Учебное пособие. Краснодар, 2007. 184 с



страница8/14
Дата09.05.2016
Размер2.43 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

ГЛАВА 3 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОСНОВА БЕЛОГО РЕЖИМА

§ 1. МАТЕРИАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

РЕЖИМА В 1918-1919 гг.


Добровольческая армия на этапе своего формирования получала необходимое довольствие за счет казны Дона. За финансы отвечал «Верховный руководитель» генерал М. В. Алексеев. В армии существовало «экономическое совещание», ведавшее вопросами тыла. Как отмечалось, на первых порах в Добровольческой армии (тогда еще «Алексеевской организации») насчитывалось до 700 человек, но уже в январе 1918 года в армии числилось около 3700 человек.327 Обеспечение всеми видами довольствия осуществлялось с центральных и полевых складов. Хлеб выпекали в полевых хлебопекарнях. Обмундирование и снаряжение поступало с вещевых складов Кавказского фронта, многие из которых были в руках Донского атамана. Подвоз материальных средств осуществлялся специальными подразделениями гужевым и автомобильным транспортом, В каждом полку была автомобильная рота из двух – четырех автомобилей328. Некоторые запасы продовольствия получались со складов военных училищ в Новочеркасске и Ростове. Кроме этого, М. В. Алексеев напрямую получал деньги от военных миссий Франции, Англии и США, но данные о суммах этих средств разнятся. На взгляд авторов, генерал Алексеев сознательно вводил в заблуждение общественность и донское командование, заявляя о тех или иных суммах. С целью, с одной стороны, добиться максимально возможной поддержки у союзников (тогда он просил деньги, заявлял, что выделяемые средства не значительные); с другой стороны для осуществления давления на Донского атамана (когда генерал утверждал, что может обойтись и без помощи Дона, опираясь только на Антанту).

Однако вынужденное отступление из Ростова заставило белогвардейцев уже в станице Ольгинской, где переформировывались части, ограничить продовольственные запасы до минимума, а именно: по две банки консервов на человека329. Практически все тыловые подразделения были брошены: обоз затруднял маневр частей в условиях преследования противником. Все армейские финансы находились в небольшом саквояже Алексеева, с которым он не расставался. Добровольцы в прямом смысле добывали себе пропитание самостоятельно в занимаемых населенных пунктах. Армейская казна была почти пуста, а в качестве денег крестьянам выдавались временные обязательства или расписки, которые, как правило, никакой ценности не имели. Кроме того деньги, получаемые по распискам, было не возможно разменять (их выдавали атаманам и старостам в тысячерублевых купюрах – Е. К.).

Такая система «решения» продовольственного вопроса невольно привела к тому, что подчас бесплатно отнималось всё: «одни брали необходимое, другие «партизанили» приглянувшееся, а, глядя на них, находились такие, которые попросту грабили»330. Это разлагало и разрушало моральный дух в первую очередь самих добровольцев, превращая их по выражению В. В. Шульгина, «почти святых» в «почти бандитов»331, и настраивало мирное население против белой армии. Белогвардейцы же оправдывали свои действия потерями и жертвами во имя освобождения России, в ходе сопротивления новой власти. Недостаток продовольствия в армии побуждал командование добровольцев к поискам новых способов решения этого вопроса. Так летом 1918 года, накануне второго похода на Екатеринодар, было заключено соглашение с Кубанским правительством, согласно которому последнее должно было кормить армию на протяжении всего времени её пребывания на территории края. На некоторое время это соглашение решило вопрос поставок продовольствия.

В конце 1918 – начала 1919 года в связи с увеличением численности армии и проведением мобилизаций местного населения, продовольственная проблема снова обострилась.



Теперь обязанностью армии стало снабжение продовольствием районов, не способных самостоятельно обеспечить себя. К ним можно отнести Терскую область, Черноморскую губернию, Крым. В этих регионах из зерновых культур выращивалась только кукуруза. Самой же армии численностью в 300 тысяч человек (вместе с тылами и обозами – Е. К.) для ежедневного нормального содержания необходимо было: от 450 до 500 голов крупного рогатого скота, 15 тысяч пудов хлеба, 10-20 тысяч пудов различных «приварочных» продуктов, 15 тысяч пудов зернофуража и столько же сена332.

В Добровольческой армии существовал материальный отдел, ведавший вопросами тыла, но для оперативного снабжения армии требовалось соответствующее самостоятельное ведомство. Для этого сразу после утверждения Деникиным Особого совещания (ноябрь 1918 года – Е. К.) было образовано управление продовольствием. Руководство этим управлением было поручено С. Н. Маслову. Между тем, к весне 1919 года потребность армии в месяц составляла 630 тысяч пудов зерна, если же к этому добавить и снабжение гражданского населения, но необходимо было более 1 миллиона пудов333. Основными поставщиками хлеба были Ставропольский край и Кубань, которые совместно с большим трудом поставляли только половину необходимого количества довольствия. Ряд объективных причин затрудняли выполнение поставленной задачи.

Несмотря на урожай, в Ставропольской губернии залежалось до 400 тысяч пудов хлеба, который из-за отсутствия транспорта было невозможно вывезти. Урожай погибал на полях из-за недостатка рабочих рук. Снимались с занятий учащиеся гимназий и студенты, которые не подлежали призыву в армию.



На Ставрополье устанавливались твердые закупочные цены на основные виды продовольствия. Осенью 1918 года пуд мяса стоил 45 руб., сала 80 руб., картофеля – 4 руб., хлеба – 12 руб., сена – 3 руб.334 В розничной торговле цены были выше в несколько раз. Заготовками занимались специальные уполномоченные управления продовольствия. Крестьянам, сдавшим хлеб, выдавались удостоверения, предъявляя которые они могли покупать промышленные товары в лотках, но там практически ничего не было.

Для выхода из положения Особое совещание в марте 1919 года разрешило обмен хлеба на спирт, что повлекло за собой спаивание деревенского населения.

На Кубани были свои сложности. Местные власти наложили запрет на вывоз свыше 70 наименований товаров за пределы края. В первую очередь, конечно же, это было продовольствие. Тем самым срывались централизованные поставки зерна. Вдоль всей границы края были установлены таможни, которые пытались вводить продовольственный налог. Своим приказом Деникин определил обязательные поставки: по 5 пудов зерна с десятины. Освобождались лишь те крестьяне, наделы которых были менее трех десятин. Таким путем было получено всего около третьей части предполагаемого продовольствия. Надо отметить, что несмотря ни на что, армия не голодала. Попадали в руки добровольцев и трофеи в виде продовольственных запасов. Так, например, после занятия Северной Таврии в их руках оказалось около полутора миллионов пудов пшеницы из резервов, заготовленных гетманским хлебным бюро.

К концу 1918 года усиливаются противоречия между Деникиным и кубанскими самостийными казаками. Правительство Кубани устанавливает на границах области таможенные посты.



«Отбирается решительно все, независимо от количества: мука, масло, сало, колбасы и даже творог и сметана, при этом отбираемое тут же продается стражниками местным жителям или пропускается за соответствующие взятки»335. Так, создавая препятствия под благовидным предлогом укрепления своей экономики, кубанские власти использовали «хлебную проблему», как один из рычагов политического давления на белый режим.

Предпринимались и другие способы для обеспечения Добровольческой армии продовольствием. В сентябре 1918 года продуктовое довольствие стало распределяться централизованно через полковые службы, а в армии отменили выдачу денег на закупку питания у населения.

Однако привычка грабительского «самоснабжения» настолько укоренилась в армейской среде, что подобные меры не могли её остановить.

Из всех районов территории, контролируемой добровольцами, Деникину то и дело поступали сведения о подобных выходках его войска. Писали об этом из Харьковской губернии: «Несмотря на приказ генерала В. В. Май-Маевского, запрещающий отдельным лицам производить реквизиции, они продолжаются, внося в крестьянскую массу раздражение против Добровольческой армии». Докладывали из Воронежской губернии: «Нет ни одной крупной слободы, которая не жаловалась бы на «озорство» и грабежи воинских частей», подтверждали из Таганрогского округа: «крестьяне терроризированы действиями чиновников, хозяйственной части первого сводного запасного батальона, которые проводят безвозмездные реквизиции»336.

Командование Добровольческой армии понимало, что бороться с подобным явлением бессмысленно, половину всей армии пришлось бы взять под арест.

Говоря о продовольственной проблеме, нужно признать тот факт, что основные трудности были вызваны скорее несовершенством самой распределительной системы, нежели недостатком продовольствия.

Введенная еще Временным правительством хлебная монополия не прекращала своего действия в первые месяцы существования Добровольческой армии на занимаемой ею территории.



Стремление властей ввести контроль цен на продовольственные товары, неизбежно привело к развитию нелегального рынка. Представители земельных собственников и торгово-промышленной сферы дали неодобрительную оценку монополии на продовольственном совещании, которое проводилось в феврале 1919 года в Севастополе. Выступления присутствующих сводились к следующему: «В конце концов, русский народ должен пройти всю школу капиталистического строя, и сохранить какие бы то ни было запреты, значит задержать его развитие на несколько столетий»337.

Однако было решено поддержать существование твердых цен до того времени, когда будет создан определенный запас зерна. И лишь в конце июля была отменена хлебная монополия, когда прогнозы на обильный новый урожай сняли в определенной мере опасения.

То, что такие опасения были, подтверждает ходатайство управления продовольствия перед главным командованием о закупке в Америке 100 миллионов пудов зерна, чтобы «накормить» Россию, «освобождаемую» от большевиков. Но казна была пуста, а союзники не торопились оказывать финансовую помощь и в кредитах отказали.

Вот что писал по поводу этой неудачи генерал А. М. Драгомиров из Парижа: «На получение американского хлеба рассчитывать нельзя, моими личными переговорами с Думером удалось добиться только обещания посылки в адрес управления продовольствия мануфактуры, обуви, сельскохозяйственных орудий для извлечения хлеба из местного населения путем товарообмена»338. Но и это обещание союзниками не было выполнено.

Стоит отметить еще одну важную причину, усугубившую решение продовольственной проблемы – это разрушенное государственное финансирование. Оно уже было подорвано Первой мировой войной и окончательно погибло вместе с банковской системой в первые дни Октябрьского восстания.

Во главе финансового ведомства «белого режима» находился М. В. Бернадский профессор-экономист из Петербурга. Он был сторонником «социально-окрашенного капитализма», т.е. активного вмешательства в экономику. Министром финансов Временного правительства он стал в сентябре 1917 года. А в октябре этого же года Бернадский и его кабинет оказался в Петропавловской крепости. После освобождения он отбывает в Киеве, затем в Одессу, где входит в состав «правительства» генерала А. В. Шварца. Эвакуировавшись вместе с французами, попал на территорию, занимаемую добровольческой армией. Его убеждения в решениях экономических проблем при помощи сильной власти совпадали с точкой зрения главнокомандующего, что подтверждается неизменным пребыванием Бернадского на этом посту в составе правительства Деникина (Особого совещания – Е. К.), структура которого изменялась неоднократно.

Первый проект государственного бюджета был разработан в конце 1919 года на последующий год. Но, он был не реализован. Проанализировав перечень доходных статей, можно получить представление об источниках поступления финансов в казну Добровольческой армии.

В условиях политических и экономических потрясений, полного обнищания масс эффективность прямого налога была незначительной.

В 1920 году планировалось получение 2 миллиардов рублей, что составлял 4% суммарных поступлений за счет прямого налогообложения. В 1919 году же эта цифра составляла 510 миллионов, однако с учетом инфляции, армии этого не хватило даже бы на полгода339. В основном это были таможенные и портовые сборы и платы за лицензии на вывоз определенных видов товаров.

Согласно тому же проекту косвенные налоги составляли 42% всей доходной части бюджета, в денежном же отношении это было 12-19 миллиардов рублей. Предполагалось ввести сахарную монополию. По всей территории, которую занимали войска Добровольческой армии, существовал акциз на вино, спички, табак, чай. Существовали ещё доходы от так называемых «казенных имуществ», в том числе от железных дорог. Они же должны были обеспечить порядка 23-24 миллиарда рублей, или 53% доходов. Однако в тот период и транспорт и казенного ведомства заводы и фабрики были убыточными.



В поисках новых источников получения денег в июле 1918 года была учреждена Комиссия по реализации военной добычи (Реалдоб). В начале она подчинялась генералу М. В Алексееву, а после его смерти была передана управлению торговли и промышленности. Представители этой комиссии занимались обследованием, отвоеванных у большевиков железнодорожных станций, выявляли бесхозные грузы, которые впоследствии объявлялись военной добычей и продавались с аукциона. Невозможно было провести четкую грань между оставленными красными грузов и собственно имуществом крестьян. По большому счету деятельность Реалдоба напоминала вполне легализованный грабеж. Очевидно, по этой причине, несмотря на 12.205.729 руб. 63 коп.340, пополнивших казну, шесть месяцев спустя после появления Комиссии, этот своеобразный источник получения доходов в бюджетных средствах не упоминался.

Как и во все смутные времена, основным и самым простым источником наполнения казны был печатный станок. На Юге России в обращении ходили денежные знаки многих разновидностей: царские («романовские»), украинские (гетмана и Директории), «билеты» Временного правительства, донская «валюта». На Северном Кавказе также находилось в обращении громадное количество бумажных денег: чеки Грозненского казначейства, марки Терской республики, денежные знаки Терского народного Совета. Многообразие денежных знаков порождало не только неразбериху, поскольку все они имели, сложный рыночный курс, но и спекуляцию. Деникину удалось запретить хождение советских денег, приказом от 30 января 1919 года они были изъяты из обращения. В Государственном банке их принимали для обмена. Если сумма превышала 5 тысяч рублей, то она обменивалась из расчета 20% стоимости в деньгах, имеющих хождение. Разрешалось обменять ещё 20 тысяч, в этом случае из расчета 10% номинала341. Все слои населения были недовольны этой мерой.

С ходатайством об увеличении суммы обмена для иностранных поданных, обратилось Французское командование на Юге России. Понимая, что запрет советских денег необходим для нормального функционирования экономики юга страны, Деникин отказал довольно резко: «Большевистские знаки, выпускаемые любым каторжником – комиссаром, не имеют абсолютно никакой цены. И только, чтобы выручить из беды бедное население, допущен прием, некоторых знаков по умеренной цене. Никаких изъятий из этого правила быть не может»342.

Жизнь дорожала, цены росли. Не хватало всего – хлеба, одежды, патронов, не хватало и денег. Ситуация так быстро менялась, что деньги из столиц, где они печатаются порою просто не доходили до провинции.

Командование Добровольческой армии в марте 1918 года приняло решение о прибавке к жалованию офицеров и чиновников. На это ежемесячно требовалось 30 миллионов рублей. Но, поскольку казна была пуста, Управление финансов ответило отказом.

Деникин так отреагировал на этот вопрос: «Не понимаю. Дать нужно, а денежных знаков нет. Надлежит спешно финансовому отделу озаботиться изготовлением знаков»343, тем самым, показав полную безграмотность в чуждых для него вопросах. Правительством было принято решение организовать собственные экспедиции печатания денег.

Уже в октябре 1918 года на приобретение для экспедиции заготовления государственных бумаг. Особое совещание ассигновало 400 тысяч рублей. Спустя полмесяца правительство приняло решение о заказе денежных знаков на 1500 миллионов рублей в Англии. Деньги должны были бы быть отпечатаны «по точному образцу «романовских» (царских) денег»344. Но упрекнуть власти Белого режима в изготовлении фальшивок не пришлось, поскольку валютных средств на отмену не хватило, и дело это не было реализовано.

Только в октябре 1919 года начали действовать конторы экспедиции по заготовлению государственных бумаг в Киеве, Одессе, Симферополе и Новороссийске.

Появление денежных знаков белого режима лишь незначительно ослабило нехватку денег. Контроль печатного станка был одним из важных условий проведения самостоятельной политики. Денежные знаки выпускались даже мелкими хуторками, отдельными учреждениями, организациями и режимами в один, три, пять рублей и номиналом в 250 рублей, тысячу и пять тысяч. Существовали, так называемые в простонародье «колокольчики» (тысячерублевки), получившие свое название из-за изображенного на них Царь-колокола.

Стали появляться денежные суррогаты, которые выпускали не только белые режимы, но и бандитские формирования, захватившие власть в отдельных районах. Например, Нестор Махно ставил на денежные знаки довольно грубо изготовленный штамп. На штампе надпись: «1. РЕВ. АРМИЯ УКРАИНЫ МАХНО / 50 руб.». Таким оригинальным образом махновцы превращали деникинские пятирублевки в пятидесятирублевки. Деньги стремительно обесценивались.



Уже в конце октября 1919 года генерал Драгомиров в телеграмме из Киева сообщал: «В государственном банке ни копейки. Все военные заводы, предприятия, сокращают производство. Самые неотложные работы по заготовке топлива для железных дорог прекращены из-за отсутствия денег. Задолженность войск огромная… Экспедиция дает пока только трехрублевки по 200 тысяч в день. Если не получу до среды денег, и не будет … новая порция в 100-150 миллионов; буду вынужден объявить контрибуцию, что будет лучше, чем тот ужас, который мы переживаем от безденежья»345. Добровольческая армия и Донское правительство за всё время существования выпустили в оборот денежную массу в сумме около 30 миллиардов рублей.346 Однако остановить инфляцию или хотя бы сдержать её темпы, Деникинскому правительству не удалось из-за хаоса в экономике, нарушения коммуникаций и превышения должностных полномочий чиновников.

Значительное количество сил и средств для обеспечения своего режима белые получали от интервентов. Как отмечалось, на первом этапе это были германские поставки техники, вооружения, боеприпасов и имущества через атамана Всевеликого Войска Донского П. Н. Краснова. В дальнейшем были организованы прямые поставки материально-технических средств бывшими союзниками России по Антанте. За эти поставки белые рассчитывались сполна: золотом из бывшей царской казны, углём, лесом, шерстью, зерном. Некоторые запасы были захвачены у Красной Армии, а также на складах бывшего Кавказского и Румынского фронтов. Осенью 1919 года Деникин, сетуя на регулярные задержки поставок, отмечал, что вполне может обойтись без помощи союзников. Но своих заводов, фабрик и цехов по производству военного имущества и вооружения у белых не было.

Как известно, союзники по Антанте разделили территорию России на зоны своих политических, экономических и военных интересов и их помощь была дозированной, с учётом действий белогвардейских войск и складывающейся обстановки.

По словам Верховного руководителя ДА генерала М. В. Алексеева, в конце 1917 года от правительства США было получено 30 млн. рублей347, от французской воинской миссии 1 млн. рублей348. Более тысячи антантовских офицеров и добровольцев в качестве советников, инструкторов, технических работников, авиаторов и танкистов помогали организации белых армий349.

В дальнейшем помощь союзников усилилась. После разгрома в начале 1920 года ВСЮР корабли Антанты переправили из Новороссийска в Крым до 40 тысяч белогвардейских солдат, офицеров и гражданских чинов350. В последующем страны Антанты продолжили военную и дипломатическую поддержку режима Врангеля. О размерах помощи союзников можно судить по прилагаемой таблице.

Таблица 1. Техника, вооружение и денежные средства, выделенные союзниками в 1919-20 годах351.

Страна

Денежные средства

Танки

Ору-дия

Само-лёты

Паро-возы

Вин-товки

Боепри-пасы

Снаря-жение

Великобритания

30 млн. фунтов стерлингов

42

515

300




450 тыс.

постоянно

постоянно

США

20 млн. долларов

7

100

160

30

200 тыс.

постоянно

постоянно

Франция

150 млн. франков

8

50

72




170 тыс.

постоянно

постоянно

Необходимо заметить, что значительное количество вооружения, боеприпасов и снаряжения было поставлено из числа трофеев, взятых Болгарией, Турцией, Австрией и Германией у Русской Армии.



Компенсация за поставленное вооружение, технику и снаряжение была не адекватной. Союзники за бесценок приобрели корабли Черноморского торгового флота, вывезли из России значительные материальные ценности и природные ресурсы (нефть, каменный уголь, лес). Только с 1 февраля по 1 октября 1920 года им было отгружено: 3 млн. пудов зерна, 130 тыс. пудов соли, 120 тыс. пудов льна, 120 тыс. пудов табака, 63 тыс. пудов шерсти352.

Таким образом, материально-техническую основу белого режима составляли запасы бывшей царской армии, сосредоточенные на центральных складах в Ростове, Ставрополе, Грозном, Екатеринодаре, Майкопе, Новочеркасске. Кроме того, многие части, убывающие с фронтов Первой Мировой войны прибывали на Юг России со своим штатным вооружением. Практически все рядовые казаки были вооружены стрелковым оружием. Это позволило генералу Л. Г. Корнилову, М. В. Алексееву и А. И. Деникину сформировать Добровольческую армию. На первом этапе армия снабжалась за счёт передачи вооружения и техники донским атаманом П. Н. Красновым, которое он получал от оккупантов (немцев – Е. К.). В дальнейшем страны Антанты организовали прямые поставки через Черноморские порты.

Продовольствие заготавливалось на местах. Основным способом при этом была самодобыча у местного населения или обмен продуктов на расписки, практиковалось и самопроизводство при частях, но это с трудом могло обеспечить только дополнительное питание.

Белое правительство разработало комплекс мер для получения денег в доходную часть бюджета. Но вследствие галопирующей инфляции и злоупотребления чиновников средств не хватало для снабжения и обеспечения Вооружённых Сил.

Организованные поставки техники и вооружения, запасов материальных средств со стороны Антанты не в полной мере могли обеспечить потребность войск и населения, проживающего на территории, подконтрольной белому режиму и не соответствовали затраченным на них средствам.

Любые шаги, предпринимаемые правительством Деникина, в таких различных областях деятельности, как организация продовольственных поставок, решение финансовых проблем, снабжение армии техникой и вооружением, были малоэффективными и носили бессвязный характер. Все проводимые мероприятия по выводу страны из кризиса, в которых остро нуждалось население, откладывались Деникиным и его ставкой до полной победы над большевиками. Разве могли войска белого режима в силу этого фактора «пользоваться уважением и поддержкой широких слоев русского населения?353» А ведь для того, чтобы армии победоносно дошли до Москвы, необходим прочный тыл, его-то как раз на Белом Юге не было. И. В. Сталин отмечал: «Для успеха войск, действующих в эпоху ожесточенной гражданской войны, абсолютно необходимо единство, спаянность той живой людской среды, элементами которой питаются и соками которой поддерживают себя эти войска, причем единство это может быть национальным (особенно в начале гражданской войны) или классовым (особенно при развитой гражданской войне). Без такого единства немыслимы длительные военные успехи. Но в том-то и дело, что окраины России … не представляют и не могут представлять для войск Деникина … ни в национальном, ни в классовом отношении даже того минимума единства живой среды, без которого … невозможна серьезная победа»354.

Тыл в войсках Деникина и на захваченной им территории стал именем нарицательным. Со временем к этому понятию стали относить не только снабженцев, интендантов, штабистов и обозников, но и политических деятелей и высших должностных лиц, не сумевших найти нужных рецептов для выведения России из кризиса. Тыл стал «довеском», затормозившим все благие начинания белогвардейцев. Он разложил фронт и привел белый режим Юга России к поражению.



1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница