Тысяча врачей мира против экспериментов на животных Ганс Рюш



страница14/30
Дата02.05.2016
Размер4.54 Mb.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30

Доктор Чарльз Лиман Лофтер (Charles Lyman Loftier), цитируется по Моррису Биллу (Morris Bealle) в «Истории лекарств» (The Drug Story), 1949 г.:

«Поскольку медициной управляют шарлатаны и медицинские гангстеры, подконтрольные Американской медицинской ассоциации (American Medical Association), эта организация стала одним из самых жестоких рэкетиров в стране».


Знаменитый немецкий доктор Эрвин Лик (Ervin Like) – о котором авторитетная немецкая энциклопедия, Der Grosse Brockhaus, пишет, что: «он был сторонником медицинского искусства с высокими этическим принципами, принимающим во внимание психику обычного пациента», – дает нам следующую информацию:

«Вот еще один пример того, что эксперименты на животных иногда не могут дать ответы даже на стандартные элементарные вопросы. Я лично знаю двух наиболее авторитетных немецких исследователей – Фридбергера (Friedberger) из бывшего Института изучения питания им. кайзера Вильгельма (Kaiser Wilhelm Institute for Nutritional Research) и профессора Шнойнерта (Schneunert) из Института физиологии животных (Institute of Animal Physiology) в Лейпциге. Оба хотели ответить на простой вопрос: какие яйца полезнее – сваренные вкрутую или сырые. Они использовали одних и тех же животных – крыс в возрасте 28 дней. Результат: на протяжении трех месяцев пока шел эксперимент, животные Фридбергера отлично себя чувствовали на диете из сырых яиц, в то время как животные из контрольной группы, которые получали яйца, сваренные вкрутую, чахли, у них выпадала шерсть, появились проблемы со зрением; некоторые из них умерли после долгих страданий. У Шнойнерта я наблюдал идентичные эксперименты, но их результаты были полностью противоположными» (из Gedanken eines Arztes, Освальд Арнольд (Oswald Arnold), Берлин, 1949 г.).


Но еще более показательно, то, что сами вивисекторы, забывшись, говорят о бесполезности вивисекции для медицины.

Во вступительном слове к «Экспериментальной хирургии» (Experimental Surgery) – бывшем монументальном руководстве по вивисекции (Балтимор, 1949 г.) – Дж. Марковиц (J. Markowitz) честно предупреждает: «На этих страницах описаны методы оперирования животных, прежде всего собак. Однако, это не значит, что они в равной степени и всегда подходят для людей. Мы не должны позволять студентам думать, что то, что они делают – это стандартный способ хирургического лечения определенного недуга, которым страдает пациент».

Таким образом, этот эксперт высшей квалификации открыто заявляет, что на самом деле вивисекция не помогает обучению хирургов, более того, он говорит, что такой метод может вводить в заблуждение и приводит запоминающийся пример: «Когда мы были студентами, внутригрудная хирургия казалась нам очень таинственной и трудной. Стандартные сложности возникали потому что, согласно предположениям стандартных хирургов, сущность пневмоторакса у собак аналогична заболеванию, которое развивается у человека. Это верно только для той стороны, которая вскрыта, потому что у человека есть две отдельные грудные клетки, в каждой из них находится легкое, и каждое из них способно поддерживать жизнь… У собаки даже маленький прокол одной плевральной полости вызывает смертельное спадание стенок обоих легких».
«В разных лабораториях чувствительность животных различается, поэтому невозможно сравнивать эффективность, достигнутую в одном учреждении, с результатами, полученными в другом. Обычным делом является допущение, что чувствительность всех млекопитающих к эстрогену примерно одинакова, но сейчас есть достаточно веские основания считать, что это не так, и идея о том, что женщина будет реагировать аналогично лабораторным животным, в высшей степени неразумна. Эта работа представляет очень большой интерес, поскольку показывает, как глупо применять к человеку результаты, полученные на животных» (профессор доктор Е. С. Доддс (E. C. Dodds), Journal of Pharmacy and Pharmacology, том I, №3, 1949 г., с. 143-145).
Радиоактивное излучение (от атомных бомб) – В Clinical Experts, том XXIII, №9-10, сентябрь-октябрь 1948 г. (с. 85) есть статья на тему «Медицина и атомная бомба» (Medicine and the Atomic Bomb). В части, рассказывающей о последствиях облучения (Effects of Irradiation) даются следующие комментарии:

«Это зависит от вида. Таким образом, свиньи, козы и морские свинки, подвергавшиеся облучению на суднах в лагуне атолла Бикини, реагировали на воздействие неодинаково. Дозы радиации, которые выдерживали различные подопытные животные, очень сильно отличались. С точки зрения научного работника, это плохо, так как не позволяет применять к человеку выводы, сделанные в ходе экспериментов на животных».


Сэр Макфарлейн Барнет (Macfarlane Burnet), доктор медицины, доктор естественных наук, доктор философии, член Королевского общества врачей:

«Хорошо известно, что применять экспериментальные данные, полученные на животных, для лечения людей опасно, потому что в физиологии человека и животных имеются тонкие, но важные различия» (Lancet, 3 июля 1948 г.).





«Мучить животных – глупо» (The Folly of Torturing Animals), статья в Abolitionist, сентябрь/октябрь 1947 г., автор – Миллисент Морден (Millicent Morden) из Нью-Йорка, доктор медицины, терапевт и хирург:

Предполагаемая польза от вивисекции – это заблуждение. Животные совершенно другие. Вивисекция ни разу не помогла открыть ничего ценного для человека.

Нам не нужно ставить опыты на животных, чтобы узнать, что наша почва настолько истощена, что и люди, и животные страдают от дефицита питательных веществ. Если бы деньги, которые тратятся на вивисекцию, направлялись на восстановление плодородия почв, людям было бы не нужно покупать витамины.

У сторонников вивисекции одни из самых больших зарплат. Под влиянием этих денег люди делают странные заявления. Мы, вероятно, не сможем поспорить со знаменитым человеком, который утверждал, что, экспериментируя на горловых мышцах собаки, узнал, как научиться петь, но на все подобные заявления мы сможем ответить: «Существует более приемлемый способ достигнуть той же цели, не требующий подвергать животных пыткам».

В результате экспериментов на животных появились очень опасные лекарства, вакцины и сыворотки. Все мы видели их страшные последствия. Опытные врачи считают тесты с использованием животных, включая реакцию Вассермана, ненадежными. Лекарства могут быть точно стандартизированы без использования животных. Несколько химических компаний перестали определять эффективность дигиталиса с помощью животных, потому что при таком подходе разница в результатах достигала 300 процентов. На животных лекарства действуют не так, как на человека. У них другие пищеварительные соки, другая кровь, окислительная способность которой составляет лишь часть от человеческой. У людей под действием соков из свежих овощей и фруктов кровообращение быстро улучшается, у животных реакция идет гораздо медленнее.

Я провел большое количество лабораторных исследований. Я работал бесплатно и заменял собой подопытных животных. Лекарства, предназначенные для человека, надо тестировать на людях. Колоссальный прогресс в хирургии произошел вследствие множества экстренных ситуаций во время недавней войны, а не благодаря мучениям животных.

Я не могу ставить под сомнение честность врачей, которые говорят, что лабораторные животные не страдают. Я считаю, что они, должно быть, слепы к страданиям. Глаза животных, в которых отражаются мучения после перенесенных пыток, забыть невозможно.

Вивисекция – это скала, об которую вдребезги разбивается благородная медицинская профессия – а также жизни и здоровье людей.




Доктор Сальвадор Гонсалес Херрехон (Salvador Gonzales Herrejon), директор Мексиканской национальной школы медицины (Mexican National School of Medicine), опубликовал в New York Journal American (13 июля 1947г.) длинную статью, осуждающую вивисекцию. В ней есть такие слова:

«Все знания по анатомии, которые студенты могут получить, работая с собаками, не имеют никакого значения при лечении людей, потому что расположение внутренностей, селезенки, нервов и т д. у животных другое, несмотря на некоторые сходства. Мы ясно видим, что при вивисекции студенты выполняют серьезные хирургические вмешательства, которые возможны только при условии хорошей физической выносливости животного, но они оперируют, не имея той ответственности, которая необходима, чтобы обеспечить эту выносливость. Разумно ли учить студента, что он может вскрывать человеческий желудок с такой легкостью? И не есть ли это неоправданная жестокость – разрешать студентам проделывать на собаке ненужные калечащие животное операции сегодня, завтра, послезавтра и так далее, пока она не умрет? Не является ли этот метод обучения аморальным, убивающим уважение к жизни, присущую человеку чуткость и добродетель? Очевидно, что да».


«Мы хорошо помним бум, возникший по поводу гормональной терапии. Многие разрекламированные перспективные результаты были ошибочно выведены из экспериментов на животных… При использовании в клинической практике эти данные оказались не только ошибочными, но и, в некоторых случаях, очень опасными» (обзор, Medical World, 6 июня 1947 г., с. 471).
«Несмотря на то, что туберкулез у человека и у животных вызывает один и тот же микроорганизм, заболевания у них существенно отличаются. Болезнь животного относительно проста, ее течение предсказуемо, в то время как у человека она гораздо сложнее; поэтому не следует полагать, что лекарство, которое эффективно для животного, будет настолько же полезно и для человека» (Lancet, 20 июля 1946 г.).
Доктор Артур В. Аллен (Arthur V. Allen), один из самых известных врачей в Чикаго, специалист в области промышленной медицины, член Американской Медицинской Ассоциации (American Medical Association), выпускник Чикагского Университета медицины и хирургии (Chicago Medicine of Medicine and Surgery), в течение 26 лет главный хирург в компании «Commonwealth Edison», в статье «Пытки животных бессмысленны для науки» (Animal Torture Worthless to Science), которая была опубликована в American Weekly за 1 июля 1945:

«Я выступаю против вивисекции и как медик, и как человек. Будучи врачом, я убежден, что вивисекция в корне неверна. Я считаю, что это неверно – создавать болезни и страдания с целью изучить их. Я знаю, что в этом нет необходимости. Эксперименты на животных продолжаются в течение более 300 лет. Если бы они могли принести хоть какую-то пользу человеческой расе, то, несомненно, уже оправдали бы себя».


В National Magazine, который был закрыт в июне 1954 года, потому что в нем честные врачи атаковали своими статьями вивисекционный бизнес, тот же самый доктор Аллен (Dr. Allen) написал в статье «Вивисекция – это бизнес» (Vivisection is a business), вошедшей в антививисекционную историю, следующее:

«Мало кто, по-видимому, осознает, что вивисекция – это бизнес. Люди начинают заниматься данным бизнесом по той же причине, по которой вступают в любой другой бизнес: делать деньги и продвигать свои интересы. Главы бизнеса должны знать, что это обман».


«Факты, которые в лаборатории невозможно опровергнуть, применяются в клинической медицине совершенно ненадежным способом. Лучшими примерами служат неограниченное использование гормонов и принятие с готовностью необъективных рекламных объявлений, которые распространяются коммивояжерами» (доктор Франгкон Робертс (Frangcon Roberts), British Medical Journal, 16 июня 1945, с. 848).
Доктор Альфред Гоу (Alfred Gough), почетный хирург-консультант Женской больницы Лидс (Leeds Hospital for Women), в Medical Press and Circular 14 марта 1945 года заявил, что «практические результаты лечения половыми гормонами оставляют желать лучшего. Одна из причин состоит в том, что результаты опытов на животных нельзя применять к женщинам» (цитируется доктором Джеймсом Барнетом (James Burnet) в Medical World, 18 мая 1945, с. 431).
«Огромное количество лабораторных опытов и экспериментов на животных в очень многих отношениях угрожает самым основам практической медицины. Поскольку условия болезни невозможно правильно сымитировать у лабораторных животных, зачем настаивать на проведении таких экспериментов?» (Выдержка из Medical World, 18 мая 1945, доктор Джеймс Барнет (James Burnet), один из самых известных британских врачей, покойный врач-эксперт Университета в Абердине).
Current Topics Medical Press, 16 мая 1945: «Физиология поджелудочной железы» (Physiology of the Pancreas), с. 306. «Несомненно, наблюдения за людьми важнее, чем эксперименты на животных».
В статье под названием «Хирург смотрит на две войны» (A Surgeon Looks at Two Wars), которая была опубликована в Lancet 30 сентября 1944 (с. 428) полковник Катлер (Cutler), доктор медицины, член Королевского Общества хирургов, Медицинского совета, заявил следующее по поводу действия пенициллина на газовую гангрену:

«Здесь мы сталкиваемся с примером того, что переносить лабораторные данные непосредственно на человека – неправильно. Ни одно животное не реагирует на инфекции так, как человек».


«Никакой экспериментальный шок у животных нельзя полностью идентифицировать с клиническим шоком, так как мы не знаем, в чем заключается последнее» (доктор Унгар (G. Ungar), Париж, Lancet, 3 апреля 1943, с. 421).
В Lancet, 10 октября 1942 (с. 431) делается ссылка на труды Дункана (Duncan) и Блалока (Blalock), где речь идет о вызывании «экспериментального шока» у собак через травмы, вызванные ударами. В аннотации делается комментарий, что все эти эксперименты нерезультативны, потому что почечная недостаточность – из-за нее человек обычно умирает – у собак вообще не встречается.
«В прежние времена нас учили, что дигиталис повышает кровяное давление – данный вывод был сделан целиком и полностью в ходе экспериментов на животных. Теперь мы знаем, что это полная ерунда. Данное лекарство представляет большую ценность в определенных случаях, когда кровяное давление слишком высоко» (доктор Джеймс Барнет (James Burnet), Medical World, 3 июля 1942, с. 338).
Статья «Медицинские исследования» (Medical Research), Джеймс Барнет (James Burnet), магистр гуманитарных наук, бакалавр юриспруденции, доктор медицины, март 1942:

«Одна из основных причин, приведших к такому катастрофическому положению дел, – это возвышение экспериментальной физиологии и фармакологии. Сегодня студенты, посещающие занятия по физиологии, не узнают ничего или почти ничего, кроме результатов экспериментов на животных. К сожалению, такие результаты не бывают определенными или окончательными. То, чему сегодня учит один физиолог, завтра отрицает другой физиолог. Это относится и к фармакологии. Сегодняшние студенты редко назначают должное лечение, но они знают все о действии определенных лекарство на кошек, собак и даже крыс. Мы должны постоянно помнить, что очень редко можно использовать по отношению к людям результаты, полученные в ходе экспериментов на животных. Исследования на животных часто вводят в заблуждение, когда их результаты трактуются применительно к той или иной болезни. Особенно сбивают с пути эксперименты на кормление животных. Возьмем один поразительный пример. Исходя из экспериментов на крысах (то есть, грызунах) нам говорили, что детям никогда нельзя давать овсянку, так как она вредна для зубов. Но из клинической практики мы знаем, что это полная ерунда. Более того, сейчас нам постоянно говорят давать больше овсянки.

В конце концов, реальная обязанность у нас, медиков – диагностировать и эффективно лечить болезни. Знание результатов исследований, проводившихся на животных, здесь нам не поможет. Наоборот, оно может помешать нам. До тех пор, пока мы не перестанем верить в результаты лабораторных экспериментов на мышах и других животных, будет риск того, что так и не удастся добиться успеха в выявлении причин рака, не говоря уже о лечении. Доктора естественных наук или философии никогда не откроют причину данной болезни и не найдут ее лечение в лаборатории. Сколько еще некоторые предводители нашей профессии будут игнорировать сию важную правду?

Чтобы знание о болезни привнесло какой-либо реальный прогресс, нужно проводить исследовательскую работу у койки пациента. С помощью тщательных наблюдений, на которые способен только тренированный ум клинициста-практика, мы можем выявить различия в болезни и реакцию на лечение, что, вероятно, поможет нам лучше понять природу многих патологических состояний. В конце концов, нам приходится иметь дело не с низшими животными, а с людьми, и их сложный организм чем-то отличается от животных. Нам как практикам необходимо открыть глаза на то, что мы медленно, но верно становимся рабами научных работников. Нам учат игнорировать клиническую работу, которая, как мы признаем, имеет первостепенное значение во всех отраслях медицинской науки».


Medical World, 16 января 1942, в обзоре статьи «Основы эндокринологии» (Essentials of Endocrinology) доктора Артура Гроллмана (Arthur Grollman):

«Такую большую часть работы, касающуюся тех веществ, приходилось проводить на лабораторных животных, а когда результаты использовались по отношению к человеку, то во многих случаях они сбивали с толку и даже представляли опасность» (с. 482).


«Другой формой заместительной терапии для человека является введение растворов мужских гормонов, и на рынке недавно появились синтетические продукты из них…. В настоящее время многочисленные противоречивые сообщения об экспериментах на животных усложняют этот вопрос для клинициста и часто создают совершенно безнадежную путаницу» (обзор, Medical World, 17 января 1941, с. 504-505).
«Мне всегда бывает жаль клинициста, который пытается самым лучшим научным образом перевести результаты академической работы, к сожалению, большей частью проводящейся на низших животных, с иной скоростью метаболизма и продолжительностью жизни, в область изучения практической диететики» (профессор Е. П. Каткар (E. P. Cathcar), во введении к Diet in Health and Disease, Эйр и Споттисвуд, 1940).
Сэр Арбутнот Лейн (Arbuthnot Lane) г. Барт, кавалер Ордена Бани, бакалавр медицины, магистр естественных наук, член Королевского Общества врачей:

«Рак – ни в коем случае не загадочная болезнь, секреты которой могут открыть только ученые, вооруженные микроскопами, ультрамикроскопами, пробирками и т.д. К сожалению, ученые затемнили возникновение этой распространенной болезни с помощью исследования многочисленных сравнительно неважных научных деталей и обсуждают их в докладах и книгах на языке, совершенно непонятном для общественности и для большинства врачей…

Рак это болезнь цивилизации. Он практически неизвестен малоразвитым народам, ведущим примитивный образ жизни. Сотни медиков, которые в течение долгих десятилетий практиковали среди южноафриканских негров, не встречали ни одного случая рака. С другой стороны, рак – не редкость среди южноафриканских негров, живущих в прибрежных городах и придерживающихся примерно того же питания, что и белые люди. Онкология связана главным образом с питанием. Она гораздо чаще встречается в городах, где люди едят искусственные продукты, чем в сельской местности, где едят свежую натуральную пищу, много двигаются и меньше страдают от запоров и аутоинтоксикации, чем обитатели больших городов. Нам не надо отказываться от цивилизации для победы над раком. Нам надо всего лишь изменить свою жизнь в соответствии с законами природы… В настоящее время предполагается, что рак связан со старостью… Мистер Баркер (Barker) указывает, что смертность от рака среди работников пивных и мясников, живущих мало, примерно в три раза больше, чем у работников сельского хозяйства и священников, живущих долго…

Рак – болезнь неправильного питания, не таинственная болезнь, которую могут разъяснить только выдающиеся ученые, имеющие специализацию в области микробиологии, химии и других наук… Рак возникает из-за хронического отравления тканей, имеющего место в течение десятилетий…

За последние 50 лет смертность от рака увеличилась на 50 процентов.

Рак возникает на кухне и в столовой, и женщины имеют возможность обуздать его или вообще ликвидировать».


Х. В. Магун (H. W. Magoon), доктор медицины, доктор философии:

«Я считаю вивисекцию не просто ужасом – это преступление. Более того, по моему убеждению, она больше вредит, чем помогает практической медицине и хирургии»


Доктор Г. Матьё (G. Mathieu), Париж:

«Во время моего изучения медицины в больнице, на мне одно время лежала обязанность готовить физиологические эксперименты. Это было недолго, потому что не получалось у меня смириться с ужасами вивисекции. Я считаю, что это ненужная жестокость. Мне он ничего не дала, и я считаю, что кампания против вивисекции – благородное и гуманное дело».


Х. Ферги Вудс (H. Fergie Woods), доктор медицины, член Королевского Общества врачей, Лицентиат Королевского Общества врачей и т.д. в статье «Кролики, силикоз и алюминий» (“Rabbits, Silicosis and Aluminum”), выпуск Abolitionist за июль 1940:

«Есть искушение спрогнозировать, что эксперименты и выводы, сделанные в ходе них, будут низведены до бессмысленной и запутывающей эксплуатации животных в огромных масштабах, которая, к сожалению, искажает мышление у медиков».

В другом выпуске того же самого журнала Х. Ферги Вудс пишет:

«Я изучал вопрос вивисекции в течение 35 лет и убежден, что эксперименты на живых животных отводят медицину все дальше и дальше от истинного излечения пациента.

Я не знаю ни одного случая эксперимента на животных, когда бы он требовался для продвижения науки; и тем более я не знаю ни об одном эксперименте на животных, который был бы необходим для спасения человеческой жизни».
«В течение многих лет я тщательно изучал годовые отчеты Министерства Здравоохранения (Ministry of Health), Медицинского Исследовательского Совета (Medical Research Council) и двух органов по исследованию рака, но не смог выяснить, какое благо они принесли для общества, хотя должен признаться, что часто восхищался их красноречием и наивным предположениям о ценности собственных усилий в том, чтобы вытягивать еще больше денег из благородной и доверчивой британской общественности» (доктор В. Митчелл Стивенс (W.Mitchell Stevens), Medical World, 5 июля 1940, с. 465).
«Очень большую важность представляют попытки лечить увеличение простаты мужскими гормонами. К сожалению, результаты экспериментов на мышах и обезьянах оказались неверными при применении к человеку» (обзор, Medical World, 3 мая 1940, с. 226)
«Чаще всего к вивисекции прибегают, когда ожидается, что удастся достигнуть задуманной цели. Результаты не оправдывают затраченных средств, потому что постановка целей – дело бесполезное; об этом свидетельствуют исследования, которые проводятся такими методами и скорее замедляют прогресс, чем способствуют ему» (доктор Дж. Е. Р. Макдонах (J. E. R. McDonagh), хирург, в The Universe through Medicine, Heinemann, Лондон, 1940, с.371).


Статья «Заблуждения по поводу вивисекции» (Fallacies About Vivisection), автор – М. Беддоу Бейли (M. Beddow Bayly), член Королевского Общества врачей, Лицензиат Королевского Общества врачей, в Abolitionist, сентябрь 1940:

Сообщается что профессор Ловатт Эванс (C. Lovatt Evans) заявил Британской Ассоциации в Глазго в 1928 году, что «ни один врач не может использовать стетоскоп, измерять пульс, кровяное давление, делать подкожные инъекции, анестезию или переливание крови, проводить любые современные операции и вообще предпринимать какие-либо шаги в сфере диагностики, прогнозирования и лечения болезней без использования на каждом шагу знаний, которые были получены через эксперименты на животных, и которые невозможно получить иным путем».

Это заявление характерно для той почти невероятной глупости, которую сторонники вивисекции безрассудно демонстрируют в своих публичных высказываниях и печатных трудах. Кажется чуть ли не оскорбительным для интеллекта читателей предполагать, что на это требуется ответ. Но давайте разберем по порядку заявления.

Стетоскоп был изобретен Лаэннеком (Laennec), когда в 1819 году он свернул бумагу в трубку, чтобы послушать сердцебиение у тучного пациента.

Хуа Ту (Hua Tu), один из самых талантливых врачей всех времен, жил в Китае 2000 лет назад и научился точно устанавливать диагноз с помощью прощупывания радиального пульса; также он был первопроходцем в области брюшных операций (с использованием обезболивающих лекарств) – он удалял пораженные участки кишечника (bowel) и сшивал здоровые части, не занося инфекцию. Кроме того, он хорошо знал влияние желез на организм и практиковал органотерапию.

В связи с последним интересно вспомнить, что доктор Лэнгдон Браун (Langdon Brown) сообщил в 1925 году Британской Медицинской Ассоциации (British Medical Association), что «самые первые наблюдения делались у больничной койки. Галл (Gull) и Орд (Ord) открыли функцию щитовидной железы, в то время как самое полезное предположение, высказанное в лабораториях, заключалось в том, что она всего лишь помогает улучшить контур шеи. Аддисон (Addison) впервые указал функцию надпочечников, а роль слизистой была выявлена клиническим путем, исходя из симптомов агромегалии».

Кровяное давление научились измерять с помощью изучения законов гидродинамики. В 1733 году выяснилось, что эксперименты, в ходе которых трубки вставляли непосредственно в артерии животных, совершенно не применимы к человеку; они ничего не добавили к нашим знаниям о человеческом кровяном давлении, и никак не способствовали изобретению аппарата, который сейчас используется с этой целью; этого удалось добиться по прошествии многих лет со времени тех бесполезных и жестоких опытов на животных.

Шприц для подкожных инъекций был изобретен в 1852 году Чарльзом Г. Правазом (Charles G. Pravaz), хирургом из Лионза; на следующий год Александр Вуд (Alexander Wood) из Эдинбурга использовал данный метод для введения морфия, чтобы облегчить симптомы невралгии, и, таким образом, проложил путь для местной анестезии. Лекарства, которые были впоследствии изобретены для этой цели, естественно, могли тестироваться на эффективность на людях-добровольцах.

Что касается вдыхаемых анестетиков, хлороформ впервые использовался Джеймсом Симпсоном (James Simpson) в 1847, эфир – Вильямом Мортоном (William Morton) в 1846 после опытов на самих себе и друзьях. Веселящий газ был впервые предложен в качестве анестезирующего средства сэром Хамфри Дэви (Humphrey Davy) в 1800 году, но впервые он использовался в 1844 году, когда дантисту Хорасу Уэллсу (Horace Wells) удалял зуб его коллега.

Согласно Medical World за 12 мая 1939, «отцом спинномозговой анестезии является Август Бир (August Bier), немецкий врач, который в 1898 году ввел себе в спинномозговой канал 1%-ный раствор кокаина, чтобы пронаблюдать за его действием».

Новая важная анестезия, которая вводится путем инъекции в прямую кишку, стала непосредственным результатом клинических наблюдений за действием авертина – впервые это лекарство использовалось для уменьшения приступов при коклюше. За ним последовали другие лекарства из той же самой химической серии.

Как сообщает Доклад Королевской Комиссии по вивисекции (Royal Commission on Vivisection) (1912), «открытие анестезии ничем не обязано экспериментам на животных».

Первое переливание крови у человека произвел Андреас Либавий (Andre Libavius) в 1594 году, когда кровь молодого человека за большое вознаграждение была перелита в вены более старшему мужчине. Современная технология зависит от совместимости видов крови, и никакие эксперименты на животных тут не помогли и не могли помочь.

Эксперименты на животных для отработки хирургических навыков уже нелегальны в этой стране; что касается зарубежья, мы можем резюмировать данную проблему словами доктора А. Дежардена (A. Desjardins), президента Общества Хирургов (Society of Surgeons) в Париже: «Никогда не встречал ни одного хорошего хирурга, которому эксперименты на животных хоть что-то дали».

Вряд ли в Британской Фармакопее есть какое-то полезное лекарство, полученное при помощи экспериментов на животных. Даже так называемая биологическая стандартизация настолько ненадежна, что постоянно делаются попытки заменить ее химическими тестами в тех редких случаях, когда она используется. Существует множество свидетельств в пользу того, что опыты на существах, которые почти во всех своих особенностях отличаются от человека, вводят в заблуждение и опасны. Более того, существует единая система медицины, гомеопатия – ее уже свыше 100 лет использует все большее количество врачей, и она основана на принципах, которые полностью перечеркивают аргументы в пользу опытов на животных; все действие лекарств в ней проверяется на людях-добровольцах.

Если бы не ограничение на объем, можно было бы показать, что любая отрасль знаний, которую используют врачи, не зависит от экспериментов на животных, но эту короткую статью уместно закончить цитатой из статьи в Medical World за 12 апреля 1940 года – в ней Дж. Е. Донован (G.E. Donovan), бакалавр медицины, бакалавр хирургии, бакалавр акушерства, доктор общественного здравоохранения, заявляет: «Такие приборы как стетоскоп, термометр, микроскоп, офтальмоскоп, рентген и т.д. составляют основу современной клинической медицины. Уберите их – и не останется почти ничего». Но ни один из ни не был разработан с помощью экспериментов на животных.




1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   30


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница