Учебное пособие для студентов 2, 3 курсов всех форм обучения. Специальность 030900 «Юриспруденция»



Скачать 329.6 Kb.
Дата11.11.2016
Размер329.6 Kb.


Федеральное агентство морского и речного транспорта

Федеральное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Волжская государственная академия водного транспорта

Кафедра уголовно-правовых дисциплин
Лазарев А.М.


ПРИЧИННАЯ СВЯЗЬ ПРИ БЕЗДЕЙСТВИИ


Учебное пособие

для студентов 2, 3 курсов всех форм обучения.

Специальность 030900 «Юриспруденция»

(квалификация (степень) «бакалавр»)

Издательство ФБОУ ВПО ВГАВТ

Н. Новгород 2014



УДК 343

Л 17
Рецензенты:

Толстолуцкий В.Ю. – д.м.н., профессор кафедры уголовного процесса и криминалистики юридического факультета ННГУ им. Н.И. Лобачевского


Лазарев А.М.

Причинная связь при бездействии: учеб. пособие для студентов 2, 3 курсов всех форм обучения. Специальность 030900 «Юриспруденция» (квалификация (степень) «бакалавр») / А.М. Лазарев. – Н. Новгород: Издательство ФБОУ ВПО ВГАВТ, 2014. – 28 с.

Настоящее пособие предназначено для студентов, изучающих Общую часть уголовного права и имеет целью помочь изучить одну из самых сложных и спорных проблем установления причинной связи между бездействием лица и наступившими общественно-опасными последствиями.

Основное содержание пособия отведено рассмотрению философского, физического и правового содержания бездействия на основе современных научных разработок в области уголовного права, что должно побудить их в дальнейшем углубленно изучать учение о причинной связи применительно к практической деятельности.

Пособие поможет студентам в простой и доступной форме ознакомиться с единым философским пониманием причинной связи и ее использованием в уголовном праве.

Работа рекомендована к изданию кафедрой уголовно-правовых дисциплин (протокол № 3 от 28.10.2013).


© ФБОУ ВПО ВГАВТ, 2014


СОДЕРЖАНИЕ





Введение

4

Причинная связь при бездействии

6

Список используемой литературы

27


Введение

При установлении признаков объективной стороны состава совершенного лицом преступления наиболее сложным и трудным является доказательство наличия причинной связи между поведением лица и его последствиями. В законодательстве вопросы причинной связи не рассматриваются, но и в науке уголовного права существует множество теорий причинности, ни одна из них не сформулировала единой концепции, позволяющей перенести учение о причинности в область уголовного права. Каждая теория причинной связи в уголовном праве, кроме теории необходимого условия, не может убедительно обосновать ответственность лица за наступившие от его действий последствия сформировать единую судебную практику, наиболее полно отвечающую задачам уголовного закона. При этом установление причинной связи еще более усложняется, если последствие вызвано бездействием лица.

Проблема причинной связи при бездействии является одной из самых сложных и спорных в науке уголовного права.

В пособии кратко рассматриваются философские положения о причинности, точки зрения ученых-правоведов на причиняющую силу бездействия, сложность общественных отношений, в которых человек находится в социальной среде и в обстановке множества факторов, воздействующих на него в условиях ускоренного научно-технического прогресса. Поэтому бездействие следует рассматривать не только в физическом аспекте, но и в социальном. Запрещая в правовых нормах определенные виды бездействия, законодатель стимулирует различные стороны социальной активности личности. В юридической литературе уделяется большое значение ответственности за бездействие при охране окружающей среды, нарушении экологического равновесия, за неоказание помощи больным, за несоблюдение технических регламентов, правил эксплуатации технических устройств и т.д. Все это должно приводить к повышении роли субъекта в определенных сферах жизни общества: властной, управленческой, производственной.

Чем организованней социальная общность людей, тем большую роль играет в ней каждый индивид в организации и функционировании всей социальной системы и тем больше в законодательстве появляется норм, регулирующих общественные отношения, связанные с бездействием обязанных лиц. Это и определяет актуальность проблемы причинной связи при бездействии лица.

Пособие не может заменить учебник по уголовному праву и конспекты лекций. Полное и глубокое уяснение причинной связи в уголовном праве невозможно без обращения к работе ученых-правоведов по рассмотренным в пособии вопросам, статей юридических журналов, практики судебно-следственных органов, а также разъяснений Верховного Суда РФ по результатам обобщения судебной практики.



причинная связь при бездействии


Уголовная ответственность по российскому законодательству наступает за акты внешнего волевого поведения, которые совершаются в объективном мире и причиняют охраняемым Уголовным кодексом общественным отношениям определенный вред или создают реальную угрозу причинения вреда и выражаются в общественно опасном действии или бездействии. Описывая то или иное преступление, законодатель характеризует, в первую очередь его объективную сторону. В ней проявляется замысел преступника, воплощается его преступный план или выражается пренебрежительное или безразличное отношение к охраняемым законом благом, ценностям, интересам людей, интересам общества или государства. Конкретный поступок человека может породить в системе общественных отношений различные последствия, но не все они являются предметом уголовно-правового исследования с точки зрения реализации уголовной ответственности, а лишь то, которое в соответствии с законом обосновывает ответственность или влияет на ее размер. Принципиальное требование уголовного права заключается в том, что ответственность за общественное опасное последствие возложена лишь тогда, когда они причинены деянием лица, т.е. между деянием и последствием должна быть установлена причинно-следственная связь.

Причинная связь является обязательным признаком объективной стороны, так называемых материальных составов преступлений. Установление ее отвечает на вопрос: чье деяние вызвало общественно опасное последствие, приводящее к причинению вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям. «Причинная связь лишь объясняет происхождение одного явления от другого и вовсе не содержит, каких-либо оценочных моментов, на основании которых без привлечения других предпосылок уголовной ответственности можно было бы добиться справедливых и соответствующих правосознанию решений»1. Причинная связь является связующим звеном между преступным деянием лица и объектом преступного посягательства. Являясь конструктивным признаком объективной стороны, причинная связь признается необходимым и непременным условием уголовной ответственности за наступившее общественно опасное последствие. Уголовное право считает возможным наказывать лицо лишь в том случае, когда совершенное им деяние представляет действительную опасность для общественных отношений, охраняемых уголовным законом и совершенно виновно. Не предрешая вопрос об уголовной ответственности, причинная связь устанавливает объективный предел этой ответственности: нельзя ставить вопрос об общественной опасности деяния и виновности лица, если его действие не содействовало наступлению последствия1.

Общепризнано, что понятие причинности одинаково для всех отраслей знаний, в том числе и для уголовного права, потому что оно базируется на философском понимании причинности. Попытки рассматривать вопрос о причинной связи в праве независимо от решения этой проблемы тем или иным философским направлением несостоятельны2.

Решая частную задачу – когда и при каких условиях деяние лица является причиной общественно опасного деяния, наука российского уголовного права не создает особого понятия причинной связи, независимо от философского понимания причинности. Проблема причинной связи в российском уголовном праве решается на основе методологических положений диалектического материализма о причинной зависимости в природе и обществе. Они сводятся к следующему.

Причинно-следственные связи – одна из важнейших форм связи и взаимозависимости явлений объективного мира. «Первое, что нам бросается в глаза при рассмотрении движущейся материи, – отмечал Ф. Энгельс в работе «Диалектика природы», – это взаимная связь отдельных движений, отдельных тел между собой, их обусловленность друг другом»3. Это означает, что категории причины и следствия не являются плодом человеческой мысли. Они возникли в результате многочисленного конкретного установления взаимосвязи явлений и нахождения общего признака этой взаимосвязи в различных областях практической деятельности людей. Человек миллиарды раз повторял единичные процессы, устанавливал наличие связи между различными явлениями в пространстве, а затем их связи во времени в различных областях своей практической деятельности, воспроизводил присущие самим предметам и явлениям причинно-следственной связи. Так, в результате многовековой общественной деятельности у человека возникли понятия о причине и следствии.

Причинно-следственные связи носят объективный характер. Признание их объективности вытекает из признания объективности окружающего нас мира. Признавая объективность существующего мира, нельзя не признавать объективный характер причинно-следственных связей, так как это признание непосредственно следует из признания объективности самих предметов, вещей. Диалектический материализм считает неопровержимым объективный характер причинно-следственных связей, существующих между явлениями объективного мира, независимо от сознания человека. Она не привносится в действительность разумом человека. Она присуща самой действительности и раскрывается людьми в процессе познания и практики, когда определенный результат достигается на основании представлений человека о действии той или иной причины.

Причинная связь носит универсальный, всеобщий характер. В мире нет ни одного явления, которое возникло бы безпричинно. Всякое, даже незначительное явление, имеет свою причину и, наоборот, каждая причина порождает свое следствие. «Этот закон одинаково распространяется на биологические, физиологические, социальные и всякие иные процессы и явления. Поэтому никакое другое понятие причинности, кроме того, которое дается материалистической философией, не может быть исходным при разрешении причинной связи в уголовном праве»1.

Причинная связь исследуется и определяется такой, какой она реально была в объективной действительности, но она должна быть мысленно включенной во взаимодействие явлений. «Взаимодействие – вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся материю в целом с точки зрения теперешнего естествознания», – указывает Ф. Энгельс в «Диалектике природы»1. Причинная связь есть лишь частица взаимодействия вещей. В общем взаимодействии причина и следствие находятся в диалектическом соотношении. Их нельзя рассматривать как раз и навсегда данные, которые связаны постоянной и однозначной зависимостью. Как и в других явлениях все зависит от условий, места и времени. Одна и та же причина в различной обстановке может вызвать ряд разнообразных последствий, а одно и тоже следствие может быть порождено различными причинами либо совокупностью причин. При этом причины могут быть внешними и внутренними, главными и неглавными, объективными и субъективными, единичными и др.2 Одна и та же причина в различной обстановке может вызвать не только другие, но и иногда и прямо противоположные следствия. Бывает, что те или иные причины не вызывают тех следствий, которые в обычных условиях ими порождаются.

Говоря о диалектическом взаимодействии причины и следствия, следует указать на два вида взаимодействия: между причиной и следствием данной причинно-следственной связи; между причиной и следствием в сложной цепи переплетающихся и связанных между собой явлений природы и общества. При взаимодействии первого вида, следствие, порождаемое данной причиной, не пассивно, а активно воздействует как на окружающую среду, так и на породившую его причину. Но в рассматриваемом взаимодействии причины и следствия решающая роль принадлежит причине. Именно она определяет содержание причинно-следственной связи, а следствие играет вторичную роль. Нельзя представлять дело так, что причина – это только причина, а следствие – только следствие. Каждое явление может быть и причиной и следствием. В процессе взаимодействия причина и следствие меняются местами: причина становится следствием, следствие превращается в причину, порождающую новое следствие и т.д. На это указывал Ф. Энгельс в работе «Анти-Дюринг»: «Причина и следствие суть представления, которые имеют значение только в применении к данному отдельному случаю, но как только мы будем рассматривать этот отдельный случай в его общей связи со всем мировым целым, эти представления сходятся и переплетаются в представлении универсального взаимодействия, в котором причины и следствия постоянно меняются местами: то, что здесь или теперь является причиной, становится там или тогда следствием и наоборот»1.

При совершении преступлений причиной последствия может выступать не только телодвижение или сумма телодвижений человека, но и сознательное использование им орудий, объективных закономерностей, действий механизмов, биологических процессов и иные обстоятельства. Только они в сочетании с телодвижениями образуют общественно опасное деяние.

Развитие причинной связи происходит в сложных условиях ее взаимодействия со многими другими существенными или незначительными связями. Это в определенной мере влияет на формирование последствия, конкретизируя, индивидуализируя его. Сочетание определенных условий может и не допустить их наступления. При этом причину и условия наступления конкретного последствия нельзя смешивать. Условия, в которых совершается преступное деяние, «сами по себе не могут породить последствие, поскольку не обладают генетической способностью, но, сопутствуя причинам в пространстве и времени, влияя на них, обеспечивают их развитие, необходимое для наступления последствия. При отсутствии необходимых условий причина не может привести к следствию»2. «Под причиной должна пониматься вся совокупность необходимых условий, без любого из которых явление – следствие не могло бы возникнуть, а не одна изолированно взятая сила, которая в скрытом виде пребывала в каком-либо теле и лишь получила внешний толчок. Любое условие, без которого явление – следствие не наступило бы, включено в общую причинную связь, т.е. является необходимым условием наступления следствия»1. Причинная связь в своем исходе зависит от конкретных условий, но именно причина служит решающим и определяющим фактором наступления последствия.

Таким образом, в реальной действительности соотношение причины и следствия выступает в сложных сочетаниях различных связей и условий. При всем многообразии причин и следствий причинная связь познаваема, что подтверждается практикой. Для верного установления наличия или отсутствия причинной связи в конкретном случае философия диалектического материализма выработала инструмент познания – принцип искусственного изолирования явлений. «Чтобы понять отдельные явления, мы должны вырвать их из всеобщей связи и рассматривать изолированно, а в таком случае сменяющиеся движения выступают перед нами – одно как причина, другое как следствие, – писал Ф. Энгельс2.

Указанное положение о том, что причина и следствие меняются местами относится не к конкретной причинно-следственной связи, а к универсальной всемирной связи. Лишь в поступательном движении материального мира причина и следствие бесконечно меняются местами, образуя единую причинно-следственную связь явлений. Принцип изолированности позволяет устанавливать причинно-следственные связи не абстрактно, а конкретно с учетом обстановки, места, времени совершения деяния. Изолированию из всей совокупности явлений подлежит поведение обвиняемого, с одной стороны, и наступившее преступное последствие, которое в соответствии с законом обосновывает уголовную ответственность или влияет на размер этой ответственности.

С учетом положений диалектического материализма наука уголовного права выработала следующие критерии (предпосылки) причинной связи:

1. В качестве возможной причины может выступать лишь такое общественно опасное деяние лица, которое соответствует признакам объективной стороны состава преступления, указанным в конкретной статье УК РФ. Из всех многочисленных последствий человеческого поступка следует выделить лишь то последствие, которое в соответствии с объективной стороной предполагаемого конкретного состава преступления обосновывает уголовную ответственность или влияет на размер этой ответственности1.

2. Причинно-следственная связь – процесс, развивающийся и протекающий во времени и пространстве. Само слово «следствие» означает – идущий вслед за причиной. Причина всегда предшествует следствию во времени. Следствие не может возникнуть раньше, чем появилась и начала действовать сама причина, поэтому для признания общественно опасного деяния причиной наступившего общественно-опасного последствия необходимо установить по каждому уголовному делу, что оно предшествовало последствию во времени. Отсутствие такой последовательности свидетельствует, что деяние лица нельзя рассматривать как причину преступного последствия.

3. Не всякая последовательность явлений во времени свидетельствует о причинной связи между ними. Устанавливая причинную связь между общественно опасным деянием и последствием, «криминалист, прежде всего, должен иметь в виду, что ни одно явление не представляет собой следствие одной единственной, изолированно действующей причины»2.

Поэтому третьим обязательным требованием установление причинной связи является следующее: чтобы деяние было признано причиной наступившего общественно опасного последствия, необходимо, чтобы оно не только предшествовало последствию во времени, но и было результатом именно этого, а не другого деяния. «… Суд признает действие лица причиной наступившего общественно опасного последствия только в тех случаях, когда оно вытекало из совершенного обвиняемым действия, в нем имело свое основание.., – писал А.А. Пионтковский3.

4. Деяние должно быть главной причиной общественно опасного деяния, т.е. оно должно содержать реальную возможность его наступления. При отсутствии деяния последствие наступить не может. «Вменение последствия, по утверждению Н.С. Таганцева, не подлежит сомнению тогда, когда лицо возбудило силы, вызывающие наступление вредного последствия»1.

Если подростки в вагоне электрички повреждают сиденья, разбивают окно, то это не может вызвать крушение поезда. Однако повреждение тормозного механизма такое последствие может вызвать. Когда лицо, управляющее трактором с прицепом в нетрезвом состоянии и, пересекая железнодорожные пути, повреждает гусеницами трактора и полозьями прицепа шлагбаумы, то в результате создается реальная возможность столкновения пересекающих железнодорожные пути транспортных средств с идущим по ним поездам.

Поскольку причинная связь должна мыслиться именно включенной во взаимодействие явлений и под причиной должна пониматься вся совокупность необходимых условий, без любого из которых явление – следствие не может возникнуть, как отмечает В.Б, Малинин. Установить, какую роль выполнило деяние в наступлении последствия можно только применив принцип искусственного изолирования причины и следствия от всеобщей связи явлений. Только рассматривая их изолированно можно представить как начальный так и конечный моменты взаимодействия между ними, определить направление этого взаимодействия и сделать вывод, что конкретное общественно опасное деяние было определяющим и решающим фактором наступления общественно опасного последствия.

5. Создание деянием реальной возможности наступления последствия не предрешает вопрос о причинной связи. Необходимо, чтобы деяние в конкретной ситуации было непосредственной причиной последствия, порождающей его с неизбежностью. Этот критерий причинной связи позволяет различать необходимые и случайные причинные связи. Различие между необходимостью и случайностью заключается в том. Что необходимость выражает сущность явления, а случайность – это только форма проявления необходимости1. Признаком объективной стороны преступлений с материальным составом может быть признана только необходимая, неизбежная причинная связь. Для установления необходимой причинной связи предлагается применить указанный выше метод мысленного исключения конкретного явления из общей причинной цепи, сформулированный в науке уголовного права как следующее правило: «Если мысленно выделив интересующее нас явление (применительно к праву – действие человека) из всей суммы предшествующих факторов, мы найдем, что последствие не произошло бы иным путем или в иное время, то следует признать, что данное явление (действие) является условием данного последствия.

Если же окажется, что последствие наступило бы в том же порядке, то это значит, действие не является условием последствия и между ними нет причинной связи»2. Указанное правило – это логический способ обнаружения, понимания причины и следствия, позволяющий установить необходимую причинную связь между общественно опасным деянием и его общественно опасным последствием, которая означает, что если совершено деяние и налицо соответствующие условия, то неизбежно возникает последствие. Причем, как отмечает А.И. Чучаев, оно всегда порождается причиной – деянием при тех же условиях и во всех других случаях3.

Причинная связь является признаком объективной стороны преступлений, совершаемых не только путем действия, но и путем бездействия. Однако в науке уголовного права вопрос об установлении причинной связи при преступном бездействии является диcкусcионным и в настоящее время, хотя эта проблема берет свое начало с середины XIX века. Трудности в обосновании наличия причинной связи при бездействии лицо определяются тем, что при нем трудно выделить какое-либо материальное воздействие, материальный процесс: переноса вещества, энергии, информации, что свойственно причинности. В дореволюционной литературе большинство юристов после продолжительной дискуссии пришли к выводу о невозможности причинения вреда бездействием. В российском праве противников причинности бездействия значительно меньше. Теории, признающие причинную связь при бездействии занимает господствующее положение в российской правовой науке. Однако в судебной практике по конкретным делам встречается и признание причинной связи при бездействии, и ее отрицание.

Сторонники признания причиняющих свойств бездействия утверждают, что в правовом плане юридическое бездействие существенно не отличается от действий, так как «пассивность виновного лица позволяет вырваться на простор разрушительным силам, которые он должен и мог контролировать…»1. Если в правовом смысле действие и бездействие можно поставить в один ряд, что и делает законодатель, употребляет в УК РФ термин «деяние», то в физическом смысле они различны. «Преступное действие (активная форма поведения) внешне выражается либо в форме жестов (например, оскорбление), либо в виде произнесения слов (например, угроза), либо, что встречается в подавляющем большинстве случаев, в виде физического воздействия на других лиц или на различные предметы внешнего мира»2. Уголовно-правовое действие нельзя сводить только к телодвижению. От обычного телодвижения оно отличается не только тем, что является осознанным и волевым, но и тем, что обычно бывает сложным.

Преступление редко совершается путем одного или суммы простых телодвижений. Оно только начинается с них и в них проявляется. Действие включает в себя множество телодвижений, образующих в целом акт или системы актов преступного поведения3. Объективная сторона преступления может включать в себя не только сумму телодвижений, совершенных человеком, но и орудия, инструменты, приборы, силы природы: в общем, все средства, которые он использует для достижения своих целей, осуществляя изменения в окружающем его внешнем мире. Преступник может использовать для достижения преступной цели в качестве орудия деятельность других лиц (посредственное причинение)1. Классический пример – вовлечение в преступление невменяемого лица, несовершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственности.

Сложные формы поведения человека, указывает В.С. Прохоров, характерны тем, что входящие в него элементарные деяния неразрывно связаны с действием внешних сил и закономерностей, которые не только приводятся в движение, но и сознательно направляются, изменяются и заменяются субъектом преступления в процессе его деятельности. в этом случае используемые человеком внешние силы и закономерности являются органической частью его действия2.

Таким образом, понятие действия, по мнению некоторых учений, включает в себя всю совокупность актов поведения, направленных на объект, не только телодвижение, но и те самые силы и объективные закономерности, которыми пользуется лицо в определенных условиях места и времени для осуществления своего деяния3. Поскольку уголовно-правовое понятие действия, как правило, охватывает не одно телодвижение, не одно словесное выражение, а их совокупность настолько велика и растянута во времени, указывает В.Д. Филимонов, что правильнее было бы говорить не об общественно опасном действии, а об общественной опасной деятельности4.

Именно деятельность, справедливо отмечает В.Б. Малинин, должна включать в себя силы и закономерности объективного мира, используемые человеком. Более того, деятельность должна включать и акты бездействия (в физическом смысле). Действие есть акт поведения человека, заключающийся в воздействии его телодвижений на окружающую среду. Деятельность – это совокупность движений, актов бездействия человека, а также использования сил и закономерностей природы с целью достижения определенной цели. В связи с этим предлагается в учении об объективной стороне изучать не только действие и бездействие, но и деятельность человека1.

Другая группа ученых в уголовно-правовое действие силы и закономерности природы, действия механизмов и т.д. не включает.

Вопрос о том, входят ли в понятие уголовно-правового действия силы и закономерности природы имеет важное значение для определения понятия преступного бездействия и установления причинной связи между ним и общественно опасными последствиями.

Если при активном поведении – действии субъект возбуждает силы и средства, вызывает их или же ускоряет, усиливает их движение, т.е. активно способствует их возникновению или развитию и использует их, то бездействие может ли быть активной силой, порождающей конкретное последствие? В решении этого вопроса в науке уголовного права сложилось две позиции:

1. бездействие обладает причиняющей способностью;

2. бездействие не препятствует причинению.

Так, А.А. Пионтковский утверждал, что вопрос о причинной связи при совершении преступлений путем бездействия должен быть решен так же, как он разрешается в случаях совершения преступления путем активных действий. Бездействие должно быть не только одним из необходимых условий, но и причиной наступившего результата2.

Противоположную позицию заняли М.Д. Шарогородский и Г.В. Тимейко и другие ученые3. Их позиции сводятся к следующему. По мнению М.Д. Шарогородского бездействие есть «ничто», оно не может вызвать каких-либо изменений в объективном мире, можно говорить лишь о непредотвращении виновным последствий. «При бездействии причинная связь отсутствует вообще. И вопрос, который нужно решить в этом случае, – не о том, когда бездействие является причиной наступившего результата, а только о том, когда субъект отвечает за бездействие». – Б.С. Антимонов указывает, что «Если верно, что в естественной связи вещей «ничего» не причиняет, то ничего не причиняет и противоправное бездействие, ибо право не может иметь в виду ни какой другой причинной связи, кроме естественной»1. Е.А. Флейшиц подчеркивает: «Вред не может находиться в связи с несовершенным действием, с тем, чего не было»2. Рассматривая убийство, А.И. Стрельников, утверждает, что это преступление не может быть совершено путем бездействия3. Бездействие, по мнению Г.В. Тимейко, не может быть причиной последствия, так как во внешнем мире все остается по-прежнему. Объекту никакого вреда не причиняется. Бездействие стоит вне процесса причинности, ведущего к результату, и не может быть фактором того результата, к которому привел процесс причинности4. Обосновывая ответственность при бездействии А. Тарасов пишет: «При бездействии нет причинно-следственной связи в обычном понимании как результата каких-либо действий, а ответственность проистекает из обязанности вмешаться и предотвратить вред5.

Чтобы разобраться в указанных позициях, необходимо рассмотреть бездействие в философском, физиологическом и правовом смысле и выявить материальную основу, связывающую бездействующего субъекта с наступившими последствиями.

Диалектический материализм учит, что природа и общество должны рассматриваться не как случайное скопление предметов и явлений, изолированных и независимых друг от друга, а как единое целое, где они органически зависят друг от друга и обуславливает их существование. Любое ее событие в природе и обществе не может быть понято и объяснено, если его рассматривать изолированно, вне связи с окружающими явлениями. Диалектический подход позволяет обнаружить взаимодействие между ними, понять и объяснить их природу, сущность. Отмеченное взаимодействие позволяет утверждать, что в поведении человека в обществе присутствует мощный активный момент: передача материи, энергии информации от субъекта к объекту, что приводит к активным изменениям в окружающем мире. Не только активное поведение людей может вызвать определенные изменения во внешнем мире, но и бездействие в определенной ситуации. Вопрос в том, как понимать бездействие.

Философская концепция причинности включает принцип закономерности, согласно которому ничего не происходит не закономерно, произвольным образом, и принцип производительный (иногда называемый генетический), который означает, что ничто не может возникнуть из ничего или перейти в ничто.

Поскольку причинная связь – это связь между реальными явлениями объективной действительности, она предполагает некоторое активное начало. Философы подчеркивают, что суть активного начала заключается в переносе вещества и энергии от одного физического тела к другому и поэтому производящая способность причины всегда обусловлена материальностью ее носителя и связана с физическим взаимодействием, порождающим новые явления. Без переноса вещества и энергии не может быть причинения и, следовательно, нового явления. В этом состоит специфика причиной связи. Но в таком случае необходимо установить источник, материальное образование, которое осуществляет передачу вещества, энергии от одного предмета другому (телодвижение, перемещение предметов, взаимодействие частей механизма и т.п.). Таким источником может быть действие, поэтому, утверждал в свое время, философ Гоббс: «Там где нет никакого действия, нет никакой причины. Ибо нечего нельзя назвать причиной там, где нет ничего, что можно было бы назвать действием»1. «Причина, которая не действует, не есть вовсе причина, утверждал Ф. Энгельс»2.

Подобные утверждения справедливы по отношению к природе. Она никогда не бездействует, поэтому вопрос о бездействии в ней может рассматриваться как отсутствие действия, как «покой» в отдельно взятом физическом явлении. Разумеется и в человеческом обществе из ничего не получается ничто, но поведение человека в обществе специфично по сравнению с закономерностями природы. В определенных условиях бездействие человека вовсе не есть «ничто». Бездействие есть особого рода поведение. Не только активное поведение людей может вызвать определенные изменения во внешнем мире, их может вызвать и бездействие. Вопрос в том, что бездействие следует рассматривать не только в физиологическом, но и в юридическом смысле.

Человек по мере развития своих знаний ставится в такие условия, что получает господство над силами природы, связями и отношениями между людьми. В этих условиях его бездействие может стать обстоятельством, меняющим эти связи, существующие между соответствующими явлениями, и входящим в результате в причинную цепь, приводящую к наступлению результата. Анализируя все конкретные обстоятельства бездействия мы неизбежно приходим к действию, которое не было совершено, как к причине наступившего результата.

В обществе существует реальная возможность совершения ряда общественно опасных поступков путем бездействия, когда на данном субъекте в силу его общественного положения, должности, характера работы, взятых на себя обязательств лежала обязанность совершить определенное действие для нормальной работы государственного или муниципального органа (учреждения), организации производственного процесса, действия машин и механизмов и т.д. Бездействие одного лица в системе общественных отношений может определенным образом обусловить поведение другого лица заставить его бездействовать или совершить какие-либо действия. Поскольку, бездействие в отдельно взятом звене общественной жизни может иметь место, оно может быть причинным, как может быть причинным отсутствие действия в отдельно взятом физическом явлении. Таким образом, бездействие не есть «ничто», пустота, не способная породить какой-либо результат.

В физическом смысле действие и бездействие противоположны друг другу, так как бездействие предполагает отсутствие телодвижения. В уголовном праве ответственность наступает за юридическое бездействие, т.е. за несовершение определенных юридически обязательных действий. С юридической точки зрения бездействие не отличается от юридических действий. Юридическое действие и бездействие – формы воздействия человека на окружающую действительность. С психофизиологической точки зрения действие или бездействие – поведение человека, находящееся под контролем сознания и воли лица. В этом их сходство.

Если в физической сфере различия действия и бездействия очевидны, то в сфере социальной, психической они имеют общую черту. На социальном уровне грань между действием и бездействием, указывает А.А. Тер-Акопов, стирается, общим для них является то, что они нарушают установленный порядок социальных общественных отношений и представляют с этой точки зрения активную силу1. Вопрос в том, каков механизм причинения вреда при бездействии.

Активность действия, его причиняющий характер, означает определенное воздействие на окружающий мир, перенос вещества, энергии, информации. Бездействие не имеет физического содержания. В нем нет внешне выраженных поступков: телодвижений, жестов, слов. Однако, нельзя его определять, как справедливо указывает В.Б. Малинин, как пассивную форму поведения, поскольку при таком подходе невозможно будет отграничить бездействие как форму совершения преступного деяния от отсутствия всякого деяния вообще. Основным критерием для разграничения уголовно-правового бездействия и отсутствия деяния служит критерий обязанности лица действовать определенным образом. Бездействие выявляет себя не через субъективное (мысли, опасное состояние), а через объективные связи, общественные отношения, в которых оно осуществляется и которое нарушает1. Бездействие как один из видов поведения человека выражает определенную форму его участия в тех общественных отношениях, субъектом которых он является.

Бездействием в сфере общественных отношений не есть пустота – лицо может быть включено в закономерность определенных общественных отношений и тем самым поставлено в такое положение, что получает господство над силами, которые представляют опасность для охраняемых объектов. Выключаясь из данной закономерности и представляя этим силам развиваться в общественно опасном направлении, лицо самим бездействием становится связующим звеном (необходимым моментом) в развитии явлений, приводящих к вредному последствию2. Бездействие нельзя определять как пассивное поведение, как состояние абсолютного физического покоя. Помимо своих поступков, указывал К. Маркс, я совершенно не существую для закона, совершенно не являюсь его объектом3. Основанием ответственности должно быть исключительно то, что проявляется во вне, в противном случае, это просто не поддается восприятию иными лицами4.

Уголовно-правовое бездействие – это не просто воздержание от выполнения возложенной на лицо обязанности действовать. Уклоняясь от этой обязанности лицо может развить бурную деятельность. Однако входящие в нее действия будут лишь способом реализации бездействия. Например, при уклонении лица от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, субъект может переезжать с места на место, менять место работы, учебы, фамилию, жилье и т.п., т.е. быть физически активным.

Указанные действия имеют важное юридическое значение для обоснования ответственности лица, для квалификации деяния, но главным остается невыполнение лицом возложенной на него законом и решением суда обязанности – уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ)1.

При этом следует иметь в виду, что если при активном поведении действующее лицо возбуждает силы и средства, вызывает их или же ускоряет, усиливает движение, т.е. активно способствует их возникновению, то из этого не следует, что они включаются в понятие действия2. Нельзя включать в понятие действия силы и закономерности природы, действия механизмов. Поведение животных и других физических лиц. Тем более нельзя включать их в понятие бездействия, так как эти силы действуют еще до того, как возникла обязанность совершать определенное действие: движение поезда начинается до бездействия стрелочника, не переведшего стрелку; опасное для жизни и здоровья положение потерпевшего при неоказании ему помощи возникает до появления лица, которое такую помощь должно оказать, если сам не поставил потерпевшего в такое состояние3.

При бездействии использование сил и закономерностей объективной действительности заключается в том, что лицо не мешает развитию этих сил, не прерывает их действие. Их «использование», т.е. включение внешних сил в орбиту поведения человека происходит лишь в его сознании и носит субъективный характер4. Объективно ничто в мире не изменится при отсутствии бездействующего лица5.

Таким образом, если исходить из единого философского понятия причинности можно обосновать отсутствие причинной связи при бездействии. Бездействие, не являясь материальным по своей природе, не может, как справедливо утверждал В.Б. Малинин, бесспорно обосновать способность бездействия причинять материальные последствия. Бездействие категория юридическая, а последствие – физическое. Причинная связь может быть только между однородными категориями1.

Рассматривая бездействие как социальную категорию и связывая ее с общественными отношениями, в пределах которых субъект находится в обществе, сторонники способности бездействия причинять материальные последствия и находится в причинно-следственной связи с ними, указывают на возможность причинения бездействием вреда общественным отношениям. Так, А.А. Тер-Акопов, указывает, что в поведении человека, рассматриваемого в физическом смысле, т.е. в механическом взаимодействии с другими лицами и предметами, нет места бездействию. Понятие бездействия появляется с того момента, когда человек включается в систему общественных отношений и наделяется обязанностью выполнить определенные действия. Социальная сущность бездействия подтверждается тем, что только в социальной сфере возможно формирование бездействия, вне общественных отношений не существует бездействия. В системе общественных отношений основным является должное поведение, которое включает воздержание от негативных действий и совершении необходимых действий2. Из этих рассуждений следует, что на социальном уровне бездействие, как и действие, нарушает установленный порядок общественных отношений и представляет, с этой точки зрения, активную силу. Наличие обязанности действовать имеет важное значение для обоснования уголовной ответственности за бездействие, но не для установления причинной связи.

Ошибка сторонников такой позиции, по мнению В.Б. Малинина, заключается в том, что они не проводят различия между причинением вреда объекту посягательства и его предмету, между различием физической и социальной жизни3. Бездействие, причиняя вред общественным отношениям не причиняет и не может причинить материального вреда, т.к. в физическом смысле бездействие ничто. Если понимать под преступным последствием вред предмету преступления, а последний как материальный субстрат, то следует признать, что бездействие не причиняет вред. Если же понимать последствие как вред объекту, то нужно согласиться с тем, что бездействие причиняет вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом1.

Вопрос о причинной связи рассматривается только в материальных составах, в которых в подавляющем числе преступлений указан вред материальный: имущественный или физический (вред здоровью человека). Материальный вред всегда связан с физическим повреждением материального предмета или воздействием на тело человека или его психику2. Нематериальный вред неизмерим. Преступления, в которых законодатель указывает на нематериальный вред (социальный, политический, моральный) наука уголовного права относит к категории «беспредметные». В таких преступлениях причинная связь с вредом объекту не устанавливается.

Итогом изложенного может быть вывод: бездействие лишено причиняющей силы и не может быть причиной последствия. При бездействии преступный результат не наступает. Причина последствия скрыта не в самом поступке лица, а в действии других факторов, других отрицательных сил, а не самого бездействующего лица. Если врач не оказывает помощь больному, бездействует, то общественно опасное последствие наступает объективно в результате иных факторов, отличающихся от поведения врача. Это бездействие необязательно может привести к причинению вреда здоровью больного или к смерти. Исход будет зависеть от степени интенсивности заболевания человека. Ответственность врача будет связана не с причинной связью между его бездействием и вредом здоровью человека, а с невыполнением обязанности пресечь действие болезненных факторов, создающих угрозу для здоровья и жизни больного. Врач будет нести уголовную ответственность потому что в системе: лицо, находящееся в опасном для жизни состоянии и врач, последний включен в силу профессии в систему обеспечения безопасности больных, урегулированную нормами права, но не совершает действий, направленных на пресечение отрицательных биологических факторов и на достижение положительного результата. Врач не вмешивается в связь состояний, переживаемых больным человеком, т.е. в изменение его здоровья во времени, но мог и должен был это сделать. Но причинная связь при бездействии врача, отсутствует. Бездействие не причиняет последствия, указанного в конкретной статье Уголовного кодекса РФ. «Само по себе невмешательство не способно ни сделать больным здорового, ни убить больного… ни один врач не в силах вызвать изменения в организме, сидя со сложенными руками»1. Уголовная ответственность наступает не за наступившее последствие, а за сам факт бездействия, за допущение последствия, наступившее от иных причин.




список используемой литературы

1. Андреева, Л.А. Причинная связь в преступлениях против жизни и здоровья / Л.А. Андреева. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1983.

2. Антимонов, Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности / Б.С. Антимонов. – М.: Юрид. литература, 1952.

3. Горелик, А.С. Уголовная ответственность за оставление в опасности / А.С. Горелик. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1964.

4. Ковалев, М.И. Объективная сторона преступления / М.И. Ковалев // Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.И. Незнамова. – М.: Норма, 2006.

5. Коржанский, Н.И. Объект и предмет уголовно-правового регулирования / Н.И. Коржанский. – М.: Изд-во Академии МВД СССР, 1980.

6. Кудрявцев, В.Н. Объективная сторона преступления / В.Н. Кудрявцев. – М.: Госюриздат, 1960.

7. Курс советского уголовного права. Общая часть. В 6-ти томах / Ред. колл.: з.д.н. РСФСР чл.-корр. АН СССР А.А. Пионтковский и др. Т. 2. – М.: Наука, 1970.

8. Курс уголовного права. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – М.: Зерцало, 2002.

9. Малинин, В.Б. Объективная сторона преступления / В.Б. Малинин // Энциклопедия уголовного права. Т. 4. Состав преступления. – СПб.: Изд-во В.Б. Малинина, 2005.

10. Маркс, К. Соч. 2-е изд. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – Т. 1. – М.: Изд. АН СССР, 1963.

11. Маркс, К. Соч. Т. 20. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.: Изд. АН СССР, 1963.

12. Пионтковский, А.А. Курс советского уголовного права. Т. 2 Преступление / А.А. Пинтковский. – М.: Наука, 1970.

13. Прохоров, В.С. Объективная сторона преступления / В.С. Прохоров // Курс советского уголовного права. Т. 1 / Под ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1968.

14. Стрельников, А.И. Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах в уголовном кодексе РФ / А.И. Стрельников // Юридическая газета, 1996. - № 14.

15. Тарасов, А.О. О причинно-следственной связи в современном уголовном праве / А.О. Тарасов // Уголовное право, 2002. - № 2.

16. Тер-Акопов, А.А. Бездействие как форма преступного поведения / А.А. Тер-Акопов. – М.: Юрид. лит., 1980.

17. Тимейко, Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления / Г.В. Тимейко. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского Универ-та, 1977.

18. Тимейко, Г.В. Причинная связь и проблема ответственности за бездействие / Г.В. Тимейко // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 17. – М.: ВЮЗИ, 1966.

19. Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юрист, 1996.

20. Уголовное право. Общая часть / Под ред. А.И. Чучаева, Н.А. Нырковой. – М.: Норма, 2009.

21. Уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Петрашева. – М.: Приор, 1999.

22. Филимонов, В.Д. Объективная сторона преступления / В.Д. Филимонов // Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Л.Л. Кругликова. – М.: БЕК, 1999.

23. Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Ильичев Л.Ф., Федосеев П.Н. и др. – М.: Советская энциклопедия, 1983.

24. Флейшиц, Е.А. Основные вопросы гражданской ответственности за повреждение здоровья / Е.А. Флейшиц // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. – М.: ВИЮН, 1955.

25. Церетели, Т.В. Причинная связь в уголовном праве / Т.В. Церетели. – М.: Госюриздат, 1963.

26. Шарогородский, М.Д, Причинная связь в уголовном праве / М.Д. Шарогородский // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. – М.: ВИЮН, 1947.

27. Энгельс, Ф. Анти-Дюринг / Ф. Энгельс, К. Маркс. – Соч. Т. 20. – М.: Изд. АН СССР, 1961



28. Энгельс, Ф. Диалектика природы / Ф. Энгельс, К. Маркс. Т. 20. – М.: Изд. АН СССР, 1961.

1 Энциклопедия уголовного права. Т. 4. Состав преступления. – СПб.: Изд-во профессора Малинина, 2005. – С. 358.

1 Там же.

2 Пионтковский, А.А. Курс советского уголовного права. Т. 2. Преступление / А.А. Пионтковский. – М.: Наука, 1970. – С. 159.

3 Энгельс, Ф. Диалектика природы / Ф. Энгельс, К. Маркс. Т. 20. – М.: Изд. АН СССР, 1963. – С. 544.

1 Тимейко, Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления / Г.В. Тимейко. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского Универ-та, 1977. – С. 117.

1 Маркс, К. Соч. Т. 20. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.: Изд. АН СССР, 1961. – С. 546.

2 Философский энциклопедический словарь / Гл. ред. Ильичев Л.Ф., Федосеев П.Н. и др. – М.: Советская энциклопедия, 1983. – С. 531.

1 Энгельс, Ф. Анти-Дюринг / Ф. Энгельс, К. Маркс. – Соч. Т. 20. – М.: Изд. АН СССР, 1961. – С. 22.

2 Уголовное право. Общая часть / Под ред. А.И. Чучаева, Н.А. Нырковой. – М.: Норма, 2009. – С. 167.

1 Энциклопедия уголовного права. Т. 4. / В.Б. Малинин. – СПб: Изд-во В.Б. Малинина, 2005. – С. 359.

2 Маркс, К. Соч. Т. 20. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – М.: Изд. АН СССР, 1961. – С. 546-547.

1 Энциклопедия уголовного права. Т. 4. / В.Б. Малинин. – СПб: Изд-во В.Б. Малинина, 2005. – С. 358.

2 Там же.

3 Курс советского уголовного права. Общая часть. В 6-ти томах. Т. 2 / Ред колл.: з.д.н. РСФСР чл.-корр. АН СССР А.А. Пионтковский и др. – М.: Наука, 1970. – С. 193.

1 Цитируется по кн. Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве / Т.В. Церетели. – М.: Госюриздат, 1963. – С. 106.

1 Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юрист, 1996. – С. 150.

2 Энциклопедия уголовного права. Т. 4 / В.Б. Малинин. – СПб: Изд-во В.Б. Малинина, 2005. – С. 361.

3 Уголовное право. Общая часть / Под ред. А.И. Чучаева, Н.А. Нырковой. – М.: Норма, 2009. – С. 167.

1 Уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Петрашева. – М.: Приор, 1999. – С. 158.

2 Кудрявцев, В.Н. Объективная сторона преступления / В.Н. Кудрявцев. – М.: Госюриздат, 1960. – С. 66.

3 Тимейко, Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления / Г.В. Тимейко. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского Универ-та, 1977. – С. 6.

1 Ковалев, М.И. Объективная сторона преступления / М.И. Ковалев // Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З.И. Незнамова. – М.: Норма. – С. 148.

2 Прохоров, В.С. Объективная сторона преступления / В.С. Прохоров // Курс советского уголовного права. Т. 1 / Под ред. Н.А. Беляева, М.Д. Шаргородского. – Л.: ЛГУ, 1968. – С. 325.

3 Пионтковский, А.А. Курс советского уголовного права. Т. 2 / А.А. Пинтковский. – М.: Наука, 1970. – С. 146.

4 Филимонов, В.Д. Объективная сторона преступления / В.Д. Филимонов // Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Л.Л. Кругликова. – М.: БЕК, 1999. – С. 141-142.

1 Малинин, В.Б. Объективная сторона преступления / В.Б. Малинин // Энциклопедия уголовного права. Т. 4. Состав преступления. – СПб.: Изд-во В.Б. Малинина, 2005. – С. 262-263, 266-267.

2 Пионтковский, А.А. Указ. работа. – С. 195.

3 Шарогородский, М.Д, Причинная связь в уголовном праве / М.Д. Шарогородский // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. – М.: ВИЮН, 1947. – С. 184-185.

1 Антимонов, Б.С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности / Б.С. Антимонов. – М.: Юрид. литература, 1952. – С. 120-121.

2 Флейшиц, Е.А. Основные вопросы гражданской ответственности за повреждение здоровья / Е.А. Флейшиц // Ученые записки ВИЮН. Вып. 1. – М.: ВИЮН, 1955. – С. 16.

3 Стрельников, А.И. Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах в уголовном кодексе РФ / А.И. Стрельников // Юридическая газета, 1996. - № 14. – С. 11.

4 Тимейко, Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления / Г.В. Тимейко. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского Универ-та, 1977. – С. 128-157.

5 Тарасов, А.О. О причинно-следственной связи в современном уголовном праве / А.О. Тарасов // Уголовное право, 2002. - № 2. – С. 61.

1 Цитируется по работе А.А. Пионтковского // Курс советского уголовного права. Общая часть. Т.2. Преступление / А.А. Пионтковский. – М.: Наука, 1970. – С. 197.

2 Энгельс, Ф. Диалектика природы // К.Маркс, Ф. Энельс. Соч. Т. 20. – М.: Изд АН СССР, 1961. – С. 229.

1 Тер-Акопов, А.А. Бездействие как форма преступного поведения / А.А. Тер-Акопов. – М.: Юрид. лит., 1980. – С. 13.

1 Энциклопедия уголовного права. Т. 4 Состав преступления. – СПб.: Изд. проф. Малинина, 2005. – С. 267, 270.

2 Церетели, Т.В. Причинная связь в уголовном праве / Т.В. Церетели. – М.: Госюриздат, 1963. – С. 250.

3 Маркс, К. Соч. 2-е изд. / К. Маркс, Ф. Энгельс. – Т. 1. – М.: Изд. АН СССР, 1961. – С. 120.

4 Малинин, В.Б. Указ. раб. – С. 271.

1 Курс уголовного права. Т. 1 / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. – М.: Зерцало, 2002. – С. 225.

2 Горелик, А.С. Уголовная ответственность за оставление в опасности / А.С. Горелик. – Л.: ЛГУ, 1964. – С. 164; Малинин, В.Б. Энциклопедия уголовного права. Т. 4 Состав преступления. – СПб.: Изд. проф. Малинина, 2005. – С. 276.

3 Малинин, В.Б. Энциклопедия уголовного права. Т. 4 Состав преступления / В.Б. Малинин. – СПб.: Изд. проф. Малинина, 2005. – С. 275.

4 Тимейко, Г.В. Причинная связь и проблема ответственности за бездействие / Г.В. Тимейко // Ученые записки ВЮЗИ. Вып. 17. – М.: ВЮЗИ, 1966.

5 Малинин, В.Б. Энциклопедия уголовного права. Т. 4 Состав преступления / В.Б. Малинин. – СПб.: Изд. проф. Малинина, 2005. – С. 389.

1 Там же. – С. 392-393.

2 Тер-Акопов, А.А. Бездействие как форма преступного поведения / А.А. Тер-Акопов. – М.: Юрид. литература, 1980.

3 Малинин, В.Б. Указ. раб. – С. 392.

1 Там же. – С. 393.

2 Коржанский, Н.И. Объект и предмет уголовно-правового регулирования / Н.И. Коржанский. – М.: Изд-во Академии МВД СССР, 1980. – С. 108.

1 Андреева, Л.А. Причинная связь в преступлениях против жизни и здоровья / Л.А. Андреева. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1983. – С. 8.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница