Теории и гипотезы Новая редакция



страница6/6
Дата09.11.2016
Размер0.57 Mb.
1   2   3   4   5   6

4.3.7. За поступками видна мораль


Уникальность такого явления, как случайное возникновение даже простейшего генетического кода, и трудности его последующего совершенствования делают первоначальное, автономное зарождение Жизни исключительно редким явлением во Вселенной. Вероятно, подавляющее большинство планет, имеющих Жизнь, получало её со стороны. При всём том, предположение о занесении жизни на Землю мимоходом, „звёздными кочевниками”, преувеличивает уникальность события, поскольку, скорее всего, в Космосе идёт постоянное вовлечение в сферу Жизни всё новых необжитых планет. Есть больше оснований думать не о „кочевниках”, а о планомерных действиях цивилизаций, нормально проживающих вблизи собственных звёзд. На определённой стадии развития, осознав свою предысторию и ценность Жизни, такие цивилизации, вероятно, включаются в работы по расширению её ареала.

Надо думать, члены цивилизации принимают как постулат, что разумные существа созданы Природой не ради заботы о самих себе, а ради решения вселенских проблем живой материи. Разумное существо, заботящееся только о себе, так же нелепо, как медик, который лечит только себя, или воин, который только себя защищает. Вероятно, для разумных существ естественно считать себя ответственными за расцвет Жизни не только в узком смысле, в пределах биосферы собственной планеты, но и в широком понимании – в пределах Галактики и далее. И если 3,8 млрд. лет назад Земля была случайно выбрана „Отцами” для очередного посева Жизни, то это было так же естественно, как предполагавшееся автономное зарождение земной Жизни по мысли А.И. Опарина. А через миллиарды лет на Земле появились другие разумные существа, назвавшие эту операцию направленной панспермией.


Насколько вероятно, что миллиарды лет назад во Вселенной уже жили существа, намного превосходящие нас по уровню своего развития? Уместно привести данные одной из обзорных работ последнего времени [Кардашев, 2002]:

„Недавно были проведены наблюдения пульсаций звёздных атмосфер, обусловленных распространением в них акустических волн („звёздная сейсмология”). Период пульсации позволяет определить возраст звезды. Оказалось, что у звезды β Гидры /естественно, относящейся к нашей Галактике; АБ/, похожей на Солнце, период пульсации существенно больше. Он составляет 17 мин., а у Солнца … 5 мин. … Привели к выводу, что существуют звёздные системы, похожие на нашу Солнечную, но старше её на миллиарды лет.”

Собственно, в этом выводе мало нового. Ведь и раньше было известно, что до Солнца в Галактике существовало уже несколько поколений звёзд, и что у разных по массе звёзд продолжительность „жизни” отличается во много раз. Солнце, существующее уже около 5,5 млрд. лет, по прогнозам будет светить ещё 10–20 млрд. лет. Поэтому на планете похожей звезды прошлого поколения возможна жизнь, что на миллиарды лет старше нашей. И далее:

„Необходимо упомянуть о … важном открытии, сделанном … американскими учёными … исследовании предельно далёких объектов. Многоцветные фотографические наблюдения показали, что по ним можно определить скорость звёздообразования в галактиках. Выяснилось, что наибольшее количество звёзд образовалось на 4–5 млрд. лет раньше, чем предполагали теоретики. Это означает, что время начала образования солнцеподобных звёзд, возможно, увеличивается на миллиарды лет. Следовательно, во Вселенной могут быть очень развитые цивилизации, намного старше нашей.”


* * *

Ф. Крик писавший, что „жизнь на Земле могли посеять подобные нам создания с далёкой планеты”, в беседе с Д. Рорвиком, автором многих книг о науке, охарактеризовал теорию панспермии такими словами. „Простейший способ увидеть её привлекательность, это осознать, что через одну-две тысячи лет мы можем оказаться в той же роли, т.е. сеять жизнь тем же способом.” [Стайгер, 1998]

В пользу направленной панспермии говорят не только данные палеонтологии. Известные факты, буквально, вынуждают нас думать, что Жизнь возникла и развилась вне Земли, и лишь позже несколько отобранных типов клеток были аккуратно перенесены на нашу планету. Только гипотеза о занесении Жизни извне логично и последовательно объясняет всё, что нам известно о ранних этапах развития земной жизни.

Но соответствует ли задачам Разума полёт к иной звезде ради „посева” жизни? Организация межзвёздного перелёта, надо думать, требует предельного напряжения сил всего общества. Логично ли тратить усилия и материальные ресурсы на такую экспедицию вместо решения внутренних проблем? Ведь предполагаемый перелёт к Солнечной системе был явно „бесприбыльным”! Нет ни следов давней эксплуатации Земли, ни даже гипотез о том, какую пользу могла бы извлечь далёкая цивилизация из полёта к нашей, тогда ещё безжизненной планете (если не считать колонизации Земли, которая не произошла).

С другой стороны, общий ход биологической эволюции, вектор её направленности ориентированы на прогрессивное развитие и максимальное распространение живой материи. Разум, как инструмент воздействия на вероятности событий, несомненно, сформировался в развитие той же тенденции – преодоления препятствий на пути распространения живой материи. Тот, кто задумается, почему эволюция привела к разумным существам, должен вспомнить, что лишь они одни способны переносить Жизнь с одного небесного тела на другое! Только разумные существа, поднявшиеся до уровня высокотехнологичной цивилизации, получают возможность расширять ареал живой материи в просторах Вселенной. Такой путь распространения Жизни в безбрежном Космосе стал бы логичной экстраполяцией в будущее всего известного нам хода биологической эволюции.

С момента, когда предполагаемая инозвёздная цивилизация осознала себя главным орудием живой материи в преодолении препятствий космического распространения Жизни, она, вероятнее всего, посчитала эту задачу своей священной миссией. Приняв её на плечи, цивилизация, по-видимому, должна была сосредоточить на ней максимум сил, использовать для расселения живой материи во Вселенной все мыслимые возможности. Но в какой форме следовало распространять Жизнь?

* * *

В какой форме? Этот вопрос заслуживает отдельного разговора.



Как поступили бы мы, имея перед собой мёртвую, никому не принадлежащую планету? Как поступили бы мы, создав, например, на Марсе условия, пригодные для жизни? Вероятно, колонизировали бы эту планету, создали бы свои поселения, привезли бы знакомые растения („ ... и на Марсе будут яблони цвести!”) и знакомых животных. Иначе говоря, мы пошли бы по пути экстенсивного увеличения количества одной и той же (нашей, земной) жизни, не волнуясь о расширении её биологического разнообразия.

Если инопланетяне, действительно, занесли на Землю Жизнь в виде прокариотических клеток, значит, они сознательно дали старт биологической эволюции от наименее развитых видов, чтобы она могла идти новыми, оригинальными, непредсказуемыми путями. Вопреки потерям времени (эволюция от прокариот до человека заняла 3,8 млрд. лет!), представители иной цивилизации сделали всё от них зависящее, чтобы на Земле развились неведомые ранее биологические виды, чтоб в Космосе увеличилось разнообразие форм Жизни, которое они, вероятно, считают наибольшей ценностью.

Бросается в глаза различие наших мировоззрений. Они заботятся о создании уникальных миров, о разнообразии форм Жизни, а мы молниеносно уничтожаем ценнейшие биологические виды. Вероятно, еще более, чем биологическое разнообразие, они ценят уникальность сообществ разумных существ, разнообразие культур разных рас Homo sapiens и разных народов. Если разнообразие форм Жизни является во Вселенной наибольшей ценностью, то как можно сводить к нулю малочисленные народы с самобытными культурами и бытом, как можно создавать империи, унифицирующие культуру и язык, убивающие всё национальное своеобразие?!

* * *


Даже гениальный К.Э. Циолковский, думая о расширении космического ареала Жизни, имел в виду лишь увеличение жизненного пространства для человека с окружающими его животными и растениями. В этом отразилась наша постоянная забота об увеличении количества Жизни при полном пренебрежении расширением многообразия её форм. Так мы понимаем свою миссию, такова наша шкала ценностей.

Но если верить прорисовавшейся картине начала земной жизни, нужно заключить, что наши „Отцы” осознали принципиальную важность не экстенсивного, а интенсивного развития живой материи, не простого увеличения её количества, а, прежде всего, роста качественного разнообразия! С этих позиций, наша антропоцентрическая шкала ценностей намного примитивнее, беднее шкалы ценностей предполагаемых „Отцов”.

В первой части книги подчёркнута связь живой материи с информацией. С таких позиций, поведение наших „Отцов” выглядит логичным и понятным, если предположить, что они добивались не простого роста массы живой материи, а, прежде всего, увеличения количества оригинальной генетической (живой!) информации во Вселенной.

Если возвести множество библиотек и заполнить их миллионами экземпляров единственной книги, итогом станут не библиотеки, а одна книга. Аналогично, если обустроить тысячи планет и всюду расселить Homo sapiens, подавляющего остальные виды, – итогом будет только Homo sapiens. Не интересно всю жизнь читать одну книгу. Не интересно жить во Вселенной, где существует лишь Homo sapiens. А тем более – если это Homo sapiens одной и той же расы, или даже одной и той же национальности.

* * *

Итак, не колонизация, а перенос Жизни в виде примитивных клеток. Это лишь штрих в описании морали иных существ. Но какой красноречивый штрих!



Учёные Земли серьёзно обеспокоены перспективами дальнейшего развития цивилизации. Наша человекоцентрическая мораль, подкреплённая высокими технологическими возможностями, вступила в резкое противоречие с остальной Природой Земли, что стало грозить самоуничтожением. Тревогу высказали члены Римского клуба, она выразилась в развитии международного экологического движения, и всё настойчивее становится даже темой разговоров бытового уровня.

Приведенное в первой части определение Жизни, которое ставит в центр всего формирование сходных структур, т.е. размножение организмов, не вселяет оптимизма. За этой формулировкой можно увидеть стремление живой материи к всемерному распространению, увидеть всепоглощающую борьбу за существование, которая с каждым витком истории, чем выше – тем кровавее. Как же надеяться на процветание человечества, на достижение высочайших ступеней развития? Неужели вместо этого – деградация и гибель!?

Надежду на спасение, на преодоление наших убийственных недостатков дают как раз те скудные сведения о морали инозвёздной цивилизации, которые можно извлечь из предполагаемых следов их действий.

Наша беда – во всеобщем эгоизме, пропитавшем общество от крика младенца до политики государств. Этот эгоизм поднимает интересы человека над интересами остальной Природы, тогда как вне Природы жизнь человека невозможна.

Совсем иная мораль проглядывает за предполагаемым посевом Жизни. Следы этого посева позволяют думать, что на высоких ступенях развития побеждает другая тенденция – подавление эгоизма, переход к более глубокому партнёрству с живой Природой, к общебиологическому сохранению и уважению. Опыт более высоких ступеней развития говорит, что поведение разумных существ должно быть высоко моральным не только по отношению друг к другу, но и по отношению к другим организмам.

Сразу возникает вопрос – а по отношению к бактериям чумы, к глистам, вшам и другим паразитам? Ответ прост. Как наша сегодняшняя мораль не жалует почётом паразитизм в человеческом обществе, вероятно, так же не получает он одобрения и в более широких рамках высокой общебиологической морали.

По-видимому, только новая общебиологическая мораль может спасти разумные существа, экологию и Жизнь вообще после достижения вершин технологического могущества. Но есть ли надежда, что человечество придёт к подобным взглядам? Способно ли оно прийти к ним? Успех или проигрыш зависят от того, какими процессами, по каким законам формируется наша мораль.

В этом смысле, можно смотреть в будущее с оптимизмом. Мораль не падает с небес, не возникает мистическим образом из Ничего. Её навязывают нам объективные процессы развития общества, формируя таким путём наиболее эффективные общие правила поведения на текущем отрезке истории. Мораль – это концентрированное выражение стратегии и тактики разумных существ. И хотя в развитии морали очень велика роль отдельных личностей, её правила никогда не возникают из благих маниловских пожеланий. Они всегда глубоко обоснованы реальной ситуацией.

Соответственно, и высокая мораль разумных существ, продвинувшихся по эволюционной лестнице намного дальше нас, тоже сформировалась совсем не из благих пожеланий, а как ответ на злободневные проблемы цивилизации. Развитие морали подчиняется объективной необходимости. А та мораль, которую мы замечаем в поведении инозвёздной цивилизации, говорит о многом. Она показывает, что на высоких ступенях эволюции, ещё более, чем в наше смутное время, благополучие разумных существ прямо или косвенно связано с благополучием и расцветом всей живой Природы, т.е. живой материи в целом.

Но если так, значит, правы наши радетели за новое экологическое мышление. Если так, значит, никуда нам не увернуться от коренной перестройки своего мышления и своего отношения к Природе. Это должно произойти неминуемо, и вопрос лишь в том, насколько сильно должна ударить нас Природа, чтобы мы осознали эту простую истину.


Экологический кризис и гибель многих биологических видов вызвали длинный ряд научных работ по этой проблеме, что освобождает автора от подробного рассмотрения вопроса. Но нельзя не высказать несколько замечаний.

Из многих воздействий человека на дикую природу, уже тысячелетия, как самым мощным и губительным оказывается воздействие сельского хозяйства. Пересилить эту тенденцию очень трудно. Но можно ослабить давление сельского хозяйства на дикую природу путём их территориального разделения, путём предоставления дикой природе участков, наименее пригодных для крупнотоварного сельскохозяйственного производства. Для этого нужно предоставить дикой природе, прежде всего, склоны гор.

Если вслушаться в поэмы Гомера, мы узнаем, что в близкие к нему времена нижние и средние ярусы гор, окружающих Средиземное море – гор Эллады, Малой Азии, Атласа, Пиренеев, Апеннин и др. – были сплошь покрыты дремучими лесами с богатейшим животным миром. Уничтожил всё это великолепие человек. Прежде всего, он вырубил деревья на строительство, а то и просто на топливо. Нередко создавались террасы для земледелия. Затем горы стали пастбищем для коз, но беда в том, что козы, в отличие, скажем, от лошадей, съедают траву под самый корень, после чего она уже не возобновляется. Козы довершили уничтожение зелёного покрова гор. После этого тонкий слой почвы, миллионы лет накапливавшийся параллельно с продвижением растительности, оказался беззащитным перед дождями, которые смыли его с гладких камней, превращая в разрушительные сели. Сходным образом погибли леса на склонах гор Азии и Америки.

Именно сельское хозяйство, в конце концов, является причиной образования большей части пустынь, что хорошо показал Лев Гумилёв на примере Сахары.

Но опыт показывает, что человек способен не только губить Живое. Если он захочет, то может очень быстро выращивать на камнях лес, создавая основу для многочисленных других форм жизни. Остров Валаам на Ладожском озере несколько столетий назад представлял собой огромный голый камень. Но вот на нём поселились монахи, построили монастырь и занялись обустройством своего сурового мирка. Они выдалбливали в камне небольшую яму, наполняли её хворостом и оставляли на несколько лет. После этого высаживали в такую искусственно созданную почву саженец сосны. Сегодня весь остров покрыт лесом.

Если такой подвиг был под силу монахам, оснащённым лишь киркой, то он тем более по плечу современному высокомеханизированному рабочему. Можно представить себе склон горы, где посадку леса ведёт вертолёт. Сначала он опускает бур и сверлит в камне отверстие, затем в шпур вводится заряд взрывчатки, вертолёт отлетает, и группа зарядов взрывается. Образуются углубления для посадки нескольких десятков деревьев. Вертолёт заполняет их специально приготовленной почвой и высаживает саженцы деревьев различных пород. Подобным образом можно и поливать саженцы, ухаживать за насаждениями. Была бы лишь политическая воля государств для переключения небольшой части военных расходов на спасение биосферы!

* * *

Но вернёмся к вопросу о межзвёздном переносе Жизни.



Попытки создания высокоинтеллектуальных роботов заставили людей глубже исследовать свои собственные свойства. И тут учёные с удивлением обнаружили, что Природа заложила в нашу психику неизбежную, систематическую ошибку – при оценке ситуации и предполагаемых результатов наших действий мы всегда сверх меры оптимистичны. Исследования показали, что при любых задачах „средний человек” постоянно переоценивает вероятность благоприятного для себя исхода и недооценивает вероятность проигрыша!
Это свойство психики выглядит как некоторое „опьянение” человека, потому что для подвыпивших людей характерна именно такая „сверхнормативная” оптимистичность. Например, если подвыпивший шофёр должен проехать под мостом с табличкой „Просвет от полотна дороги 4 м 85 см”, а он знает, что высота фургона 4,87 метра, у него часто появляется надежда, что просвет указан с запасом, что рессоры сильно просели от большого груза и т.д. В результате, он рискует проехать, чего в трезвом состоянии не сделал бы. Но если тщательно исследовать, то в каждом из нас, без капли спиртного, в какой-то степени обнаружатся черты шофёра-лихача!
Известно, что свойства организмов формирует жёсткий естественный отбор, отметающий ошибочные варианты. Почему же в психике каждого человека, будь то европеец, индеец, китаец или негр, заложена одна и та же неправильность?

„Куда смотрит министерство внутренних дел?!” – возмущённо восклицала госпожа министерша в пьесе Бранислава Нушича. Аналогично, и мы вправе спросить: „Куда смотрел естественный отбор?!” Ведь, на первый взгляд, нарушение симметрии нашего восприятия, всеобщий и явный перекос психики в сторону оптимизма кажется такой же нелепостью, какой было бы, скажем, общее смещение ног влево или вправо относительно оси организма!

Но легко понять, что, не в пример сербскому министерству внутренних дел, естественный отбор „смотрел куда надо”. Наделив мыслящие существа „сверхнормативным” оптимизмом, Природа подтолкнула их к активным действиям. Сформированный естественным отбором оптимизм показал, что больше шансов на успех имеет не тот, кто безошибочно инертен, а тот, кто, хоть иногда и ошибается, но обладает повышенной активностью.

Английский философ Френсис Бекон указывал, что не сделанная попытка и возможная неудача несут разную опасность, имеют разную цену. Не совершив какую-то дерзкую попытку, мы можем потерять огромные блага, а испытав неудачу – теряем лишь небольшую человеческую работу [Малиновский, 1990].


Важность оптимизма исследователей ярко проявилась при экспериментальной расшифровке сообщений, предназначенных для радиосвязи с иными цивилизациями. В одном из опытов одинаковые тестовые сообщения на языке „линкос”, разработанном в Нидерландах Г. Фрейденталем, были переданы для расшифровки двум группам, составленным из представителей разных специальностей. Одной группе предлагалось „постараться понять, что это такое”. У неё правильность расшифровки составила 10%. Другой группе говорилось более определённо, что принят ряд сигналов, которые желательно расшифровать. И успех расшифровки сразу повысился до 69%! [Мизун, 1993]
Оптимизм и активность – это черты, вероятно, присущие разумным существам и в других звёздных мирах. Они тоже должны подталкивать цивилизации к расширению ареала живой материи в Космосе. Остаётся выяснить, превышают ли межзвёздные полёты порог трудности, доступный разумным существам?

Интересная ситуация! На пути решения чисто биологической проблемы возникновения жизни на Земле теперь нужно оценить возможность межзвёздных перелётов! Выше мы уже увидели важность мультидисциплинарного подхода. И снова обнаруживаем (см. ещё гл. 4.5.10.), что реальные проблемы и явления окружающего мира всегда интердисциплинарны, всегда имеют смешанную природу, и наука не может эффективно изучать никакое природное явление, если учёный ограничен рамками одной узкой дисциплины.



Последующий раздел


1 Через миллиарды лет тот же принцип гидрофобного переносчика был использован в клетках эукариот. Когда при синтезе гликопротеинов понадобилось переносить сквозь мембрану эндоплазматического ретикулума олигосахаридный блок, обладающий полярными свойствами, для этого был применён долихолфосфат в роли многократно курсирующего липидного переносчика.

1 В более поздние геологические эпохи, получение энергии за счёт трансаминирования без использования АТФ было применено эукариотами при поперечной сшивке нитей фибрина.

1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница