Тема. Семейные традиции Боратынских



Скачать 88.87 Kb.
Дата11.05.2016
Размер88.87 Kb.
«Строфы одной поэмы…»
Тема.

Семейные традиции Боратынских.


Цели и задачи:

расширение и углубление знаний о жизни и семье поэта Боратынского через краеведческий материал;

воспитание чувства любви к своему краю;

формирование у учащихся гражданственности, преданности и любви к своему Отечеству, народу;

стимулировать стремление учащихся изучать историческое и культурное наследие своего города;

сформировать убеждение о важности семьи в жизни человека;

укрепить привязанность к общепризнанным семейным ценностям.

Оборудование:

Компьютер

Мультимедиа

Презентация


Выставка книг: Семья – школа любви (К.Н.Боратынская)
1. Ольга Ильина. Канун Восьмого дня. – Казань: Издательство «Заман», 2003. – 400 с., с илл.

2. Боратынская К.Н. Мои воспоминания / Ксения Николаевна Боратынская. Мураново. – М.: Зебра Е. 2007. – 540 [4] с., илл.

3. Стеллиферовский П.А. Евгений Абрамович Баратынский: Кн. для учащихся ст. классов сред. шк. – М.: Просвещение, 1988. – 208 с.: ил. – (Биогр. писателя).

4. Ученые записки. Т.139. Слово и мысль Е.А.Боратынского: К 200-летию со дня рождения / Сост. и отв. ред. Л.Я.Воронова. – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2000. – 262 с.

5. Скиргайло Т.О., Ахбарова Г.Х. Краеведение на уроках развития речи: Пособие для учителей и учащихся. – Казань: РИЦ «Школа», 2007. – 244 с.

6. Мизрина Н. На встречу с прошлым (Боратынские и Казань) / Мэгариф, №8, 2005, с.35



Библиотекарь: Строчки из стихотворения О.А.Ильиной, поэтессы серебряного века, правнучки поэта Е.А.Боратынского стали названием нашего урока

Отца и дедов портреты

В сердце, как звездный свет:

Отец мой и дед – поэты,

И прадед – большой поэт.




В одно сливаемся все мы,

Общей мечтой близки,

Строфы одной поэмы.

Воды одной реки.




Ее роман «Канун Восьмого дня» был опубликован в США более полувека тому назад, в далеком от нас 1951 году, намного раньше, чем это произошло в нашей стране. В России это произведение вышло в печать только в 2004 году, уже после смерти автора, в Казани, с которой были связаны самые счастливые (первые стихи Ольги Ильиной публикуются в 1913 году именно в Казани) и самые тяжелые воспоминания детства и юности писательницы (ее отец Александр Николаевич Боратынский, внук поэта, пал в Казани жертвой красного террора).

Учитель: «Канун Восьмого дня» – автобиографическое произведение, в центр которого поставлена история одной семьи, судьба личности и просто женщины, потерявшей все, что у нее было, кроме мужа, ребенка и себя самой. Действие разворачивается в Казани в начале ХХ века и охватывает события первой мировой войны, двух революций 1917 года и гражданской войны. В романе детально описываются быт и уклад дворянской семьи, специфика светской и духовной жизни героев.

Идея произведения заключается в том, что проникновение в нетронутый слой сознания возможно только через нравственное совершенствование, через гармонию между внешним и внутренним миром: вся земная красота и горечь должны отражаться в душе человека, а все радости и страдания, данные ему, – это строительный материал, «песок, который должен преобразиться в стекло». Но для хрупких плеч человека это слишком тяжелая задача, поэтому ему обязательно нужна помощь и поддержка, необходим свет, согревающий издали. Для кого-то опорой становится семья, дом, ориентиром – честь и долг: дорога кажется короче, если знаешь, что где-то тебя любят и ждут.

Особенно сильно в романе «Канун Восьмого дня» звучит тема любви – к дому, семье, людям. Дом и семья воспринимаются как единое целое, как источник внутреннего спокойствия и вдохновения, направляющий на единственно верный путь. Воспитание любви к дому, к семье был одной из важных традиций в семье Боратынских.

Ученик:

Мой дар убог, и голос мой не громок,

Но я живу, и на земли моё

Кому-нибудь любезно бытиё:

Его найдет далекий мой потомок




В моих стихах; как знать? душа моя

Окажется с душой его в сношенье,

И как нашел я друга в поколенье,

Читателя найду в потомстве я.



Боратынский как человек, как личность. Благородный, нежный, очень привязанный к близким, к матери. Рано умер отец Абрам Андреевич, на плечи матери легли большие заботы по воспитанию детей, которых было семеро, старшему, Евгению, исполнилось всего 10 лет. Боратынский был очень впечатлительным и страдал от грубости и невежества соучеников и преподавателей в Пажеском корпусе, пребывание в котором ничего, кроме несчастья, омрачившего всю жизнь, не принесло. В течение 10 лет, с 1816 по 1826 год, тянул солдатскую лямку. Поэзия его во многом пессимистична, в стихах звучат ноты отчаяния, безнадежности. И даже женитьба в 1826 году не переменила его настроения какой-то тоски, безысходности.

Ученик: Анастасия Львовна Энгельгардт, уроженка Казани, привезла сюда поэта. «Его невеста – барышня 23 лет, дурная собою и сентиментальная, но в общем очень добрая особа, до безумия влюбленная в Евгении. Я знаю эту молодую особу: мы видались в Казани» (Из письма Софьи Дельвиг, жены Дельвига, приятельнице). Вяземский в письме к Плетневу называл Анастасию Львовну девушкой любезной, умной и доброй, но не элегической по наружности».

Не ослеплен я музою моею:

Красавицей ее не назовут.

И юноши, узрев ее, за нею

Влюбленною толпой не побегут.

Приманивать изысканным убором,

Игрою глаз, блестящим разговором



Ни склонности у ней, ни дара нет;

Но поражен бывает мельком свет

Ее лица необщим выраженьем.

Ее речей спокойной простотой;

И он скорей, чем едким осужденьем,

Ее почтит небрежной похвалой.




Позже он не переставал признаваться в любви своей жене.

Когда, дитя и страсти и сомненья,

Поэт взглянул глубоко на тебя,

Решилась ты делить его волненья,

В нем таинство печали полюбя…




О, сколько раз к тебе, святой и нежной,

Я приникал главой своей мятежной,

С тобой себе и небу веря вновь.





…Скажи, могла ли б ты любить

Здесь на земле полуземного бога,

Кому ни разу б не пришлось простить?

А кто любил, тому простится много!


И той любви все немощи земли,

Все страсти бурные, все силы ада




В борьбе своей осилить не могли:

Она горит, моя лампада.
Гляжу и вольно дышит грудь!

Она священными лучами

Осветит нам туманный путь

Между землей и небесами!

(Н.Е.Боратынский)


Ученик: «Казань. Б. Лядская улица, дом Боратынских – так писался наш адрес», – сообщает внучка поэта Ксения Боратынская и продолжает: «Дом снаружи, хотя и невзрачный, но стильный деревянный одноэтажный особняк с двумя флигелями и двумя большими тополями у каждого флигеля. Но внутри дом большой и красивый. Отец его купил до моего рождения и. сделав пристройку. Расширил большой зал хорами и лепным потолком. На котором между узорами красовался наш герб. С потолка свешивались хрустальные граненые люстры, привезенные из Вены, а на паркете был узорный круг. Который был предметом наших детских игр».

Этот белый зал с великолепной акустикой был главной достопримечательностью дома Представительница четвертого поколения Боратынских, правнучка поэта, казанская поэтесса Ольга Ильина пишет:



В этой длинной белой зале

Были темные портреты,

Были белые колонны

И лепные потолки,

И пришельцы окружали

Стародавние заветы,

Эти стражи просветленно-

Поэтической тоски.



Об исканьи правды Божьей

В этом доме говорили,

О ведущем к ней незримом

И единственном пути,

О борьбе со злом и ложью

И о том, каких усилий

Стоит то одно, чтоб мимо

Этой правды не пройти.



Библиотекарь: С конца 60-х XIX века и до самой революции этот дом был одним из очагов культурной жизни Казани. Здесь часто бывали ученый-востоковед А.К.Казем-Бек, отец хозяйки усадьбы О.А.Боратынской, писатель Гарин-Михайловский, художники, поэты, представители казанской интеллигенции. В этом доме проводились учительские съезды, семинары, литературные праздники; ставились домашние спектакли, концерты, звучала музыка, стихи…

А потом… потом наступили смутные времена – революция, гражданская война. Это были тяжелые испытания для всей России и особенно для русского дворянства. Каждому предстояло пройти через эти испытания своей дорогой. А что же Боратынские? Выжить удалось немногим, а перед оставшимися в живых встал выбор – остаться или навсегда покинуть Россию.

В 1918 году умерла О.А.Боратынская, в этом же году был расстрелян в Казани внук поэта А.Н.Боратынский, погиб его младший сын Алек; старшего, Дмитрия, расстреляли в 1933 году; дочь Ольга (в семье ее называли Лита) в 1921 году уехала из России в Калифорнию. Туда же позднее отправилась и семья расстрелянного Дмитрия – жена и четверо детей.

В 1918 году дом конфисковали, и Боратынские поселились в полуподвальном помещении на улице Жуковского. Правда, туда переехали лишь оставшиеся в живых внучки поэта Екатерина и Ксения с детьми: Иваном. Матвеем и Ольгой. Некоторое время. До отъезда за границу. Здесь проживала и правнучка Боратынского Ольга Ильина (Лита) с сыном Борисом. Трудно им приходилось, но они не озлобились. Не опустились. Ольга Ильина пишет:



Но, если это все так случилось

По мудрому закону возмездья,

От того, что где-то над нами

Живет справедливость,



Как живут над землею созвездья,

То всю нашу скорбь

И позор весь наш я

Приму, как великую милость.



Они приняли все перемены и продолжали служить Отечеству – это в традициях Боратынских.

Екатерина и Ксения все силы отдавали делу народного образования. Они вырастили плеяду достойных людей. Их ученики с восторгом и благодарностью отзываются о своих учительницах в письмах, в написанных ими книгах.



Учитель: Шли годы, но память по-прежнему хранила милые сердцу воспоминания, а судьба иногда устраивала встречи с безвозвратно ушедшим прошлым.

По улицам пустым сегодня я бродил,

Когда уж город спал,




И прежние картины

Являлись чередой.



(А.Н.Боратынский – внук поэта)

Однажды Ксения Николаевна опять оказалась дома. Отрывок из ее воспоминаний: «Недавно, году в 31-32, когда я еще служила, в те годы, когда антирелигиозная пропаганда достигла своего апогея, в Великую субботу распределяли педагогов, кто куда должен был идти на эту ночь… «т.Алексеева, вы пойдете на методическое собрание в 8 часов вечера: Галактионовская, д. 54». В прежнее время ведь номеров не было. Каково же было мое изумление, когда этот №54 оказался нашим дорогим серым домом. Там теперь и была какая-то педагогическая база. С трепетным чувством вошла я туда. Собрание было в бывшей нашей гостиной. Я села так, чтоб мне было видно и залу. Комнаты были чисты, все увешены плакатами. Но для меня все пропало. Я опять была дома. Меня окружала моя семья. Голоса докладчиков пропадали, и из глубины времени я слышала другие голоса, видела другие лица… Собрание кончилось в половине 12-го. Я медлила уходить, прошлась по зале, заглянула во внутренние комнаты, свои… родные… Последней ушла я из своего дома, сошла с крыльца и медленно шла по той же дороге, по которой мы ходили в церковь…»

Две жизни есть во мне: одна – жизнь впечатлений,

Жизнь сердца и ума и их хитросплетений.

В ней много суеты, волнений и тревоги,

Так перепутаны и сбиты все дороги.


В ней и любовь царит, иллюзией пленяя,

Любовь болезненно-тревожная – земная.




В ней света и теней так бесконечно много.

Кумиров много в ней, лишь места нет для Бога.


Другая – духа жизнь. С улыбкой состраданья

Глядит она на все: на радость и страданья.

Великий в ней покой и знанье правды вечной,

В ней связь с вселенною и с жизнью бесконечной.



(К.Н.Боратынская – внучка поэта)

Время стирает следы прошлого и сегодня от родового гнезда Боратынских остался лишь отстроенный заново флигель и обветшалый усадебный дом, который устало смотрит темными глазницами окон на такой непонятный для него сегодняшний мир.

Библиотекарь: Но время не властно над человеческой памятью и человеческими деяниями. Бесчисленное множество страниц займет перечисление тех добрых дел, которые совершили потомки поэта: это и многолетняя деятельность в попечительском совете Мариинской гимназии, организация и проведение учительских съездов, школа для крестьянских детей, больницы и богадельни, артели крестьянских девушек и … бесконечная любовь к нашему городу. Об этом свидетельствуют их письма, воспоминания. Судьба разбросала их по всему свету, но все помыслы и надежды, все светлое и радостное было у них связано с Казанью.

Внучка поэта Ксения Николаевна умерла в Москве, но завещала взять землю с ее могилы, освятить в церкви и прикрепить на крест табличку с надписью: «Похоронена в Москве – душою в Казани».



Здесь же на Арском кладбище рядом с могилой Ольги Александровны похоронены и ее дети, внуки поэта – Екатерина и Александр.

Вероятно, их любовь к нашему городу, духовная связь с ним послужили причиной тому, что именно в Казани был создан единственный в стране музей Боратынского. Сюда идут на встречу с прошлым, постигая при этом простую истину: без прошлого нет настоящего, а без настоящего нет будущего.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница