Тысяча врачей мира против экспериментов на животных Ганс Рюш



страница5/30
Дата02.05.2016
Размер4.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Ирвин Д. Дж. Бросс, доктор философии, ученый с 30-летним опытом работы в области здравоохранения. Он руководил исследовательским проектом в Онкологическом институте Слоан-Кеттеринг (Sloan-Kettering Cancer Institute, 1954) – самом знаменитом в мире институте онкологических исследований. В дальнейшем был главой отделения биостатики в Мемориальном институте онкологических исследований Розуэлл-Парк (Roswell Park Memorial Institute for Cancer Research) в Буффало, Нью-Йорк. Затем являлся президентом корпорации Biomedical Metatechnology, Inc. Автор и соавтор более 300 опубликованных статей и докладов, а также трех книг.

«Например, обратите внимание, что Национальный онкологический институт (National Cancer Institute) потратил на эксперименты на животных миллиарды долларов. Миф о том, что благодаря таким исследованиям появились основные лекарства, применяемые в химиотерапии, способствует продолжению их финансирования. Медицинские институты и исследовательские лаборатории медико-биологических учреждений, получающие свою долю прибыли, конечно, не допустят, чтобы «голые» факты помешали их прибыльному бизнесу. Хотя существуют исторические свидетельства того, что при отборе клинически эффективных противораковых препаратов для химиотерапии эксперименты на животных были более чем бесполезны – они постоянно вводили в заблуждение – власти по-прежнему будут в один голос утверждать противоположное. Они могут заявлять, что любят правду, но когда им приходится выбирать между правдой и долларами, они предпочитают доллары.

Демонстрация бесполезности моделирования на животных в онкологических исследованиях может не только предотвратить бессмысленные страдания лабораторных животных, но и объяснить, почему общественность не доверяет официальной науке… Прекратить жестокие и ненужные эксперименты на животных можно одним простым способом – сделать их нерентабельными. Прекратить их финансирование правительственными службами или ликвидировать эти службы вообще. Рациональные подходы в случае с официальной наукой применять бесполезно. Правительственные службы составляют руководства и законодательные ограничения таким образом, чтобы их можно было обходить. Предоставлять фактические данные не имеет смысла, так как их все равно проигнорируют. Но даже для официальной науки есть один убедительный голос: голос денег. Если уменьшить потоки долларов, которые перенаправляются от налогоплательщиков на поддержку глупых, жестоких и опасных методов официальной науки, то ситуация изменится» (из написанного им введения к книге Брандона Рейнеса (Brandon Reines) «Онкологические исследования на животных: влияние и альтернативы» (Cancer Research on Animals: Im­pact and Alternatives, 1986).
Из публикации ATRA (Швейцарской ассоциации за отмену вивисекции) «Слово предоставляется врачам» (Physicians Have the Word), ATRA, Швейцария, Каморино, декабрь 1986 года, мнение доктора медицины Юрга Кима (Jurg Kym), врача общей практики из Цюриха:

«Как врач я категорически против экспериментов на животных. Они совершенно бесполезны и никоим образом не способствуют прогрессу в медицине … Эксперименты на животных – это просто бизнес, который, как правило, ассоциируется с мучениями животных. Из-за экспериментов на животных современная медицина все больше отдаляется от человечества. Это ясно любому образованному человеку».


Ричард Московиц, доктор медицины в канун Нового 1986 года написал в CIVIS следующие слова:

«Первое разочарование в современной медицине пришло ко мне в начале моей учебы в Гарварде, когда летом я работал в большой медико-исследовательской лаборатории. Мне было тошно думать, что весь храм медицинских исследований держится на предумышленных убийствах такого масштаба».

В Journal of the American Institute of Homeopathy (76:7, март 1983 г.), среди прочего он писал:

«Общественность постепенно склоняют к мысли, не допускающей и тени сомнения, о том, что искусственная иммунизация – это безопасная и эффективная процедура, абсолютно безвредная для здоровья, а угроза соответствующих природных заболеваний по-прежнему настолько реальна, что массовая вакцинация населения должна проводиться в случае необходимости даже вопреки желанию людей. К сожалению, это никогда ничем не подтверждалось».

22 декабря 1986 года Jerusalem Post опубликовала следующее мнение известного израильского ветеринара доктора Андре Менаше (André Menache) из Гиватаима (Givatayim):

«Сэр, Вы часто публикуете статьи, в которых последние открытия в области медицины (человека) ставятся в заслугу экспериментам на животных. Как признают многие ученые (а сейчас все больше и люди, не имеющие никакого отношения к науке), эксперименты на животных можно использовать чтобы “доказать” или “опровергнуть” почти все, что угодно. Это неудивительно, если учесть, какой широкий выбор лабораторных животных мы сегодня имеем, и в каких разнообразных лабораторных условиях проводятся эксперименты».


Применение к человеку данных, полученных в ходе экспериментов на животных, по-прежнему дает неверные и неубедительные результаты, о чем нам иногда напоминают побочные эффекты от приема лекарств. Если говорить прямо, экспериментирование на животных – это не наука: ему нет места в современной, так называемой, цивилизованной и высокотехнологичной эре.
Рассказывая о новом оружии для борьбы с раком – оно сочетает естественные клетки, убивающие рак, с двумя лекарствами – доктор Стивен А. Розенбергер (Steven A.Rosenberger) из Национального онкологического института (National Cancer Institute) всячески старался не давать ложных надежд на быстрое излечение рака у людей. «Это все было сделано на мышах. Есть вещи, которые действуют на мышей, но для людей они могут оказаться бесполезными» (The AV Magazine, декабрь 1986).
Одна из ведущих британских организаций, занимающихся онкологическими исследованиями, Фонд Марии Кюри (Marie Curie Foundation), в конце 1986 года объявил, что отныне он отказывается от всех экспериментов на животных. Представитель Фонда, который в течение многих лет занимался исследованиями в области онкологии, объяснил это решение тем, что эксперименты на животных не дают значимых результатов для людей.

«По моему мнению, существует международный сговор медико-фармацевтических компаний, целью которых является искоренение альтернативного здравоохранения (не заболеваний) во всем мире, и которым нет никакого дела до здоровья и жизни Человека. Я чувствую, что главной мотивацией этой потенциально разрушительной схемы является желание зарабатывать деньги, и я называю это крайне нездоровое состояние “патологической жадностью”. По моим наблюдениям, здесь, в Соединенных Штатах, в сговоре участвуют Американская медицинская ассоциация (American Medical Association), федеральное правительство, особенно это касается Федерального управления по лекарствам (Federal Drug Administration), федеральная Торговая комиссия (Trade Commission), Совет фармацевтической рекламы (Pharmaceutical Advertising Council) и все СМИ, включая телевидение, газеты, журналы и книжные издательства. Доминирование СМИ не позволяет большинству людей относиться к этим негативным силам сознательно и, вместо этого, концентрирует их внимание на пропаганде, в соответствии с которой, альтернативная медицина является “шарлатанством”. Вместе с тем, в конце 1970-х годов Служба технологической оценки (Office of Technological Assessment) сообщила Конгрессу, что лишь 10-20% методов аллопатической (официальной, ортодоксальной) медицины доказали свою безопасность и эффективность. Понятие «шарлатанство» определяется как использование для получения прибыли методов, эффективность которых не доказана. Так кто же тогда настоящие шарлатаны?

Особенно жестокий аспект этого картеля – вивисекцию – в значительной степени разоблачает Ганс Рюш в своих трудах “Убийство невинных” и “Большой медицинский обман”. Обе эти книги были запрещены во многих странах. Вивисекция – основной признак патологической жадности и негуманных, далеких от науки, неграмотных людей – ее приверженцев во всем мире. Животные – это не люди, они реагируют на лекарство по-другому. То, что полезно для животного, может оказаться смертельно опасным для человека, и наоборот. Где та логика, в соответствии с которой информация о токсичности веществ, полученная при экспериментах на животных, экстраполируется на людей? Эта логика – в кошельках участников заговора, имя которому Патологическая Жадность!» (Рой Капсинел (Roy Kupsinel), доктор медицины, редактор медицинского журнала в Овьедо, Флорида (Oviedo, FL 32765), 22 ноября 1986 г.)
Отрывок из лекции Ари Бречера (Arie Brecher), доктора медицины, прочитанной в Израиле перед Медико-юридическим обществом (Medical and Juridical Society) в отеле Дан-Панорама (Hotel Dan-Panorama) г. Хайфа, 1 ноября 1986 года:

«Генетический код передается с помощью хромосом. Каждый вид имеет определенное количество хромосом, характерное для данного вида. Гены и хромосомы – вот основа, от которой происходят все остальные различия: цитологические, исторические, биохимические, физиологические, иммунологические и анатомические… Вследствие различий в генетическом коде и биологическом устройстве разных видов, реакция на лекарства и другие раздражители также может отличаться. Таким образом, получается, что это вовсе не наука, а лотерея.

Первое место в иерархии человеческих ценностей занимает благополучие человека. Сейчас, в 1986 году, после многих лет работы врачом, я убежден, что любой результат, который я получаю в ходе экспериментов на собаке, кошке или любом другом животном, может оказаться неверным, вредным и даже катастрофическим для человека. При этом, о каких-либо преимуществах речь вообще не идет.

Эксперименты на животных лишь усложняют вопросы, их результаты никогда не будут обладать научной точностью. Вивисекция и здоровье человека абсолютно никак не связаны между собой. Всеобщая вера в полезность экспериментов на животных – это результат промывания мозгов, которому люди подвергаются долгое время. За этим стоит фармацевтическая промышленность, которая тратит целые состояния на рекламу и финансирует исследовательские институты и университеты.

Что делать? Следует изменить законы и запретить вивисекцию. На сегодняшний день существует 400 экспериментальных методов, которые не требуют использования животных. Но еще большее значение имеет профилактика и охрана здоровья людей. Науке не нужна вивисекция – но ее требует закон. Я призываю всех поддержать наше движение, направленное на изменение законодательства и претворение в жизнь полного запрета на вивисекцию – во имя усовершенствования медицины и укрепления здоровья человека».
В журнале Outrage (за октябрь-ноябрь 1986 г.), издаваемом британским обществом «Помощь животным» (Animal Aid), были напечатаны такие цитаты:
Несколько взглядов на онкологические исследования

«Отчеты в научной литературе ясно свидетельствуют о том, что в 75-85% случаев рак можно предотвратить. Рак больше не является только медицинской проблемой, это проблема социально-экономическая, потому что многие факторы, вызывающие это заболевание, являются непосредственным результатом нашей технологической эры. Канцерогенные вещества присутствуют в пище, которую мы едим, в лекарствах, которые мы принимаем, в сигаретах, которые мы курим. Очевидно, что заболеваемость раком не снизится до тех пор, пока мы не будем больше думать о предотвращении, а не о лечении».


«Выработка традиционных медицинских подходов к раку тесно связана с экономикой и политикой. Если излагать предмет просто, лечение болезни приносит огромную прибыль, а профилактика – нет» (Британское Общество по контролю за онкологическими заболеваниями (The British Cancer Control Society).
«Каждый должен знать, что значительная часть онкологических исследований – это, по большей части, обман, и наиболее крупные организации по исследованию рака нарушают свои обязанности по отношению к людям, оказывающим им поддержку» (Лайнус Полинг (Linus Pauling), доктор философии, дважды нобелевский лауреат).
«Масштабная реклама по всей стране приносит четырем наиболее крупным британским благотворительным организациям по изучению рака около 46 миллионов в год. Их общие активы превышают 76 миллионов и включают международные инвестиции, размещенные во многих странах, а также такие здания, как престижная штаб-квартира в центре Лондона» (Общество по контролю за онкологическими заболеваниями (Cancer Control Society).
«Можно сказать, что онкология – это сфера исследований, которая потребляет огромное количество животных, но не приносит каких-либо ощутимых результатов» (профессор Д. Х. Смит (D.H. Smyth), «Альтернативы экспериментам на животных» (Alternatives to Animal Experiments).
«Заведения, которые занимаются онкологическими исследованиями, ежегодно причиняют боль и страдания сотням тысяч животным, когда, используя химические вещества или облучение, стимулируют рост больших раковых опухолей в их организмах или конечностях … Изучение рака на лабораторных животных не помогло и не поможет нам понять болезнь, а также вылечить страдающих от нее людей» (Доктор А. Сэйбин (A. Sabin), разработчик вакцины от полиомиелита).
«Простая неприкрытая правда заключается в том, что у них не получается выиграть войну против рака; они даже не стоят на пороге открытия лекарства. Уже в течение долгих 50 лет и даже более говорится, что целительное средство вот-вот будет найдено, но печальная реальность остается неизменной: невзирая на выделяемые миллионы, победа над наиболее серьезными формами рака – раком легких, груди и кишечника – сейчас не ближе, чем в начале века.

А в некоторых случаях – например, с раком груди, правда заключается в обратном; на самом деле ученые терпят поражение» (Общество по контролю за онкологическими заболеваниями (Cancer Control Society).


Из статьи Уильяма Кэмпбелла Дугласа (William Campbell Douglass), доктора медицины, в Health Freedom News, журнале Национальной федерации здравоохранения (National Health Federation), США, октябрь 1986 г., с. 31):

«Часто в качестве лабораторных животных используются студенты-медики. Из-за постоянной нехватки денег их услуги стоят дешево, при этом они очень похожи на людей. Результаты, получаемые на животных не применимы к человеку с точки зрения физиологии и фармакологии, и, кроме того, обезьяны дорого стоят».


Профессор Роберт С. Мендельсон (Robert S. Mendelsohn), доктор медицины, в фильме «Тайные преступления» (Hidden Crimes):

«В этой стране ни одна вакцина никогда не подвергалась контролируемому научному исследованию. Никогда не собиралась группа из 100 человек, половине из которых бы сделали прививку, а половине нет, а потом сравнили результаты. Но так как такая работа никогда не проводилась, это значит, что если Вы хотите быть вежливым, то будете называть вакцину непроверенным лекарством. Если же Вы пожелаете быть точным, то назовете людей, производящих вакцины, шарлатанами».


«Во время учебы в медицинском институте я провел много экспериментов на живых животных, – говорит доктор Абрам Бер (Abram Ber), г. Финикс, штат Аризона), который ранее занимался анестезиологией, а теперь перешел к холистической медицине. Я бы сказал, что они не имеют никакого отношения к тому, что мне потом пришлось узнать о людях, работая с людьми».
Отрывок из лекции Ари Бречера (Arie Brecher), доктора медицины, израильского врача, которая состоялась 12 августа 1986 года в Тель-Авиве:

«Работая с животным, можно получить очень приблизительное представление о том, какой будет в аналогичных обстоятельствах реакция человека. Но это не наука – это лотерея. А мы не играем в игры. На карту поставлены здоровье и жизнь. Вивисекция и здоровье человека абсолютно никак не связаны друг с другом. День, когда было принято решение разрабатывать лекарства с помощью моделирования на животных, стал для человечества черным днем. Люди начали болеть и умирать от лечения. В истории медицины начался новый этап – эпоха ятрогенных заболеваний, т.е. болезней, вызванных врачами и медикаментами. В США по меньшей мере полтора миллиона человек ежегодно попадают в больницу после приема лекарств, причем многие из них умирают. Впервые за всю историю медицина не лечит болезни, а является их причиной».


Ситуацию с онкологическими заболеваниями принято считать плохой, но на самом деле она еще хуже. Джон А. Макдугалл (John A.McDougall) в статье «Неправильная война с раком» (The Misguided War on Cancer), напечатанной в журнале Vegetarian Times за сентябрь 1986 г., приводит такое объяснение:

«Американское онкологическое общество (American Cancer Society) не смогло сказать нам, что “повысившийся” за последние 80 лет “коэффициент выживаемости” после большинства видов рака в основном является результатом более ранней диагностики, а не более эффективного лечения. Ранняя постановка диагноза действительно позволяет большему количеству людей прожить еще пять лет после постановки диагноза. Таким образом, под категорию «излечившихся» попадает большее количество пациентов. Вместе с тем, в большинстве случаев, ранняя диагностика не увеличивает продолжительность жизни человека – речь идет лишь о времени, в течение которого он или она знает о своем заболевании».


«Исследователи из Национального онкологического института (National Cancer Institute) сегодня заявили, что новый способ лечения, при котором клетки комбинируются с двумя лекарствами, помог радикально исцелить большую часть мышей, страдавших раком толстого кишечника, легких и печени. Доктор Стивен А. Розенберг (Steven A. Rosenberg), который возглавлял исследование, предупредил, что данный метод лечения был протестирован только на мышах. “Многое из того, что действует на мышей, для людей бесполезно”, – заявил он» (из статьи «Обнаружены клетки, борющиеся с раком» (Tumor-Fighting Cells Found), опубликованной в New York Times 12 сентября 1986 г.).
«Я занимаюсь медицинской практикой 38 лет. Я никогда не проводил эксперименты на животных – ни во время учебы, ни после нее. Более того, я никогда не был в лаборатории, где используют животных. Подобные эксперименты являются ошибочным методом. Не могу назвать ни одного случая, когда они оказались бы полезными. Я думаю, что вивисекция – это жестокий, архаичный метод, и его следует полностью пересмотреть. Я убежден, что мы приближаемся к совершенно иной форме исследований, в основе которой лежат культуры клеток» (доктор медицины Филипп Грин (Philippe Grin), врач общей практики, Лозанна. Краткое изложение интервью, данного CIVIS 1 июля 1986 года. Перевод с французского).
«Я работаю хирургом 51 год. Я до сих пор ежедневно делаю операции и могу утверждать, что своим навыкам я ни в коей мере не обязан экспериментам на животных. Как и всякий хороший хирург, поначалу я изучал свое дело, ассистируя другим хирургам. Если бы мне пришлось изучать хирургию в процессе экспериментов на животных, я бы не стал компетентным в этой области, соответственно и тех своих коллег, которые говорят, что изучали хирургию таким образом, я также считаю некомпетентными. Действительно, всегда существуют сторонники вивисекции, которые говорят, что, чтобы стать хирургом, сначала надо попрактиковаться на животных, Это нечестное заявление; так говорят люди, которые получают от этого финансовую прибыль» (профессор, доктор Фердинандо де Лео (Ferdinando de Leo), профессор патологической и клинической хирургии (Professor of Pathological and Clinical Surgery) в Университете Неаполя (University of Naples), интервью с Гансом Рюшем для телестанции “Teleroma 56”, 6 мая 1986 года, Рим, перевод с итальянского).
Выдержка из трехстраничной статьи Даниэля Джека Часнана (Daniel Jack Chasnan), опубликованной в журнале Science (апрель 1986 г.), под названием «Парадокс полиомиелита» (The Polio Paradox) и подзаголовком «От одной из двух вакцин от полиомиелита в США практически отказались, а вторая сама является основной причиной заболевания»:

«…Реактивированный вирус передался Кей Макнири (Kay McNeary), когда она меняла своей дочери пеленки. Женщина подала в суд на производителя вакцины и общественные органы, которые осуществляли вакцинацию. В 1982 году суд присяжных г. Сиэттл постановил выплатить ей 1,1 миллион долларов. Ни Макнири, ни ее адвокат Даниэль Салливан (Daniel Sullivan) не утверждали, что вакцина произведена некачественно. В настоящее время введение живой вакцины в США осуществляется по желанию. Оно также является главной причиной полиомиелита в стране. Согласно Еженедельному отчету о заболеваемости и смертности (Morbidity and Mortality Weekly Report, 1982-83), который выпускается федеральным Центром по контролю за заболеваниями (Center for Disease Control), эта причина - единственная».

CIVIS отмечает:


  1. Итак, для производства высокоприбыльной псевдовакцины, такой как вакцина Сэйбина (Sabin), которая признана «единственной» причиной случаев полиомиелита в США, сегодня почти уничтожен целый вид животных – чувствительные и умные макаки-резусы. Те же самые псевдо-ученые, на которых лежит ответственность за это фиаско, теперь пытаются добраться до последних из оставшихся шимпанзе, чтобы начать производство вакцины от СПИДа, которая наверняка будет такой же неэффективной и опасной, как продукты Солка (Salk) и Сэйбина (Sabin), но принесет врачам и промышленности еще большую прибыль.

  2. Полиомиелит практически исчез и в тех странах, где вакцинации не было; но, конечно, их обошли стороной последствия вакцинации, наблюдавшиеся везде, где эта процедура проводилась.

«Во время учебы меня ни разу не заставили или, скажем иначе, не убедили, отрабатывать хирургические приемы на животных. Я приобрел опыт и навыки, ассистируя в течение многих лет разным хирургам на бесчисленных операциях – это традиционный и очень важный этап классической подготовки хирурга. Я безоговорочно отношу себя к тем хирургам, которые, как и я, выступают за отмену вивисекции. Утверждения о том, что запрещение экспериментов на животных приведет к снижению качества медицинской помощи и уровня знаний, не имеют под собой основы – за ними явно кроются личные интересы» (доктор медицины Вернер Хартингер (Werner Hartinger), специалист в области общей хирургии и травматологии, работник Институтов страхования от несчастных случаев на производстве (Industrial Injuries Insurance Institutes), врач с 25-летним опытом работы в больнице, имеющий личную практику в Вальдсхут-Тингене (Западная Германия), видеоинтервью для CIVIS, 29 апреля 1986 г.).


«Так как молодых врачей заставляют публиковать статьи, а самым доступным способом для этого является использование лабораторных животных, карьерный рост стал основной причиной, по которой проводятся эксперименты на животных» (Э. Дж. Мур (E. J. Moore), Lancet, 26 апреля 1986 г.).
«После 41 года работы хирургом я могу с уверенностью сказать, что эксперименты на животных никак не помогли мне расширить познания в области хирургии или усовершенствовать практические навыки. Это точно. Более того, я считаю, что жестокие эксперименты на животных недопустимы. При этом понятие “жестокость” распространяется и на душевные страдания. Ведь, как мы знаем, у животных тоже есть душа» (профессор доктор Юлиус Хакеталь, самый известный хирург в Германии, видеоинтервью для CIVIS, состоявшееся 16 апреля 1986 г. в его Онкологической клинике Эубиос (Eubios Cancer Clinic) близ Мюнхена.
«Все больше фактов говорит против варварской практики экспериментирования на животных во имя здоровья и долголетия человека. Но медицинское сообщество не ослабевает своих попыток оправдать эту практику… Медицинская элита пугает нас жуткими последствиями в случае отказа от экспериментов на животных… Это позор, но такое оружие используется, чтобы Национальный институт здравоохранения и психического здоровья (National Institute of Health and Mental Health) продолжал выделять университетам страны финансирование, размер которого составляет 6 миллиардов долларов» (из статьи Мюррея Дж. Коэна (Murray J. Cohen), доктора медицины, в Chicago Tribune, 8 апреля 1986 г.).
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница