]. Эта тема освещается в публикациях Т.Б.Назаровой, И.А.Преснухиной, И.Н.Пучковой, И.В.Герасименко, С.В.Шиловой, И.С.Макаровой, И.М.Подгайской, Т.В.Толстовой и др. Однако анализ научной литературы по данной теме убеждает, что в определении специфики делового общения имеется еще много неизученного.

Историю исследования природы и сущности деловых коммуникаций в отечественной лингвистике можно условно разделить на 3 этапа. Первоначально (в 1970-е г.г. - начало 1990-х) под заголовком «Специфика…» или «Особенности делового общения» рассматривались стилистические особенности официально-деловых документов, то есть преимущественно письменные жанры.

Позже (с середины 1990-х г.г.) в рассмотрение стали включаться жанры устной деловой коммуникации, причем постепенно. Так, например, в справочнике «Культура письменной и устной (подчеркнуто нами – И.Р.) речи делового человека» [Культура речи…1997] рассматриваются лингвистические характеристики только деловых документов. А устная речь, хотя она и заявлена в заголовке, анализируется исключительно в ортологическом аспекте (с точки зрения орфоэпии). В учебнике «Культура русской речи» под редакцией Л.К. Граудиной, Е.Н.Ширяева, где другие стили анализируются уже с позиций современного дискурсивного и коммуникативно-прагматического подходов, раздел «Устная деловая речь» ограничивается жанром телефонного разговора и включает только специальный бланк, где записывается содержание телефонного звонка, то есть опять же в центре внимания находится письменный текст [Культура речи…1998, с.232-233].

С конца 1990-хг.г. по настоящее время в научной литературе, учебных пособиях авторы стали последовательно дифференцировать темы «Официально-деловой стиль», где изучаются жанры деловой переписки, и «Особенности деловой коммуникации» - там речь идет о формах устного профессионального общения (анализируются деловая беседа, разговор по телефону, совещания, переговоры; презентации, тренинги и др.).

В настоящее время внимание языковедов фиксируется преимущественно на осмыслении общих закономерностей коммуникации в деловой сфере. Так, в последние годы в рамках исследования институционального дискурса стало формироваться новое направление по созданию системной когнитивно-прагматической теории дискурса делового. В этом ключе выполнены докторские диссертации Б.Э.Азнаурьян, Т.А. Ширяевой, З.И. Гурьевой, О.А. Усковой и др. ученых. Однако попытки системного анализа этой сферы, как правило, представляет собой либо изложение психологических закономерностей общения [Самохвалова 2007, Панфилова 2004], либо сюда включается теория менеджмента, или – если речь идет о собственно лингвистических работах - излагаются общериторические [Введенская, Павлова 2002], коммуникативно-прагматические [Володина, Карпухина 2005] требования к речи, причем практически без их соотнесения с особенностями деловой сферы.

Основная причина подобного положения дел заключается в том, что деловое общение в России представляет собой молодой, формирующийся тип институционального дискурса. Пока еще не накоплена база эмпирических исследований по отдельным жанрам отечественного делового общения в. При этом в лингвистических работах, претендующих на системный охват явления, в качестве материала исследований берутся в основном тексты на иностранных языках из практики зарубежных деловых коммуникаций и/или используются вторичные тексты (из учебников по деловому общению, из словарей деловой лексики, рассматриваются публикации из профессиональных СМИ, отражающих рефлексию специалистов по поводу особенностей официально-деловых коммуникаций). Таким образом, имеются попытки монографического исследование всей жанровой палитры отечественного делового общения, построения его «целостной когнитивной модели» [Ширяева 2008], но пока о результатах в силу перечисленных причин говорить рано.

Между тем преподавание дисциплин коммуникативного цикла профессионалам-практикам, для которых деловое общение – это повседневная реальность, показывает, что пожанровый анализ данной сферы невозможен без предварительного изложения информации о специфике делового общения.

Выводы, представленные в данной статье, были сделаны на основе аудиозаписей семинаров и тренингов по деловому общению, проходивших в 1994-2009г.г. на базе Центра делового образования Омского государственного университета им. Ф.М.Достоевского, на семинарах государственных и коммерческих предприятий г. Омска. Ряд общепринятых положений о специфике делового общения был проверен путем включения в тесты и коммуникативные задачи с развернутым вариантом ответа. Данные, полученные при решении профессионалами-практиками коммуникативных задач и тестов, были подвергнуты дополнительному исследованию с помощью психолингвистической методики неоконченных предложений и с помощью интервью. Кейсы, рассмотренные в статье, предлагались для обсуждения самими участниками семинаров и тренингов или анализировались во время частных консультаций.

Любой коммуникативно-прагматический анализ начинается с выявления целей и задач общения, поэтому сначала определимся с этим параметром деловых коммуникаций. В научной литературе общепринятым является положение о том, что деловое общение носит, по преимуществу, информативный характер [Культура русской речи 1998, с.217; Володина, Карпухина 2002, с.14; Самохвалова 2007, с.7 и др.], то есть каждый акт коммуникации представляет собой обмен информацией:

- Где у нас приказ 28-12?

Он на второй полке в зеленой папке.

То есть идеальное деловое общение представляет собой сообщение информации или ее запрос и ответ на него. Информационное общение предполагает использование высказываний неэкспрессивного вопросительного, констатирующего или директивного характера и по возможности эмоционально нейтральной лексики. Однако в отличие, например, от научной речи, также имеющей информативный характер, в деловой сфере информирование подчинено другой, более важной цели, имеющей прагматическую направленность – урегулировать работу коллектива и организации. Данная прагматическая функция составляет основное содержание профессиональной коммуникации.

Тезис об информативном характере деловой речи следует уточнить. Данное общение, как и всякое другое, в силу человеческого фактора, часто включает обмен не только информацией, но и эмоциями:



- Куда, в конце концов, делся приказ?

Разуй глаза, вот он под твоими бумагами!;



или: - А вам что, особое приглашение нужно на совещание?

- /иронично/ Спасибо за вежливое приглашение!

Конечно, подобное общение нарушает принцип информативности, - его нельзя назвать строго деловым. Поэтому на тренингах коммуникативных умений такие примеры рассматриваются как нарушение принципов деловых взаимоотношений: участникам рекомендуется приближать деловое общение к идеальному, информативному, избегать эмоционально-оценочной, особенно нелитературной лексики и экспрессивных высказываний. В этом смысле с постулатом об информативном характере деловой речи нужно согласиться, но только частично.

Фрагменты успешного общения, когда говорящему удается очень быстро и эффективно разрешить деловую проблему, заставляют нас еще немного скорректировать представление о характере информативности делового дискурса. В качестве примера обратимся к записи деловой беседы по телефону:

- (звонок топ-менеджеоа в Министерство экономики) Здравствуйте! Ну что, муж с рыбалки приехал? Да вы что-о! Стерлядку привез? Замечательно! Вы, наверное, уху сварили? Нет? Ну что ж, пирог тоже вкусно! Чего звоню? Можно к вам во второй половине дня подъехать, документы подписать? Можно? Ну, спасибо! Приходите к нам в гости – жена будет очень рада. (смеется) Можно без пирога…

В этом и в др. подобных случаях участники разговора обмениваются не только официальной, но и личной информацией, а также эмоциями, что не снижает эффективности коммуникации, но, напротив, способствует ее достижению.

Проанализированный материал позволяют утверждать, что успешность делового общения зависит от умения собеседников одновременно держать в поле зрения две стратегические цели: прагматическую, направленную на решение делового вопроса, и коммуникативную, ориентированную на поддержание нормальных личных и рабочих отношений. Таким образом, в деловом дискурсе можно выделить три базовые цели: доминирующей является прагматическая функция, связанная с урегулированием производственных вопросов; ей подчинена функция информативная, поскольку именно обмен информацией способствует наилучшему достижению прагматической цели; но обеспечивает реализацию базовой цели коммуникативная функция, направленная на коррекцию интерперсонального взаимодействия.

Названные 3 цели во многом определяют тематику деловых коммуникаций. В основном здесь обсуждаются производственные вопросы. Кроме того, деловое общение - в силу его прагматической направленности - ограничивает набор поднимаемых тем. Так, анкетирование с использованием методики «неоконченных предложений», когда респондентам предлагалось завершить фразу: «На службе нежелательно говорить о …» /исследование 1994-2009 г.г./, показало, что среди тем, которые не обсуждаются в коллективе, респонденты называют: 1) личную (интимную) жизнь; 2) здоровье; 3) обсуждение за глаза руководителя, особенно в негативном ключе; 4) обсуждение уровня заработной платы (своей и чужой); 5) демонстрация работником своих профессиональных успехов и достижений (что нарушает максиму скромности по Дж. Личу); 6) слишком частое упоминание сотрудником о своих промахах в работе

Углубленное исследование каждой из названных тем выявило, что запрет на эти темы относителен. Они являются излюбленными на службе (в ситуации полуофициального общения). Методика моделирования коммуникативных ситуаций и решение коммуникативных задач позволили нам установить набор тактик, с помощью которых участники делового общения преодолевают тематические запреты. Так, например, в ситуации полуофициального служебного общения (кофе-пауза, обед на работе, разговор в курительной комнате и пр.), когда происходит активный обмен информацией в основном личного плана, сотрудники предпочитают создавать публичную версию своей частной жизни. В анкетах на неоконченное предложение: «Когда меня расспрашивают о личной жизни, я …» - участники семинаров, респонденты на форуме в Интернете пишут, что «говорят то, что от них хотят услышать», «не говорят все», «говорят то же, что и другие…» и т.п. Публичная версия должна удовлетворять двум требованиям: 1) она не может сильно отличаться от реальной жизненной ситуации (по отзыву одного из участников семинара: «а то забудешь, где что врал…»); 2) версия должна быть похожа на версии частной жизни др. сотрудников (на это указывают комментарии: «говорю то, о чем говорят другие», «что говорят все – о том и я» и пр.). Такие же тактики обхода запретов выявлены нами для каждой из шести тем.

Теперь от тематики перейдем к нормам деловых коммуникаций. В целом в лингвистических работах как базовая характеристика делового общения отмечается его регламентированность, то есть подчиненность целому ряду норм [Кузин 1996, с.9; Введенская, Павлова 2002, с.41-42 и др.]. Отметим, что перечни норм деловой речи в учебных пособиях, в диссертационных исследованиях существенно варьируются и чаще всего представляют собой изложение общих принципов коммуникации без выявления специфики их реализации в деловой сфере. Особенно это касается принципов Г.П. Грайса [Грайс 1985]. Еще Е.А.Земская в кн. «Разновидности городской устной речи» критически оценивала тезис об универсальном характере этих постулатов, отмечая, что они постоянно нарушаются в неофициальной речи [Разновидности городской устной речи 1988, с.33-38].

Наш материал показывает, что названные постулаты в большей степени отвечают особенностям официально-деловой коммуникации. Так, например, первый постулат (Количества) гласит: «Твое высказывание должно содержать не меньше и не больше информации, чем требуется по ситуации» [Грайс 1985, с.226]. То есть количество сообщаемой информации необходимо соизмерять с многочисленными параметрами коммуникативной ситуации. Однако простое провозглашение данного постулата ничего не дает практикам: они требуют дать им тот «безмен», те весы, которые позволяют определить, говоришь ты больше или меньше, чем от тебя ожидают собеседники. Поэтому возникает необходимость изучить ожидания деловых партнеров относительно того, кто обычно говорит больше или меньше, чем нужно. Для выяснения этого вопроса также была применена методика неоконченных предложений. 89% опрошенных высказывание «В деловых ситуациях больше, чем требуется, говорят…» завершили словом «женщины». По работам о гендерных различиях речевого поведения известно, что это только стереотип, но тем не менее, в данном случае он подтверждается [Таннен 2005, с.238].

В ситуации, когда требовалось написать, кто говорит меньше, чем ожидается по ситуации, ответы были не столь однозначны: 67% женщин ответили, что речь идет о мужчинах (мужчины же назвали сильный пол в этой позиции только в 28% случаев). Остальные респонденты утверждают, что меньше, чем следует, говорят руководители, потому что они пренебрегают таким обязательным при делегировании полномочий жанром, как инструктаж.

Именно с официально-деловым стилем связывают лингвисты постулат Грайса о релевантности («Не отклоняйся от заданной темы») [Кузин 1996, с.15; Введенская, Павлова 2002, с.18]. Хотя и в деловой речи он, в общем-то, нарушается, когда коммуникатор направляет свои усилия не только на разрешение рабочей ситуации, но и на поддержание коммуникативного равновесия:

/из телефонного разговора/ А-а! Здравствуйте-здравствуйте! Сколько лет, сколько зим! Давненько мы вас не слышали. Заработались совсем! Наверное, скоро уже диссертацию защитите? Да-да! (смеется) Да, конференция у нас будет. Нет, еще не поздно. Время еще есть. Да. До понедельника тезисы еще можно сдать. Ну, ждем вас на конференции! И в гости.. Приходите к нам на кафедру. Мы всегда вам рады!

В этом и др. примерах фраз фатического характера в 2-3 раза больше, чем тех, которые посвящены собственно деловой проблематике. Конечно, это при условии, что собеседники лично знакомы и их общение носит доброжелательный, а не конфликтный характер.

Наконец, категория Способа, по Г.П. Грайсу, требует однозначности выражения мысли: «говори ясно», «говори коротко», «избегай двусмысленности». Названный постулат реализуется в ряде частных норм. Так, в пособиях по стилистике отмечается, что однозначность выражения во многом обеспечивается за счет употребления терминов, формулируются риторические и коммуникативно-прагматические правила использования профессионалами данной группы лексики. В связи с этим хотелось бы обратить внимание еще на один аспект делового общения. Сбои в коммуникации нередко возникают, если специалист пытается разговаривать с клиентом или др. непрофессионалом на терминологическом языке. Тренинг с сотрудниками сети магазинов компьютерной техники был связан как раз с тем, что продавцы не могли объяснить преимущества своего высокотехнологичного товара на языке покупателя. В салоне можно было наблюдать такие ситуации взаимодействия:

- (покупательница, протягивая листок бумаги, на котором что-то написано) Мне это!

- (продавец) Вам EX 5220-1A1G 16 YI или EX 5620-Z4A2G 12 HI ?

- (покупательница (испуганно)): Ой, я лучше попозже зайду. С сыном. А то я ничего в этом не понимаю.

На семинаре сотрудники фирмы учились переводить сложную компьютерную терминологию на «язык клиента».

Таким образом, для ситуации делового взаимодействия являются значимыми следующие параметры: 1) наличие трех базовых целей коммуникации; 2) специфика и ограничения тематики общения; 3) особые стратегии и тактики реализации базовых целей и преодоления тематических ограничений; 4) специфичное воплощение общих принципов коммуникации, обусловленное особенностями деловой сферы.

В том, что данные особенности деловой коммуникации релевантны для говорящих, мы смогли убедиться, включая их в тесты, в коммуникативные задачи, получая обратную связь на семинарах и тренингах. В результате мы пришли к такому пониманию специфики делового общения, заключенному в его определении: деловое общение – это обмен информацией (в том числе личного плана) для урегулирования работы коллектива и организации и поддержания необходимого уровня личных и рабочих отношений.


Литература
Азнаурьян Б.Э. Когнитивно-прагматические особенности делового дискурса: дисс. … канд. филол. наук. М., 2005.

Введенская Л.А., Павлова Л.Г. Деловая риторика: Учебное пособие для вузов. Ростов-на-Дону, 2002.

Володина Л.В., Карпухина О.К. Деловое общение и основы теории коммуникации: Учебное пособие. СПб, 2002.

Грайс Г.П. Логика и речевое общение // Новое в зарубежной лингвистикеМ., 1985. Вып. 16.

Гурьева З.И. Речевая коммуникация в сфере бизнеса: к созданию интегративной теории (на материале текстов на русском и английском языках): дисс. …д-ра филол. наук. Краснодар, 2003.

Кузин Ф.А. Культура делового общения: Практическое пособие. М., 1996.

Культура русской речи. Учебник для вузов. М.,1998.

Культура устнй и письменной речи делового человека: Справочник. М., 1997.

Панфилова А.П. Деловая коммуникация в профессиональной деятельности: Учебное пособие. СПб, 2004.

Разновидности городской устной речи. М., 1988.

Самохвалова А.Г. Деловое общение: путь к успеху: Учебное пособие. Кострома, 2007.

Смелкова З.С. Деловой человек: культура делового общения. М., 1997.

Таннен Д. Ты просто меня не понимаешь: Женщины и мужчины в диалоге. Гендер и язык. М., 2005. С. 235 - 511.

Ускова О.А. Становление метаязыка бизнеса в русском языковом пространстве: автореф. дисс…д-ра филол. наук. М., 2008.

Ширяева Т.А. Когнитивное моделирование институционального делового дискурса: автореф…дисс…д-ра филол. наук. Краснодар, 2008.


Рыжкова Т.С. (Барнаул)

Ryzhkova T.S. (Barnaul)
ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ МЕТАФОРИЧЕСКИХ КОМПОЗИТ В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ

(НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО ЖУРНАЛА FOCUS)

THE FUNCTIONING OF METAPHORICAL COMPOSITES IN GERMAN PUBLICISTIC DISCOURSE (ON MATERIAL OF GERMAN MAGAZINE FOCUS)
Ключевые слова: метафора, композит, публицистический дискурс, коммуникативный подход.

Keywords: metaphor, composite, publicistic discourse, communicative approach.

В статье рассматривается коммуникативно-прагматический потенциал метафорических композит, словообразовательных конструкций типичных для немецкого языка, и реализация этого потенциала в современном публицистическом дискурсе.

The article discusses the communicative-pragmatic potential of metaphorical compounds, the typical constructions of the German language, and its realization in the modern publicistic discourse.
В данной статье метафора рассматривается в рамках процесса словосложения, которое во всех его видах весьма продуктивно в немецком языке. Метафорические композиты представляют собой сложные слова, подвергшиеся частичному или полному переосмыслению по сравнению со значением их компонентов в самостоятельном употреблении. Наличие возникающей у слушателя напряженности, противоречия между буквальным значением каждого компонента сложного слова и тем общим значением, которое вытекает из контекста, и является сигнализатором метафорического композита. Отсюда возникает проблема адекватного восприятия и понимания метафорических композит в коммуникативном процессе. Для толкования метафорического композита важным становится выявление авторских интенций и практической деятельности, лежащей в основе высказывания. Другими словами, исследуется, в первую очередь то, при каких обстоятельствах, в каких коммуникативных ситуациях, с какими предпосылками и с какими намерениями произносится высказывание. Такой подход к анализу метафоры является коммуникативно-прагматическим, он основывается на лингвокультурном опыте определенного социума.

При выборе метафоры участник коммуникативного процесса определяет, какую функцию метафора способна будет осуществить в определенной коммуникативной ситуации: номинативную, образную, экспрессивно-оценочную или концептуальную. Прежде всего, применение метафорических композит тесно связано с образованием понятий и концептов, поскольку именно они помогают представить неизвестное или скрытое, трудное для понимания содержание в образной компактной и доступной форме. Выполняя одну из основных своих функций – функцию вторичной номинации, метафора служит источником новых лексико-семантических вариантов слова. А в тех случаях, когда для обозначаемого понятия еще нет буквального значения, она становится средством первичной номинации. Обратимся к примерам, найденным на страницах немецкого журнала Focus:

В качестве метафоризированного термина выступает словообразовательная конструкция Bundestopf , обозначающая государственную казну. В данном случае был переосмыслен второй компонент на основе функционального подобия (казна, как и горшок, выступает средством хранения).

Der Bundesanwaltschaft behauptete, er habe vom Bundestopf 1,5 Millionen Mark kassiert [Focus 39/2003, S.34].

Для обозначения лиц, пользующихся мобильными телефонами в общественных местах, транспорте и в других запретных зонах было введено новое, образно окрашенное понятие с переосмысленным компонентом Sünder (в буквальном значении «грешник»).



Jetzt aber müssen Händy-Sünder eine hohe Strafe bezahlen [Focus 39/2003, S.78].

C появлением новой формы сделок купли-продажи на дому у покупателя возник термин, представляющий собой метафорический композит по структуре и по содержанию.



Bei Haustürgeschäften hat der Käufer mehr Rechte.

Bei Verträgen, die in einer Haustürsituation abgeschlossen werden, gewährt die neue Rechtsprechung des Bundesgerichtshofs Anlegern deutlich mehr Rechte auf Schadenersatz bei Falschberatung. [Focus 46/2004, S.246].

Анализ номинативных метафорических композит показывает, что при формировании нового значения у слова актуализируются ассоциативные признаки, которые или являются компонентами переосмысленного значения, или соотносятся со знанием носителя о мире. В результате частых употреблений метафорические переносы становятся фактами языка, чему во многом способствует их присутствие в дискурсе прессы.

Характерной чертой метафорических композит, появляющихся в публикациях журнала Focus является их образность, экспрессивность. Признаками образности являются картинность, красочность, конкретность. Стилистический эффект слова, употребляющегося в переносном значении, проявляется в том, что оно непосредственно вызывает в сознании читателя одновременно два образа посредством перенесения свойств одного объекта на другой, поэтому в использовании метафор в публицистике всегда присутствует элемент неожиданности, так называемого «метафорического» сюрприза.

В заголовке статьи о слиянии музыкальных концернов используется метафорическая конструкция, которая в некоторой степени гиперболизирует событие, заставляет читателей сконцентрировать внимание на нем.



Elefantenhochzeit BMG und Sonny: Jawort aus Brüssel erwartet [Focus 17/2006, S.168].

А в статье, посвященной вопросу новейших источников энергии, встречаем образную окказиональную метафору Wohlstandssaft:



Die Uhr läuft für den Wohlstandssaft ab und plötzlich entdeckt man eine alte Versuchung wieder: die Kernenergie [Focus 35/2003, S. 99].

Обращаясь к анализу отдельных видов метафорических композит и учитывая их функциональную направленность, необходимо выделить экспрессивно-оценочные метафоры как один из самых распространенных способов выражения оценки личностей и событий. Информация, которую собирают и обрабатывают отдельные люди не может быть абсолютно объективной. Читатель всегда получает интерпретацию информации, как бы не подчеркивался её объективный характер. Оценочность – основной стилеобразующий фактор публицистических материалов – начинает играть свою роль уже на начальной стадии создания текста. Имплицитные оценки в публицистике – это, прежде всего, оценочные метафоры, которые призваны организовать общественное мнение, создать у адресата нужный адресанту яркий, зримый образ. Проиллюстрируем данное утверждение на следующих примерах:

В статье, обсуждающей предстоящие президентские выборы, автор через использование метафорического композита указывает на бессмысленность споров об организации проведения выборов и о нововведениях в уже проверенной временем системе голосования.

Die aktuellen Debatte über Direktwahl des Bundespräsidenten ist nur ein Alibi-Theater [Focus 39/2003, S.3].

Ср.: Das Jobspektakel „Big Boss“ sei Pappnasen-TV, höhnte das Blatt [Focus 35/2003, S.16].

Исконное значение первого компонента – «изготовленный из картона нос; забавная маска, которую надевают на костюмированное представление». Через метафору передано мнение по поводу несерьезности и неправдивости реалити-шоу.

Приведенные примеры являются свидетельством того, что излюбленный с древнейших времен публицистический прием ничуть не устарел, прежним остался и тот метафорический фонд, из которого современные немецкие журналисты черпают средства для создания новейших образов.

Выводы:


  1. Метафорические композиты, представляющие собой сложные слова, подвергшиеся частичному или полному переосмыслению по сравнению со значением компонентов в самостоятельном употреблении, можно рассматривать как 1) стилистическое средство; 2) как средство номинации; 3) как способ создания языковой картины мира.

  2. Метафорические композиты в публицистическом дискурсе имеют различный возраст, различное распространение, поскольку одни из них общеупотребительны и входят в основной словарный фонд, а другие не встречаются вне того или иного текста.

  3. Использование метафорических композит а публицистических текстах повышает экспрессивность, способствует реализации авторского замысла.

1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   43


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница