Тысяча врачей мира против экспериментов на животных Ганс Рюш



страница4/30
Дата02.05.2016
Размер4.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Профессор Джанни Тамино (Gianni Tamino), биолог, Университет Падуи (Padua University), конгрессмен в итальянском парламенте, Gazzettino, Венеция, 8 октября 1987 года:

«Все более растущее противодействие вивисекции понятно как по этическим, так и по научным соображениям. Вместе с тем, в определенных научных кругах заявляют, что эксперименты на животных спасают человеческие жизни. Однако на самом деле, все совсем наоборот. Давайте возьмем пестициды. Эти опасные вещества, используемые в сельском хозяйстве, классифицируются по критерию острой токсичности, которую оценивают с помощью теста ЛД. Но дело здесь не только в бесполезном принесении в жертву животных, но и в том, что химическая промышленность таким образом получает алиби, позволяющее ей продавать вещества, отнесенные к совсем или почти безвредным, но в действительности чрезвычайно опасным даже в очень малых дозах из-за отдаленных эффектов. Многие вещества из четвертой категории (которая означает, что их можно свободно использовать и продавать), оказывались канцерогенными, мутагенными или вызывали нарушения плода. В этом случае результаты экспериментов на животных не просто сомнительны: они помогают попасть на рынок продуктам, канцерогенное действие которых можно будет выявить только на людях – истинных подопытных кроликах транснациональных корпораций. Вместе с тем, существуют лабораторные тесты «ин витро», которые проводятся на культурах клеток или на бактериях. Они дешевле, быстрее, и уже давно доказали свою эффективность. Однако такие методы могут не учитывать интересы химической промышленности, задача которой – навязать нам самые разнообразные новые товары».


USA progressive animal welfare society Newsletter, выпуск от 7 октября 1987 года.

«Исследование алкоголя на приматах: мнение одного врача.

(1) Ульрих Фрицше (Ulrich Fritzsche), доктор медицины, имеет профессиональную сертификацию, врач акушер – гинеколог, практикующий в Сиэтле около 20 лет. В своей профессиональной деятельности доктор Фрицше сталкивается с призывами рекомендовать беременным женщинам употребление алкоголя.

«Начиная с 1973 года, был опубликовано более 3000 научных исследований о воздействии алкоголя на течение беременности. Когда я формулирую рекомендации пациенткам, употребляющим алкоголь, то полагаюсь именно на эти исследования, в ходе которых изучалась лучшая из имеющихся моделей – человек.

Алкоголь – это психосоциальная проблема. Если животным дать выбор, они не станут употреблять спиртное, независимо от того, сколько они были вынуждены его выпить раньше. К сожалению, у людей все обстоит совершенно по-другому. Данное принципиальное различие является лишь одним из тех факторов, из-за которых я не доверяю исследованиям воздействия алкоголя на животных. Лично я считаю, что убийство домашних животных, дабы продемонстрировать действие лекарства – это варварство, но в этом случае меня обвинят в эмоциональности, хотя дело отнюдь не в ней».
«При работе со здоровыми тканями изучают только анатомию; и по этой причине лаборатория могла бы использовать собак, которых усыпили в питомниках. Нет никакой необходимости подвергать живых животных анестезии и вскрытию. Я не вижу ни потребности, ни преимуществ в использовании лабораторных собак»

(2) Роберт Руби (Robert Ruby), доктор медицины, Моусез-Лейк.


(3) Гари Б. Спектор (Gary B. Spector), доктор медицины, Сиэтл:

«Когда я учился в Медицинской школе Мичиганского Университета (University of Michigan Medical School), нас учили делать сердечно-легочную реанимацию и вводить трахеотомические трубки живым и здоровым – пока мы с ними не поработаем – собакам. В то время я испытывал сострадание к животным, но считал, что это необходимо для получения медицинского образования. До сих пор помню, как собаки скулили, потому что мы, студенты, не знали, сколько им надо дать обезболивающего. Впоследствии, благодаря накопленному опыту, я понял, что для обучения таким приемам не требуется ничего подобного. Сегодня, это даже менее необходимо или хотя бы полезно, чем во времена моей учебы.

Недавно я прошел двухдневный курс по сердечной реанимации, предоставленный Детской больницей. В нем использовались манекены и компьютерные программы. Это было более реалистично и познавательно, чем моделирование на собаках. Учить студентов хирургическому рассечению трахеи лучше всего путем наблюдения за опытным специалистом, выполняющим эту процедуру в экстренном или плановом порядке. Есть множество возможностей, позволяющих освоить этот прием до конца обучения».
(4) Том Гидуз (Tom Giduz), доктор медицины, Каррборо, Северная Каролина:

«Если Вы поговорите со студентами-медиками о лабораторных занятиях на собаках, некоторые из них, наиболее прогрессивные, скажут: “Это отвратительно”. Но многим лабораторные работы на собаках нравятся, и на то есть своя причина.

На первом или втором курсе у Вас еще нет достаточной квалификации, чтобы работать с людьми, поэтому Вам разрешают потренироваться на животных. “Вот это да! Я вскрываю грудную клетку собаки и смотрю, как ее сердце бьется прямо под моей ладонью”.

Но хирургию изучают не так. Хирургии учатся во время операций на людях, что очень тяжело. Приходится подолгу стоять у операционного стола, где не до шуток. Хирургическая резидентура длится 5-6 лет, потому что Вам нужно повторять одно и то же снова и снова, пока Вы не освоите то, чему обучаетесь» (из Paws News).


Журнал AnimalsAgenda за июль-август 1987 года опубликовал большое интервью, которое дал доктор Майкл Грант (Michael Grant), бывший вивисектор и адъюнкт-профессор психологии Университета Бриджпорт (University of Bridgeport) Алану Буллингтону (Allan Bullington). Недавно это интервью вышло в эфир на «Форуме за права животных» (Animal Rights Forum) и еженедельно транслировалось по кабельному телевидению в Нью-Йорке и многих других городах, включая Детройт, Мичиган и Сиэтл, Вашингтон. Корреспондент Буллингтон спросил:

«Чего, по Вашему мнению, Вы достигли в ходе исследований?»

Доктор Грант ответил:

«Подводя итог 8-10 годам лабораторных исследований, могу честно сказать, что там доказывались не более чем тривиальные вещи. Я знаю, что мои коллеги не очень обрадуются, услышав это».

В Британской энциклопедии приводятся следующие значения слова «тривиальный» (trivial):


  1. «Имеющий малую ценность или важность, пустяковый, незначительный.

  2. То, что можно встретить везде или каждый день, обычный, ничем не примечательный.

  3. Занятый мелочами; не очень способный или недалекий; ненаучный.

См. синонимы – ребяческий (childish), незначительный (insignificant), небольшой (little), нелепый (ridiculous), поверхностный (vain), несущественный (venial)».
Следует отметить, что, если бы аспирин изобретали сейчас, «его, скорее всего, не допустили бы до испытаний на людях, потому что он вызывает врожденные дефекты у крыс, мышей, обезьян, морских свинок, кошек и собак. Но не у людей». Мистер Бингам (Bingham) сообщил, что Лабораторная служба здравоохранения (Public Health Laboratory Service) недавно признала, что почти половина случаев заболевания полиомиелитом в Великобритании была вызвана самой вакциной! Он указал на то, что, как известно, у человека рак вызывают 39 веществ, а у лабораторных животных – только 13, и это доказывает, что вивисекция не подходит для таких исследований (из статьи Тони Ортцена (Tony Ortzen) «Отсюда – за пределы» (“From here to Beyond”), которая была напечатана в Лондоне, в Psychic News, выпуск от 11 июля 1987 года).
Доктор Дж.Е.Р. Макдонах (J.E.R. McDonagh), член Королевского общества хирургов, бактериолог, в Outrage, июнь/июль 1987 года:

«Иммунизация ослабленным вирусом не защищает собак от чумки. Автор лечил многих животных, которые заболели, несмотря на 2-3 профилактические прививки… Он придерживается мнения, что с тех пор, как начала использоваться противочумная вакцина, собаки стали чаще страдать от припадков, хореи, истерии и т.д. Вакцинация никогда не станет средством эффективной профилактики».

Вакцины делаются из слизи больных детей (от коклюша), экскрементов больных брюшным тифом (от брюшного тифа), забродивших куриных эмбрионов, а вакцина от полиомиелита до недавнего времени производилась из пораженных болезнью почек обезьян и вызывала лейкемию, энцефалит, рассеянный склероз. «Теперь я понимаю, что теория о вакцине от оспы объясняет вспышку СПИДа» (Всемирная Организация Здравоохранения, советник, Times, 11 мая 1987 г.).
Как и другие медицинские препараты, вакцины «тестируются» на животных в вивисекционных лабораториях, что приводит к получению неверных результатов. На основании экспериментов на животных невозможно спрогнозировать, как лекарство повлияет на человека.

«По-моему, нет сомнений в том, что в одном только Соединенном Королевстве сотни, если не тысячи здоровых младенцев бессмысленно пострадали от необратимого повреждения головного мозга, что впоследствии сломало их жизнь и жизнь их родителей» (Гордон Стюарт (Gordon Stewart), профессор здравоохранения в Университете Глазго (University of Glasgow), 1980 г., комментарии о смертельных последствиях вакцины от коклюша).


Доктор медицины Бернхард Рамбек (Bernhard Rambeck), с 1975 года директор Биомедицинского отделения Общества исследования эпилепсии (Society for Epilepsy Research) в Билефельд-Бетеле (Западная Германия). Цитата из выступления на Международном симпозиуме в Цюрихе 25 апреля 1987 года:

«Исследования на животных показали нам, что мы научились вызвать подобие эпилептических приступов у крыс, кошек и обезьян путем введения ядов или ударов током, но у человека, страдающего эпилепсией, судороги происходят спонтанно, а не в результате воздействия вышеназванных факторов. Любое новое лекарство – это риск, и его не снизит никакое количество экспериментов на животных. Как ученый я придерживаюсь мнения, что для диагностики и лечения эпилепсии эксперименты на животных бесполезны. Кроме того, у меня есть все основания предполагать, что это актуально и для других областей медицины».


Доктор Роберт С. Мендельсон (Robert S. Mendelsohn) в интервью радиостанции СиЭфЭрБи (CFRB), Торонто, Канада, 10 апреля 1987 года:

«Когда я изучал медицину, у нас были лабораторные занятия по физиологии и фармакологии, на которых мы проводили эксперименты на животных. И мы, и преподаватели знали, что они бесполезны, но нам приходилось исполнять этот ритуал».


Апрельский выпуск Furn Feathers (ежемесячное издание в Бурбанке (Калифорния) за 1987 год пробудил многих бывших и настоящих врачей, выступающих против вивисекции. Ниже мы приводим слова некоторых из них.
Доктор Пьер Жандидье (Pierre Jeandidier) бывший директор Факультетской дерматологической клиники (Dermatological Clinic of the Faculty), Франция, Нэнси, улица Сен-Дидье, 127 – апрель 1964 года:

«Нет таких аргументов или доводов, которые могли бы оправдать всю боль, причиняемую несчастным, беззащитным животным, и, к тому, что такие практики абсолютно бесчеловечны, добавить нечего, если слово “человек” еще что-то значит в моральном плане. Государство должно осуждать эти методы однозначно и безо всяких ограничений».


Доктор А. Манье-Курар (A. Maignien-Courard), офтальмолог, Франция, Нант, улица Жан-Жака Руссо, 16. Клиника de L’Esprance – 6 февраля 1964 года:

«Я категорически против вивисекции и экспериментов на животных; у меня никогда не было сомнений в том, что они жестоки и бесполезны».


Доктор Раймон Лефевр (Raymond Lefevre), профессор Медицинской школы, директор Регионального противоракового центра (Regional Anti-Cancer Centre), Франция, Реймс, Бульвар Ланди, 50 – 27 марта 1964 года:

«Я считаю, что вопрос о пользе вивисекции остается открытым. Продукты, испытанные таким методом, показывают эффективность при тестировании на животных, но не действуют на людей».


Доктор Фредерик Бенуа (Frédéric Benoit), хирург родильного дома, Франция, Восс, 1 апреля 1964 года:

«Было бы абсурдом считать, что вивисекционные эксперименты необходимы или полезны для научного прогресса: условия вивисекции слишком произвольны, следовательно, этот метод фактически бесполезен, кроме того, животные не могут быть идентичными».


Доктор Альбер Поре (Albert Poret), Франция, Париж 10, Трокадеро, улица Дюфренси, 6:

«Мы требуем не регулирования, а запрета жестокости (вивисекции), которая практикуется под маркой науки».


Доктор Б. Оссиповски (B. Ossipovski), бывший интерн Парижского госпиталя (Hospital of Paris), заведующий кафедрой клинической медицины на факультете (Chief of Clinical Medicine of the Faculty), заведующий лабораторией больницы Сент-Луис (Saint Louis Hospital), Франция, Мак-Махон, Вилье Авеню, 74 (74 Villiers Avenue, Mac-Mahon, France):

«Я готов помочь Вам в том, что касается ужасной практики маньяков и неоученых. Люди считают, что можно изучить физиологию, мучая животных и формулируя теоретические выводы, которые в большинстве случаев оказываются полностью ошибочными».


Доктор Эжен Лоб (Eugene Lob), факультет Парижского университета (Faculty of Paris), кафедра общей медицины и заболеваний глаз, Вазиньи, Франция (Арденны):

«Имею честь свидетельствовать против вивисекции… жестокой и ненужной».


Доктор Мари-Луиз Грибоваль (Marie-Louise Griboval), Франция, Париж:

«Я против вивисекции, потому что она аморальна и бесполезна для лечения людей. Физиология и реакции животных сильно отличаются от наших. Я считаю, что все эксперименты на живых животных нужно запретить, поскольку они лишь вводят нас в заблуждение».


«Данные, приводимые Джоном Байларом (John Bailar) в недавней статье в The New England Journal of Medicine, показывают, что в результате полного провала программы «Победа над раком», объявленной Национальным институтом рака (National Cancer Institute), в прошлом году от этой болезни погибли еще 30 000 человек!

(из статьи доктора Ирвина Бросса (Irvin Bross) в AnimalsAgenda, март 1987 г.)

Комментарий CIVIS: практически вся программа по изучению рака была построена на экспериментах на животных. От этого выиграли только экспериментаторы, но никак не пациенты.
В статье корреспондента Барбары Буйе (Barbara Bouyet) в Furn Feathers, вышедшей в марте 1987 года, приводится цитата доктора Роберта Симпсона (Robert Simpson) из Университета Рутгерса (Rutgers University):

«Предполагается, что программы иммунизации против гриппа, кори, свинки, полиомиелита и т.п. могут вызывать у людей образование рибонуклеиновой кислоты, формирующей про-вирусы, которые при наступлении благоприятных условий активизируются и вызывают ряд болезней, в том числе ревматоидный артрит, рассеянный склероз, красную волчанку, болезнь Паркинсона и рак. Избави меня, Боже, от этого чуда медицины».


Из The Alliance News, журнала, выпускаемого Альянсом в защиту животных (Alliance for Animals), январь 1987 г., том 4, №1:

«Согласно доктору А. Р. Миду (A.R. Mead), высокопоставленному сотруднику Отдела разработки лекарств в Онкологическом институте (Cancer Institute’s Drug Development Division), «скрининг с использованием живых мышей просто-напросто тормозит прогресс в борьбе против основных видов опухолей».

Новый метод, призванный заменить скрининг на живых мышах, предполагает тестирование соединений на эффективность против более ста различных штаммов человеческих раковых клеток, выращенных в пробирке. Официальные лица ожидают, что эта новая система тестирования, не требующая использования животных, сможет быстрее и точнее определять, какие вещества будут эффективны для лечения рака. Как полагают, новая система скрининга “является более чувствительной” и способна распознавать лекарства, которые действуют против определенных видов рака… Препараты, “которые были бы сочтены бесполезными” при традиционном скрининге на животных.

В то время, как даже стороннему наблюдателю было бы очевидно, что тест, выполняемый непосредственно на сотнях различных штаммов человеческих раковых клеток, лучше, чем тестирование на мышах с одной единственной формой лейкемии животных, в научном сообществе, а также заведениях, оказывающих им финансовую поддержку, традиционная система исследований на животных часто укореняется настолько прочно, что ученые не признают другой логики и неохотно рассматривают альтернативы без использования животных».


«Лекарство от артрита опрен было изъято из продажи в 1982 году после 3500 сообщений о побочных эффектах, в том числе о 61 летальном исходе, наступившим, в основном, у пациентов пожилого возраста от поражения печени. Согласно расследованию, которое провела передача “Мир в действии” (“World in Action”), выходящая на Granada TV, “Эли Лилли” настаивала на том, что до поступления лекарства в продажу у них не было оснований полагать, что опрен может вызвать какие-либо особые проблемы у пациентов пожилого возраста. Длительные тесты на макаках-резусах (как правило, этот вид считается самым близким к нам), в ходе которых животные в течение года получали дозу, до 7 раз превышающую максимально переносимую человеком, не выявили никаких признаков токсичности. Также очевидно, эксперименты на животных не предупредили и о светочувствительных реакциях кожи, от которых пациенты страдали в течение всей короткой 22-месячной истории препарата» (из «Мира в действии» (World in Action), Granada Television (Великобритания), 9 ноября 1987 г.).
Недавно в Великобритании вышла книга «Вакцинация и иммунизация: опасности, заблуждения и альтернативы» (Vaccination and Immunization: Dangers, delusions and Alternatives, публ. C.W.Daniel, 1987) Леона Чайтоу (Leon Chaitow), врача, практикующего природную медицину, и являющегося одним из наиболее информированных специалистов в мире. Она включает в себя современные свидетельства против вакцинации, полученные от самих исследователей вакцины, например, тот факт, что даже доктор Джонас Солк (Jonas Salk), разработавший вакцину от полиомиелита, содержащую убитых возбудителей и носящую его имя, не может прийти к согласию со своим конкурентом доктором Альбертом Сэйбином (Alfred Sabin) по вопросу о преимуществах «живой» и «убитой» вакцины; при этом каждый обвиняет другого в бесчисленных смертях доверчивых пациентов.

Откуда берутся такие разные взгляды? Во-первых, естественное снижение заболеваемости оспой, холерой, туберкулезом, дизентерией и т.п. ошибочно связывается с программами вакцинации и антибиотиками, в то время как это полностью или по большей части произошло благодаря улучшению гигиены, санитарии, жилищных условий и повышению сопротивляемости к заболеваниям вследствие более благоприятных экономических условий и улучшения качества питания (что особенно важно в случае с туберкулезом).

Эпидемия брюшного тифа в Лондоне была остановлена путем изменения системы водоснабжения еще до открытия возбудителя, не говоря уже о появлении вакцины (отчет в British Medical Journal, опубликованный в 1923 году). Однако тенденциозная легенда гласит, что в Англо-бурской войне 1914-1918 гг. вакцинация спасла жизни тысячам солдат. В то же время, правда, запечатленная в документах, заключается в том, что привитые солдаты и граждане заболевали сыпным тифом с той же частотой, что и не привитые, с той лишь разницей, что у неопределенного числа людей, сделавших прививку, развивались хорошо известные поствакцинальные эффекты – стремительное развитие заболевания, против которого их прививали, менингит и смерть.

Этот вопрос остается открытым еще и из-за постоянного отсутствия у профессионалов возможности или желания фиксировать летальные исходы, причиной которых стала вакцинация. Исследование, проведенное Калифорнийским университетом (University of California), показало, что ежегодно, по меньшей мере, 1000 случаев мистического синдрома внезапной смерти младенцев на самом деле связаны с вакцинацией.


В Австралии Арчи Калокеринос (Archie Kalokerinos), доктор медицины, и доктор Глен Деттман (Glen Dettman), доктор философии, обнаружили, что у аборигенов, живущих на северных территориях, из 1000 детей примерно 500 умирает. Причина состояла в токсичной поствакцинной шоковой реакции, которая усугублялась дефицитом витамина C. За двухлетний период без вакцинации, но в условиях улучшенного питания ни один ребенок не умер.
Даже швейцарские исследователи и гигантская фармацевтическая индустрия, доходы которых держатся непосредственно на алиби, обеспеченном экспериментами на животных, признают их ненадежность. Задумайтесь:

Ганс Аэбей (Hans Aebei), сотрудник компании Сиба-Гейги (Ciba-Geigy), заявил ежедневной газете Basler Zeitung (12 апреля 1986 г.):

«То, что тифанол вызывает рак у лабораторных животных, совсем не означает, что он будет вызывать рак у людей».



Roche Magazine, издательство, принадлежащее фармацевтической корпорации Хоффман-Ля Рош (Hoffmann-La Roche), всегда посвящает много полос рассказам о ненадежности экспериментов на животных с целью оправдать вред, причиняемый их лекарствами. В этом журнале (от 27 мая 1986 г.) мы читаем:

«Тот факт, что препарат вызывает рак у экспериментальных животных, не обязательно означает, что он будет канцерогенным для человека».

В том же выпуске: «Несмотря на все предварительные эксперименты и тесты, невозможно точно сказать, вызовет ли новый препарат у человека рак или нет».

И снова тот же выпуск: «Тесты на канцерогенность – это не «яйцо Колумба», потому что они проводятся не на человеке, а на животных. Человек – это не большая крыса и не большая мышь, и у него всегда может быть другая реакция».

Еще одна цитата из этого номера: «Почему, когда случилась трагедия в Севесо (итальянский город, где в 1976 году на химическом заводе произошла катастрофа с выбросом диоксина – прим. переводчика) было так сложно оценить риск для здоровья? Потому что мы не располагали никакими методами, кроме экспериментов на животных, а на их основе невозможно дать ответ, будет ли диоксин влиять на человека аналогичным образом. Результаты, полученные на лабораторных животных, противоречивы. Хомяков убивала доза, которая в десять тысяч раз превышала летальную дозу для морских свинок».
Профессор Бруно Феди (Bruno Fedi), доктор медицины, директор Городской больницы Терни (City Hospital of Terni), Италия, анатом, патоморфолог, специалист в области урологии, гинекологии и онкологии:

«Источником всех наших современных знаний о медицине и хирургии являются наблюдения за человеком, преимущественно с помощью анатомо-клинического метода, введенного Вирховым (Virchow): сопоставление симптомов у живого пациента с изменениями, обнаруженными в трупе.

Такие наблюдения привели к обнаружению связи между курением и раком, между питанием и атеросклерозом, между алкоголем и циррозом и так далее.

Даже резус-фактор был открыт не на макаках-резусах. Результаты наблюдений Бантинга (Banting) и Беста (Best), изучавших диабет, полученные в ходе экспериментов на собаках, были хорошо известны до этого. Любое открытие совершается в процессе наблюдений за людьми, потом воспроизводится на животных, и всякий раз, когда результаты совпадают, его приписывают экспериментам на животных…

Все современные знания в области медицины были получены благодаря изучению человека. Древние греки и римляне приобрели большую часть своих знаний путем эпидемиологических исследований на людях. То же самое относится и к хирургии. Это мастерство нельзя освоить, тренируясь на животных.

Анатомическое строение животных совершенно иное по сравнению с человеком. У них совсем другие реакции, строение и сопротивляемость. По сути, обучение на животных сбивает врачей с истинного пути. Хирург, который много работает с животными, теряет чувствительность, так необходимую при оперировании людей» (отрывки из различных телевизионных интервью и статей профессора Феди за 1986 год).


«Многие неблагоприятные реакции, развивающиеся у человека, нельзя продемонстрировать, спрогнозировать или предотвратить в ходе плановых подострых и хронических экспериментов на токсичность» (Профессор Збинден (Zbinden), Институт токсикологии, Цюрих, 1986).
Из сообщения Совета международных организаций по медицинским наукам (Council for International Organizations of Medical Sciences), который был учрежден при содействии ВОЗ и ЮНЕСКО, XVII конференция круглого стола, Женева, Швейцария, 8-9 декабря 1983 года, Сессия II «Понимание физиологических основ токсикологических явлений (Understanding the Physiological Basis of Toxicological Phenomena), профессор М. Х. Бриггс (M.H. Briggs):

«Было проведено много исследований по изучению контрацептивных эстрогенов, принимаемых отдельно или в комбинации с прогестогенами (Heywood and Wadsworth, 1981). У мышей, крыс, собак и нечеловекообразных приматов, получавших дозу, во много раз большую, чем человек, не было обнаружено никакого неблагоприятного воздействия на свертываемость крови. Более того, большие дозы эстрогена, введенные крысам и собакам, не только не ускоряли свертывание крови, но и замедляли его. Следовательно, на животных невозможно воспроизвести изменения в свертывании крови, происходящие у женщин, принимающих контрацептивы. Примечательно, что среди собак, получавших прогестоген длительного замедленного действия (медроксипрогестерона ацетат без эстрогена), были зафиксированы случаи гибели животных от внутрисосудистой коагуляции, однако тромбоз не значится в списке факторов риска для женщин, принимающих этот препарат» (французcкий Conceil des Organisations Internationales des Sceinces Medicales, Fondé sous les auspices de lOMS et de lUNESCO).

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница