Тысяча врачей мира против экспериментов на животных Ганс Рюш



страница9/30
Дата02.05.2016
Размер4.54 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30

Доктор Карл Е. Почелди (Carl E. Pocheldy), представленный в январском выпуске Science Digest как детский онколог, делает следующее признание:

«Большое количество доступных ныне лекарств для химиотерапии увеличивают шансы онколога победить рак у ребенка, когда болезнь становится невосприимчивой к лечению. В такой ситуации уверенность в том, что всегда можно попробовать новое средство, придает врачу уверенности в своих силах. Большой спектр препаратов означает, что будет меньше ситуаций, в которых победит отчаяние, вызванное невозможностью что-либо предпринять».


«Если навредить здоровому животному (моделируя у него человеческое заболевание), оно преодолеет его своими силами и исцелится естественным путем. Но наши исследователи считают, что животное выздоравливает благодаря химическим веществам, которые они ему вводили – а потом очень удивляются (предположим, что их интересует в первую очередь дело), почему это же вещество не действует на человека. Но у людей болезнь возникает из-за сбоя в иммунной системе, а потом больной организм еще больше страдает от вводимых лекарств. Очевидно, исследователям-экспериментаторам очень трудно это понять, поэтому они придерживаются стереотипного мышления и продолжают экспериментировать на животных» (Герберт Штиллер (Herbert Stiller), доктор медицины, основатель западногерманской лиги «Доктора медицины против вивисекции» (MDs against Vivisection), 1979 г.).
«Испытания вакцины от туберкулеза, проходившие в Индии, оказались неудачными» (TB Vaccine Fails Indian Trial) – статья под таким названием появилась в New Scientist 15 ноября 1979 года, ее автор – К.С.Джайарман (K.S.Jayarman) из Нью-Дели. Она начиналась так:

«В Южной Индии проводились самые большие в мире испытания противотуберкулезной вакцины БЦЖ на эффективность. Результат был поразительным: вакцина «не обеспечивает никакой защиты от бациллярных форм туберкулеза». Исследование, названное «самым всесторонним и тщательным», было начато в 1968 году. Его проводил Индийский совет по медицинским исследованиям (Indian Council for Medical Research) при содействии Всемирной Организации Здравоохранения (World Health Organization) и американского Центра по контролю за заболеваниями (Center for Disease Control), расположенного в Атланте, штат Джорджия.

Заболеваемость в вакцинированной группе была немного (с точки зрения статистики – незначительно) выше, чем в контрольной группе, и это открытие позволило сделать вывод, что защитное действие вакцины БЦЖ «равно нулю».
Комментарии ученых, Archives of Toxicity, 1979 год, вып. 43:

«Основная сложность заключается в том, что многие совершенно напрасно так полагаются на результаты тестирования на животных. Это всего лишь жалкая иллюзия, что определенное количество экспериментов на животных спрогнозирует весь возможный спектр токсичности у человека…

Было подсчитано, что двухлетние исследования на крысах и двадцатимесячные опыты по кормлению мышей с целью выявления канцерогенного потенциала веществ в 50% случаев приводят к ошибочным результатам.

Тесты на хроническую токсичность противозачаточных средств, проведенные на собаках, дают совершенно иную информацию, чем испытания на грызунах или обезьянах».





Одним из последних «еретиков» стал Роберт Мендельсон (Robert Mendelsohn), доктор медицины, чикагский педиатр, которого медицинские власти называют эксцентричным, несмотря на безупречную репутацию. Он практикует и преподает медицину более 25 лет, является национальным директором Службы медицинской консультации в «Прожект Хед Старт» (Project Head Start), председателем Комитета по медицинскому лицензированию штата Иллинойс (Medical License Committee for the State of Illinois), имеет множество наград за отличную работу в области медицины и преподавание этой науки.

Гнев выстоящих лиц был вызван выходом его книги «Исповедь еретика от медицины» (Confessions of a Medical Heretic), опубликованной в 1978 году (Cosmopolitan Books, Чикаго):

«Я признаюсь, что верил в облучение миндалин, лимфатических узлов и вилочковой железы. Я верил своим профессорам, когда они говорили, что используемые нами дозы совершенно безопасны. Шли годы, и «абсолютно безопасное» облучение, имевшее место 10-20 лет назад, пожинало урожай в виде опухолей вилочковой железы.

Я больше не верю в современную медицину. Я считаю, что самая большая опасность для Вашего здоровья исходит от врача, практикующего современную медицину…

Не верьте своему терапевту. Предположите, что выписанные им лекарства опасны. Безопасных медикаментов не существует …

Современная медицина научила нас отождествлять медицинскую помощь и здоровье, но этот знак равенства может уничтожить наш организм, наши семьи, наше окружение и наш мир.

До сих пор сотни тысяч женщин становятся в очередь на рентгенологическое исследование груди, невзирая на хорошо известные данные статистики о том, что маммография сама по себе может вызвать больше случаев заболевания раком груди, чем обнаружить…

Я считаю, что с лица земли могло бы исчезнуть более 90% современной медицины – врачей, больниц, лекарств, оборудования – и это не замедлило бы благотворно отразиться на нашем здоровье».




Ричард Ф. Перкинз (Richard F.Perkins), Тонаванда, оптик, Buffalo News от 9 июня 1979 года:

«Ваша редакционная статья под названием «Исследования в области здравоохранения в опасности» (Threat to Health Research) – это замечательный пример того, как медико-фармацевтическая клика дезинформирует людей и промывает им мозги. Прогрессивные врачи доказали, что эксперименты на животных никоим образом не способствовали достижению прогресса ни в хирургии, ни в лечении заболеваний. На самом деле, ошибочные результаты, полученные в результате этой деятельности, только сдерживали прогресс».


Из статьи в Time под названием «Хирургия в сумасшедшем доме» (Surgery in the Asylum), 23 апреля 1979 года:

«Заявления были похожи на отрывки из «Полета над гнездом кукушки» (One Flew over the Cuchoo’s Nest). На прошлой неделе в Чикаго было возбуждено дело по заявлению юриста Патрика Мерфи (Patrick Murphy), заявившего, что от 25 до 100 пациентов Медицинского центра психического здоровья Мантено (Manteno Mental Health Center, штат Иллинойс) в 1950 – 60-е годы подверглись «несанкционированным и секретным» экспериментальным операциям, которые проводились в больнице Биллингс Чикагского университета (University of Chicago Billings Hospital). В ходе хирургического вмешательства этим людям удалили надпочечники – орган, отвечающий за производство кортизона и других гормонов. Работы велись под руководством хирурга, 77-летнего доктора Чарльза Б. Хиггинса (Charles B. Higgins), лауреата Нобелевской премии за новаторскую работу в области гормонального лечения рака».


«Эксперт доложил комиссии США, что заболеваемость большинством видов рака все еще возрастает» – статья под таким названием появилась в Herald Tribune от 7 марта 1979 года. Вот отрывок из этой публикации:

«Заболеваемость большинством видов рака все еще возрастает, некоторыми – очень сильно, – заявил вчера официальный представитель Национального онкологического института (National cancer Institute) подкомиссии по здравоохранению в Сенате. У мужчин растет частота 8-ми из 10-ти основных видов онкологии, в том числе рака мочевого пузыря, простаты, легких и кишечника, а у женщин – 8-ми из 13-ти, в том числе рака легких, матки, груди, кишечника и почек».


«Как специалист по онкологии, занимающийся клинической практикой, я не могу согласиться с исследователями, которые считают, что результаты, полученные путем экспериментов на животных, могут быть применимы к человеку» (мнение профессора доктора Хайнца Озера (Heinz Oeser), опубликованное в Quick, одном из ведущих немецких еженедельников, 15 марта 1979 г.).
«Эксперименты на животных должны быть повсеместно запрещены» (доктор Юлиус Хакеталь (Julius Hackethal), самый известный немецкий хирург и автор книг по медицине, интервью Die Zeit, 13 октября 1978 г.).
«Чувствительность органов животных и людей к химическим соединениям сильно отличается. С помощью экспериментов на животных едва ли возможно предсказать аллергические реакции – типичные побочные эффекты, возникающие у человека из-за приема лекарств… Возникает резонный вопрос: а помогли ли эксперименты на животных совершить хотя бы одно мало-мальски важное медицинское открытие» (доктор Бальц Видмер (Balz Widmer), Schweizerische Aerztezeitung, 16 августа 1978 г.).
«Компании по производству лекарственных средств делают из пациентов «подопытных кроликов»» (Drug Firms Trick Patients Into Becoming Human Guinea Pigs) – так называется статья Криса Притчарда (Chris Pritchard) в National Enquirer, август 1978 года. В ней говорится:

«В одном из случаев речь шла об исследователе, который обманул группу беременных женщин, – рассказывает доктор Майкл Хенсли (Michael Hensley), медицинский сотрудник отдела научных исследований Управления по контролю за продуктами и медикаментами (Food and Drug Administration). Доктор Хенсли сообщил, что ученый уговаривал женщин принять обезболивающее, не поставив в известность о том, что лекарство может вызвать проблемы с органами дыхания у новорожденных, и что цель этого исследования состояла в том, чтобы “вызвать у младенцев небольшое угнетение дыхания”, а потом посмотреть, справится ли с этой проблемой другой препарат».


Профессор Фердинандо де Лео (Ferdinando de Leo), доктор медицины, профессор хирургии, специальной хирургической патологии и общей клинической хирургии и терапии в Университете Неаполя (University of Naples) и главный хирург в Больнице Пеллегрини (Pellegrini Hospital). Цитаты из часового интервью в Риме, которое транслировалось по 5 каналу в 1978 году:

«Благодарю за приглашение на передачу, потому что мне кажется, что слово человека, в течение полувека практикующего все виды общей хирургии, может помочь развенчать некоторые мифы и предрассудки о вивисекции, которые сегодня доминируют даже в сознании высокообразованных и культурных людей. Зная не понаслышке, что творится в лабораториях, участвуя вместе с мистером Рюшем в публичных дебатах с вивисекторами, я с уверенностью могу заявлять как о крайней бесполезности тех ужасов, которые являются обычным делом в этих заведениях, так и о бесконечной душевной скудности вивисекторов…

Специалист, читающий их материалы, может задаться вопросом, а есть ли вообще у этих господ мозги. Эти люди не только никоим образом не способствуют сохранению человеческого здоровья, но, более того, создают предпосылки для дальнейших ошибок и ужасов, например, таких сумасшедших, бредовых идей, как пересадка головы или мозга. Тут, мне кажется, нужен уже не хирург, а психиатр…

Вивисекторы утверждают, что тренировки на животных помогают «набить руку» новичкам. Но как можно приобрести необходимые навыки, оперируя кошек, собак или крыс, чьи внутренности гораздо меньше, чьи органы анатомически связаны друг с другом совершенно не так, как у людей, и никоим образом не сравнимы с человеческими. То же самое касается плотности внутренностей, цвета, сопротивляемости скальпелю и так далее. Это несерьезно.

В течение многих веков надлежащая хирургическая подготовка включает, прежде всего, наблюдения за опытным хирургом в операционной, после чего молодой специалист ступает на очень длинный, тернистый и чрезвычайно трудный, но, вместе с тем, плодотворный путь: он ассистирует хирургу, работает вместе с ним, помогает ему во время операций. И в этом случае вы видите человеческие легкие, человеческую печень, желчные каналы, узнаете их размер и плотность, видите человеческое сердце и то, как оно функционирует…

Но почему тогда все еще практикуется вивисекция? На это есть две причины.

Во-первых, интеллектуальная лень, унаследованная от знаменитых исследователей прошлого века, от школы Клода Бернара (Claude Bernard). Но есть и еще кое-что: действительно ли наши телезрители считают, что в вивисекционной лаборатории соблюдаются правила асептики, антисептики, обезболивания и вообще какие-либо правила? Там нет ничего святого, потому что вивисекция порождает садизм, я видел садистов, я их знаю, я мог бы назвать их по именам, но не буду здесь это делать, я просто надеюсь, что они слушают. Я знаю, что они получают удовольствие от вивисекции –получают большое удовольствие…»
Доктор Альберт Сэйбин (Albert Sabin) на пресс-конференции в Неаполе в июне 1978 года:

«Рак, вызванный в лаборатории искусственным путем, не имеет ничего общего с раком, возникающим у людей спонтанно. Раковые клетки связаны с организмом, который их произвел. Онкологические заболевания, встречающиеся у человека, сильно отличаются от искусственных опухолей, вызываемых экспериментаторами у лабораторных животных» (цитируется профессором П.Кроче (P.Croce) в Vivisezione o Scienza, 2 издание, с. 35).


Морарджи Десаи (Morarji Desai), который наложил первый запрет на экспорт макак-резусов, и, несмотря на то, что в период, когда он был премьер-министром Индии, его страна отчаянно нуждалась в иностранной валюте, преподал хороший урок гуманности, этики и медицины сбитым с толку американским корреспондентам в Национальном пресс-клубе (National Press Club) в Нью-Йорке 21 июня 1978 года.

Вопрос: «Уважаемый премьер-министр, учитывая Вашу серьезную озабоченность потребностями людей, как Вы можете объяснить Ваше противодействие экспорту макак-резусов для исследований?»

Ответ: «Если мы действительно люди, то не должны причинять жестокость ни одному живому существу. Индия всегда придерживалась такой философии. Это значит, что мы не хотим подвергать никаких животных жестокости и поэтому отказываемся их экспортировать. Исследования – не единственный путь человека к благополучию. Если следовать законам природы, можно достичь еще большего здоровья и процветания – для этого не нужны лекарства. Я не принимал их в течение многих лет и не принимаю сейчас».
Из книги «Эффект ионов» (The Ion Effect), которую издательство Bantam опубликовало в марте 1978 года:

«Профессор Феликс Гад Сульман (Felix Gad Sulman), доктор медицины, Иерусалимский университет (University of Jerusalem), Израиль… Сульман – врач и ветеринар, получивший образование в Германии и в 1932 году эмигрировавший в Израиль. По его мнению, «меры предосторожности в науке необходимы, но никто не может доказать, что опасное действительно опасно, потому что в лаборатории невозможно воспроизвести природу», «Аналогичным образом, лабораторные тесты не всегда помогают узнать, что будет действовать на человека: люди не похожи на мышей или кроликов».


В журнале Newsweek от 27 марта 1978 года вышла длинная статья под названием «Животные в лаборатории» (Animals in the Lab). Ее авторы – Питер Гвинн (Peter Gwynne) и Шарон Бегели (Sharon Begely) – очень постарались найти новые оправдания этой несостоятельной и ненаучной практике. Вот цитаты из этой публикации:

«Для большинства ученых использование лабораторных животных является частью естественного порядка вещей. «Это берет начало в иудейско-христианской традиции, в соответствии с которой Бог дал человеку власть над животными», – говорит доктор Турман Графтон (Thurman Grafton) из Национального общества медицинских исследований (National Society for Medical Research).

Студентов-медиков учат, что в прошлом веке Пастер решил «проблему» бешенства, экспериментируя на собаках. Им – и общественности – ничего не говорят о том, что ни он, ни его последователи не смогли даже идентифицировать вирус, предположительно, вызывавший бешенство; что, невзирая на усилия Пастера, а возможно, благодаря им, заболеваемость бешенством в Европе не уменьшилась, а увеличилась. О том, что нет никаких научных доказательств в пользу того, что вакцина Пастера спасла хотя бы одну человеческую жизнь, зато научно доказано, что от самой вакцины умерло несколько человек, и именно по этой причине от нее давно отказались в пользу «новых, лучших вакцин». Вот лишь один пример:

В 1977 году в Женеве Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) (World Health Organization) объявила о разработке очередной новой вакцины, которую официальные представители этой организации описывали как «фантастический прорыв».


4 декабря 1977 года два немецких психиатра, доктор Герберт Штиллер (Herbert Stiller) и доктор Маргот Штиллер написали письмо в Hamburger Abendblatt и указали в нем следующее:

«Вплоть до сегодняшних дней чувствительной и жадной до славы душе доктора Барнарда (Barnard) уделяется слишком много внимания. Хорошо известно, что, когда его критикуют, у него начинаются приступы астмы… Нам кажется, что надо поменьше беспокоиться о впечатлительности профессора Барнарда, а побольше – о его потенциальных, ничего не подозревающих пациентах».


«Выводы, сделанные в ходе экспериментов, проходивших в лабораторных условиях с использованием опухолей животных, не имеют почти никакого отношения к нашему пониманию рака груди, возникающего у человека» (доктор Поль Стрикланд (Paul Strickland), World Medicine, 21 сентября 1977 г.).
22 июня 1977 года из Кейптауна пришла новость о том, что в больнице Грут Шур (Groote Schuur Hospital) г. Кейптауна 25-летняя итальянка умерла через 2,5 часа после того, как Барнард (Barnard) имплантировал в ее грудь сердце бабуина и прикрепил его к ее собственному сердцу.

Цитата из итальянского ежедневного издания, Corriere della Sera, которое прокомментировало быструю смерть молодой женщины:

«Последняя операция Барнарда довольно неоднозначна, особенно с учетом того, что итальянская пациентка согласилась на операцию по имплантации сердечного клапана – что даже в нашей бедной Италии является стандартным вмешательством…»

«Клинический нонсенс» – так охарактеризовало дикий эксперимент Барнарда авторитетное французское издание Le Monde.


Цитата из статьи «Наша больная система здравоохранения» (Our Ailing Health System), опубликованной в The Progressive в январе 1977 года:

«… показатели эффективности американской системы здравоохранения в прошлом году позволяют считать, что есть все основания для тревоги – и не только из-за программы по свиному гриппу. Когда в сентябре был запущен этот проект, специальная комиссия американского Управления по контролю за продуктами и медикаментами (Food and Drug Administration) в отчете указала на то, что, невзирая на отсутствие лекарства, которое могло бы вылечить или предотвратить обычную простуду, американские производители лекарств сумели доставить на рынок около 35000 различных средств от простуды, за которые потребители ежегодно платят 350 миллионов долларов.

…Приоритеты определяются стремлением частных субъектов к получению прибыли. Крупные фармацевтические фирмы откладывали производство вакцины от свиного гриппа до тех пор, пока не получили гарантию, что налогоплательщики застрахуют их от возможной ответственности».
Вера в то, что эксперименты на обезьянах приблизят нас к разгадке тайн медицины – это всего лишь очередной обман маньяков-экспериментаторов.

«В мировой литературе можно найти лишь несколько сравнительных исследований на эту тему, и результаты их довольно удручающие. Апеллировать к общему биологическому сходству между человеком и животными и теории эволюции бесполезно. Например, было показано, что как экспериментальная модель обезьяна гораздо хуже собаки в плане выявления многочисленных отрицательных побочных эффектов у человека путем экстраполяции данных; иными словами, безопасные для обезьян вещества вредны для людей. То есть, было бы заблуждением считать, что с помощью экспериментов на животных, как бы тщательно они ни проводились, можно предотвратить будущие фармацевтические катастрофы» (из Biologische Medizin, Grundlagen ihrer Wirksamkeit, авторы – Г. Хюттнер (G. Huttner), Г. Гензель (H. Hensel) и соавторы, Verlag fur Medizin Dr Ewald Fischer, Гейдельберг, 1977).


«Конечно, между животными и людьми существуют огромные различия. Кроме того, работая с животными, невозможно должным образом определить психологические и неврологические эффекты. Поэтому клинические испытания должны быть интегральной частью проверки любого нового средства… Все люди разные, и препарат, совершенно безопасный для ста человек, может убить сто первого по причине какого-нибудь генетического отклонения. Кроме того, лекарство потенциально способно вызывать отдаленные эффекты. Ничего из этого нельзя обнаружить сразу. Например, фенацетин считался совершенно безопасным, и последствия его приема проявились лишь после 40 лет использования» (доктор Вернон Коулман (Vernon Coleman), член Королевского общества медицины (Royal Society of Medicine), The Medicine Man, Arrow 1977, с. 60).
Ни одно лабораторное животное не живет 40 лет, то есть столько времени, сколько необходимо для выявления таких отдаленных побочных эффектов.

«Учитывая имеющиеся в настоящее время знания, эксперименты на животных могут быть не более чем отправной точкой для формирования гипотезы, о подтверждении или опровержении которой можно будет судить лишь после наблюдений за людьми. По сути, такие гипотезы являются иррациональными прогнозами, и это значит, что неопределенность является не просто статистической погрешностью; эксперименты на животных не могут быть основой для вычисления вероятности наступления чего-либо у человека.



К вопросу о фармацевтических препаратах: до сих пор не существует теории, которая бы позволила систематически прогнозировать лечебную эффективность или отрицательные побочные эффекты лекарств у людей на основании экспериментов на животных» (Г. Киенле (G.Kienle) «Лекарственная безопасность и общество» (Drug Safety and Society), Штутгарт, Нью-Йорк 1974, Schattauker, Г. Гензель (H. Hensel), «Лекарственная безопасность и эксперименты на животных» (Arzneimittelsicherheit und Tierversuch), Z.Rechtspolitik 8, с. 286-28, 1975).
«Новое американское исследование ставит под сомнение заявления, которые делались на протяжении последних 35 лет, о том, что регулярный прием эстрогена служит профилактикой рака груди у женщин… Доклад указывает на то, что лекарство фактически способно вызывать это заболевание. В одних только Соединенных Штатах врачи выписывали такие препараты 5-6 миллионам женщин среднего возраста» (International Herald Tribune, 17 августа 1976 года).
Заметно растет число врачей, которые наконец-то осознают сущность антибиотиков, но они не знают, что делать с этим знанием, так как слишком долго следовали ложным путем и теперь не находят в себе ни силы, ни мужества изменить курс. Согласно консервативной римской газете Il Tempo (31 июля 1976 года), лауреат Нобелевской премии Джеймс Баниели (James Banieli) заявил: «Антибиотики причинили столько вреда, что он значительно превосходит все их положительные эффекты». В подтверждение своих слов он называет хронические заболевания, специфические инфекции, аллергические реакции, отравление клеток тканей, дефицит витаминов и тому подобное.
«Разные виды животных реагируют на одно и то же лекарство по-разному. Отличия в метаболизме медикаментов не только создают проблемы при экстраполяции результатов экспериментов на человека, но и серьезно затрудняют разработку новых лекарственных средств» (доктор Барнард Б. Броуди (Barnard B. Brodie), Criminal Pharmacology & Therapeutics).
«Так почему же мы не можем отменить некоторые из требуемых экспериментов на животных, которые были разработаны теоретиками и пуристами, которых не сильно заботила практическая сторона и острая потребность в новых терапевтических средствах» (доктор Лаубач (Laubach) на 8-й Ассамблее Международной федерации ассоциации фармацевтических производителей (International Federation of Pharmaceutical Manufacturers Association), 1976 г.).
За исключением нескольких заметных фигур, являющихся высокопоставленными чиновниками Американской медицинской ассоциации (American Medical Association), почти все согласны, что современная медицина так же больна, как и пациенты, которых она лечит» (первое предложение из рецензии Medical Nemesis в Time Magazine, 28 июня 1976г.).
«Растение не должно считаться безопасным только потому, что домашний любимец щиплет его без вреда для здоровья – для человека оно может оказаться ядовитым» (из статьи в журнале Time от 1 марта 1976 года, где цитируется доктор Гай Харман (Guy Harman), опытный педиатр, смотритель сада с популярными, но опасными растениями в педиатрической клинике Медицинского центра Кайзер-Перманент (Kaiser-Permanente Medical Centre), г. Фонтана, штат Калифорния).
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   30


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница