Убийство демократии. Операции цру и Пентагона в период холодной войны



Скачать 10.69 Mb.
страница12/48
Дата24.04.2016
Размер10.69 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   48

Следующий этап

«Если вы схватите их за яйца, их сердца и умы последуют за вами… Доверьте нам ваши сердца и умы — или мы сожжем дотла ваши проклятые деревни» — это конечный результат антикоммунистической политики США во Вьетнаме, а также его начало и середина.

Но на пути «завоевания умов и сердец» (winning the hearts and minds) вьетнамского народа стояли некоторые преграды, преодолеть которые можно было только путем социальных преобразований — то, что Зьем никак не хотел делать во Вьетнаме, то, что Соединенные Штаты не могли допустить ни в одной стране третьего мира. Если бы Вашингтон был готов согласиться с такими изменениями, которые он всегда регулярно и пренебрежительно называл «социалистическими», не было бы никакой необходимости отменять выборы или поддерживать Зьема, равно как не было бы и необходимости вести войну. Следовательно, для Соединенных Штатов не было способа избежать клейма новых империалистических захватчиков в глазах народа Вьетнама, подобно первым китайским, затем французским, японским, а затем вновь французским оккупантам.

Не будем вдаваться в подробный пересказ всех ужасов, всего обмана, разрушения общества, панорамы абсурдности и парадоксов — только выборка, чтобы мы помнили.

Для всех, кто ходил по коридорам власти в Вашингтоне, для боевых офицеров, не было сражения за Индокитай — была одна большая битва за Юго-Восточную Азию.

Войска Южного Вьетнама были использованы в Лаосе и Камбодже.

Войска Таиланда были использованы в Лаосе, Камбодже и Южном Вьетнаме.

Таиланд и Филиппины были использованы в качестве баз, с которых осуществлялись бомбардировки этих трех стран.

Офицеры армии Южного Вьетнама, Таиланда и Тайваня обучались на американских базах на Филиппинах.

Пользуясь поддержкой ЦРУ, боевые подразделения осуществляли внезапные нападения и вторжения в Китай через Лаос, Бирму и Тайвань.

Во время паузы в бомбардировках Северного Вьетнама, широко разрекламированной в прессе, освободившиеся американские самолеты бомбили Лаос.

И так продолжалось всю войну.

С 1955 по 1959 год Университет штата Мичиган по контракту с правительством США осуществлял секретную программу обучения полиции Южного Вьетнама. При полном понимании ситуации определенными должностными лицами Мичиганского университета пять кадровых сотрудников ЦРУ работали под университетским прикрытием и находились на окладе в качестве сотрудников университета. В соответствии с положениями закона 1957 года, составленного этой группой, каждый вьетнамец начиная с 15 лет и старше должен был регистрироваться в государственных органах и иметь при себе удостоверение личности. Любой пойманный без надлежащей идентификации подозревался в деятельности Фронта национального освобождения (Вьет-конг) и наказывался лишением свободы или хуже. Во время регистрации снимался полный набор отпечатков пальцев и записывалась информация о политических убеждениях человека [37].

Когда народное сопротивление Нго ДиньЗьему достигло такого уровня, что стало обузой для США, он был принесен в жертву. 1 ноября 1963 года генералы Зьема свергли своего главнокомандующего и убили его и его брата, после того как те сдались. Переворот, как писал журнал «Тайм», «был запланирован с ведома Дина Раска (Dean Rusk) и Аверелла Гарримана (Averell Harriman) из Государственного департамента, Роберта Макнамара (Robert McNamara) и Розуэлла Гилпатрика (Roswell Gilpatrick) из министерства обороны и ныне покойного Эдварда Марроу (Edward Murrow) из Информационного агентства США» [38].

Очевидно, что Вашингтон не планировал убийства во время этого переворота, но, как отмечал генерал Максвелл Тейлор (Maxwell Taylor), главный военный советник президента Кеннеди: «Организация переворота не похожа на организацию чаепития, это очень опасное дело. Поэтому я не думаю, что у нас было малейшее право удивляться… когда Зьем и его брат были убиты» [39].

Дональд Дункан (Donald Dunkan) во время войны во Вьетнаме служил в составе «зеленых беретов». Позже он написал о своей подготовке, часть которой называлась «противодействие вражескому допросу» — потому что коммунисты якобы пытают попавших к ним в плен американских солдат. Переводы предполагаемого советского руководства по ведению допроса были розданы классу. В руководстве подробно описывались такие методы, как «самолет» (подвешивание за большие пальцы руки), «лечение холодной и горячей водой», а также зажимание яичек в ювелирных тисках; параллельно инструктор, сержант Лэйси (Lacey), объяснял некоторые вариации этих методов. Затем один курсант задал вопрос:

«Сержант Лейси, в названии этого курса сказано «противодействие вражескому допросу», но большую часть времени вы рассказывали нам о том, что такого противодействия не существует. Если это так, то единственная причина, по которой нас знакомят с ними [методами пыток], как мне кажется, это то, чтобы мы знали, как их использовать. Вы предлагаете нам использовать эти методы?»

Класс рассмеялся, Лэйси посмотрел вниз и выдержал драматическую паузу. Когда он поднял голову, лицо его было серьезным, но его непоколебимый глубокий взгляд говорил о другом. «Мы не можем сказать вам это, сержант Харрисон. Матери Америки не одобрят этого».

Класс разразился смехом в ответ на этот саркастический цинизм. «Кроме того, — заговорщицки подмигнул Лейси, — мы будем отрицать, что такие вещи преподаются или предполагаются» [40].

В школах ВМС США в Сан-Диего и в штате Мэн в 1960— 1970-х годах этот курс имел другое название. Там студенты узнавали о предполагаемых методах «выживания, уклонения, сопротивления и побега», которые они могли бы использовать, будучи военнопленными. В дисциплину входило что-то про выживание в пустыне, где студентов заставляли питаться ящерицами, но морские офицеры и курсанты также подвергались избиениям, жестоким броскам дзюдо, «тигриным клеткам»: где курсантам на голову надевали мешок, а затем бросали в коробку 4 на 4 фута на 22 часа с одной лишь кружкой для экскрементов, а также и имитации утопления: человека привязывали к наклонной доске вниз головой, размещали на лице полотенце, далее холодную воду выливали на полотенце — испытуемый задыхался, кашлял, давился в рвотных позывах, то есть испытывал ощущения тонущего человека. Точно так же, как северовьетнамские пленники, к которым тоже применялись и «тигриные клетки».

Бывший студент, пилот военно-морского флота лейтенант Уэнделл Ричард Янг (Wendell Richard Young), утверждал, что ему сломали позвоночник во время этого курса, что студентов пытали, заставляли плеваться, мочиться и испражняться на американский флаг, мастурбировать перед охранниками, а, в одном случае — заниматься сексом с инструктором [41].

Фальсификации были необходимы для поддержки разнообразных заявлений Государственного департамента США о природе войны во Вьетнаме и причинах начала американской военной операции. Бывший агент ЦРУ

Филип Лихти (Philip Liechty) заявлял в 1982 году, что в начале 1960-хон видел разработанные планы, например такой: загрузить вьетнамский катер большим количеством оружия коммунистического блока, инсценировать сражение, в котором катер должен был потонуть на мелководье, затем вызвать западных репортеров, чтобы продемонстрировать трофейное оружие в качестве доказательства внешней помощи Вьетконгу. Именно это и произошло в 1965 году. В документе Государственного департамента «Агрессия со стороны Севера», опубликованном в конце февраля 1965 года, рассказывалось, что «подозрительное судно» «затонуло на мелководье» у берегов Южного Вьетнама 16 февраля 1965 года после атаки южновьетнамских сил. Корабль, как сообщалось, был загружен по меньшей мере сотней тонн вооружений «почти полностью коммунистического происхождения, в основном из коммунистического Китая и Чехословакии, а также из Северного Вьетнама». В документе отмечалось, что «представители свободной прессы посетили затонувший корабль Северного Вьетнама и рассмотрели его груз».

Лихти также рассказывал о ряде документов, касавшихся тщательно проработанной операции по печати большого количества почтовых марок, на которых изображался вьетнамец, сбивающий вертолет армии США. Бывший агент ЦРУ отмечал, что это была высокопрофессиональная работа, поскольку марки были изготовлены качественно с использованием многоцветной печати, что свидетельствовало о том, что они были произведены Северным Вьетнамом. Затем по всему миру были разосланы письма на вьетнамском языке с этими марками, в свою очередь «ЦРУ сделало все, чтобы они попали в руки к журналистам». Журнал «Лайф» от 26 февраля 1965 года поместил увеличенное полноцветное изображение этой марки на обложку с подписью «Северовьетнамская почтовая марка». Все это произошло всего за два дня до публикации официального доклада Государственного департамента.

По поводу заявлений Лихти газета «Вашингтон пост» отмечала:

«Публикация официального доклада оказалась ключевым событием в документальном подтверждении поддержки Северным Вьетнамом и другими коммунистическими странами боевых действий на Юге и в подготовке американского общественного мнения к тому, что должно было вскоре за всем этим последовать — крупномасштабному вовлечению США в военные действия» [42].

Возможно, самой значимой фальсификацией было вымышленное нападение на два американских эсминца в Тонкинском заливе у побережья Северного Вьетнама в августе 1964 года. Президент Джонсон использовал этот инцидент, чтобы получить разрешение от Конгресса США принять «все необходимые шаги, включая использование вооруженных сил», с целью предотвратить дальнейшую агрессию Северного Вьетнама. Это было открытое одобрение эскалации в ответ на эскалацию. Сомнения о реальности атаки на тот момент были достаточно серьезными, но с годами противоположный взгляд все больше и больше набирал силу, пока официальная версия не попала в архивы [43].

И наверное, самая глупая фальсификация — обучающий фильм армии США «County Fair» («Ярмарка» — некий вариант выставки достижений народного хозяйства в американской культуре. — Прим. ред.) 1966 года, в котором зловещий вьетконговец на поляне в джунглях разогревает на костре бензин и мыло, стряпая грязное коммунистическое оружие под названием напалм [44].

Метод администрации Джонсона, с помощью которого Белый дом минимизировал общественный резонанс в ходе эскалации конфликта, — глазами психиатра:

«Первый шаг: Происходит «утечка» информации об эскалации конфликта. Второй шаг: Президент официально и красочно снижает уровень накала, заявляя об умеренной эскалации и сопровождая это заявление заверениями о мирных намерениях правительства.

Третий шаг: После общего вздоха облегчения постепенно начинается настоящая эскалация, о которой до этого ходили лишь слухи.

Череда «утечек», отказов от этих «утечек» и отказов от отказов от этих «утечек» сбивает человека с толку. Человек впадает в состояние недоумения, беспомощности, апатии.

Конечный результат — люди становятся сторонниками крупномасштабной войны, не будучи в состоянии ответить, что стало ее причиной, когда и как она началась» [45].

Сенатор от Огайо Стивен Янг (Stephen Young) рассказал, что во время его пребывания во Вьетнаме ЦРУ уведомило его о том, что некоторые агенты Управления совершают различные злодеяния под видом Вьетконга, в том числе убийства и изнасилования, с целью дискредитации коммунистов. Доклад вызвал панику в Вашингтоне, на что Янг ответил, что его неправильно процитировали — ЦРУ не был источником этой истории. Конгрессмен Корнелиус Галлахер (Cornelius Gallagher), сопровождавший Янга в поездке, предположил: «…может быть, он [Янг] говорил с вьетконговцем, замаскировавшемся под агента ЦРУ» [46].

Из выступления Карла Оглсби (Carl Oglesby), президента движения «Студенты за демократическое общество» (Students for Democratic Society), во время марша на Вашингтон 27 ноября 1965 года:

«Первоначальное вторжение во Вьетнам осуществил Трумэн, типичный либерал. Его продолжил президент Эйзенхауэр, умеренный либерал. Усилил его покойный президент Кеннеди, отъявленный либерал. Подумайте о тех, кто сейчас ведет эту войну, тех, кто изучает карты, отдает приказания, нажимает на кнопки и подсчитывает убитых: Банди (McGeorge Bundy), Макнамара (McNamara), Раск (Rusk), Лодж (Lodge), Голдберг (Goldberg), сам президент [Джонсон]. Они не моральные уроды. Они все уважаемые люди. Они все либералы» [47].



Международный коммунистический заговор в действии

В разгар боевых действий в 1966–1967 годах Советский Союз продал в США на два миллиона долларов магния — металла, жизненно важного для производства боевых самолетов, — в связи с его нехваткой в Соединенных Штатах. Это произошло одновременно с поддержкой Вашингтоном эмбарго на поставки коммунистическими странами некоторых сплавов того же метала [48]. Примерно в это же время Китай продал несколько тысяч тонн стали Соединенным Штатам в Южный Вьетнам для использования в строительстве новых аэродромов и военных баз. Никто, кроме Китая, не мог удовлетворить насущные потребности американских военных: и это в то время, когда Вашингтон распространил бойкот на все китайские товары, включая даже импортируемые из Гонконга в США парики, которые должны были сопровождаться сертификатом происхождения, подтверждающим отсутствие в них китайских волос. Продажа была, возможно, лишь верхушкой айсберга китайской торговли с Соединенными Штатами во время войны [49].

Во время визита в Китай в январе 1972 года посол Белого дома Александр Хейг (Alexander Haig) встретился с премьером Чжоу Эньлаем. Годы спустя Хейг писал: «Хоть он и не придавал большого значения этому случаю, я передал президенту Никсону слова Чжоу: «…не потеряйте Вьетнам. Не потеряете всю Юго-Восточную Азию» [50].

В 1975 году Комитет по расследованиям Сената начал проверять утверждения о том, что ЦРУ подделывало американские деньги во время войны во Вьетнаме с целью финансирования секретных операций [51].

«Двое пленных вьетконговцев были допрошены в самолете, летевшем в направлении Сайгона. Первый отказался отвечать на вопросы и был выброшен из самолета с высоты 3000 метров. Второй сразу же ответил на все вопросы. Но тоже был выброшен». Использовались и различные вариации пыток водой, чтобы развязать язык или просто измучить. «Другие методы, как правило, состояли в отрезании пальцев, ушей, ногтей и половых органов одного пленника на глазах у другого с целью заставить последнего говорить» [52].

На самом деле неясно, были ли эти вьетнамцы военными, захваченными в бою, или же они оказались в числе многих тысяч гражданских лиц, арестованных в рамках печально известной программы «Феникс» (Phoenix Program). Программа «Феникс» была неизбежным следствием войны с населением страны: невозможно знать, кто друг, а кто враг. Любой мог быть потенциальным доносчиком, бомбометателем или убийцей. Безопасность требовала рассматривать всех как врагов, как — в терминологии ЦРУ — «инфраструктуру Вьетконга» (Vietcong infrastructure, VCI).

В 1971 году один конгрессмен спросил Уильяма Колби, руководителя программы «Феникс» в ЦРУ: «Вы уверены, что мы сможем отличить члена инфраструктуры Вьетнонга от лояльного гражданина Южного Вьетнама?».

«Нет, господин конгрессмен, — ответил Колби, — я не уверен» [53].

Программа «Феникс» была совместной работой США и Южного Вьетнама по уничтожению этой инфраструктуры. В рамках этой программы вьетнамских граждан арестовывали и заключали в тюрьмы, часто в «тигриные клетки», пытали, убивали — либо в процессе ареста, либо позднее. По записям Колби, в период с начала 1968 по май 1971 года 20 587 предполагаемых членов Вьет-конга были уничтожены в рамках программы «Феникс» [54]. Аналогичная программа под разными названиями существовала с 1965 года, Соединенные Штаты вели ее самостоятельно [55].

Колби утверждал, что более 85 процентов из этих 20 587 вьетнамцев на самом деле были убиты в боевых действиях и только потом получили статус «членов инфраструктуры Вьетконга» [56]. Сложно поверить, что тело каждого из этих десятков тысяч вьетконговцев, убитых в бою в этот период, было подобрано с целью последующей идентификации и установления связи с «инфраструктурой Вьетконга».

Правительство Южного Вьетнама приписывало программе «Феникс» смерть 40 994 человек [57]. Реальная цифра, вероятно, никогда не станет известна.

Бывший американский офицер военной разведки во Вьетнаме К. Бартон Осборн (К. Barton Osborn) свидетельствовал перед комитетом палаты представителей, что подозреваемых, пойманных в рамках программы «Феникс», допрашивали в вертолетах и иногда выбрасывали из них. Он также говорил об использовании пыток электрическим током и забивании шестидюймовых штифтов в ухо подозреваемым, до тех пор пока те не умирали [58]. Коллега Осборна Майкл Ул (Michael J. Uhl) утверждал, что большинство из них были захвачены во время стремительных тактических рейдов и что все пойманные лица классифицировались как вьетконговцы. Ни один из них, по словам Осборна, не выжил в процессе допроса [59].

Артур Сильвестр (Arthur Sylvester), заместитель министра обороны по общественным вопросам, был человеком в наибольшей мере ответственным за «предоставление, контроль и управление новостями о войне во Вьетнаме». Однажды, в июле 1965 года, Сильвестр рассказал американским журналистам, что их патриотический долг — распространять только ту информацию, которая выставит Соединенные Штаты в хорошем свете. Тогда один из журналистов воскликнул: «Ну, конечно, Артур, вы не дождетесь того, чтобы американская пресса стала служителем правительства». Сильвестр ответил: «Это именно то, чего я ожидаю. — И при этом добавил: Если вы действительно считаете, что какой-нибудь американский чиновник расскажет вам правду, то вы глупец. Вы слышали это? Глупец». И когда корреспондент нью-йоркской газеты начал брать интервью, Сильвестр прервал его: «Да ладно… Что может волновать жителя Нью-Йорка в войне во Вьетнаме?» [60].

Между тем сотни военнослужащих США в Азии и Европе были обмануты аферистами, выдававшими себя за американских автодилеров. Лжеавтодилеры собрали задатки, но автомобилей так никто и не увидел. Комментарий конгрессмена штата Иллинойс: «Мы не можем ожидать от наших военнослужащих, что они будут защищать систему свободного предпринимательства, если сама система, за которую они борются, использует их» [61].

27 января 1973 года в Париже Соединенные Штаты подписали «Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме». Среди принципов, с которыми Соединенные Штаты соглашались, был один, указанный в статье 21: «В соответствии со своей традиционной политикой, Соединенные Штаты будут способствовать заживлению ран войны и послевоенному восстановлению Демократической Республики Вьетнам [Северный Вьетнам] и всего Индокитая».

Пять дней спустя, 1 февраля, президент Никсон направил послание премьер-министру Северного Вьетнама, в котором он повторил и расширил данные обещания. Среди принципов, изложенных президентом в послании, были:

«(1) Правительство Соединенных Штатов Америки будет способствовать послевоенному восстановлению Северного Вьетнама без каких-либо политических условий.

(2) Предварительные исследования Соединенных Штатов показывают, что выплаты Соединенных Штатов для послевоенного восстановления должны составлять порядка 3,25 миллиарда долларов безвозмездной помощи в течение пяти лет. Другие виды помощи будут согласованы между двумя сторонами — эта оценка подлежит пересмотру и подробному обсуждению между правительством США и правительством Демократической Республики Вьетнам» [62].

В течение следующих двух десятилетий единственная помощь, которую оказали США в отношении вьетнамского народа, — это помощь тем, кто покинул Вьетнам, и тем, кто был внедрен туда наводить смуту. Параллельно США ввели полное эмбарго на торговлю и помощь Демократической Республике Вьетнам, которое продолжалось вплоть до 1994 года.

Можно ли найти жертвы войны во Вьетнаме среди еще не родившихся поколений? Десятки миллионов галлонов гербицидов были развеяны над страной; среди них был и диоксин — наиболее токсичное из всех полученных человеком веществ. Три унции диоксина, внесенные в водоснабжение Нью-Йорка, могли, как утверждалось, полностью уничтожить все население. Послевоенные исследования во Вьетнаме указывают на аномально высокий уровень онкологических заболеваний, особенно печени, повреждение хромосом, врожденные дефекты, длительные неврологические расстройства и т. д. в областях наибольшего распыления. Другими жертвами были американцы. Тысячи ветеранов, воевавших во Вьетнаме в течение многих лет, стали инвалидами из-за непоправимого ущерба здоровью, нанесенного токсичными гербицидами.

После Второй мировой войны союзники-победители созвали Международный военный трибунал в Нюрнберге в Германии. Нюрнбергский трибунал приговорил к тюремному заключению и казни многочисленных нацистов, признавших, что они «только выполняли приказ». В понимании Трибунала это означало, что «сама сущность Устава [Трибунала] заключается в том, что лица имеют международные обязательства, которые превышают национальный долг повиновения, наложенный отдельным государством».

Во время войны во Вьетнаме некоторые молодые американцы отказались от военной службы на основании того, что Соединенные Штаты совершают военные преступления во Вьетнаме и что если они примут участие в войне, то, согласно принципам, изложенным в Нюрнберге, будут виновны в военных преступлениях.

Одним из самых известных таких случаев было дело Дэвида Митчелла (David Mitchell) из штата Коннектикут. В ходе судебного разбирательства в сентябре 1965 года судья Уильям Тимберс (William Timbers) отклонил доводы защиты как «вздор» и «подрывную деятельность» и посчитал, что принципы Нюрнберга не имеют «никакого отношения» к делу. Митчелл был приговорен к тюремному заключению. Консервативный обозреватель Уильям Ф. Ба-кли-младший (William F. Buckley, Jr.), не замеченный в качестве противника военного призыва, отметил вскоре после этого:

«Я рад, что не работаю судьей, как судья Тимберс. О, я мог бы обругать господина Митчелла и таких, как он. Но, я лучше буду кашлять и хрипеть, очищая горло в этой части моего катехизиса, где я объясню господину Митчеллу, почему Нюрнбергская доктрина явно не в его распоряжении» [63].

В 1971 году Телфорд Тейлор (Telford Taylor), главный прокурор США на Нюрнбергском процессе, высказал предположение, что генерал Уильям Уэстморленд (William Westmoreland) и высокие должностные лица администрации Джонсона, такие как Роберт Макнамара и Дин Раск, могли бы быть признаны виновными в военных преступлениях по критериям, установленным в Нюрнберге [64]. Тем не менее каждый американский суд и судья, столкнувшись с «нюренбергской защитой», отклоняли ее, не придавая глубокому рассмотрению.

Запад никогда не забудет холокост. За 55 лет свет увидело бесконечное число историй, мемуаров, рассказов, художественных фильмов, документальных фильмов, телесериалов, снятых и переснятых на разных языках; музеи, мемориальные скульптуры, фотовыставки, траурные мероприятия… Никогда снова! Но кто услышит голос вьетнамского крестьянина? Как много людей прочитают произведения вьетнамских писателей? Какова была судьба вьетнамской Анны Франк? «Где это, Вьетнам?» — спрашивают молодые американцы.

20. Камбоджа, 1955-1973. СМЕРТЕЛЬНЫЙ НОМЕР ПРИНЦА СИАНУКА С ПОЛИТИКОЙ НЕЙТРАЛИТЕТА

Меня навестил Джон Фостер Даллес, занимавший пост госсекретаря. Он предпринял неимоверные усилия, чтобы убедить меня поместить Камбоджу под защиту Организации договора Юго-Восточной Азии (СЕАТО). Я отказался… я считал СЕАТО агрессивным военным альянсом, направленным против соседей, чью идеологию я не разделял, но с которыми Камбоджа не ссорилась. Я весьма четко объяснил все это Джону Фостеру, едкому, надменному человеку, но его брат [директор ЦРУ Аллен Даллес] вскоре появился с кипой документов, «доказывающих», что не сегодня, так завтра Камбоджа станет жертвой «коммунистической агрессии» и что единственный способ спасти страну, монархию и себя самого — это принять защиту СЕАТО. «Доказательства» не совпадали с имеющейся у меня информацией, и я ответил Аллену Даллесу, как и его брату, что Камбоджа не хочет иметь ничего общего с СЕАТО. Мы сами о себе позаботимся как сторонники нейтралитета и буддисты. Главе разведслужбы ничего не оставалось, как собрать свои сомнительные документы и уйти.

Принц Нородом Сианук (Norodom Sihanouk) в своих воспоминаниях [1]

Визиты братьев Даллесов в 19S5 году, похоже, были первым залпом в кампании экстраординарных мер, направленных на то, чтобы заставить харизматического камбоджийского лидера присоединить свою страну к Западу в его «священной войне» против коммунизма. Давление оказывалось на Сианука периодически до 1970 года, когда он был окончательно свергнут в результате поддержанного американцами государственного переворота и США вторглись в Камбоджу.

В марте 1956 года после визита Сианука в Пекин, где он раскритиковал СЕАТО, две соседние с Камбоджой страны — Таиланд и Южный Вьетнам, обе полностью зависящие от союза с США, — неожиданно закрыли границы. Это был серьезный шаг, поскольку основное транспортное сообщение Камбоджи с внешним миром осуществлялось в то время либо по реке Меконг через Южный Вьетнам, либо по железной дороге через Таиланд.

Угроза жизни крошечного королевства повышалась неоднократными военными провокациями. Таиландские войска вторглись на камбоджийскую территорию, а финансировавшиеся ЦРУ военизированные подразделения начали предпринимать диверсионные рейды из Южного Вьетнама. Базировавшиеся на территории двух стран самолеты стали проникать в воздушное пространство Камбоджи.

Сианук считал подобные действия «предварительными попытками подготовки» его свержения. Он решил рассказать об этом всему миру. На пресс-конференции он в резкой форме раскритиковал США, заступился за камбоджийскую политику нейтралитета и объявил, что данный вопрос будет вынесен на повестку дня предстоящего национального съезда его партии. Появились предпосылки того, что Камбоджа обратится к социалистическому блоку за помощью.

Соединенные Штаты, похоже, решили отступить перед лицом такой необычной публичной дипломатии. Госдепартамент направил пару довольно примирительных посланий, в которых аннулировал объявленную ранее отмену экономической помощи. В посланиях, в частности, заключался такой шедевр альтруизма: «Единственная цель американской политики в Камбодже — это оказание помощи в ее укреплении и защите независимости». За два дня до созыва национального съезда Таиланд и Южный Вьетнам открыли свои границы. Местные споры, которые две страны использовали как предлог для закрытия границ, вовсе не были разрешены [2].

Принятые против Камбоджи меры оказались непродуктивными. Сианук не только не прекратил нападки на СЕАТО, но и установил отношения с Советским Союзом и Польшей и принял помощь от Китая. Сианук с похвалой отзывался о Китае за его отношение к Камбодже как к равному партнеру и за его помощь без всяких условий, которыми, по мнению камбоджийского лидера, сопровождалась американская помощь [3].

Такое поведение не должно затенять тот факт, что Сианук был настоящим приверженцем политики нейтралитета, насколько это было возможным в чрезвычайно поляризованном регионе мира в самый разгар холодной войны. Он не сторонился критики в адрес Китая, Северного Вьетнама или коммунизма во многих случаях, когда чувствовал угрозу безопасности или нейтралитету Камбоджи. «Я предвижу довольно отчетливо, — сказал он однажды, — крах независимой и нейтральной Камбоджи после полной победы коммунизма в Лаосе и Южном Вьетнаме» [4].

В мае 1957 года в одном из документов Совета национальной безопасности (СНБ) признавалось, что «США оказались неспособны повлиять на Камбоджу в деле установления там стабильного (то есть прозападного) правительства, которое не поддерживало бы отношений с коммунистическим блоком» [5].

В следующем году пять батальонов сайгонских войск при поддержке авиации снова пересекли камбоджийскую границу, проникли почти на 10 миль в глубь территории и стали устанавливать новые пограничные столбы. Первой реакцией Сианука было попытаться изгнать захватчиков, но, к его удивлению, посол США в Камбодже Карл Стром (Carl Strom) заявил, что американская военная помощь предоставляется исключительно с целью предотвращения «коммунистической агрессии» и ни в коем случае не может быть использована против американского союзника. Посол предостерег, что если хоть один выстрел будет сделан в сторону южновьетнамских солдат или хоть один присланный американцами грузовик использован для переброски камбоджийских войск к театру военных действий, это приведет к прекращению помощи [6].

Посол Стром был отозван в Вашингтон для получения инструкций: ему было сказано, что Сианук должен уйти и что для ускорения его ухода американская помощь будет прекращена. Стром, однако, считал, что на данный момент это был не самый разумный шаг, и смог убедить Госдепартамент пока повременить [7].

Уильям Шоукросс (William Shawcross) в своей исследовательской работе «Отвлекающий маневр: Киссинджер, Никсон и уничтожение Камбоджи» («Sideshow: Kissinger, Nixon and the Destruction of Cambodia») отмечает, что «документы СНБ за тот период, цитируемые в бумагах Пентагона, подтверждают, что Вашингтон считал таиландские и вьетнамские провокации на границах с Камбоджей одним из основных средств, используемых в попытке склонить Сианука к занятию проамериканской позиции» [8].

Помимо таиландских и южновьетнамских войск в распоряжении ЦРУ имелись и две другие силы — военизированное кхмерское ополчение «Свободные камбоджийцы» (Khmer Serei) и кхмеры Южного Вьетнама (Khmer Krom). Эти силы в основном состояли из этнических камбоджийцев, выступавших против правления Сианука и действовавших с территорий двух соседних стран. «Свободные камбоджийцы», писал Шоукросс, — это «камбоджийская организация, с которой американские официальные лица поддерживали самые тесные контакты» [9]. Сианук сравнил их со «свободными» кубинцами, которых США содержали во Флориде [10].

Эти силы, завербованные, финансируемые, вооруженные и подготовленные ЦРУ и «зелеными беретами» (американским спецназом) [11], начали проникать в Камбоджу в конце 1958 года. Это было частью сложного заговора, в котором помимо прочих участвовали камбоджийский генерал предатель Дап Чуон (Dap Chhuon), планировавший вооруженное восстание внутри страны. Заговор был рассчитан на свержение Сианука.

Сианук раскрыл план благодаря докладам китайской и французской разведок. Французы были недовольны вмешательством США в их бывшую колонию.

К февралю 1959 года заговорщики были схвачены или бежали, включая сотрудника резидентуры ЦРУ в Пномпене Виктора Macao Мацуи (Victor Masao Matsui), который в спешке покинул страну после того, как Сианук обвинил его в участии в заговоре. Американец японского происхождения, Мацуи работал под прикрытием Госдепартамента в качестве атташе при посольстве.

По словам Сианука, интрига закрутилась в сентябре 1958 года на встрече глав стран СЕАТО в Таиланде и получила дальнейшее продолжение в том же месяце в Нью-Йорке после его посещения штаб-квартиры ООН. Пока Сианук в течение нескольких дней находился в Вашингтоне, член его делегации Слат Пеу (Slat Peou) провел несколько конференций с американцами в гостиничном номере нью-йоркского отеля, о чем он не сообщил никому из своих коллег по делегации. Как оказалось, Слат Пеу был близким другом Виктора Мацуи и братом генерала Дап Чуона. После неудачной попытки переворота Слат Пеу был казнен за измену [12]. Сианук с горькой иронией признавал, что был шокирован тем, что ЦРУ планировало против него заговор в Нью-Йорке, в то время как в Вашингтоне его приветствовал президент Эйзенхауэр. Приветствие сопровождалось салютом из 21 орудийного ствола [13].

Спустя несколько лет президент Кеннеди клялся перед Сиануком «своей честью», что США не принимали никакого участия в делах «Свободных камбоджийцев». «Я считал президента Кеннеди честным человеком, — писал Сианук, — но втаком случае кто же в действительности представлял интересы американского правительства?» [14]

Офицер ЦРУ (позднее директор) Уильям Колби (William Colby), работавший в резидентуре во Вьетнаме во время заговора Дап Чуона, написал, что Управление было прекрасно осведомлено о заговоре. Сотрудники ЦРУ завербовали кого-то в штате Дап Чуона и снабдили его передатчиком для связи с ЦРУ. Колби заверяет, что Управление хотело быть информированным для того, чтобы «отговорить таиландцев и вьетнамцев» от свержения Сианука. Колби добавляет:

«К сожалению, раскрыв заговор, люди Сианука схватили нашего агента и его радиопередатчик. И Сианук вполне естественно пришел к умозаключению, что ЦРУ было одним из участников, что доставленные из Бангкока и Сайгона золото и оружие для свержения камбоджийского лидера были только частью обширного заговора, в котором передатчик играл ключевую роль» [15].

Камбоджийский лидер подтвердил, что был ряд других заговоров, к которым причастно ЦРУ. Среди них была неудачная попытка убить его в 1959 году, когда полиция выхватила из окружавшей Сианука толпы молодого сильно нервничавшего человека по имени Рат Ват (Rat Vat). У него нашли гранату и пистолет. Как пишет Сианук, расследование показало, что убийцу подговорили ЦРУ и «Свободные камбоджийцы». Сианук также приводит данные о еще трех инцидентах, произошедших в 1963 году. Среди них: попытка взорвать машину, в которой он ехал на встречу с председателем КНР Лю Шаоци (Liu Shao Chi); попытка ввезти в Камбоджу контрабандным путем оружие в ящиках для американского посольства и частично удавшаяся операция по подрыву камбоджийской экономики, приведшая к отставке ключевых фигур в правительстве путем создания некоего банка в Пномпене [16].

20 ноября того же года, за два дня до убийства Джона Кеннеди, Камбоджийский национальный конгресс по инициативе Сианука проголосовал «за отказ от всей американской помощи — военной, экономической, технической и культурной». Похоже, никогда еще ни одна страна добровольно не отказывалась от американской помощи. Но Сианук был твердо уверен в правильности своих действий по этому вопросу. На протяжении ряда лет он часто декларировал свой список претензий по поводу американской помощи Камбодже. Он говорил о том, как эта помощь развратила, коррумпировала камбоджийских официальных лиц и бизнесменов, которые «чувствовали себя обязанными клиентами по отношению к щедрым дарителям заграничных денежных средств». Он упоминал о том, что помощь не могла быть использована на государственные нужды, а только для нужд частного предпринимательства, и, как упоминалось ранее, ее нельзя было использовать для отражения нападений со стороны американских союзников [17].

После нескольких бомбардировок американской авиацией камбоджий-ских деревень на границе с Южным Вьетнамом во время преследования севе-ровьетнамцев и вьетконговцев правительство Камбоджи в октябре 1964 года заявило, что «в случае новых нарушений камбоджийской территории американскими сухопутными, военно-воздушными или военно-морскими силами Камбоджа немедленно разорвет дипломатические отношения с США». Правительство так и поступило, когда в мае американские самолеты разбомбили несколько деревень, убив и ранив десятки крестьян [18].

В течение следующих нескольких лет, по мере разрастания войны в Индокитае, американские и сайгонские войска, а также боевики из кхмерского ополчения «Свободные камбоджийцы» совершали налеты на камбоджийскую территорию. Они искали пути снабжения и убежища коммунистов вдоль «тропы Хо Ши Мина», бомбили, сбрасывали напалм, ставили мины, что приводило к многочисленным жертвам среди мирного населения Камбоджи. Камбоджийское правительство продолжало гневно осуждать такие действия. Затем следовали извинения американцев, обещания разобраться и принять «меры по предотвращению повторения подобных инцидентов» [19].

Сианук совсем не одобрял вторжения вьетнамских коммунистов в Камбоджу и не всегда осуждал американцев за их преследование, в частности, если при этом не было жертв среди камбоджийцев. В одном из случаев он раскрыл американцам местоположения коммунистических баз, которые были тут же разбомблены. Однако вскоре после этого Сианук по радио осудил бомбардировки [20]. Оппортунист по натуре, как он часто себя называл, Сианук в действительности просто попал между двух огней и к концу 1960-х, оказавшись в затруднительном положении, был вынужден просить о возобновлении американской помощи и восстановить дипломатические отношения с США.

Несмотря на личную импульсивность и нестабильность его политики, балансирующая на грани позиция нейтралитета Сианука успешно защитила его страну от страшных разрушений, которые постигли земли и людей Вьетнама и Лаоса. В Камбодже были и свои коммунистические повстанцы, «красные кхмеры», которые наверняка начали бы полномасштабную гражданскую войну с камбоджийским правительством, уютно устроившемся в американском лагере. Именно это и произошло после свержения Сианука и прихода к власти Лон Нола (Lon Nol), тесно связанного с США.

Ситуация начала драматически меняться в марте 1969 года. При новом американском президенте Ричарде Никсоне и советнике по национальной безопасности США Генри Киссинджере разрозненные и единичные атаки на границе Камбоджи стали постоянными, включая крупномасштабные бомбардировки с помощью бомбардировщиков В-52, или «ковровые бомбометания», как благопристойно выражались военные.

В течение последующих 14 месяцев В-52 осуществили не менее 3630 бомбардировочных рейсов над Камбоджей [21]. Чтобы избежать уничтожения, вьетнамские коммунисты перенесли свои базы в глубь страны. Конечно же, В-52 последовали за ними, что повлекло за собой увеличение жертв среди гражданского населения.

Администрация Никсона искусно приуменьшала характер и масштабы этих бомбардировок, доходя даже до фальсификации военных документов, и в общем преуспела в сокрытии всего этого от американской общественности, прессы и Конгресса [22]. Только в 1973 году, в разгар Уотергейтского скандала, история стала полностью известна.

Часто спорят, что США имели полное право атаковать Камбоджу, потому что она использовалась американскими врагами из Вьетнама как убежище. По поводу этого заявления Уильям Шоукросс подчеркнул следующее:

«Во время войны за независимость Алжира США отвергли заявленное Францией право атаковать город в Тунисе, где обосновались алжирские партизаны, и в 1964 году Эдлай Стивенсон (Adlai Stevenson) в ООН обвинил Великобританию в нападении на йеменский город, использовавшийся повстанцами в качестве базы для набегов на Аден. Даже Израиль часто подвергался критике Соединенными Штатами за нападения на врагов за пределами своей территории» [23].

18 марта 1970 года Сианук, находившийся в поездке за границей, был смещен с поста главы государства его двумя основными министрами — Лон Нолом и Сириком Матаком (Sirik Matak). Степень прямого участия США (если оно было в этом заговоре) до сих пор не установлена, но некоторые обстоятельства и свидетельства указывают на американскую причастность. Среди них следующие:

— Согласно Фрэнку Снеппу (Frank Snepp), главному политическому аналитику ЦРУ по Вьетнаму в то время, в начале 1970-х Управление разрабатывало Лон Нола и лидера «Свободных камбоджийцев» Сон Нгок Тана (Son Ngoc Thanh) как возможную замену Сиануку. Он утверждает, что ЦРУ было уверено, что если Лон Нол придет к власти, то «он будет приветствовать США с распростертыми объятиями и сделает все, что нужно» [24]. (Это, вероятно, означало выдачу карт-бланша на то, чтобы стереть с лица земли силы вьетнамских коммунистов и их базы в Камбодже, так как Сианук был абсолютно против этого.) Впоследствии оба этих человека стали премьер-министрами в новом правительстве, немедленно получившем признание Вашингтона.

— США, похоже, могли также полагаться и на Синка Матака, ярого антикоммуниста, который по документам Разведывательного управления министерства обороны (РУ МО) проходил как «друг Запада, сотрудничавший с американскими официальными лицами в 1950-х годах» [25].

— Журналист-исследователь Сеймур Херш (Seymour Hersh) в своей биографической работе о Киссинджере утверждает, что быстрое смещение Сианука подразделениями «зеленых беретов», находившимися в Камбодже, было их основной задачей начиная с конца 1960-х годов. Есть также неопровержимое свидетельство, что в 1969 году к Лон Нолу обращались агенты американской военной разведки с предложением свергнуть правительство Сианука. Сианук выдвинул похожие обвинения в своих мемуарах «Моя война с ЦРУ» в 1973 году, но тогда их никто не воспринял всерьез [26].

— Противник Сианука Пром Toe (Prom Thos), ставший министром в новом правительстве, сказал, что неважно, имел ли Лон Нол особые гарантии американской помощи перед переворотом: «Мы все просто знали, что США нам помогут; до этого было много историй о предложениях ЦРУ» [27].

— Тесные связи США с кругом заговорщиков подтверждаются докладом ЦРУ, подготовленным за шесть дней до переворота и озаглавленным «Показатели возможного переворота в Пномпене». Он раскрывает, что антикоммунистические демонстрации против посольств Вьетконга и Северного Вьетнама в столице накануне были спланированы Сириком Матаком и Лон Нолом как часть политики открытой конфронтации с Сиануком и его последователями и что оба этих деятеля привели армию в готовность «к перевороту, если Сианук откажется их поддерживать» [28].

— Генерал Уильям Россон (William Rosson), заместитель генерала Крейтона Абрамса (Creighton Abrams), командующего силами США во Вьетнаме в тот период, заявил, что командиры американских подразделений были за несколько дней проинформированы о планировавшемся перевороте и запрошенной поддержке США [29].

— Роджер Моррис (Roger Morris), работавший в аппарате советника по национальной безопасности Генри Киссинджера во время переворота, сообщил, что «Белый дом был осведомлен, что резидентура ЦРУ в Пномпене хорошо знала заговорщиков, вероятно, знала и об их планах и не предприняла ничего, чтобы предупредить Сианука. Зато они загодя проинформировали Вашингтон» [30].

— Уильям Шоукросс утверждает, что если бы Сианук «вернулся быстро и спокойно в Пномпень [после антикоммунистических демонстраций], то он, вероятнее всего, смог бы предотвратить катастрофу». То, что он не сделал этого, наверняка было неслучайно. Фрэнк Снепп рассказал, что ЦРУ убеждало мать Сианука, королеву, послать своему сыну за границу сообщение, что ситуация не столь серьезна и нет причины возвращаться [31].

Когда Сианук со своим набившим оскомину нейтралитетом больше не стоял на пути, начали вращаться колеса американской военной машины. Через несколько часов после переворота американские и южновьетнамские войска расположились в районе границы и начали устанавливать контакты с камбоджийскими командирами на другой стороне и принимать меры к военному сотрудничеству. На следующий день камбоджийская армия вызвала американский разведывательный самолет и огонь южновьетнамской артиллерии для зачистки батальоном камбоджийских войск убежища вьетконгов-цев на территории Камбоджи. «Нью-Йорк тайме» заявила, что «сражение стало самым решительным усилием Камбоджи по изгнанию Вьетконга из пограничных районов» [32]. Великая камбоджийская война началась. Она продолжалась пять ужасных лет.

Враг, с которым столкнулись США и их союзники из Сайгона и Пномпеня, был уже не просто северовьетнамским или вьетконговским. В конфликт вступили камбоджийские коммунисты — «красные кхмеры» — под руководством своего лидера Пол Пота (Pol Pot), а также различные камбоджийские сторонники принца Сианука.

30 апреля 1970 года было запущено первое полномасштабное вторжение США. Оно вызвало волну громких протестов в Соединенных Штатах, раскачивая университетские городки от побережья до побережья. Похоже, самой необычной реакцией стал гневный уход в отставку четырех человек из аппарата советника по национальной безопасности США Генри Киссинджера, Роджера Морриса. Киссинджер назвал эти отставки «малодушием Восточного истеблишмента» [33].

К концу мая множество деревень были разрушены и сожжены американской авиацией дотла; длинная вереница камбоджийских беженцев начала свой путь.

Спустя три года — и сотню тысяч тон сброшенных бомб — 27 января 1973 года, если быть точным, в Париже было подписано соглашение, положившее конец десятилетию военных действий США во Вьетнаме. Бомбардировки Камбоджи, однако, продолжились.

Перед подписанием парижского соглашения официальная позиция администрации Никсона, многократно подтвержденная, заключалась в том, что единственная цель бомбардировок Камбоджи состояла в защите американских жизней во Вьетнаме. Однако теперь США не только не прекратили бомбардировки, но и активизировали их в последней отчаянной попытке не допустить «красных кхмеров» к власти. В течение марта, апреля и мая общий вес сброшенных над Камбоджей бомб удвоился по сравнению со всем предыдущим годом. Традиционная экономика страны была уничтожена. Старая Камбоджа исчезла навсегда.

Под усиливающимся давлением Конгресса в августе администрация Никсона наконец прекратила бомбардировки. Более 2 миллионов камбоджийцев стали бездомными.

Может показаться нелепым, что в ходе применения такой жестокой силы ЦРУ, в свою очередь, проводило одну из наиболее тонких психологических операций. ЦРУ распространяло информацию, призванную вызвать недовольство находившимся в изгнании Сиануком в среде камбоджийских крестьян, относившихся к нему с уважением. Звукотехники из ЦРУ, используя сложное оборудование, создали точную копию характерного голоса принца и его манеру речи — прерывистую, на высоких тонах и смешливую. Радиопередачи велись с секретной радиостанции вЛаосе. «Радиопослания» были выдержаны в оскорбительной для любого камбоджийца манере. Так, в одной из передач «Сианук» убеждал молодых женщин спать с храбрыми вьетконговцами для пользы дела [34].

На прощальной пресс-конференции в сентябре 1973 года американский посол в Камбодже Эмори Сванк (Emory Swank) охарактеризовала то, что происходило там, как «самую бессмысленную войну в Индокитае» [35].

Позднее конгрессмен от штата Калифорния Пит Макклоски (Pete McClosky) после своего визита в Камбоджу выразился еще жестче. Он заявил, что США «причинили этой стране зло, большее, чем любой другой стране мира, и абсолютно без всякой причины, исключительно для удовлетворения своих нужд в войне с вьетнамцами» [36].

17 апреля 1975 года «красные кхмеры» вошли в Пномпень победителями. Две недели спустя северовьетнамцы захватили Сайгон и Вьетконг. Невероятно, но «красные кхмеры» принесли на эту несчастную землю еще больше страданий. В добавление к этой трагедии и умножая ее, США поддерживали «красных кхмеров» после их поражения от Вьетнама, отстаивая их право на место в ООН и право вести вооруженную борьбу против правительства Камбоджи и его вьетнамских союзников. В ноябре 1980 года бывший заместитель директора ЦРУ Рэй Клайн (Ray Cline) посетил анклав «красных кхмеров» в Камбодже. Теперь он занимал должность главного советника по внешней политике избранного, но еще не вступившего в должность президента Рональда Рейгана. В пресс-релизе «красных кхмеров» о визите сообщалось в дружеских тонах [37]. Это было нужно для подтверждения оппозиции администрации Рейгана поддерживаемому Вьетнамом правительству Пномпеня. Похоже, единственным объяснением такой политики была долгая и горькая ненависть к Вьетнаму со стороны непримиримых воинов холодной войны в США.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   48


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница