Университетская филология образованию: регулятивная природа коммуникации



страница17/43
Дата01.05.2016
Размер8.53 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   43

Литература
Ионова С. В. Эмотивность текста как лингвистическая проблема : автореф. дис. … канд. филол. наук. Волгоград, 1998.

Мягкова Е. Ю. Когнитивная теория эмоций и исследование эмоциональной лексики. М.,1991.

Реформатский А. А. Из истории отечественной фонологии. М., 1970.

Трубецкой Н. С. Основы фонологии. М., 1960.

Шаховский В. И. Текст и его когнитивно-эмотивные метаморфозы. Волгоград, 1998.

Щерба Л. В. О разных стилях произношения и об идеальном фонетическом составе слов // Избранные труды по русскому языку.М., 1957.


Карпушева А.В. (Барнаул)

Karpusheva A.V. (Barnaul)
РОЛЬ ГЕНДЕРНОГО ФАКТОРА В ВЫБОРЕ СТРАТЕГИЙ И ТАКТИК САМОПРЕЗЕНТАЦИИ В ВЕБДИСКУРСЕ

THE ROLE OF GENDER IN CHOOSING SELF-PRESENTATION STRATEGIES AND TACTICS IN WEB DISCOURSE
Ключевые слова: пол, гендер, имидж, самопрезентация, фемининность, маскулинность.

Keywords: gender, sex, image, self-presentation, femininity, masculinity.
Рассматривается роль гендерного фактора в организации речевого акта самопрезентации в вебдискурсе, определяются способы моделирования фемининных и маскулинных черт самопрезентации, посредством выделения наиболее популярных мужских и женских коммуникативных ролей, а также посредством выявления речевых тактик, значимых с точки зрения гендерной манифестации.

The role of the gender factor is analyzed in the structure of self-presentation speech act in the web-discourse, the ways of modeling feminine and masculine traits are defined by means of distinguishing the most popular male and female communicative roles and by means of revealing speech tactics, important from the point of view of gender manifestation.


В данной статье мы рассмотрим роль гендерного фактора в организации речевого акта самопрезентации, определим способы моделирования фемининных и маскулинных черт самопрезентации, посредством выделения наиболее популярных мужских и женских коммуникативных ролей, а также посредством выявления речевых тактик, значимых с точки зрения гендерной манифестации. Объектом исследования является речевой акт самопрезентации, предметом – особенности его организации с точки зрения гендерных различий коммуникантов. Источником материала исследования выступает виртуальная коммуникация, в данном случае, – популярная американская социальная Интернет-сеть “Myspace”. Подобные виртуальные сообщества являются прототипом реального межличностного общения, пожалуй, с той лишь разницей, что степень осознанности и продуманности адресатом своей речи намного выше из-за отсутствия визуального контакта с адресантом и необходимости в мгновенной коммуникативной реакции, в связи с этим имиджеобразующий потенциал виртуальной речи, несомненно, возрастает. Материалом исследования послужили около 250 личных страниц пользователей социальной сети.

Все вебстраницы социальной сети “Myspase” имеют общую организацию и представляют собой набор определенных разделов, которые предлагаются владельцу вебстраницы для заполнения. Все эти разделы позволяют пользователю сети упорядочить процесс подачи личной информации для создания индивидуального имиджа. Итак, структура вебстраницы обычно выглядит следующим образом:



  • имя и фотография владельца вебстраницы, а так же его пол, возраст, место проживания (город, штат или страна);

  • заголовок страницы, куда обычно помещается жизненное кредо владельца, чаще всего представленное каким-либо афоризмом, мудрым изречением или цитатой;

  • About me – раздел, который содержит краткий рассказ владельца страницы о своей личности. Содержание этого рассказа ничем не лимитировано и полностью отдано на откуп участнику социальной сети.

  • Whom I’d like to meet, в этом разделе очерчивается круг потенциального общения пользователя, то есть ему предлагается описать категории людей, с которыми он хотел бы наладить виртуальные отношения посредством сети;

  • Personal details – мини-анкета, содержащая объективную информацию о владельце страницы, т.е. отражающая определенное положение вещей в его жизни на данный момент, например, его семейное положение (Status), цели пребывания в сети (Here for),его предпочтения в сексуальных отношениях (Orientation), город проживания (Hometown), конституция тела (Body type), этническое происхождение (Ethnicity), знак зодиака (Zodiac Sign), наличие/отсутствие вредных привычек (Smoke/Drink), наличие/отсутствие детей (Children), образование (Education), место работы (Occupation), годовой денежный доход (Income);

  • Раздел, посвященный предпочтениям пользователя в музыке (Music), спорте (Sports), в фильмах (Movies) и т.д.. Все эти подразделы могут быть оформлены вербально, т.е. автор может письменно изложить информацию о себе, либо визуально посредством размещения видеофайлов, либо аудиально посредством прикрепления аудиофайлов.

  • Тест – опросник (TELL ME ABOUT YOURSELF - The Survey), состоящий из 70 вопросов, охватывающих довольно большой спектр информации, начиная с даты рождения и вкусовых пристрастий, заканчивая числом татуировок на теле и количеством поступков, о которых владелец вебстраницы сожалеет.

Все перечисленные выше разделы являются оптативными для заполнения и служат одной цели: обеспечение наиболее полной и правдивой презентации пользователя в сети, однако лишь последний волен решать, насколько полной и правдивой будет эта презентация. В качестве источника речевого конструирования гендера в социальной сети нас интересует в основном раздел “About me” по нескольким причинам. Во-первых, этот раздел представляет собой прямой акт самопрезентации, так как изначальная коммуникативная цель адресанта - сформировать у адресата определенное мнение или представление о себе. А во-вторых, именно здесь имеет место самоидентификация личности с определенными социальными и коммуникативными ролями, которые расцениваются как значимые для формирования речевого имиджа. Однако описывать каждую конкретную самопрезентацию, каждый конкретный имидж лишено смысла, поскольку все сведется к банальной расшифровке коммуникативных намерений индивида и перечислению бессчетного множества особенностей их речевых реализаций, что не позволит выявить определенных закономерностей в организации самопрезентации представителей противоположных полов. Целесообразной представляется попытка моделирования собирательного и наиболее обобщенного речевого имиджа мужчины и имиджа женщины в вебдискурсе, которым в большей или меньшей степени соответствовал бы продукт каждой конкретной самопрезентации в социальной сети “Myspace”.

Итак, на основе анализа 130 личных вебстраниц пользователей женского пола и 130 личных вебстраниц пользователей мужского пола опишем типичные речевые имиджи мужчины и женщины сети. Поскольку имидж в общем смысле – это многоуровневая система, отражающая весь спектр человеческого взаимодействия, то имидж женщины и мужчины отражает их взаимоотношения с окружающим миром и включает те социальные роли, которые свойственны им в реальности (Мать, Отец, Жена, Муж и т.д.), и те коммуникативные роли, которые они используют в данной коммуникативной ситуации «для достижения той или иной практической цели» (Весельчак, Простак, Миз Загадка, Миз Разнообразиеи т.д.) [Картелева 2008, с.86]. Все представленные ниже «маски», составляющие мужской и женский имиджи, могут быть как доминирующими, так и факультативными [Иссерс 1999, с.201] в зависимости от каждой конкретной самопрезентации, хотя в большинстве случаев доминирующей является одна из первых трех ролей, приведенных ниже.




Мужской имидж

Женский имидж

Делец / Активист


- i cook i clean and im a workaholic i never leave a job half way finished.

- I like creating art in drawing, Sculpture, photography, on the computer or anything that catches the eye and say hey I haven't tryed that yet....


Подруга / Жена


- I got engaged to my wonderful Fiancee.

- I am married to the most wonderful man in the world. He loves me for who i am but most of all he loves my daughter.


Реалист / Мистер Адекватность, Правдивость

- In many ways I am an asshole, and proud of it.

- I will never have enough motivation to change this info or even LogIn, so don't expect me to write back very often.

Мать


- i am going to be a mommy and i love the baby with all my heart and i will always be there when the baby needs me

- I'm a mommy of a beautiful baby girl. Kasey. The only love of my life.


Парень/Муж


- i love my WIFE and music. my WIFE a little more though.

- My girlfriend and I have been together for going on three years, the first three years of the rest of our lives together, but no rush on weddings, we're still in school.


Миз Общительность / Поддержка


- i love all my friends and family and thank god for giving them to me each and every day...my b.f.f's are Kristina, Jessica, Chrissy, Emily without these girls i dont know where id be today or tommoro for that matter ...

- I am a great person who will listen to you and will not put you down. So anytime you need a friend I will be there for you.

Отец


-Got a baby on the way

Миз Контраст / Разнообразие


wonderwoman.fireflies.leather.soundsystems.orchids.snowboards.beastieboys.marcjacobs.electronics.kittens.betseyjohnson.kr3w.peachcobbler.frenchpop.procrastinating.fastcars.kors.awards.

- I'm a dreamer, I'm a hand holder, I'm a listener, I'm a hard worker, I'm a forgiver, I'm hated, I'm loved, I'm tormented by guilt, I'm sassy, sarcastic, at times neurotic.

Простой парень / Весельчак

- i am a fun little chap at the tender age of 22

Миз Загадка


- It's hard to say. I'm complex in every way.

Итак, мы видим, что для вступления в вебкоммуникацию мужчины и женщины придерживаются совершенно определенных специфических составных образов, в которых акценты расставлены по-разному. Социальные роли женщин, кстати, чаще всего выступающие как доминирующие, иллюстрируют значимый для них статус жены, матери, верной подруги, т.е. те функции, которые были заложены в них природой и издревле выполнялись ими в обществе, а подчеркнутая значимость этих ролей в структуре речевого имиджа передает восторг по поводу реализации этих функций. Характер этих «масок» подтверждает мнение Деборы Таннен о склонности женщин к ориентации на внешнюю среду, к установлению близости с партнером по общению, которая возможна за счет посвящения его в подробности личного характера, к которым, как правило, относятся семья, отношения со второй половиной и т.д. [Tannen 2007, с.26]. Две другие роли, являющиеся коммуникативными, демонстрируют стремление женщин к установлению контакта, к интриге, привлекающей внимание и создающей повод для общения.

Стоит отметить, что мужчинам характерен выбор коммуникативных ролей в качестве доминирующих в структуре речевого имиджа (Делец / Активист, Реалист / Мистер Адекватность, Правдивость). Это связано с их желанием заострить внимание адресата на качествах, присущих им как представителям сильного пола. Социальные роли мужчин показывают их ориентированность на свой внешний социальный статус, помогают подчеркнуть их активное положение в обществе. Роли «Парень \ Муж», «Отец» в сочетании с остальными ролями говорят о степени зрелости мужчины, а также об их способности и готовности принимать на себя ответственность, то есть, «примеряя» все эти «маски», они демонстрируют скорее независимость и целостность своей личности в обществе, чем восторг по поводу реализации изначальных целей своего бытия.

Характер выбранных мужчинами и женщинами социальных и коммуникативных ролей в качестве имиджеобразующих, показывает мотивацию, цели, а также демонстрирует разницу в их подходе к коммуникации в принципе. Женщины склонны рисовать свой образ во взаимодействии с окружающим миром, мужчины же конструируют свой имидж обособленно от остального мира, сопоставляя, сравнивая себя с окружающими или даже противопоставляя себя им.



Осуществляя самопрезентацию в вебдискурсе, женщины чаще всего пытаются создать своего рода сказку или несколько приукрашенный образ успешной целостной личности, привлекательной для общения. Формирование такого имиджа зачастую осуществляется за счет использования особой речевой тактики, которую мы назовем «речевой тактикой гиперболизации». Эта речевая тактика характеризуется применением ряда языковых приемов:

  • Использование нейтральной лексики с положительной, позитивной коннотации. Сюда относятся 1) прилагательные сильной эмоциональной окраски: wonderful, beautiful, great, например, “My wonderful boyfriend and I have been together for over four years and are planning many more years together”; 2) усилительные частицы “very”, “much”, “very much”, “so”, “all”, например: “i am going to be a mommy and i love the baby with all my heart and i will always be there when the baby needs me”; 3) описательные прилагательные в превосходной степени “the most wonderful”, “the best”, “the nicest”, например: “I am a proud mother to a 6 year old boy and I have a baby girl on the way. I guess u can say I got the best of both worlds..” Обычно женщины используют перечисленные выше языковые приемы для описания своего ближайшего окружения (мужа, детей, подруг), в связи с этим можно отметить склонность женщин к идеализации окружающего их мира, показу самых радужных сторон их жизни.

  • Употребление уменьшительно-ласкательных форм: I'm a mommy of a beautiful baby girl. Kasey. The only love of my life.”, что позволяет усилить эмоциональную окраску слова.

  • Употребление сложных существительныхwonderwoman,” “fireflies”, “hand holder”. Посредством использования сложного существительного происходит усиление атрибутируемой ему функции и, например, wonderwoman,” – это не «чудесная женщина», а скорее женщина, способная творить чудеса, женщина со сверх-способностями.

  • Использование параллельных конструкций способствует усилению эмоционального тона самопрезентации: “I'm a dreamer, I'm a hand holder, I'm a listener, I'm a hard worker, I'm a forgiver, I'm hated, I'm loved, I'm tormented by guilt, I'm sassy, sarcastic, at times neurotic.”

Что касается мужчин, то самопрезентация «сильного пола» отличается резкостью, небрежностью, прозрачностью, отсутствием намеков и загадок. Мужчина в вебкоммуникации склонен демонстрировать вызывающую вседозволенность, он подчас не обращает внимания на приличия, противопоставляя себя социуму в целом. Речевая тактика симплификации является характерной для мужской самопрезентации в вебдискурсе. Эта речевая тактика отличается рядом языковых особенностей:

  • Использование разговорной лексики: “RAP FOR THE NIGGAS , THE LADIES, THE THUGS, THE BACK PACKERS, PEOPLE THAT LOVE TO FLOSS THE SOUTH, THE MID WEST, EAST AND WEST COAST.” “Im the type of person who just likes to relax, have fun and enjoy the cool things in life.”Hey watzup my name is Richard or as some people call my richy rich.”, что придает речевому акту самопрезентации оттенок небрежности, повседневности, реалистичности.

  • Большая частотность употребления фразовых глаголов: “I head out to movies”, “I find that it helps the day go by, cheers me up when I am down”, что также является характерной чертой разговорной речи.

  • Имитация живой речи за счет фонетической орфографии, небрежной грамматики, и заполнителей пауз: “sorta like a jazz/classical singer..but i'm down for whatever most of the time.” “I'm sorta something of a tennis player.” I mean who wants to live life sad BOORRING!!!. I luv just acting like a dork and enjoying myself ya know making the best of life.”

  • Употребление ненормативной лексики: “ But i'm not afraid to speak the truth so if ya smell like ass, feet and balls im gonna tell ya. I hate health nuts and catholic guilt...hypocrites and cowardly self righteous pius assholes who want nothing more than to feel that their actions and behavior will somehow score them a ticket to heaven after years of shitting all over people...got news for you, you should be living the example that you are trying to pass off as a genuine effort to be a better person by actually being genuine.”i'm married and my wifey simone is a badass.” Подобный прием подчеркивает резкость, агрессивность и даже иногда беспардонность мужской самопрезентации.

  • Использование усилений негативной коннотации: damn”, особенно при описании своих чувств по отношению к противоположному полу. Например:Sarah. she's damn CRAZY!” Подобный прием выдает страстность мужчин, их неспособность сопротивляться женским чарам и даже их собственное удивление по поводу своей беспомощности в этом отношении.

Речевые тактики самопрезентации женщин и мужчин значительно отличаются друг от друга, женщины склонны, констатируя, идеализировать, восхвалять, они «рисуют» свой необыкновенный мир и с восторгом и гордостью указывают на свое значимое место в нем. Мужчины склонны, анализируя, преуменьшать, приземлять окружающую их действительность, они скорее противопоставляют себя внешнему миру, подчеркивают свою индивидуальность, неповторимость, независимость и силу.

Гендерные особенности женской самопрезентации в вебдискурсе сводятся к проявлению таких фемининных характеристик, как идеализация, доверительность, «мягкость», ориентация на партнера по общению. Логическое выстраивание речевого акта самопрезентации осуществляется от внешнего положения вещей к внутреннему, что можно описать следующим образом: сначала происходит фиксация определенного объективного состояния индивида, затем анализ этого состояния с точки зрения его значимости, и затем выражение определенных, как правило, позитивных эмоций по этому поводу. Гендерные особенности мужской самопрезентации заключаются в наличии в ней таких характерных маскулинных черт, как трезвый, в большинстве случаев даже скептический анализ окружающей действительности, отсутствие авторитетов во внешнем мире и признание этого авторитета за собой. Логика построения речевого акта самопрезентации идет от внутреннего состояния к внешнему. В качестве «мерила» всех положений и процессов реальности выбрано собственное «Я», поэтому сначала индивид осознает и фиксирует особенности своей личности, а затем сквозь призму этих особенностей воспринимает и описывает внешнюю окружающую среду.

На наш взгляд, перечисленные выше фемининные и маскулинные черты, проявляющиеся в процессе имиджеобразования, показывают значимость влияния социума на восприятие индивидом себя как представителя определенного пола. Принятое в обществе отождествление мужчин и женщин с выполнением определенных социальных функций накладывает отпечаток на их отношение к себе и окружающему миру и является основой выявленных закономерностей организации самопрезентации в вебдискурсе. На материале речевого акта самопрезентации видны различия в подходе мужчин и женщин не только к конструированию собственного речевого имиджа, но и к коммуникации в целом. Склонность мужчин к противопоставлению себя окружающей действительности выражается в их независимости, недоверии, скептицизме при общении. Стремление женщин к установлению контакта, взаимодействию, напротив, находит свое отражение в проявлении сочувствия, доверчивости и терпимости в процессе коммуникации. Пожалуй, именно за счет этих коммуникативных различий, обусловленных гендерными особенностями мужчин и женщин, осуществляется некий баланс в процессе коммуникации в целом, который и обеспечивает жизнеспособность всего человеческого общества.
Литература
Картелева Л.И. Вербализация концепта Self как спосба самопрезентации языковой личности в дискурсе // Вестник МГУ. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация, 2008. №2.

Tannen Deborah. You Just don’t Understand! Women and Men in Conversation. Harper, 2007.


Карымсакова Р.Д. (Алматы)

Karymsakova R. D. ( Almaty)
СОЦИАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК КАТЕГОРИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ И ЮРИСЛИНГВИСТИКИ
Ключевые слова: СМИ, воздействие, оценка, закономерность

Keywords: Mass Media Resources, impact, evaluation,regularity
Эмоциональная функция, функция воздействия, аксиологическая функция языка соотносятся с концепциями и функциями СМИ и делается попытка обосновать социальную оценочность как категорию юрислингвистики.

Emotional function, function of impact, axiological function of language are correlate with conception and functions of Mass Media Resources and attempt to substantiate social evaluation as law linguistics category is made.


В современный период развития казахстанского общества успешное решение политических, экономических и социальных задач все больше зависит от действия такого субъективного фактора, как социальная активность личности, важную роль в формировании которой играют средства массовой информации. О роли СМИ в общественной жизни страны сказано и написано много, полно и убедительно. Основа научного понимания места средств массовой информации в современном обществе изложена в работе «Четыре теории прессы» трех известных американских специалистов – Альберта Фреда С., Шрима Уилбурга и Петерсона Теодора, опубликованной в 1956 г. и переведенной на русский язык в 1998 г. [Комаровский 2003, с.29-30]. Как отмечает В.С. Комаровский, согласно авторам названной публикации в мире насчитывается четыре теории прессы: авторитарная, либералистская, теория социальной ответственности и советская, коммунистическая. Каждая из этих теорий и соответствующих им моделей дает свое понимание свободы слова, свою трактовку принципам соотношения СМИ со структурами власти и гражданами (аудиторией), свое толкование социальной ответственности СМИ и т. д. Поскольку Казахстан, как и Россия, в основном уже расстался со своим коммунистическим прошлым и постепенно расстается с авторитарными методами управления общественными делами, авторитарная и советская модели прессы представляют в основном исторический интерес. Ввиду своей актуальности главное внимание может быть сосредоточено на либералистской теории прессы и теории социальной ответственности.

Согласно либералистской модели СМИ являются одним из важнейших средств контроля за деятельностью правительства, других институтов власти, служит обществу и удовлетворяет нужды граждан быть информированными относительно состояния общественных дел, их потребностей в отдыхе и развлечении, общественной коммуникации.

Теория социальной ответственности и соответствующая модель прессы исходит из того, что свобода прессы должна сочетаться с ее ответственностью перед обществом, задачами выражения общих интересов, интеграции общества, цивилизованного разрешения возникающих конфликтов, разъяснения гражданам общих целей и способствования формированию общих ценностей, представлению различных точек зрения, отражения мнений и позиций различных общественных групп. Важным положением этой теории является тезис о разделении комментария, публикации (от имени автора, редакции) и факта, новости как таковой. За этим положением стоит понимание роли прессы не только и не столько как фактора, формирующего позицию граждан по жизненно важным общественным проблемам, сколько фактора, способствующего самостоятельному формированию этой позиции путем предоставления аудитории полной и достоверной информации по соответствующей проблеме. Дополнением к названным теориям (моделям прессы) выступают активно разрабатываемые в США с начала 80-х гг. прошлого столетия такие методы журналистики, как расследовательская журналистика и прециздиозная журналистика. Первая концентрирует внимание на проблемах контроля за деятельностью властных структур и, прежде всего, тех злоупотреблений властью, которые допускают в своей деятельности чиновники и политики. Вторая особое внимание обращает на проблему достоверности и глубины освещения происходящих в обществе процессов и событий, стремясь опереться в своей деятельности на данные и выводы социальных наук (социологии, политологии и др.), мнения экспертов. Это направление журналистики исходит из того, что лишь немногие факты говорят сами за себя (достаточно их сделать достоянием аудитории и смысл их станет понятным для нас). Большинство же происходящих в обществе событий, явлений требует для своего осмысления дополнительной информации: представления исторического контекста, взаимосвязи события (явления) в политической сфере с экономической ситуацией в стране и т. д.

Альтернативой требованиям точности, объективности, обоснованности прецидиозной журналистики выступает концепция нового журнализма, кредо которого субъективизм, включение в содержание публикаций авторского мнения, отражение его личного отношения к проблеме, его настроений и даже элементов художественного вымысла, что роднит журналистику с художественной литературой. По меткому высказыванию одного из патриархов отечественной журналистики репортер сообщает о произошедшем событии, журналист – что думают люди об этом событии, писатель – что думает он о событии.

Роль, отводимая СМИ (в том числе и журналистике как виду деятельности СМИ) прочно связана с ее функциями, которые по-разному рассматриваются в отечественной литературе. Так, в учебном пособии для факультетов журналистики «Средства массовой информации России» под редакцией проф. Я. Н. Засурского называются следующие функции СМИ: информационная (доведение до сведения аудитории информации о фактах и событиях, имеющих место в жизни общества); аналитическая (осмысление, комментирование фактов, событий, тенденций развития тех или иных общественных процессов, организация общественного диалога); развлекательная (способствующая отдыху, снятию напряжения, получению удовлетворения.

Другой, существенно отличающийся перечень функций журналистики предполагает Е. П. Прохоров, выделяя: 1) коммуникативную — функцию общения, налаживания контакта; 2) непосредственно-организаторскую – выдвижение суждений и оценок деятельности социальных институтов (властных в том числе) и должностных лиц на предмет выполнения ими своих обязанностей перед обществом (СМИ как «четвертая власть»); 3) идеологическую (социально-ориентирующую), связанную с формированием массового сознания, включающую в себя широкий диапазон воздействия – начиная с сообщений о фактах, событиях, воздействия на общественное мнение до воздействия на ценности, идеалы, мировоззрение аудитории; 4) культурно-образовательную, связанную с формированием политической, экономической культуры, этическим и эстетическим воспитанием, а также пропагандой знаний из области медицины, физической культуры, культуры досуга и т. д.; 5) рекламно-справочную – удовлетворение утилитарных запросов аудитории; 6) рекреативную – функцию развлечения, снятия напряжения, получения удовольствия [Прохоров 1998].



Перечень и содержание функций в трактовке этих и других авторов частично совпадает, частично различается. В некоторой степени эти различия определяются степенью развернутости характеристик функций СМИ, в некоторой – разным пониманием актуальности тех или иных общественных задач, решаемых в настоящее время с помощью СМИ. Анализ этих функций позволяет прийти к выводу, что представление о функциях СМИ меняется, потому что меняется сам предмет; как явствует из четырех теорий прессы, функции СМИ по-разному реализуются в различных общественно-политических системах.

При сопоставлении функций СМИ с общеязыковыми функциями с учетом ситуации, условий, целей и задач коммуникации наблюдается их соотнесенность. Так, информационная функция СМИ, предполагая сообщение о произошедших событиях, соотносится с информативной функцией языка как частного проявления его базовой когнитивной функции. В первую очередь нас интересует соотнесенность эмоциональной (экспрессивной) функции, функции воздействия, функции аксиологической (оценки) с соответствующими функциями СМИ. Все три названные функции языка находят выход преимущественно во всех основных функциях СМИ как функциях стилевых. Так, воздействующая функция языка (и соответственно публицистики) предполагает интерпретацию и определенную оценку произошедших событий и соотносится практически со всеми функциями СМИ. При этом исследователи языка говорят о том, что функция воздействия и убеждения в журналистике (публицистике) первична, поскольку общая социальная роль публицистики – служить формированию общественного мнения по поводу реальных событий, состояний и лиц, заслуживающих внимания общества, выражению социально значимых идей, активной гражданской позиции. Именно данной ролью обусловлена сквозная социальная оценочность преобладающей части журналистских материалов. Наше изложение подходов к роли и функций СМИ обусловлено стремлением подчеркнуть проявление в их содержании социальной оценочности, которая является и важнейшим принципом языка публицистики, и ее неотъемлемым качеством. В разные периоды развития общества она по-разному проявляется в языке, что обусловлено экстралингвистическими факторами: изменения в социально-политической и экономической жизни общества отражаются в языке. Как отмечает Р.Л.Дускаева, «принцип социальной оценочности вытекает из особенностей публицистического подхода к миру. Журналист осуществляет свою профессиональную деятельность как представитель, выразитель, защитник интересов и ценностей тех или иных социальных групп. Следовательно, аксиологическая деятельность журналиста укладывается в оценки той или иной социальной группы. Несмотря на то, что порою он глубоко вникает в суть фактов, явлений, умело подбирает аргументы для обоснования своей позиции, журналист, даже провозгласив примат общечеловеческих ценностей, в конечном итоге воспроизводит оценки какой-то социальной группы. Такая особенность оценочной деятельности отражается в характере оценочности журналистских текстов» (Дускаева 2003, с. 396-397). Как и оценочность в целом, социальная оценочность реализуется в языке при помощи разноуровневых языковых единиц, выражающих позитивное или негативное отношение автора к содержанию речи. Часто негативные смыслы, выражаемые этими единицами, могут быть восприняты как унижающие честь и достоинство личности и могут стать причиной требования их судебной защиты. Истцы при этом часто усматривают в этих смыслах субъективизм, выражение лишь сугубо авторского мнения. Социальная оценочность в этих случаях, будучи стилевой доминантой публицистики, закономерностью ее функционирования, к сожалению, не учитывается как таковая в юридической (судебной) практике.

Характеризуя фундаментальные аспекты юрислингвистики, проф. Н.Д. Голев пишет: «Одна из ключевых проблем лингвистики, которая естественным образом становится фундаментальной для юрислингвистики, - проблема самой природы языка его слов (имен), которая формулируется в древнем философском споре о том, как возникают имена: по природе или по установлению. Совершенно очевидно…, что юристы склонны видеть в языке только сторону “по установлению” и именно на ней основывать свою законотворческую и правоприменительную деятельность в связи с языком и речью. Все, что касается природно-стихийной стороны, не замечается ими, значимость этой стороны недооценивается…» [Голев 1999, с. 15-16]. Социальную оценочность мы понимаем как реализацию особенностей прежде всего естественного языка, обслуживающего потребности обыденной коммуникации. Если «воля законодателя, объективируемая в тексте закона, должна быть приспособлена к закономерностям и нормам естественного языка (и наоборот)» [Голев 1999, с.22], то социальная оценочность как закономерность функционирования публицистики (журналистики), как принцип создания в ней текста должна учитываться при правовой оценке спорного текста

В нашей лингвоэкспертной практике имеются спорные тексты СМИ с ярко выраженной социальной оценочностью, которая не была замечена судом. Назовем три из них: 1) статья журналиста К.Тогусбаева «Мафиозный режим покрывает убийц Алтынбека Сарсенбаева», размещенный в апреле 2006 г. на интернет-портале www.kub.kz. Информационный повод: 13 февраля 2006 г. оппозиционный политик Алтынбек Сарсенбаев, его водитель и охранник были обнаружены убитыми в нескольких километрах от Алма-Аты. В ходе следствия была установлена причастность к этому делу сотрудников спецподразделения КНБ, организатором и исполнителем признан бывший сотрудник спецслужб, заказчиком – руководитель аппарата сената. КНБ РК в июне в отношении журналиста возбудил уголовное дело по ст. 318 часть 2 Уголовного Кодекса Республики Казахстан («Посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан и воспрепятствование его деятельности») (спорный фрагмент текста – предложение «В определенном смысле слова убийцей является он сам»; лингвистическое исследование текста размещено на сайте ГЛЭДИС); 2) статья А. Кушербаева «Бедный латифундист», опубликованная в газете «Тасжарган» 24 апреля 2008 года. Информационный повод: запрос депутата Мажилиса Р. Мадинова по поводу постановления правительства о запрете экспорта зерна из Казахстана в другие страны с целью урегулирования цен на зерно; 3) статьи Гульжанат Шонабай «Бір қазақты екі ұйғыр неге өлтірді?» («Почему два уйгура убили одного казаха?»), «Малыбайдағы маңқа қазақ бейшаралығына күйінеді» («Несчастный казах из Малыбая страдает из-за своей беспомощности»), опубликованные в газете «Тасжарган» 9 и 16 июля 2008 г. Журналист обвиняется в разжигании межнациональной розни и оскорблении чести и достоинства казахского народа. В ходе лингвистического исследования было установлено, что автор публикации событие в с. Малыбай рассматривает как национально мотивированное столкновение, т.е. как социальный конфликт. По освещению конфликтов существуют профессионально-этические стандарты журналистики, которые были нарушены при написании первой публикации.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   43


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница