Уездное училище



Скачать 408.2 Kb.
страница1/2
Дата17.11.2016
Размер408.2 Kb.
  1   2
УЕЗДНОЕ УЧИЛИЩЕ
В декабре 1976 года средняя школа № 2 отмечала знамена­тельный юбилей - свое 150-летие. Это самое старое учебное заве­дение нашего района.

...В 1826 году, 19 декабря, в Романово-Борисоглебске было открыто уездное училище. «Инициатива в деле открытия уездного училища принадлежала правительству, усерднейшим испол­нителем предначертаний которого был городничий Антипа Мои­сеевич Шигарин» (А. Кузнецов. «Исторический очерк Романово-Борисоглебского училища», изд. 1892 года).

Жители города возникновение этого учебного заведения встре­тили с пониманием,доброжелательно. Всех учеников ко дню его торжественного открытия насчитывалось 35: в приготовительном классе - 28 человек, в первом классе - 7.

Вначале был определен всего один учитель, на которого возло­жили временно и должность штатного смотрителя.

Первым учителем был студент Московского университета Дмит­рий Погорельский. Кроме учителя, по штату полагался катехизатор (катехизис - краткое изложение христианского вероучения в форме вопросов и ответов).Первым катехизатором назначили местного священника Петровского. Он же стал и учителем приготовитель­ного класса. Жалование учителю первого класса было определено в 275 рублей.

По сведениям краеведа, учителя П.Н. Бучина, уездное училище сначала находилось в частном доме. В начале XIX века имеющий достаток купец «Коровайников построил каменный дом, который в настоящее время представляет переднюю часть основного здания средней школы №2 по улице Ленина, возле оврага». (П.Н.Бучин, «Очерки по истории города Тутаева», 1957 г., стр. 19).

Вероятно, здание требовалось расширить и произвести в нем перепланировку и ремонт. Дело затянулось.

В первые годы училище помещалось в верхнем этаже каменного дома мещанки Беспаловой по Новинской улице (ныне улица имени Ленина). За давностью времени теперь трудно определить, в каком именно доме находилось училище. Известно только, что за первые 60 лет своего существования оно не раз меняло свой адрес.

В 1833 году, например, помещалось в одном здании с приходским. Оба занимали верхний этаж в доме Фомкинского на берегу Волги. Позднее это здание принадлежало купцу Чесночкову (ныне дом № 19 на Волжской набережной).



В 1833 году в этом здании Фомкинского, позднее купца Чесночкова (ныне дом №19 по Волжской набережной) помещалось уездное училище.
Городские власти обращали мало внимания на положение дел в уездном и приходском училищах. Хотя городничий А. Шигарин в 1826 году и указал, что «ежели кто-либо осмелится детей своих, не представя в училище, обучать через мещанских девок и другого сословия людей, то с таковыми поступлено будет, как с неисполни­телями воли начальства и самого закона», но многие родители, по причине тяжелых материальных условий, не отдавали детей в учи­лище, а кое-кто пользовался услугами полуграмотных «читалок», «мастериц» и служителей культа, которые, применяя мучительный буквослагательный метод, обучали детей в частном порядке. Следует сказать, что еще задолго до возникновения уездного училища в городе с 1787 года существовало малое народное учи­лище, не имеющее собственного помещения. Крайне скудными были средства, отпущенные на его содержание.

Смотрителем училища назначили богатого торговца хлебом Тор-гованова. Своим нелепым вмешательством в дела училища и бессмысленными придирками он довел первого учителя Марьин­ского до того, что тот, не проработав учебного года, вынужден был уехать из Романова. В тяжелых условиях приходилось работать и другим учителям.

В 1817 году малое народное училище за отсутствием учащихся было закрыто. Подавляющая масса жителей города в 30-е годы XIX века оставалась неграмотной. Некоторые с трудом могли написать свою фамилию, с трудом читали «по складам».

Дело просвещения народа шло медленно.

КАДРЫ УЧИЛИЩА
В 1833 году Романово-Борисоглебское двуклассное уездное училище было преобразовано в трехклассное. Таким оно суще­ствовало до 1874 года. Несколько увеличился штат учителей, преподавание из классного окончательно перешло в предметное. Выбор учебных предметов остался почти тот же: был исключен толь­ко латинский язык.

Учителя в основном - выпускники или студенты Ярославского Демидовского училища высших наук, выпускники Ярославской гимназии, студенты первых курсов Московского университета. Но квалифицированных преподавателей не хватало. В течение нескольких лет, например, оставалась вакантною должность учителя искусств.



А из специальных учебных заведений на нищенское жалованье - 57 рублей серебром в год - никто на нее не шел.

В 1841 году должность учителя искусств занял Александр Кон­даков, сын актера московского театра. Но из-за того, что он не имел никакой подготовки, его командировали на один год в Строгановское училище технического рисования «для усовершенствования в методе преподавания рисовального искусства». Однако подготовка в учили­ще оказалась недостаточной, и А. Кондакова вновь направили учить­ся, на этот раз в 21 -ю Московскую рисовальную школу, где, наконец, и завершилось его образование.

Так как некоторые учителя не получили специального образования и соответствующей педагогическое подготовки, то дело обучения и воспитания учеников велось далеко не лучшим образом, несмотря на то, что ревизии, проверки в уездном училище делал каждый год директор Ярославской гимназии, а иногда навещал училище и губернатор.

«В 1837 году училище ревизовал окружной инспектор, в своем отчете попечителю округа он доносит, что учение в Романовском уездном училище идет весьма слабо, учителю истории и географии Старкову предписано было даже подать в отставку за крайнюю неисправность в преподавании». (А. Кузнецов. «Историч. очерк Романово-Борис. гор. училища», стр. 79).

Следует сказать, что слабая постановка дела обучения и воспита­ния учащихся объясняется не только тем, что отдельные учителя не были достаточно хорошо подготовлены к своей работе, а всем самодержавно-крепостническим строем, продолжительной жес­токой реакцией 30-х - 40-х годов. Учителя были поставлены в очень трудные условия. Сковывалась их творческая мысль, поиски, личная инициатива. Они могли руководствоваться лишь учебни­ками, в большинстве своем изложенными скучно, сухо, перепол­ненными цифровыми, фактическими данными. Весь материал учебников освещался по обыкновению с монархических позиций.

Относительно выбора учебников в 1846 году было строго приказано держаться лишь одобренных учебным начальством и ни под каким видом не позволялось учителям делать своих до­бавлений в смысле расширения учебного материала. За подобные попытки учитель истории и географии Мертенс дважды получал строгий выговор.

В начале 50-годов дело обучения в училище несколько измени­лось к лучшему. И когда в 1851 году сюда приехал министр народ­ного просвещения России П. Ширинский-Шихматов, то он не сделал каких-либо критических замечаний. Наоборот, отметил ус­пехи учеников по закону божию.

Царские власти проводили реакционную внутреннюю политику, руководствуясь в своей деятельности тремя принципами: самодер­жавие, православие и народность (народность в официальном ее понимании - это вера в царя, в устои самодержавно-крепостниче­ского строя, стремление жить крестьянской общиной, патриархаль­ность).

Сама жизнь, общественное оживление, начавшееся в 60-е годы, многочисленные крестьянские восстания отвергали такую реак­ционную идеологию.
ЧЕМУ И КАК УЧИЛИ РАНЬШЕ
В Романово-Борисоглебском двуклассном уездном училище, открытом 19 декабря 1826 года, занятия начинались с 9 часов утра и продолжались до 12 часов дня. Затем дети отправлялись домой обедать и приходили в школу к 3 часам пополудни. Вечерние заня­тия велись с 3 часов дня до 6 часов вечера. По средам и субботам полагались только утренние занятия. Каждый урок продолжался полтора часа. И только с 1866 года полуторачасовые классные занятия были заменены часовыми с переменами между уроками в 15 минут и с получасовой переменой между вторым и третьим уроками. Деление занятий на утренние и вечерние было прекращено еще в 1852 году. Меньше, чем в наше время, продол­жались и летние каникулы: они начинались с 15 июня и заканчи­вались 7 августа.

Программа для первого класса включала в себя такие учебные предметы, как грамматика российская, грамматика славянская, история всеобщая, география всеобщая, чтение славянское, чтение российское, письмо, чистописание, арифметика, катехизис сокра­щенный, латинский язык. Латинский язык, на который отводилось 4 часа в неделю, был особенно труден для детей, поскольку они не успевали хорошо изучить в первом классе и русскую грамма­тику.

Велось преподавание и так называемого закона божия (толко­вание христианского вероучения,запоминание заповедей, молитв и пр.). Царские власти хотели видеть в учащихся исполнительных, послушных, верующих в бога людей.

В Романово-Борисоглебском уездном училище, как и в других подобных, в конце учебного года для школьников устраивались экзамены. Публичные испытания учеников проходили в начале июля. Они проводились в следующем порядке: закон божий; чтение лучшим учеником стихов (например, на тему «Сравнение юности с цветком»; российская словесность; священная и полити­ческая история; чтение учеником стихов на тему более серьезную, например: «о пользе наук»; арифметика; латинский язык, геог­рафия. В заключение всего читался училищный отчет. Такого порядка в испытаниях придерживалось училище за все время службы штатного смотрителя Норского, т. е. с 1827 по 1844 год.

Местный краевед А. Кузнецов писал, что еще в 30-е годы «учени­ков отвлекали от училища по примеру прежних лет «мастерицы» и «читалки». Штатные смотрители в сопровождении квартального надзирателя и понятых время от времени устраивали облавы на этих самозванных учительниц («мещанских девок», как говорилось в то


время) и накрывали их на запрещенном деле, составляли протокол, «мастериц» тянули в земский суд, но там они отде­лывались легко: давали только подписку, что впредь де не будут учить детей, в чем и расписываются». Полицейские меры, при­нимаемые против «мастериц по инициативе штатного смотрителя, приносили один лишь вред училищу, так как за спиною этих мастериц стояло целое полчище ревнителей «древнего благо­честия», и недоброжелательное отношение их к училищу с годами нисколько не смягчалось».

Материальное состояние училища в отдельные годы было до­вольно затруднительное. Не хватало средств на приобретение са­мого необходимого: учебников, библиотечных книг, инвентаря. Поэтому не раз проводился сбор пожертвований в пользу училища. Приходилось прибегать к услугам, к помощи местных меценатов, богатых людей, которые оказывали иногда свое покровительство училищу. Но таких людей в мещанско-купеческом Романово-Борисоглебске было очень и очень мало. Среди них следует упо­мянуть почетного смотрителя училища штабс-капитана Ф. Ф. Го-ловкова, ежегодно вносившего в пользу училища значительные суммы (200 рублей), помогавшего также мебелью, книгами, одеж­дой для бедных учеников. Другие же почетные смотрители, например, богатый помещик Алексей Дедюлин, к делам училища были равнодушны, отношения их с учителями можно определить как натянутые, холодные.

Смотритель Николай Скульский отличался властолюбием, нео­быкновенною требовательностью относительно воздаяния ему почета со стороны персонала училища.

О том, как относились городские власти и местные богачи к училищу, к его нуждам, говорят и такие факты. Когда в 1826 году проводился сбор пожертвований в пользу училища, богатые купцы-толстосумы Иван Сыроежин, Семен Быков, Иван Фомкинский, Федор Алаев не спешили раскошелиться. Каждый из них внес лишь по 2-5 рублей.

«В 1831 году городовой магистрат возымел желание оказать денежную помощь училищу: разобрав дело об оскорблении мещан­ки Ворониной дурными словами мещанкой Юриной, он присудил взыскать с этой последней 25 рублей штрафа в пользу уездного училища». (А. Кузнецов «Исторический очерк Романово-Бори-соглебского городского училища», стр. 65).

В течение нескольких лет этим «помощь» училищу со стороны городских властей и ограничилась.

ГОРОДСКОЕ УЧИЛИЩЕ
В 1874 году Романово-Борисоглебское трехклассное уездное училище было преобразовано в двухклассное городское. Впослед­ствии оно стало четырехклассным.

В первую группу городского училища принимались совсем неграмотные дети. Курс учения продолжался 6 лет. Преподавание стало не предметное, а классное, т. е. каждый класс имел своего учителя, который и преподавал в нем все положенные предметы, за исключением закона божия. В программу были введены новые предметы - естествоведение и физика.

Число поступающих в училище значительно увеличилось. Пото­му из-за тесноты помещения приходилось отказывать ежегодно нескольким десяткам детей. Отказы продолжались до 1884 года, когда училищное помещение расширилось за счет каменной пристройки.

В первые годы существования городского училища, когда дети занимались в тесных помещениях и не хватало свежего воздуха, заведующий Чернецкий ввел образовательные игры и физические упражнения на училищном дворе каждую перемену. А продол­жительность перемен несколько увеличили.

«Материальное положение двухклассного училища было крайне незавидное. Отпускаемая на содержание его сумма от казны оста­лась та же, что и для прежнего уездного училища, а между тем с преобразованием училища находились новые расходы: нужно было организовать хоть какой-нибудь физический кабинет, естественно-исторические коллекции, выписать многие учебные руководства и пособия. В наследство городское училище от уездного получило лишь массу старого хлама в виде учебников и так называемых толстых журналов.

Классная мебель в виде 5-6 - местных столов со скамьями на трех ногах доживала последние дни своего существования. Ввиду всех этих нужд тотчас же по преобразовании училища плата за учение была возвышена. Часть бедных учеников (только 20 человек)... освобождалась от платы за обучение». (А. Кузнецов. «Исторический очерк Романово-Борисоглебского городского училища». Стр.93-94).

В наше время школьнику трудно себе представить, что за обучение в начальной школе нужно платить деньги. А в XIX веке обучение было платное. Плата за учение введена с 1858 года. В школе учились главным образом дети обеспеченных мещан, мелких торговцев, дворян и купцов. Дети из бедных семей обучались далеко не все. Из-за тяжелых материальных условий им, даже очень способным, просто не представлялось возможности закончить училище. Научившись кое-как писать и читать, они, как правило, оставляли школу.

В уездном училище, а затем и в городском обучались только маль­чики. Для девочек женское приходское училище было открыто лишь в 1861 году. В 1872 году оно было преобразовано в двухклассное.


В
1874 году на Борисоглебской стороне открылось второе приход­ское мужское училище и женское начальное.

«Женские училища, - писал А. А. Кузнецов, - были очень мало­людны... обучаться письму девице считалось не только бесполезным делом, но даже небезопасным: многие родители пренаивно рассуждали, что девице нечего писать и не к кому, а выучится девица писать, так станет еще с молодцами переписываться». «Ну его, это письмо! Подальше от греха - лучше». Только преподавание рукоделия, а впоследствии башмачного ремесла понемногу склонило родителей в пользу училища, а потом уже, что называется, и время взяло свое».

В 1890 году всех учеников в городском училище было 114, а жителей в городе - 8297. Всех учащихся в городе - 200 мальчиков и 103 девочки. В 1886-88 годах в городском училище обучался Н.Н. Панин (1877 - 1955 г.г.), впоследствии известный революционер-ленинец, один из главных борцов за становление и укрепление советской власти в городе и уезде. С Паниным вместе учился П.Н. Бучин, ставший позднее отличным педагогом.

Среди преподавателей городского училища в 80-90 годы были и весьма способные, одаренные люди, хорошо знавшие родной край, его историю. Как патриота родной школы, обстоятельно изучав­шего ее прошлое, следует отметить учителя Александра Александ­ровича Кузнецова, которого мы в своих заметках цитировали. Он же автор краеведческого очерка «Романовская Ямская слобода», изданного во Владимире на Клязьме в 1910 году.




ШКОЛЬНАЯ ЗАБАСТОВКА. ОТКРЫТИЕ ГИМНАЗИИ
В начале XX века Романово-Борисоглебское городское училище стало четырехклассным. События первой русской революции 1905 -1907 годов не могли не коснуться и его. В среде учащихся иногда распространялись листовки, революционные песни, тексты которых разучивались наизусть.

Осенью 1907 года в городском училище прошла однодневная забастовка учащихся. Вот что рассказывает о ней один из старей­ших выпускников городского училища Сергей Геннадьевич Кондаков, впоследствии учитель средней школы №2, затем директор восьмилетней школы №4: «Забастовка началась после звонка одновременно в нескольких классных комнатах. Поднялись крики, страшный шум, возня. Занятия были тотчас же останов­лены. По рукам пошли откуда-то взявшиеся списки револю­ционных песен. Училищному начальству группа наиболее смелых и активных учеников устно предъявила такие требования: улуч­шить санитарно-гигиенические условия; более вежливо обраща­ться с учащимися со стороны некоторых работников училища; зако­ноучителю грубыми насмешками, мелочными придирками не унижать достоинство учеников, родители которых староверы; исключить из учебников неинтересный, убого изложенный, но навязываемый программой учебный материал.Были и довольно курьезные, наивные требования, свидетельствующие о молодости и незрелости мыслей отдельных забастовщиков, - вспоминает Сергей Геннадьевич. - Например, требовали, чтоб не ставили двоек за невыученные уроки, требовали, чтоб у бачка с питьевой водой для каждого класса была поставлена своя эмалированная кружка. Кстати, пока бастовали, исчезла и единственная жестяная кружка, находившаяся у бачка.

Не на шутку встревоженное начальство постаралось замять дело, представить его как простой срыв урока, вызванный будто шалостью учеников-второгодников. Неудобно было сообщать в губернию об «училищных беспорядках», тем более, что в стране всюду наблюдался спад революционного движения, революция 1905- 1907 годов шла на убыль.

«Зачинщики смуты» получили строгий выговор и предупреж­дение, что в случае малейшего вольнодумства они будут немед­ленно исключены из училища. Вскоре зачинщиков под разными предлогами уволили».

В 1914 году была открыта правительственная женская гимназия. До этого в Романово-Борисоглебске несколько лет существовала частная женская гимназия Люйтен, помещавшаяся в деревянном с колоннами двухэтажном здании за валами (ныне дом № 45 по ул. Красноармейской).

Первый набор учащихся с I по 5 класс в новой, только что открыв­шейся гимназии занимался в каменном здании, составляющем правую часть современного здания школы №2. В нем в конце XIX века была городская больница.

Гимназия должна была иметь 8 классов - 7 общеобразовательных и 8-ой специальный, педагогический.

В соседнем здании, теперь составляющем левую угловую часть, что по улице имени Ленина и Второй овражьей, современного




здания школы №2, размещалось мужское городское училище. В первые годы империалистической войны это училище именовалось как высшее начальное училище, окончив которое, юноши имели право поступать в учительскую семинарию, средние технические учебные заведения или на службу в государственные учреждения.

Следует сказать, что школьный двор мужского училища и школь­ный двор женской гимназии были отделены друг от друга высоким плотным забором - даже этим напоминалось о существовании раздельного обучения юношей и девушек.

В 1915 году под школу было приспособлено деревянное здание по улице Уклеинской (теперь Толбухина, дом 97. Ныне здания этого нет) ). Ранее в нем находился арестный дом. В деревянном здании, на верхнем этаже, разместили три младших класса и учительскую, на нижнем - квартиры начальницы, технической служащей и раздевалку.

Начальница женской гимназии Анна Ивановна Шумова (на снимке), оставив­шая об этом времени интересные воспоми­нания, отмечает, что обучение, как во мно­гих других учебных заведениях царской России, являлось платным, поступали в гимназию только те, кто окончил началь­ную школу. Преподавание было предмет­ное.

При гимназии существовал интернат-общежитие для приезжих учащихся, который помещался напротив школы. Здание интерната стояло на том месте, где сейчас находится Тутаевская швейная фабрика.

А. И. Шумова называет среди лучших своих учениц, ставших впоследствии учителями, П. А. Смирнову, М. Е. Ласкину, 0. И. Виноградову, врачом - Л.Д. Богородскую.

В 1916 году из Привислинского края в связи с империалисти­ческой войной эвакуировалась в Романово-Борисоглебск Госты-нинская мужская гимназия. Мужское училище стало называться гимназией, так как 25 апреля 1917 года педагогический совет пос­тановил: Гостынинскую гимназию оставить в Романово- Бори-соглебске навсегда и переименовать ее в Романово-Борисоглеб-скую.

Вскоре после победы Октябрьской революции произошло пре­образование школ. Уже не было разделения школ на мужскую и женскую. Мужскую и женскую гимназии преобразовали в школу-девятилетку на основании положения «Об единой трудовой школе», изданном 16 октября 1918 года.



В.И. Ленин в речи на III Всероссийском съезде комсомола 2 октября 1920 года, подробно остановившись на задачах союзов молодежи, дал характеристику старой школы: «Говорят, что старая школа была школой учебы, муштры, школой зубрежки. Это верно, но надо уметь различать, что было в старой школе плохого и полезного нам, и надо уметь выбрать из нее то, что необходимо для коммунизма. Пролетарская культура должна явиться зако­номерным развитием тех запасов знания, которые человечество выработало под гнетом капиталистического общества, поме­щичьего общества, чиновничьего общества»
ПО ПРИНЦИПУ ЕДИНОЙ ТРУДОВОЙ ШКОЛЫ
Как уже говорилось ранее, мужскую и женскую гимназии в конце 1918 года преобразовали в школу-девятилетку иа основании поло­жения «Об единой трудовой школе», изданном 16 октября 1918 года.

«Единая трудовая школа» была разделена на две ступени: первую

- для детей от 8 до 13 лет (5-летний курс) и вторую - для детей от 13 до 17 лет (4-летний курс).

Младшие классы разместили в деревянном здании, что по улице имени Володарского (ныне им. Толбухина). Они образовали 9 начальную школу первой ступени. Школа второй ступени помещалась в каменных зданиях на улице имени Ленина.

Преподавание с 5 класса было уже предметное. Советская страна в те годы испытывала величайшие трудности. Гражданская вой­на. Голод. Нехватка самого необходимого. По окончании войны

— медленное восстановление народного хозяйства. Период нэпа. Вот что рассказывала об этом времени выпускница школы тех

лет Е. П. Любомудрова:

«Это были трудные годы.По осенней грязи, когда ни о каком асфальте и помину не было, ходили в школу в ботинках без калош. Ботинки промокали насквозь, ночью они сушились на печке. Зимой, по воскресеньям, а также в каникулы, на саночках ездили в лес за дровами. Уроки учили при свете малюсенького фитилька. Принесенный кем-нибудь кусок дуранды (вид жмыхов) делился между одноклассниками как какое-нибудь лакомство. (Многие из современных учащихся, наверное, и не знают, что это такое дуранда и какой у нее вкус). Мы ее ласково называли «дурандес».

Но, несмотря на все эти трудности, мы жили в школе хорошей, инте­ресной жизнью. Годы, проведенные в школе, вспоминаются как что-то яркое, теплое, родное. Мы любили свою школу, бегали в нее не по обязанности, не потому, что это нужно, а потому, что в ней интересно. Школа была для нас вторым домом, да, пожалуй, больше, чем домом. Школа влекла нас к себе». А вот что пишет о тех годах учитель школы А. И. Бажанов: «Коллектив школы жил дружно. Мы получали зарплату. Но государство в то время было бедно, давили война, болезни, разруха. Существовала страшная инфляция — обесценение бумажных денег. Например, получали мы с женой двое зарплату 275 ООО рублей (колоссальная цифра!), а купили на эти деньги бутылку льняного масла и пачку спичек на рынке. Поддерживал про­дуктовый паек, получаемый от отдела народного образования, в виде одного пуда муки на месяц, не всегда регулярно выдаваемого, да штук 5-6 селедок и еще кое-что из мелочи.

Много сил и здоровья тратили и наши тогдашние руководители. Трудно забыть Ф. П. Юрину - заведующую школьным подотделом Тутаевского наробраза, заведующих отделом наробраза: Н. Н. Па­нина, М. Трофимова, тов. Нехняева. Это были незаметные, но великие герои своего времени».

В первые годы советской власти большую помощь и содействие школе в доставке топлива, в обеспечении учебниками, бумагой, наглядными пособиями оказывал Н. Н. Панин. Он нередко прихо­дил в школу не только как отец (в те годы училась его дочь Алла Николаевна, позднее жила в Москве), но и как руководитель Тутаевского районного Совета и райкома партии. Он проявлял живой интерес к вопросам обучения и воспитания детей, инте­ресовался нуждами, настроением учителей. По его совету и при его помощи в школе была создана первая в районе среди учащейся молодежи комсомольская организация. Первым ее руководителем стал ученик-активист Михаил Курейко.

В те годы в школе работали учителя В. Я. Рачков, Д.Е. Соколов, Г. Г. Лихачев, Л. В. Любомирская, А. Е. Полиектов, Н. П. Кекина и другие.Это были хорошие преподаватели, заботливые, умные воспитатели. Очень тепло вспоминают о них многие выпускники.

Так, Ю. П. Фиолетова, впоследствии ставшая учительницей одной из ярославских школ, пишет: «Вспоминаются уроки литературы Д. Е. Соколова.Некоторые из них оставили неизгладимое впечатление на всю жизнь. А как он читал изучаемые произведения: «Певцы» И. Тургенева, «Я помню чудное мгновенье» А. Пушкина! А как любили мы дни классных сочинений! Это был как яркий праздник какой-то! Дмитрий Евгеньевич давал темы для сочинений, над которыми надо было думать, например: Мое отношение к Базарову», «Хорошо ли быть Обломовым?», «Если бы ты был на необитаемом острове, какие 3 книги взял бы с собой и почему?» и т. п. Мы устраивали литературные вечера, литсуды, читали произ­ведения Чернышевского, Добролюбова, Горького, много учили наизусть стихов современных поэтов, особенно Маяковского.

Учитель математики А. Е. Полиектов был для нас образцом куль­турного советского педагога. Я не помню случая, чтобы он обидел ученика, повысил на нас голос... И мы платили ему честным отношением к математике».

С 1923 года по 1930 год школа по-прежнему являлась школой-девятилеткой,но первая ступень включала в себя учащихся с 1 по 4 класс, вторая ступень - с 5 по 9 класс. В 1930 году был сделан последний выпуск из 9 класса и в январе 1930 года выпуск из 8 класса. С 1930-1931 учебного года школа стала называться Тутаев-ская ФЗС (фабрично-заводская семилетка).

Единая трудовая школа имела ремесленный уклон.И девочки,и мальчики 5-6 классов занимались в столярной мастерской. Слесар­ная практика проводилась в мастерских ремесленной школы (ул. Красноармейская, дом 91). В столярной мастерской делали рамки, табуреты, полки, клетки для кроликов и другие вещи.В трудные 30-е годы школа имела участок за городом, где выращивались овощи для приготовления бесплатных горячих завтраков для учащихся. Готовила завтраки техническая служащая Е. Е. Бабкина.

При школе существовал крольчатник, в котором содержались породистые кролики венско-голубые, желто-огненные, черно-серебристые и другие. Учащиеся ухаживали за ними, выводили мо­лодняк, который продавали другим школам, колхозам и населению.

Около деревянного здания находился опытный участок, где выращивали овощи, рассаду капусты, помидоры. Там же имелись ягодники. Опытническая работа велась под руководством учителей биологии Л. Н. Глазковой, а позднее М. Е. Ласкиной. В 30-е годы в школе велась значительная кружковая работа. Имелись кружки рукоделия, музыкальный, художественный, юннатов и другие. Учащиеся, интересовавшиеся техникой, занимались в радиот­ехническом кружке. Вел его С. Г. Кондаков.

С 1926 по 1936 год при школе была «Метеорологическая стан­ция», которую затем разместили на территории опытного хозяйства «Тутаево». Школьной метеостанцией заведовала А. И. Шумова. Все приборы были установлены в метеорологической будке на участке около деревянного здания школы. Ученики наблюдали за температурой воздуха, осадками, направлением ветра. Составляли сводки по месяцам и временам года. Следует сказать, что метео­рологические наблюдения вели в школе еще задолго до победы Октября. Так, учитель А.А. Кузнецов в 1906 году опубликовал брошюру «Романово-Борисоглебская метеорологическая станция за двадцать лет деятельности».

В 1934 году открыли 8 класс, и школу преобразовали в школу-десятилетку.Первый выпуск из 10 класса состоялся в 1937 году.

В
30-е годы и перед Великой Отечественной войной в школе работали такие хорошие педагоги, как А. И. Белоградская, А. И. Шумова, А. Е. Полиектов, 0. А. Кондакова, Л. А. Можаева, Н. А. Ива­нов, Е. И. Конюшева, Н. И. Кульпин.


В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Много трудностей пришлось преодолеть в годы Великой Отече­ственной войны и коллективу учителей, и учащимся средней школы № 2. В 1941 году юноши из десятых классов были взяты на фронт. Осенью оба каменных здания, что на улице имени Ленина, занимали в течение нескольких недель эвакуированные ленин­градцы. Потом их отправили в другое место. А туда временно поселили военных...

Нелегко было директору школы Е. П. Кульпиной, завучу С. Г. Кондакову, секретарю учительской парторганизации Н. А. Иванову наладить более или менее нормальный учебно-воспитательный процесс. Пришлось организовать занятия в 3 смены. Первая смена начиналась в 7 часов 30 минут, вторая - в 12 часов, третья в 16 часов 30 минут. Не хватало учебников, тетрадей, дров, плохое было освещение. Нередко отключали электрический свет. Занима­лись с керосиновыми лампами, иногда даже с коптилками.Но ученики старались получить прочные, глубокие знания. Каждый понимал, что знания необходимы, что учиться хорошо — это долг перед Родиной. И учились под девизом «Знания нужны, как винтовка в бою».

Заботу о детях и любовь к ним, трудолюбие и терпение, упорство в достижении поставленной цели, самоотверженность, патриотизм и другие высокие моральные качества, свойственные советским людям, проявили в годы войны учителя. Много сил, труда, энергии отдавали делу обучения и воспитания детей К. И. Шилова, А. И. Иванова, Е. П. Кульпина, А. И. Белоградская, П. А. Смирнова, М. В. Иващенко, А. Н. Рождественский и другие.

С 1942 года занятия стали вести в две смены. Но по-прежнему трудностей было немало. Война тяжким горем вторглась почти в каждую семью.

Ученики каждое лето помогали колхозникам растить и убирать урожай, возили в город на сдаточные пункты сено и хлеб, а осенью убирали картофель, пока не замерзала земля, «до белых мух».

О высокой сознательности учителей и учащихся, о их напря­женном труде не раз писала местная газета «Тутаевский ударник». Вот два коротких газетных сообщения, напечатанные в 1942 году:

«Работая в колхозе «Власть Советов» Борисоглебского сельсо­вета, ученики средней школы №2 Плетнев и Новиков на околоте льна показали пример стахановской работы. За день они обмоло­тили по 1024 снопа каждый при норме 700 снопов».

«На приобретение теплых вещей для дорогих воинов Красной Армии и посылки фронтовикам, коллектив учителей и учащихся средней школы №2 собрал средств 2200 рублей. Кроме того, поступают теплые рукавицы, нательное белье, шерсть, из которой учителя вяжут воинам теплые носки».

Что только не делали в помощь фронту ученики и учителя! Они собирали металлолом, деньги на строительство самолетов и танков, помогали семьям фронтовиков, выступали с концертами на пред­приятиях, готовили теплые вещи, шили кисеты, носовые платки и отправляли фронтовикам.

Каждое лето своими силами проводили ремонт школы: белили и красили потолки и стены, окна, двери, стеклили рамы...

Трудной работой была заготовка дров. Эту работу в лесных делянках проводили в летнее время сами учителя и ученики. Дрова порою грузили на баржи, затем, когда баржа по Волге приходила к пристани, выгружали их на берег. Потом ученики, став цепочкой по спуску к Волге, передавали чурки из рук в руки до школьного двора.

Учителя средней школы № 2 могут с полным правом сказать, что их воспитанники — горячие патриоты своей Родины, своего края, своей школы, что они храбро и мужественно сражались с оружием в руках в годы Великой Отечественной войны, честно выполняли свой гражданский долг.

123 человека из них погибли в боях за честь и свободу Отчизны. Сотни питомцев награждены боевыми орденами и медалями.

Знаменательно и то, что сами учащиеся, ставшие воинами Совет­ской Армии, глубоко осознавали, как много дала им родная школа. Об этом, в частности, свидетельствует письмо с фронта, опублико­ванное в газете «Тутаевский ударник» 18 сентября 1942 года:

«Спасибо вам, дорогие преподаватели, за вашу заботу о нас, за ваше чуткое отношение. Благодарим вас за то, что вы научили нас железной дисциплине, боевой выучке и сноровке, которые при­годились нам для лучшего овладения боевым оружием и техникой огневой службы... Заверяем вас, что в самый трудный момент боя мы будем бить врага так, как бьют их герои Отечественной войны. Умрем, но не сойдем с родной земли, не пропустим врага! Не по­срамим звания воспитанников Тутаевской средней школы. А. Ру­кавишников, К. Долгополов - бойцы действующей армии».






И питомцы средней школы № 2, действительно, не посрамили своей школы. Они укрепили и приумножили ее добрую славу.





ШКОЛА В 50 - 60-Е ГОДЫ


После Великой Отечественной войны в средней школе № 2,

где директором были с 1947 года Никифор Иванович Кульпин, а с 1954 года - Елизавета Павловна Метлина, сложился работо­способный педагогический коллектив. Одни пришли в школу после войны, демобилизовавшись из Советской Армии, другие после окончания института. Дух творчества, поиск лучших методов обучения, искреннее стремление дать учащимся прочные знания основ наук, сформировать у них материалистическое миро­воззрение, высокую нравственность - вот что было характерно для коллектива учителей.

В 50-е годы в школе работали В. П. Юматов, А. М. Шилов, ставший позднее заведующим районным отделом народного образования райисполкома, А. Г. Железное, (назначенный затем директором средней школы №5), М.Н. Базлов, поставленный потом директором средней школы в поселке Константиновском.

Работники отдела народного образования райисполкома и Дома пионеров, как правило, - бывшие питомцы средней школы № 2, в частности, заведующий отделом В. П. Красиков, инспектор отдела Р. К. Молчанова, методист А. В. Соленикова.

В послевоенные годы произошло много добрых перемен. Укре­пилась материальная база школы. Оба каменных здания в 1954 году соединили в одно. Заниматься стало лучше, удобнее.

В те годы поступали и новые наглядные пособия. Оборудовали физический и химический кабинеты. Несколько позднее получили 2 киноаппарата, проигрыватели, магнитофон и другие технические средства. Силами учащихся построен школьный стадион. Учи­тельский коллектив пополнился молодыми педагогами.

Трудовое воспитание учащихся осуществлялось не только в шко­ле. Под руководством специалистов опытного хозяйства «Тутае-ево», Всесоюзной станции животноводства, находившейся тогда в нашем городе, а также под руководством учителей учащиеся проводили значительную опытническую работу, выращивали сельскохозяйственные культуры, чаще всего сахарную свеклу и турнепс, проходили на полях опытного хозяйства летнюю прак­тику. Работа велась на научной основе по строгому графику.

С опытного участка в несколько гектаров, хорошо ухоженного, школьники снимали высокие урожаи.

В августе и сентябре ребята оказывали большую помощь в уборке урожая колхозам «Красный пограничник», «Победа», «Знамя Ильича», имени Калинина и другим.

С завершением строительства школьного стадиона стали про­водиться школьные фестивали. Эти спортивные мероприятия, которые проходят в конце мая, как бы подводят итоги работы по легкой атлетике за весь год.

Б
ольшинство спортивных рекордов школы установлено в дни фестивалей. Учителя В.С.Копров, В.А. Новиков добивались отличных результатов.


В школе начали организовывать вечера поэзии, ставшие тра­диционными. Каждый год со сцены звучат лучшие стихи советских поэтов и классиков русской литературы, ученики читают и свои стихи.

Совершенствовалась система обучения и воспитания школь­ников. Лучшие педагоги добивались высокой успеваемости учащихся. Среди них следует отметить учителей математики О. Г. Железнову и Е.А. Кузьмину, учительницу русского языка 0. А. Кондакову, учительницу истории Е. И. Конюшеву, бывшую с 1943 по 1950 год завучем и секретарем парторганизации, учителя рисования и черчения Л.Г. Бьерна, любителя экскурсий и похо-дов,создавшего ряд короткометражных фильмов.

Энтузиастом своего дела был учитель биологии Н. А. Иванов, замечательный лектор-общественник, умело прививавший детям любовь к естественным наукам. Пользовалась авторитетом и ува­жением учащихся Н. Н. Уткина, проводившая большую опыт­ническую работу на пришкольном участке. Ее опытами разведения культур в условиях Нечерноземья заинтересовался Ташкентский сельскохозяйственный институт.

Статьи Н. Н. Уткиной о работе на пришкольном участке печа­тались в научных журналах.

Увлекательно проводила беседы с учащимися и вела активную работу в школе библиотекарь 3. П. Покровская. Она создала ку­кольный театр, участники которого, подготовив содержательную программу, не раз с успехом выступали не только в школе, но и перед трудящимися района.

Немало учащихся закончило школу с золотыми и серебряными медалями, что свидетельствует о глубине и обширности знаний, полученных выпускниками.

Отрадно, что некоторые из выпускников - медалистов, например, Л. Н. Калинина, Н. Н. Чепцова, по окончании института стали педа­гогами.
ИХ ИМЕНА ЖИВУТ В СЕРДЦАХ У НАС

В конце 70-х годов XX века в средней школе №2 активно и планомерно велась работа по патриотическому воспитанию учащихся, привитию горячей любви к родному краю, к нашей стране. И школьный коллектив решил поставить памятник бывшим воспитанникам школы, которые в годы Великой Отечественной войны погибли в боях за свободу и независимость нашей Родины.

Создали группу «Поиск». Дело велось под девизом: «Никто не забыт, ничто не забыто». Выявили новые имена героев-участников великой битвы с фашизмом. Живых приглашали на классные часы, на пионерские сборы, на комсомольские собрания. А имена по­гибших заносили в особые тетради, в списки, чтобы увековечить на памятнике.

Нужно было изыскать средства на создание памятника. Поэтому несколько раз очень организованно проходил весной и осенью сбор металлического лома и макулатуры. В нем принимали участие все учащиеся школы: октябрята, пионеры и комсомольцы. Осенью организовали сбор ягод рябины.

И вот в небольшом сквере возле школы памятник установлен. Интересно заметить, что авторами памятника являются бывшие выпускники школы Н.А. Долгополов и Ф.Ф. Великорецкий, а так­же учитель А.Н. Быков.

Много пришлось потрудиться директору школы Н.Н. Казаковой, завучу Е.И. Смуровой, классным руководителям, чтобы памятник был открыт. Открытие состоялось в торжественной обстановке при участии учителей и большинства учащихся, многих жителей города 17 сентября 1972 года.

Но работа вокруг памятника продолжалась. К тому времени было известно только 60 погибших на полях сражений питомцев школы. Поиск погибших продолжался.

Друг дорогой! Ты не забудь в июне

Прибыть к нам в школу,

В городок родной.

Мы рады встретить Вас,

Чтоб вспомнить юность

И годы, опаленные войной.

Это слова пригласительных билетов, которые в письмах напра­вили члены комитета комсомола и группы «Поиск» средней школы №2 выпускникам 1937 - 1945 годов.

Встреча выпускников состоялась 21 июня 1975 года. Радостно было видеть улыбки, товарищеские рукопожатия, объятия друзей!

Ровно в 15 часов на школьной спортивной площадке, украшенной флагами, начинается торжественный митинг.

В строю - выпускники предвоенных и «огненных» лет, выпуск­ники 1975 года, учащиеся старших класов.

К микрофону подходит Н.Н.Казакова. Она тепло приветствует выпускников, поздравляет их с прибытием в родной город, в род­ную школу, желает им успехов в работе, счастья в жизни.



Затем слово предоставляется гостям - выпускникам 1937-1945 годов. С краткими речами выступили АЛокровская - библиотекарь горного института (Москва), В. Худякова - мать

-героиня (г. Челя­бинск), Р. Виноградова - инженер-химик (г. Харьков), В. Плетнев - инженер (г.Ярославль) и другие. Они взволнованно рассказывали о ратных и трудовых подвигах своих товарищей, о их патриотизме, мужестве, стойкости и благородстве, которые с особой силой проявились в годы Великой Отечественной войны.

После торжественного подъема флага слета выпускников начина­ется шествие питомцев школы. Под дружные аплодисменты соб­равшихся на школьной спортивной площадке совершается «круг почета». Затем все идут в небольшой школьный сквер, где уста­новлен памятник учителям и ученикам школы, погибшим в годы Великой Отечественной войны.

Сооружение памятника завершено в последние дни. Полотно закрывает мемориальные доски с именами погибших. Учащиеся и гости встают по обе стороны памятника. Вносятся знамена. Зву­чит марш. Директор школы Н.Н.Казакова предоставляет право открыть мемориальные доски представителям от каждого выпуска 1937-1945 годов.

Легко спадает полотно. На 4 мемориальных досках сверкают золотом 124 фамилии. Родные, близкие, знакомые имена! Сколько одинаковых фамилий! Это родственники, братья. А справа от мемориальных досок на памятнике горят слова:




За честь Отчизны милой и свободу Они стояли насмерть в дни войны, Верны присяге, партии, народу, Родному краю волжскому верны. В бою, под градом пуль в огне и дыме, Они спасли Отчизну в грозный час. Они ушли в бессмертье молодыми, Их имена живут в сердцах у нас.
(стихи выпускника школы К.В.Конюшева).


Прозвучал Гимн Советского Союза. Раздаются слова: «Память погибших почтим минутой молчания!». Склоняются знамена. Тишина. Митинг продолжается.

С яркими краткими речами выступают секретарь райкома КПСС А.С. Цветов, военком М.Д. Свинцов и другие. Они говорят о все­мирно-исторической победе, которую одержал советский народ в борьбе с гитлеровским фашизмом, о мужестве и героизме наших земляков. Затем к памятнику возлагают живые цветы и венок.

Митинг подходит к концу. Люди растроганы, взволнованы, мно­гие вытирают слезы. Около 200 человек со всех концов нашей необъятной Родины 21 июня приехали на встречу выпускников средней школы №2 1937-1945 годов. Через многие трудные годы пронесли они в сердцах своих благородное чувство долга перед своим краем, своей школой, коллективом учителей, воспитавших и подготовивших их к большой самостоятельной жизни. Теплой и радостной была эта встреча.


ПРОДОЛЖАЯ ДОБРЫЕ ТРАДИЦИИ
В эти дни, когда отмечается 150-летие средней школы №2, следует вспомнить, что сделано за последние годы. Коллектив, которым с 1960 года руководит умелый организатор и знающий дело педагог Н. Н. Казакова, сумел заметно поднять успеваемость.

Два года подряд исполком райсовета присуждал школе переходя­щее Красное знамя за лучшую подготовку к новому учебному году. В 1975 году школе было присуждено переходящее Красное знамя за лучшую постановку физкультурной и спортивная работы.

В
сентябре этого года отдел народного образования райисполкома и райком профсоюза признали педагогический коллектив школы №2 победителем в соревновании педагогических коллективов средних школ по итогам 1975 - 1976 учебного года.


Опыт, накопленный в школе по военно-патриотическому и физическому воспитанию, был одобрен бюро районного комитета партии и рекомендован для распространения в других школах района. Все это стало возможно благодаря добросовестному, само­отверженному труду педагогического коллектива.

Заслуженно носят почетное звание отличников народного просвещения Л. И. Новикова, В. А. Новиков, М. Г. Железнова, Н. Л. Краева, В. С. Копров, Л. П. Асафова.

Умелыми воспитателями материалистического мировоззрения и высокой нравственности зарекомендовали себя В. Ф. Быкова, С. С. Муравьева, А. В. Воронова, В. В. Гришина, Н. В. Скворцова, В. Ф. Эпова.



Много лет и сил отдали нелегкому, но благородному педагогиче­скому труду Н. А. Ляхова, Т. А. Пономарева, К. Ф. Ковалева, А. Н. Кру-говихина, А. Н. Быков, Н. В. Бессонова, В. Л. Борисова, Л. А. Коню-шева, Н. Л. Дудник, К. В. Конюшев, Л.П. Кузнецова, З.И. Логинова.







Пономарева Т.А. Конюшева Л.А. Круговихина А.Н. Новикова Л.И.

С большим уважением вспоминают в коллективе недавно ушед­ших на заслуженный отдых П. И. Копрову и Е. И. Горностаеву.

На смену им в школу пришли новые учителя. Из них активно включились в дело воспитания и обучения детей Т. И. Вик-тошихина, А. В. Тихомирова и другие.

Разностороннюю плодотворную работу проводят воспитатели интерната А. А. Десяткина, Н. С. Кюннапу, Г. М. Фролова.

Большая и систематическая внеклассная и внешкольная работа проводится под руководством Е. И. Смуровой.

В том, что школа 14 раз подряд занимала первые места в районе по туристско-краеведческому делу и достойно представляла наш район на туристских слетах в области, большая заслуга С. С. Муравье­вой. Укрепляется материально-техническая база школы.


В 1976 году завершена большая пристройка косновному зданию. В ней разместились простор­ный физкультурный зал, химический и физический кабинеты, слесарная и столярная мастерские. В школе появились новые наглядные пособия, оборудование для кабинетов и новая мебель.

Первый учебный год десятой пятилетки коллектив средней школы № 2 начал с твердой решимостью повысить уровень учебно-воспитательной работы. Стремясь достойно встретить 150-летие школы, он ставит перед собой большие задачи: из каждого моло­дого человека, проходящего курс обучения в школе, воспитать сознательного труженика, патриота и гражданина.

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница