Учебное пособие по журналистской этике (примеры из европейской прессы) Редакторы: Урте Зонненберг и Барбара Томас Маастрихт



страница2/4
Дата01.11.2016
Размер0.61 Mb.
1   2   3   4

Что произошло

В сентябре 1995 года Веселлина Кириллова и Ивайло Дамианов опубликовали в популярном еженедельнике “168 Часов” статью под заголовком “Энергетические террористы”, которая посвящалась данной проблеме. Акцент был сделан на борьбу конкурирующих группировок за проект. Хронология конфликта была отслежена правильно. Рассмотрение этого скандального дела тем не менее не ответило на вопрос, как найти пути разрешения экономического кризиса. Статье не хватало глубокого анализа механизма, нанесшего урон национальным интересам при помощи лоббистов и частных компаний, созданных бывшими партийными боссами 2.



Этические проблемы

Очевидно, что в данной статье журналисты манипулируют общественным мнением по вопросу об энергетических потребностях страны. Отстаивая интересы “атомного” лобби в парламенте и в правительстве, защищая “атомный” путь развития энергетики, журналисты намеренно опустили такие нерешенные проблемы, как переработка отходов, повышенный риск, связанный с радиацией при эксплуатации атомных электростанций, а также нехватка финансирования для обеспечения мер по ядерной безопасности. В то же время защитники “угольного” пути развития не хотят признавать высокую степень загрязнения атмосферы такими станциями, и их разрушительное воздействие на окружающую среду и здоровье людей.

Журналисты, освещающие проблему энергетики в Болгарии, сталкиваются со следующими вопросами:

Как информировать население непредвзято, если лично они полностью поддерживают одну из сторон?

Как дать гражданам возможность определить самостоятельно, какую сторону им поддерживать в планировании энергетической отрасли в промышленности?

Как можно отделить информацию о всех “за” и “против” той или иной энергетической стратегии от деятельности лоббистов, отстаивающих свои позиции?

Какие аргументы о том, каковой должна быть энергетическая стратегия вне зависимости от представленных проектов, полностью отражают национальные интересы и послужат улучшению бедственного положения населения страны?

Какая информация необходима для того, чтобы пролить свет на коррупцию в официальных органах власти?

Где место для выражения личной точки зрения авторов, например, идеи о том, что победителями в этом конфликте являются те, кто его и породил, а проигравшими - вся нация?



Нормы, регулирующие СМИ

В Болгарии все еще нет закона о СМИ. Закон о прессе действовал до 1946 года, после чего он был отменен. Регулирующие механизмы, также как и цензура, были введены решениями и постановлениями правительства, вытекающих из решений партийных съездов. В конце 1989 года была предпринята первая попытка разработать Закон о прессе, а в 1991 году- Закон о радио и телевидении. Работа в этом направлении все еще продолжается, но главным препятствием на их пути является сильная политическая поляризация болгарского общества.


ОТЧЕТ О РАБОТЕ КРЫМСКОГО ПАРЛАМЕНТА

Мария Жук, Украина

О неопределенном статусе Крымского парламента говорится в примере из украинских СМИ.



Обстоятельства дела

После того, как Украина добилась независимости в 1991 году, Крымская область объявила себя Автономной Республикой Крым. Эта область ранее принадлежала России и в середине 60-х годов была передана Украине решением руководства СССР. В 1994 году население Крыма провело выборы своих представителей в Верховный Совет Автономной Республики Крым (Парламент).

С того времени Крымский Парламент находится в постоянном конфликте с Парламентом Украины. Главная проблема- разграничение полномочий власти между автономной республикой и центром, т.е. между Крымским Парламентом и Парламентом Украины, а также проблема превосходства украинских законов над законами Крыма.

Что произошло

В мае 1995 года крымская газета “Южный Курьер” опубликовала на первой странице статью под заголовком “Блаженны верующие”. Статья была написана парламентским корреспондентом газеты и касалась обзора событий в Парламенте за истекшую неделю. Основным событием той недели был призыв 47 депутатов работать в соответствии с украинским законодательством.

Главный аргумент: только таким путем можно начать переговоры с Украинским парламентом о разграничении полномочий. Парламентарии предложили остальным депутатам последовать их призыву.

В статье поставлен вопрос, возможно ли предоставить более широкие властные полномочия Крымскому парламенту, если его депутаты исполняют одни законы и

игнорируют другие, и главный принцип их работы- безответственное отношение к законодательству. С одной стороны, они критикуют украинские законы и даже Конституцию, а с другой стороны, безукоризненно исполняют закон Украины “О государственной службе”. Этот закон предоставляет депутатам множество привилегий, например, надбавки к зарплате. Тот же самый закон предусматривает, что все государственные служащие должны исполнять все законы Украины, а не только те, которые им нравятся, и проводить в жизнь политику правительства.

Автор задает вопрос, какие из вышеупомянутых обязанностей являются обязательными для крымских депутатов и сам на него отвечает: “Никакие. Они отклоняются от своих принципов, когда получают незаработанные ими деньги”. Автор делает вывод: пока Крымом управляют подобные политики, парламент Украины может не предоставлять этой “пятой колонне” дополнительных полномочий.



Что последовало

После публикации этой статьи журналиста лишили аккредитации при Крымском парламенте за то, что автор назвал депутатов “пятой колонной” 3 . Один из депутатов подал на журналиста в суд, ибо эта статья рассматривалась им как посягательство на его честь и достоинство. Крымский Союз свободных журналистов выпустил пресс-релиз, в котором утверждалось, что лишение журналиста аккредитации явилось нарушением права на свободу слова.

Вопрос, который был поднят, звучал следующим образом: имел ли журналист право оскорблять словом всех членов Крымского парламента? Можно задать и еще один вопрос: имел ли журналист право на собственное мнение по этой проблеме?

Журналист настаивал на том, что его комментарий являлся важным показателем, характеризующим Крымский парламент. Его пример продемонстрировал настоящее лицо депутатов и их безответственное отношение к законодательству, которое они пытаются подорвать, но согласно которому они на законном основании получают свои привилегии.



Нормы, регулирующие СМИ

В какой- то мере данная проблема- отголосок советского прошлого украинской прессы. В своем подавляющем большинстве журналисты не были знакомы с общепринятыми нормами, например, что существует различие между новостями и редакционными статьями.

Однако, можно сделать еще одно замечание. Украинские журналисты восприняли свободу слова как разрешение печатать все, что им захочется, как полную, ничем не ограниченную свободу, и не желают даже говорить об ответственности прессы.

Этические проблемы

Конечно, журналист имеет право обсуждать проблемы, задавать вопросы и бросать вызов действиям правительства. Он также имеет право высказывать непопулярную точку зрения, которая не обязательно должны нравиться представителям власти. Но давайте посмотрим на природу происхождения этой статьи и ее главную цель: информировать читателей о событиях в парламенте за истекшую неделю. Описывая дебаты в парламенте, журналист перешел к изложению своей собственной точки зрения. Принципиальный вопрос заключается в следующем: как можно было дать объективную информацию о работе парламента? Правильный подход требует четко разделять факты и комментарии.

Новости должны быть свободны от оценок и тенденциозности в их изложении. Статья, о которой идет речь, не предполагает наличие комментария, интерпретаций или выводов. Жанр ее не был четко определен.

Фактически читатель получил два материала. Один из них отражал работу парламента, а другой представлял объяснение журналиста, почему киевские власти не желают предоставлять Крымскому Парламенту более широкие полномочия. Фактически это было субъективное мнение журналиста о том, почему депрутатами Крымского парламента не могут быть получены более широкие полномочия.

Говоря о принципе “безответственного отношения к законодательству”, в чем журналист упрекает Крымский Парламент, он фактически обвиняет всех членов парламента в принадлежности к “пятой колонне”. Здесь автор рискует быть несправедливым ко всем, фокусируя свой взгляд на нескольких депутатах, чье поведение и образ жизни отнюдь не присущи всем депутатам.

Решение журналиста употребить термин “пятая колонна” не было обосновано никакими соображениями. Автор не приводит свидетельств или обстоятельной информации, которые бы подтверждали его точку зрения. Необоснованные утверждения не говорят ни о чем и не могут рассматриваться в качестве аргументов. В данном случае форма подачи материала отрицательно повлияла на его содержание.



Конфликт интересов и искажение фактов

Термин “конфликт интересов” используется в Кодексах журналистской этики, когда журналист подает информацию таким образом, который позволяет ему извлекать личную выгоду. В приводимых ниже примерах из Франции имеет место внутренний конфликт между ответственностью журналиста и подверженности коррупции. На этих примерах наглядно показано, что есть истинная или ложная информация. Манипулирование источниками информации или общественным мнением- это явный обман. Бездоказательные обвинения, предъявленные политическому деятелю и как бы случайно просочившиеся в прессу (СМИ Германии) - пример подобнного обмана. Обман имеет место и в тех случаях, когда скрывается истинная цель интервью или когда материал сфабрикован, как показано в первом примере из французских СМИ.


ЖУРНАЛИСТ ФАЛЬСИФИЦИРУЕТ ИНТЕРВЬЮ И БЕРЕТ ВЗЯТКИ

Изабелла Бойаваль, Франция

Один очень известный журналист дал повод для дискуссии о журналистской этике, поскольку в неоднократно нарушал профессиональный Кодекс. Патрик Пуавр Д’Арвор или сокращенно ППДА, как почти все называют этого главного ведущего первого канала телевидения Франции TF-1, казался выше всяких подозрений. Но оказалось все не так просто.



ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИНТЕРВЬЮ С ФИДЕЛЕМ КАСТРО

Что произошло

16 декабря 1991 года в передаче новостей по каналу TF-1 в 20:00 Патрик Пуавр Д’Арвор объявил, что за несколько дней до этого ему представилась возможность встретиться с Фиделем Кастро на Кубе, и показал свой эксклюзивный репортаж об этой встрече. Зрители увидели Фиделя Кастро, окруженного журналистами и телекамерами. Затем они увидели, как ППДА задает ему вопрос. Ответ Кастро показался не совсем точным. Весь эпизод длился четыре с половиной минуты.

Под конец передачи некоторые журналисты, смотревшие этот выпуск новостей, почувствовали нечто не совсем обычное. Они спросили ППДА, как ему удалось получить данное интервью. Он ответил, что получить эксклюзивное интервью не представлялось возможным, но что он задавал вопросы Кастро во время пресс-конференции. Охрана Кастро не позволила ему воспользоваться камерой во время конференции. Поэтому он вынужден был записать свой вопрос позднее в другом помещении. Но журналисты запросили видеопленку с записью интервью на Кубе и обратились для этого к директору Агентства по печати Кубы. Тот ответил им, что ППДА никогда не был на Кубе. Он видел нескольких журналистов канала TF-1 во время пресс-конференции, но ни один из них не задавал вопросов Кастро. Таким образом, обнаружилось, что ППДА солгал и что он использовал вопросы, задаваемые другими журналистами, для создания собственного “интервью”.

Что последовало

Большинство газет были шокированы такими поведением и выступили на своих страницах с протестом против столь бессовестной лжи. Две недели спустя, 28 декабря канал TF-1 распространил пресс-релиз, в котором говорилось, что на этом канале всегда свято соблюдаются этические нормы, и что на канале были шокированы тем, что некоторые СМИ попытались опорочить одного из лучших журналистов этого канала. “Нападать на него-это значит нападать на всех нас, мы все ему верим и поддерживаем”. Канал TF-1 утверждал, что они не изменяли слов Кастро, а только изменили саму форму репортажа. Несколько руководителей канала TF-1 подписали это письмо.

Несколько возмущенных журналистов написали в квалификационную Комиссию. Эта организация выдает пресс-карточку профессиональным журналистам один раз в год, проверяя, действительно ли данный человек работает в СМИ, Комиссия выдает ему пресс-карточку с фотографией и подтверждением статуса. Впервые за все 57 лет своего существования Комиссия отреагировала публикацией своего обращения в ежедневной газете Ле Монд, в одном из наиболее солидных французских изданий. Комиссия высказала свою обеспокоенность тем, что сенсация добывалась с нарушением этических норм. Она также высказала озабоченность объемом рекламы в СМИ и поспешностью, с которой публикуются факты, требующие серьезной проверки. Комиссия призвала всех зарегистрированных профессиональных журналистов, а также главных редакторов, быть внимательными и осторжными и уважать этику. Все профессионалы СМИ с удовлетворением отнеслись к тому, что совместными усилиями удалось остановить опасную тенденцию.

Обстоятельства дела

Когда имела место фальсификация интервью с Фиделем Кастро, французский телеканал TF-1 владел 49% зрительской аудитории и был лидером среди других каналов. Квалификационная комиссия по выдаче пресс-карточек, хотя и уполномочена проверять право того или иного журналиста на ее получение, тем не менее не имеет юридического права требовать, чтобы журналисты соблюдали профессиональную этику. У журналиста ППДА нет профессиональной карточки. Во Франции существует Свод правил по профессиональной этике, но никто не может заставить журналистов выполнять эти правила. Этот Свод правил является лишь декларацией, а не клятвой, которую дают медики или адвокаты. Один из пунктов гласит: “Журналист не может заниматься плагиатом, а должен всегда ссылаться на своих коллег при использовании их материалов”.



Этические проблемы

Телезрители были введены в заблуждение формой упомянутого интервью. Телерепортаж был сделан другим журналистом канала TF-1 на пресс конференции, а вовсе

не самим ППДА, когда он брал эксклюзивное интервью. Этические проблемы в данном случае можно сформулировать следующим образом: а) позволительно ли знаменитому или малоизвестному журналисту красть и выдавать за свою работу другого журналиста, для того, чтобы завоевать доверие аудитории? б) И может ли журналист, добывая сенсационный материал, лгать об обстоятельствах, при которых этот материал был получен?

Итак, можно спросить: каким образом можно было подать интервью с Фиделем Кастро?

И как должен был бы поступить журналист ППДА после обнаружения “ошибки”?

Cтрого говоря, данная ситуация имеет отношение только к Кастро, ППДА и задававшему вопросы журналисту.

Кубинскому лидеру было безразлично, кто брал интервью. Журналист, который фактически его интервьюировал, был никому не известен и его интересы не принимались в расчет. В борьбе за аудиторию ППДА и канал TF-1 решили, что можно и солгать, предположив, что зрителям будет интереснее смотреть репортаж, якобы сделанный эксклюзивно звездой канала.

Телезрители, чьи интересы были полностью проигнорированы, получили ложную информацию относительно того, кем она получена и насколько она важна. Фактов было достаточно для принятия ответственного решения, но они стали известны зрителям канала лишь на следующий день после передачи интервью.

Профессиональные журналисты считают, что соблюдение этических норм более важно, нежели погоня за аудиторией, а именно эту цель преследовал канал TF-1, чем и объясняется их попытка оправдаться перед Комиссией. Руководствуясь профессиональным Кодексом этики, журналисты и обратились в Комиссию. И хотя у ППДА не было профессиональной карточки и мог не придерживаться рекомендаций Комиссии, следует напомнить, что правила профессиональной этики являются нормой для каждого честного журналиста.

ДЕЛО БОТТОНА

Что произошло

В 1992 году Пьер Боттон, глава фармацевтической компании, был обвинен своим сослуживцем в растрате денег компании на свои собственные нужды. Он являлся зятем политического деятеля Мишеля Нуара- мэра г.Лиона, который намеревался стать президентом Франции. Когда полиция занялась расследованием этого дела, то было обнаружено, что Пьер Боттон действительно тратил много денег на разных людей, в большинстве своем- известнхыи журналистов.

Самым известным и самым “дорогим” был Патрик Пуавр Д’Арвор. В 1988 и 1989 годах он часто летал самолетами по всей Европе, на Карибские острова, на Бермуды и в другие части света по билетам, оплаченным компанией Пьера Боттона, а также пользовался личным вертолетом Боттона для поездок на свою виллу в Бреттани на выходные дни.

В то же самое время ППДА пригласил Мишеля Нуара выступить в его телепрограмме. Даже Жак Ширак, который в то время еще не был президентом, был недоволен, сколь часто этого человека показывали по телевидению. Журналисты канала TF-1 были также неприятно поражены. Директор информационных программ никогда не критиковал ППДА. Сначала ППДА объяснил, что Пьер Боттон является “его другом”, и что принимать подарки от друзей- это нормально. Он также заявил, что лично ничего не предпринимал, чтобы получить деньги. Однако, 5 февраля 1993 года ППДА былы предъявлены обвинения. Судья нашел, что он получил более чем 500000 франков (100000

долларов США) в основном в форме оплаты расходов на свои путешествия. 15 представителей фармацевтических компаний дали показания, что присутствовали на обеде с участием ППДА и Пьера Боттона, где журналист использовал свою известность, чтобы помочь г-ну Боттону подписать контракты. Спустя 3 дня, т.е. 8 февраля, он вновь появился на телеэкранах в программе новостей, а канал TF-1 распространил новое заявлениес выражением ППДА полного доверия.

Что последовало

Спустя несколько месяцев, а именно в июле 1993 года, канал TF-1 решил провести собрание всех своих служащих (включая и ППДА), чтобы обсудить окончательный вариант Устава журналистики, включив в него 13 новых пунктов. Во время процесса над Боттоном в феврале 1995 года адвокат ППДА заявил, что “этические нормы и закон это не одно и то же”. В марте ППДА был приговорен к 15 месяцам тюрьмы условно и должен был заплатить штраф в размере 200000 франков (40000 долларов США). В тот же самый день канал TF-1 снова выразил поддержку ППДА:”Мы верим, он будет продолжать работать и через 3 дня представит специальную шоу-программу, посвященную президентским выборам”.

Спустя 2 месяца, в мае 1995 года Ассоциация телезрителей “Картон жен” обратилась с письмом в Национальный Совет по Радио и Телевидения с просьбой повлиять на канал TF-1 с тем, чтобы они изменили методы работы. Но на канале TF-1 все остается по-прежнему.

Обстоятельства дела

Канал TF-1 все еще является главным телеканалом во Франции. Во время войны с Ираком он приобрел большую зрительскую аудиторию. Каждый вечер 7 млн 800 тысяч телезрителей, включали его, чтобы узнать новости. Опрос общественного мнения, проведенный в январе 1994 года, показал, что 18% французов верят теленовостям. В Испании эта цифра составляет 25%, в Канаде-24%, в США-19%, в Германии-31%, в Мексике-35% и в Великобритании-34%.



Этические проблемы

В этом деле нашли отражение две проблемы- этическая и юридическая. Юридическая проблема бала разрешена через суд. Этическая- получила отражение во французском Кодексе СМИ Франции: “Журналисту не разрешается зарабатывать и принимать деньги от государственных или частных фирм, используя свое влияние или свои связи”.

По делу Боттона проходило множество людей: сам г-н Боттон, его свекор Мишель Нуар, чья политическая карьера сегодня уже закончилась (он не является мэром Лиона), а также клиенты компании Боттона, которые доверяли компании, поскольку известный журналист гарантировал ее надежность. В деле Боттона политикам, журналистам (а ППДА был не единственным журналистом, проходящим по этому делу) и бизнесменам инкриминировалось то, что они преследовали личные интересы и, конечно, материальную выгоду. Интересы клиентов Боттона и, что еще хуже, интересы широкой общественности, абсолютно игнорировались. Телезрители продолжали верить ППДА, а жители Лиона долгое время не знали, что их мэр получил деньги на свою избирательную компанию нечестным путем. Необходимо было сделать несколько запросов, чтобы получить информацию и дать делу законный ход.

С этической точки зрения все гораздо сложнее. Журналист не может быть уволен за то, что он отказывается давать информацию в пользу лиц или организаций. Закон защищает журналиста, если у него возникают трудности в отношениях с работодателем. Однако, никаких санкций нельзя применить к журналисту, если он нечестен.

Точка зрения, являющаяся предметом спора по данному делу, абсолютно очевидна: личные корыстные интересы выступают против законных интересов общества. Защитники ППДА пытались доказать, что его поступки были продиктованы “дружбой”, и что “подарки”, которые он получал, были от его друга. Но эти аргументы не убедили судей.

На вопрос о том, как следовало поступить в данной ситуации, можно ответить: журналист должен был бы принести извинения и уйти с телеканала. И в электоронных и в печатных СМИ любой журналист, нарушающий журналистскую этику, был уволен, не говоря уж о том журналисте, против которого было возбуждено уголовное дело.

Деньги, которые пришлось заплатить ППДА по решению суда, не были для него значительной суммой. Он был осужден лишь услдовно и продолжает работать на телевиидении. Единственный человек, который действительно пострадал- это Мишель Нуар, мэр Лиона. Хотя его вина была не больше вины ППДА, его избиратели сделали свои выводы. Канал TF-1 и ППДА не считают, что они подотчетны своей аудитории. Он не выступал в программе новостей во время судебного разбирательства, а телеканал почти не затрагивал эту проблему. И снова, точно так же как в деле об интервью с Кастро, никакая профессиональная Ассоциация не смогла оказать воздействия, даже когда журналисты пытались протестовать.

3.ВАЖНАЯ ПРОБЛЕМА:ВТОРЖЕНИЕ В ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ

Многие стремятся оградить себя от вторжения в личную жизнь.Но немногим людям это удается, т.к. информация об их личной жизни способствует увеличению тиража газет. Этические проблемы, связанные с личной жизнью, весьма многоплановы. В приводимых ниже примерах мы увидим, как вторжение в личную жизнь общественного деятеля привело к тому, что пресса вынесла свой приговор до того, как дело было рассмотрено в суде (пример из Германии). Мы обнаружим, что подозреваемые в совершении преступления в Норвегии имеют точно такое же право на конфиденциальность, как и жертвы преступлений в Нидерландах. Мы также увидим, почему общественные деятели теряют право на неприкосновенность личной жизни, потому что право общественности на получение информации приоритетно (пример из Великобритании).

ЧАСТНАЯ ЖИЗНЬ НЕМЕЦКОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ДЕЯТЕЛЯ

И ЕГО ПРОШЛОЕ

Барбара Томас, Германия

Описываемые события произошли в Гамбурге и были вызваны телепрограммой “Einspuch” (возражения и протест), которая передается по частному каналу спутникового вещания SAT 1. Передача являла собой очень острую и сенсационную дискуссию о текущих событиях, и можно даже усомниться, применимо ли здесь вообще слово “дискуссия”, поскольку в конце передачи приглашенные для участия в ней просто кричали друг на друга. Гости ведущего программы Ульриха Мейера яростно защищали свои взгляды. Воздействие этой программы, которую смотрело от 4-х до 5 миллионов зрителей, было огромным.



Обстоятельства дела

В сентябре 1993 противники и сторонники проведения общественно-профилактической работы с молодыми уличными проститутками мужского пола обсуждали эту проблему в прямом эфире телевизионного канала в Гамбурге. Передача скорее представляла некую смесь обсуждения секса и преступности, нежели серьезную дискуссию на тему о том, как изменить ситуацию к лучшему, особенности среди несовершеннолетних. Одним из приглашенных на передачу был г-н Питер М., который курировал вопросы молодежной политики Партии Зеленых. Он был известен тем, что ипользовал весьма неформальные методы помощи этой группе молодежи, за что неоднократно подвергался критике. В конце передачи молодой человек-проститутка был доставлен в студию и опознал в М. своего клиента. Политический деятель назвал это заявление клеветой и подал иск на телеканал и ведущего Ульриха Мейера за обман. Молодой человек, который возможно находился под воздействием наркотиков, во время передачи не присутствовал в студии, как заявила группа, делавшая передачу, а смотрел телепрограмму где-то

вне ее, и заявил, что узнал в М. своего клиента4. Мейер, на которого М. подал в суд, сообщил, что его сотрудники проверили заявление молодого человека-проститутки, сделанное во время телепередачи, и оно было подтверждено источниками, заслуживающими доверия. Но он не раскрыл этих источников информации, так же как и не объяснил причин, почему он так поступил. Его противники возражали, что изложенные факты было практически невозможно проверить за остававшийся весьма короткий отрезок времени передачи, прерывавшейся к тому же рекламными паузами, а защита источников информации в данном случае была надуманной причиной. Все критики были едины во мнении, что группа, готовившая передачу, после ее окончания отправились в места, где собираются проститутки, взяв собой фотографию М., которую они предъявляли с целью сбора информации о нем.

Мейер защищал свои действия, заявляя, что они были основаны на имевших место слухах, которые просочились в общество, и он хотели дать М. возможность отреагировать на них. Адвокат М. убежден, что все было спланировано задолго до передачи, и все это похоже на провокацию -М. просто заманили в ловушку. Более того, наблюдающий за работой телеканала орган-Краевой комитет по СМИ, позднее критиковал его за то, что М. заранее не был извещен о том, что его ждет на передаче.

Случай представляется еще более серьезным, если учесть, что М. является официальным юридическим советником Партии Зеленых и телепередача вышла в эфир за несколько дней до выборов в Гамбурге.

Молодой человек, получивший 500 марок за участие в телепередаче, позднее отозвал свое заявление из полиции и признался, что сделал его, находясь под воздействием наркотиков.

После предупреждения, поступившего от адвоката М., региональный руководитель канала SAT 1 не стал давать повтор телепередачи в эфир. Судья, который возглавлял рассмотрение правового спора между Мейером и М., предложил форму соглашения между участниками тяжбы, но адвокат Мейра ее не принял, и разбирательство было продолжено.

Более того, дискредитация М. имела весьма серьезные последствия: прокуратура начала расследование против М. по подозрению в совершении преступления по статье 175 Закона (вовлечение в половые отношения несовершеннолетних в возрасте от 16 до 18 лет) , который был отменен в мае 1994 года. Адвокат Мейера и телеканал SAT 1 заявили, что предоставят судье документы полиции по данному расследованию.


1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница