Тысяча врачей мира против экспериментов на животных Ганс Рюш



страница7/30
Дата02.05.2016
Размер4.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30

Монейм А. Фадали, (Moneim A. Fadali), доктор медицины, член Американского колледжа хирургов, дипломант Американского комитета по хирургии (American Board of Surgery) и Американского совета по торакальной хирургии (American Board of Thoracic Surgery), в мае 1985 года написал введение к книге Брандона Рейна «Исследования сердца на животных» (Brandon Reine Heart Research on Animals), из которого мы и приводим цитату:

«Изучение человека – это единственный надежный способ раскрыть тайны человечества, найти способы исцеления людских недугов и предотвратить страдания».


«Вопреки распространенному сегодня взгляду, я придерживаюсь мнения, что при нынешней практике проведения экспериментов на животных, их невозможно оправдать ни с этической, ни с моральной, ни с научной точки зрения. Как директор Исследовательского института ортопедии (Research Institute for Orthopaedics) исходя из многолетнего опыта, могу сказать, что все подобные новшества в методах лечения могут испытываться на самих людях, без экспериментов на животных, без причинения им вреда» (руководящий медработник доктор Леопольд Земанн (Leopold Zemann), специалист в области ортопедии и ортопедической хирургии, главный врач санатория Святого Андре (Sanitarium St. Andrae), директор Исследовательского института ортопедии (Research Institute for Orthopaedics), г. Вена. Письмо, адресованное профессору доктору Конраду Лоренцу (Conrad Lorenz), от 20 марта 1985 года).
Американский кардиохирург Уильям Де Фриз (William De Vries), прославившийся поисками альтернатив имплантации настоящих сердец, вызывающей катастрофические последствия, и предложивший использовать вместо них искусственные механические сердца:

«Невозможно найти лекарство от инсульта, используя для этого животных» (процитировано в U.S. News & World Report, 2 декабря 1985 г.).


В феврале 1985 года в самом крупном издательстве Франции Hachette вышла книга доктора медицины Роже Дале (Roger Dalet) «Медицинская ложь» (Les Mensonges de la Médicine), в которой автор на 228 страницах рассказывает о том, что он считает «ложью», несмотря на то, что официальные представители здравоохранения стараются выдать это за правду. Мы приведем только один эпизод из указанной работы; на 40-й странице доктор Далет вспоминает, какой ажиотаж был поднят по поводу выхода на рынок интерферона, о котором, как мы помним, на первых полосах писали такие издания как Time, Newsweek, а впоследствии и большинство европейских СМИ. Доктор Далет пишет:

«Новости имеют свойство быстро распространяться. Некоторые эксперименты кажутся обнадеживающими. Крысы, получавшие интерферон, выздоровели от рака. В СМИ появилась информация, что человечество стоит на пороге чуда, что рак скоро будет побежден. Вокруг нового вещества возник массовый ажиотаж … Многочисленные производители лекарств бросились выпускать интерферон, выполняя заказы США, Швейцарии, Японии и т.д.».

«Но неожиданно надежды рухнули! Интерферон не оправдывает ожиданий… И тогда «пузырь» лопнул. Сообщение во французском медицинском журнале Quotidien du médecin (№ 3671, 21 апреля 1982 г., с. 11) гласило: «Американский врач Шелби Бергер (Shelby Berger) из Национального онкологического института утверждает, что интерферон не останавливает развитие рака, а скорее благоприятствует ему…»
Доктор медицины Карлхайнц Бланк (Karlheinz Blank), Западная Германия (Der Tierschutz, №62, 1985, Journal of the Arbeitsgemeinschaft Deutscher Tierschutz):

«Лекарство, испытанное на животных, будет влиять на человека совершенно по-другому. В подтверждение этого можно привести сколько угодно примеров».


Из статьи медицинского корреспондента доктора Петера Шмидсбергера (Peter Schmidsberger), опубликованной в Bunte, №50, одном из крупнейших еженедельных немецких изданий:

«…Для слушателей это был шок.

Эксперт, присоединившийся к дискуссии, уже привлек внимание аудитории своим красноречием и массивным телосложением. Но еще весомее были его слова. Хотя он сказал только одно предложение, оно произвело эффект разорвавшейся бомбы.

«Приблизительно в 50% случаев необходимость пересадки почек вызвана приемом обезболивающих препаратов» – сказал он.

Трансплантация органов считается одним из самых выдающихся достижений медицины. И ее применение оправдывает все – даже высокую цену. Тем более серьезной становится ситуация, когда выясняется, что это незаменимое искусство современной науки служит, по большей части, для того, чтобы исправить тяжелейшие последствия злоупотребления лекарствами.

Действительно ли в половине случаев необходимость в пересадке почек вызвана нерациональным использованием болеутоляющих средств? Эта информация имеет особое значение, поскольку ее источником является специалист по лекарствам и ядам,

Длительное применение обезболивающих препаратов наносит серьезный вред почкам и вызывает рак мочевого пузыря. По этой причине уже давно появился такой термин, как «анальгетическая нефропатия».

Болеутоляющие средства относятся к препаратам, информации о которых так много и опыт их применения столь велик, что за всем этим трудно уследить. Они десятилетиями испытывались на миллионах людей. Здесь безо всякого преувеличения можно говорить о массовом эксперименте на людях.

Тем не менее, эксперименты на животных продолжаются, несмотря на то, что эти препараты уже прошли все этапы проверки на животных (иначе они бы никогда не поступили в продажу), что, однако, не помогло предсказать тот вред здоровью, о котором известно сегодня.

Сейчас эксперименты на животных продолжаются с целью выяснить, каким образом обезболивающие средства вызывают столь серьезные нарушения. Впрочем, вряд ли эта работа будет успешной. Экспериментаторы жалуются, что животные не подходят для моделирования заболеваний почек – не только потому, что они не принимают обезболивающие препараты, но, прежде всего, из-за того, что патологии, привносимые в их организм в ходе опытов, не сопоставимы с нарушениями, возникающими у человека».


В 1985 году противники вивисекции получили совершенно неожиданную помощь от известного доктора Ганса-Якима Крамера (Hans-Joachim Cramer), руководителя Отдела прессы и информации Немецкой федеральной ассоциации фармацевтической индустрии (“Bundersverband der Pharmazeutischen Industrie e.V.”) Работа в этом учреждении требует большой изобретательности и крепких нервов. В журнале Medikament und Meinung от 15 февраля 1985 года этот человек, пообещал разоблачить «обманы и фальсификации» в заявлениях антививисекционистов, а затем, сам того не желая, доказал в точности обратное, «попав в собственную яму». Доктор Крамер жалуется, что имя лауреата Нобелевской премии Эрнста Бориса Чейна (Ernst Boris Chain) часто попадает в работы антививисекционистов, и что всякий раз его слова нарочно искажаются. Крамер пишет:

«Говорят, что во время судебного процесса против производителей контергана (талидомида) Чейну пришлось заявить, что результаты экспериментов на животных не могут быть перенесены на человека. Итак, что же ученый сказал на самом деле? 2 февраля 1970 года перед Окружным судом в Альсдорфе он заявил: «Никакое тестирование медикамента на животных, даже если оно проводится на нескольких видах, включая приматов, во всех возможных условиях, не может дать абсолютной гарантии, что медикамент, испытанный подобным образом, будет влиять на человека точно так же, потому что люди по многим параметрам отличаются от животных…» (цитата из учетно-отчетных материалов, опубликованных в Der Contergan Prozess, Verlag Wissenschaft und Forschung, GmbH, Берлин, с. 17-19).

Благодаря доктору Крамеру, читатель теперь точно знает, что сказал лауреат Нобелевской премии доктор Чейн, приглашенный в суд в качестве свидетеля со стороны защиты производителями Chemie Grunenthal, против которых было выдвинуто обвинение. Он приехал издалека и на судебном процессе по делу талидомида действительно заявил под присягой именно то, что всегда утверждали противники вивисекции. Тот факт, что Чейн, вивисектор с многолетним стажем, вскоре после этого стал противоречить сам себе, добавив, что эксперименты на животных «минимизируют риск для человека» (и это как раз в то время, когда у всех на устах была трагедия с талидомидом – как известно, она приобрела международный масштаб исключительно из-за «тестов на безопасность», которые до этого проводились и повторялись в течение многих лет), еще раз показывает, какая путаница царит в сознании сторонников вивисекции – им хочется сделать вид, что они мучают животных не ради личной выгоды или детского любопытства, а в целях защиты людей от вреда, причиняемого лекарствами, или даже для их исцеления от заболеваний.

В 1972 году была опубликована книга, рассказывающая о том, как производители лекарственных средств, столкнувшись с судебным разбирательством, получают необходимые показания в свою пользу. Источником этих свидетельств являются ученые – союзники фармацевтических компаний по псевдомедицинской индустрии. Авторы этой работы – Хеннинг Сджоестроем (Henning Sjoustroem), шведский юрист, и Роберт Нилссон (Robert Nilsson), исследователь, работающий в сфере химической промышленности. Книга под названием «Талидомид и сила фармацевтических компаний» (Thalidomide and the Power of the Drug Companies) была опубликована в издательстве Penguin, Однако ее постигла та же судьба, что и все подобные публикации, вышедшие раньше или позже – были предприняты соответствующие меры, чтобы как можно быстрее упрятать под ковер эту разоблачительную для всей фармацевтической промышленности документацию.


Выдержка из статьи члена Швейцарского национального совета (Swiss National Council), доктора медицины Пауля Гюнтера (Paul Gunther), старшего анестезиолога Региональной больницы Интерлейкена (Regional Hospital of Interlaken), Solothurner Zeitung, 15 ноября 1985 года:

«Я со всей уверенностью заявляю, что новые открытия происходят благодаря самым современным методам исследований, например, таких, в которых используются культуры клеток человека… Сколько бы экспериментов ни проводилось на животных, все препараты в конце концов приходится тестировать на людях… Поэтому как врач я поддерживаю кампанию за отмену вивисекции».


«Следуя нездоровой логике, которую мне вдалбливали во время учебы в университете и еще много времени спустя, я долгие годы ставил эксперименты на животных. До тех пор, пока однажды не сказал себе: должно быть, где-то в теории и практике медицины допущена ошибка – какая-то фундаментальная ошибка, означающая, что метод в корне ошибочен… Трудно придумать более обманчивый способ проведения биомедицинских исследований, чем эксперименты на животных» (профессор Пьетро Кроче, доктор медицины, исследователь и врач, прошедший подготовку в разных странах, приглашенный лектор Миланского университета в своей книге «Вивисекция или наука» (Vivisezione o Scienza), 2 издание, 1985 г.).
«Как исследователь я работаю с мутагенезом и канцерогенезом – это две сферы, где эксперименты обязательны. Поэтому я знаю, о чем говорю. И я говорю “нет” вивисекции. Не только из этических, но, прежде всего, из научных соображений. Доказано, что результаты исследований на животных никоим образом не применимы к человеку. Что касается метаболизма, то существует закон Природы, согласно которому, биохимическая реакция, возникающая у одного вида, релевантна только для этого вида и больше ни для какого другого. Часто у двух очень похожих животных, например, крыс и мышей, наблюдаются совершенно разные реакции» (итальянский парламентарий Джанни Тамино (Gianni Tamino), исследователь Университета Падуи (University of Padua) – самого авторитетного медицинского университета в Италии, интервью для Domenica del Corriere, №48, 1 декабря 1984 г.).

Из речи того же самого Джанни Тамино в Палате депутатов, Италия, Рим, 16 ноября 1984 года:

«Я говорю не только как конгрессмен, но и как человек, работающий с вопросами, внесенными в сегодняшнюю повестку дня – то есть, как исследователь, занимающийся тестированием химических продуктов, изучением мутагенеза и канцерогенеза, и действительно использующий альтернативные формы исследования, при которых животные не нужны – как и требует обсуждаемый документ.

Это не просто вопрос отношения человека к другим живым существам. Это более правильный с научной точки зрения выбор, чем моделирование на животных, которое редко бывает полезным, поскольку у животных другие параметры и другой обмен веществ, нежели у человека. Очень часто эксперименты на животных – это просто бессмысленные предположения и жестокость, которые не дают никаких гарантий, что будет получен какой-то результат, и, к тому же, требуют огромных расходов.

Другие методы, предполагающие использование клеток, выращенных в пробирке, в основе чего, в свою очередь, лежат биологические системы ин витро, обеспечивают большую экономию, позволяют быстрее получать ответы и, благодаря совершенствованию технологий, дают более надежные результаты, которые с большей вероятностью могут быть экстраполированы на человека. Таким образом, нас просят сделать выбор в пользу прогресса в области биологии и отказаться от метода, за которым стоит средневековое варварство, и который определенно никоим образом не способствует профилактике и не повышает качество жизни человека».
LA-Times, 10 октября 1984 года:

По словам исследователей, гены, вызывающие рак, и процессы, которые могут сделать их опасными, являются настолько важными в обычной жизни, что, возможно, это заболевание никогда не будет уничтожено. По-видимому, рак возникает из-за мутаций в определенных генах, которые в других отношениях важны для нормальной жизни, и «способа, позволяющего полностью исключить мутации, не существует», – сказал Уильям Хейуорд (William Hayward) из Мемориального онкологического центра Слоан-Кеттеринг (Memorial Sloan-Kettering Cancer Centre) в Нью-Йорке. «Я не думаю, что удастся ликвидировать процессы, вызывающие рак, если не изменится современная траектория (исследований)» – заявил доктор Поль Маркс (Paul Marks), президент Слоан-Кеттеринг.


Тесты на крысах и морских свинках дают противоречивые результаты, потому что животные и люди не всегда реагируют на химические вещества одинаково.

Кроме того, при введении лабораторным животным больших доз встает вопрос о том, насколько велика разница между лабораторной средой и реальными условиями. Также, испытания очень дороги. Стоимость исследования на животных только одного химического вещества может достигать 11 миллионов долларов.



Джон Далл (John Dull), профессор фармакологии из Медицинского центра Университета Канзаса (University of Kansas Medical Center) говорит: «Вы никогда не сможете доказать безопасность этих веществ».

Выдержка из статьи Клеменса П. Уорка (Clemens P. Work) и Рональда А. Тэйлора (Ronald A.Taylor), опубликованной в U.S.News and World Report, 21 мая 1984 года), комментарий CIVIS:

«Потратить 11 миллионов долларов на испытание на животных одного вещества, заведомо зная, что это никогда поможет доказать его безопасность – довольно высокая плата за глупость, если только вся схема не была умышленно спланирована Ассоциациями разводчиков лабораторных животных» (Laboratory Animal Breeders Associations).
Письмо Ленора Брюэр (Lenore Brewer), в котором приводятся слова Дональда Е. Дойла (Donald E. Doyle), доктора медицины, научного консультанта Института защиты животных (Animal Protection Institute), The Milwaukee Journal, 4 марта 1984 года:

«Я полагаю, что аргументы, посредством которых нас пытаются убедить, что эксперименты на животных необходимы для дальнейшего развития медицины и обучения наших будущих врачей и хирургов, абсолютно беспочвенны. Врачам нет никакой необходимости осваивать искусство хирургии на животных. Более того, это время может оказаться потраченным впустую. У человека либо есть врожденные способности к хирургии, либо нет… а практиковаться лучше всего, ассистируя в хирургическом отделении больницы».


После трагедии с талидомидом стандартный набор испытаний пополнился тестами на тератогенность (появление физических дефектов у потомства), которые выполняются на кроликах и крысах или мышах, но из-за колоссальных межвидовых различий это не гарантирует безопасности препаратов для человека, и следующая беда, вызванная приемом лекарств, – это всего лишь вопрос времени. Как указывает доктор Манн (Mann) в «Использовании современных лекарств» (Modern Drug Use, 1984):

«Сложности, возникающие при определении риска для человека посредством испытаний на тератогенность, проводимых на животных, иллюстрирует такой факт: несмотря на то, что аспирин приводит к появлению врожденных дефектов у крыс, мышей, морских свинок, кошек, собак и обезьян, это лекарство широко используется беременными женщинами и не вызывает никаких нарушений в формировании плода».

Даже Служба экономики здравоохранения (Office of Health Economics) – организация, финансируемая Ассоциацией британской фармацевтической промышленности (Association of the British Pharmaceutical Industry) – в отношении талидомида признала следующее:

«В конкретном случае соответствующие эксперименты на беременных животных вряд ли бы помогли предотвратить опасность: скорее всего, в испытания никогда бы не включили нужный вид животных».

История с талидомидом должна продемонстрировать, что доверять экспериментам на животных, дающих ошибочные результаты, недальновидно, и что, вместо этого, следует развивать гуманные альтернативные методы исследования и стремиться к тому, чтобы во время беременности женщины не принимали лекарств вообще.
Из-за печально известных противовоспалительных лекарств фенилбутазона и оксифенбутазона в мире погибло 10000 человек. У людей вероятность возникновения побочных эффектов гораздо выше, чем у лабораторных животных, потому что в организме человека лекарство подвергается химическим изменениям намного медленнее. У людей доза фенилбутазона расщепляется в течение 72 часов, а у макак-резусов, собак, крыс и кроликов на это требуется восемь, шесть, шесть и три часа соответственно. В организме человека оксифенбутазон подвергается химическим изменениям в течение 72 часов, а у собак – в течение получаса. Опрен выводился из кровотока пожилых пациентов гораздо дольше, чем у собак. (По оценкам доктора Сидни Вулфа (Sidney Wolfe), директора Группы по изучению здоровья Ральфа Найдера (Ralph Nader Health Research Group), журнал Lancet, 11 февраля 1984 г.)
Мнение Ричарда Московица (Richard Moskowitz), доктора медицины, перепечатано из Journal of the American Institute of Homeopathy, 7 марта 1983 года:

«Поскольку в результате обычной вакцинации в кровь почти каждого живущего человека попадают живые вирусы и другие высоко антигенные материалы, напрашивается вывод, что это автоматически вызовет всплеск аутоиммунных заболеваний.

Заявления о том, что вакцины дают нам иммунитет от заболеваний или не позволяют им протекать в тяжелой форме – это опасное заблуждение, а правда заключается как раз в обратном. На самом деле, вакцинация загоняет болезнь глубоко вовнутрь и делает нас ее хроническим носителем. В результате мы реагируем на нее все слабее, и способности организма к самоисцелению снижаются.

Вакцины не только не формируют истинный иммунитет, но и могут его нарушать и подавлять».


В письме от 2 марта 1983 года профессор доктор Джулио Тарро (Giulio Tarro), заведующий кафедрой вирусологии и онкологии бывшего медицинского факультета Университета г. Неаполя (Naples University), партнер Альберта Сэйбина (Albert Sabin) (см. «Убийство невинных» – Slaughter of the Innocent, с. 262), написал следующее:

«В конце концов я пришел к выводу, что при изучении анальгетиков не следует придавать какое-либо значение экспериментам на животных, потому как результаты не могут быть экстраполированы на людей ни при каких обстоятельствах».


«Мои попытки не допустить отравления миллионов женщин, страдающих раком груди, опасным лекарством, которое могло разрушить их иммунную систему, окончились провалом. Национальный онкологический институт (National Cancer Institute) решил действовать дальше. В итоге несколько женщин с онкологическим заболеванием груди заплатили за эту глупость своей жизнью. Мораль такова: система моделирования на животных убивает не только животных, но и людей» (доктор Ирвин Д.Дж. Бросс (Irwin D.J.Bross), руководитель отделения биостатики (director of biostatics) в Мемориальном институте онкологических исследований Розуэлл-Парк (Roswell Park Memorial Institute for Cancer Research), Experimental and Applied Toxicology, январь-февраль 1983 г.).
Стивен Тайгер (Steven Tiger), сертифицированный помощник врача, имеющий зарегистрированную практику в штате Нью-Йорк, в прошлом занимался клинической практикой, редактор двух медицинских журналов, штатный медицинский инструктор, цитата из брошюры, опубликованной издательством ISAR (Международного сообщества по защите прав животных), Пенсильвания 18411, Кларкс Саммит, Саус Стрит, 421, (421 South State Street, Clarks Summit, PA 18411):

«Даже если бы каждый проведенный сегодня эксперимент назавтра давал свои плоды, здоровый образ жизни все равно гораздо полезнее. Для этого не нужно ничего изучать, а время и деньги, которые мы направляем на медицинские исследования, можно потратить на пропаганду здорового образа жизни, и это будет намного полезнее для гораздо большего количества людей. Предполагаемая “польза” экспериментов на животных – просто миф».


«Что касается экспериментов на животных в медицине, то я как врач категорически говорю им НЕТ. И дело не только в том, что в них нет никакой необходимости – моделирование на животных совершенно бесполезно и никоим образом не способствует так называемому прогрессу в области медицины. Это объясняется тем, что результат, полученный в ходе серии экспериментов над больной кошкой (или кто-то считает, что лабораторные животные, т.е. кошки с электродами в мозгу, могут быть здоровы?), ни на минуту нельзя применить к здоровому животному того же вида, и уж тем более – к человеку» (доктор медицины Юрг Ким (Jurg Kim), врач общей практики, Цюрих, специальная публикация, 1983 г.).
«За 25 лет работы я еще не встречал в фундаментальных исследованиях такого научного эксперимента на животных, который нельзя было бы провести другими методами» (профессор, доктор Бруно Феди (Bruno Fedi), директор Института патологической анатомии в Городской больнице Терни, Италия, цитата, произнесенная во время общественных слушаний в Европейском Совете в Страсбурге 8-9 декабря 1982 года. Обратите внимание, что слово «нельзя» в вышеприведенном предложении профессора Феди во французском сборнике выступлений было опущено. Впоследствии части из этих брошюр копировались и рассылались всем участникам. Отсутствие «выброшенного» слова сильно бросалось в глаза, и профессор Феди выразил решительный протест против намеренного искажения смысла его высказывания. Слушания, о которых идет речь, проводились под руководством лоббистов британской химической промышленности и имели целью поставить эксперименты на животных на правовую основу во всех странах Европейского экономического сообщества.)
«Заявления о том, что эксперименты на животных проводятся во благо человечества – это возмутительная ложь сторонников вивисекции, ложь, последствия которой ужасны. На самом деле все обстоит с точностью до наоборот: эксперименты на животных – это просто алиби для получения денег, власти и титулов. Еще ни один эксперимент не помог ни одному человеку увеличить продолжительность жизни или повысить ее качество, не говоря уже о спасении» (из доклада доктора медицины Хайде Эверс (Heide Evers), D-7800, Фрейбург, 1982 г.).
«Эксперты часто повторяют, что не имеет смысла сравнивать опухоль, спровоцированную у животного искусственно, с опухолью, развившейся у человека спонтанно» (доктор Петер Шмидсбергер (Peter Schmidsberger), медицинский корреспондент бывшего немецкого еженедельника Bunte, №21, 1982 г.).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница