Тема 17: Роль политических партий в избирательном процессе



Скачать 266.43 Kb.
Дата19.11.2016
Размер266.43 Kb.




Тема 17: Роль политических партий в избирательном процессе

Вопросы: 1. Обязательность участия политических партий в выборах.

2. Особенности участия партий в выборах в станах с мажоритарной, пропорциональной

и смешанной избирательными системами.

3. Взаимосвязь партийной и избирательной систем.


Вопрос 1: Обязательность участия политических партий в выборах

Один из наиболее важных вопросов, который решает конституционное законодательство большинства стран – определение общего понятия политических партий, их назначения, функций и решаемых задач.

Так, в соответствии со статьей 1 белорусского Закона «О политических партиях» (в редакции от 19 июля 2005 года): «Политической партией является добровольное общественное объединение, преследующее политические цели, содействующее выявлению и выражению политической воли граждан и участвующее в выборах». Признавая права политических партий страны в выражении политической воли граждан, законодательство не содержит требования представительства членов политических партий в избираемых населением органах.

Законодательство ряда стран напрямую связывает функции политической партии с возможностями их влияния на формирование политики государства. Так, в соответствии со статьей 43 Закона Латвийской Республики «Об общественных организациях и их объединениях» политические организации (партии) в Латвии учреждаются для того, чтобы на основании общности политических целей вести политическую деятельность, участвовать в избирательной кампании, выдвигать кандидатов в депутаты, руководить парламентской деятельностью депутатов и при их посредничестве претворять в жизнь свою программу, а также участвовать в формировании структур государственного управления.

Эта позиция еще более конкретизирована в польском законодательстве. Так, согласно статье 1 Закона о политических партиях 1997 года политическая партия – это добровольная организация, которая имеет определенное название, ставит целью участие в общественной жизни путем оказания демократическими методами влияния на формирование политики государства либо осуществления публичной власти. В отличие от предыдущего варианта Закона (1990 г.) законодатель отказался от определения партии как «общественной организации», что подчеркивает функцию участия в управлении, осуществляемую партиями, однако нивелирует присущую им функцию служения обществу.

Согласно статье 11 Конституции Польши функция партий заключается во влиянии демократическими методами на формирование политики государства. Очевидно, что такое определение, безусловно, охватывает формирование политических взглядов граждан, а также их выражение.

Закрепление функций партий в польском праве напоминает норму, содержащуюся в статье 49 Конституции Италии 1947 года. Это характерное совпадение, поскольку, как отмечалось выше, целый ряд конституций и специальных законов стран Центральной и Восточной Европы, определяя роль партий, по сути повторяет формулировку статьи 21 немецкого закона «О политических партиях» (партии содействуют формированию политической воли народа).

Таким образом, в Италии, Латвии и Польше функция партий направлена на политику государства, в то время как в некоторых других странах (Германия, Венгрия, Румыния, Болгария, и ряд других) эта функция относится к воле народа (политической воле граждан).

Особое внимание в зарубежном праве уделяется роли политических партий в формировании представительных органов власти. Именно участие в выборах и осуществлении политической власти служит главным статусным признаком партий, в соответствие с которым законодательство зарубежных стран проводит водораздел между ними и другими политическими организациями, не обладающими таким статусом (например, политическими ассоциациями).

Роль партий в парламентских странах Европы более чем очевидна: партия, получившая большинство голосов избирателей на выборах в парламент, формирует правительство. В случае правительственного кризиса кабинет уходит в отставку. Если парламент может создать большинство из других партий, он формирует новый состав кабинета, если нет – назначаются новые выборы. Фактически правительство является продолжением партии большинства в исполнительной власти, а глава этой власти – как правило, лидер партии, победившей на парламентских выборах. Поэтому в большинстве случаев между парламентом и правительством не существует трений в вопросах необходимости принятия тех или иных законопроектов. Роль оппозиции сводится к критике действий большинства и правительства, а также к попытке корректировать принимаемые решения. Это удается довольно часто, так как законопроекты, предложенные правительством, проходят все положенные стадии обсуждения в парламенте. Правящее большинство часто соглашается с критикой меньшинства, поскольку заинтересовано в стабильности политической ситуации (правильнее сказать, что оно не заинтересовано в досрочных выборах). Положительную роль здесь играют и естественные противоречия между исполнительной и законодательной властью – правительство всегда «торопится» принять решение, парламенту же присущ более взвешенный подход к действительности. Но в наибольшей степени для оппозиционного меньшинства парламент является политической трибуной, которая позволяет «набирать рейтинг» для того, чтобы попытаться победить на следующих выборах. Именно партийный принцип позволяет сегодняшнему меньшинству стать завтрашним большинством, так как на выборах избиратели голосуют за партии, а не за отдельно взятых депутатов.

Именно важнейшая функция политических партий (функция участия в выборах), а в ряде случаев и необходимость их представительства в выборных органах определяет во многих странах целесообразность существования партии.

В законодательство ряда стран введены нормы, позволяющие соответствующему государственному органу принять решение о лишении регистрации политической партии или даже роспуске и запрете партии в случае ее неучастия в выборах. В ФРГ на этот счет прямо предусмотрено, что объединение теряет правовой статус партии, если оно в течение шести лет не выдвигало своих кандидатов ни на выборах в Бундестаг, ни на выборах в один из ландтагов. В России политическая партия, не принимавшая в течение пяти лет подряд участия в выборах, подлежит ликвидации. В случае невыдвижения политической партией своих кандидатов по выборам Президента Украины и выборам народных депутатов Украины на протяжении десяти лет орган, который зарегистрировал политическую партию, может обратиться в Верховный Суд Украины с представлением об аннулировании регистрационного свидетельства.

Вместе с тем, во избежание злоупотреблений властью законодательство ряда стран содержит прямые запреты на приостановление деятельности или ликвидацию политических партий в определенных случаях. Так, в российском и белорусском законодательстве не допускается приостановление деятельности политических партий в период проведения избирательных кампаний. Российское законодательство запрещает также и ликвидацию политических партий во время проведения избирательных кампаний.

Вопрос 2: Особенности участия партий в выборах в станах с мажоритарной,

пропорциональной и смешанной избирательными системами

Партийное участие в выборах в странах

с мажоритарной избирательной системой
Самой простой является мажоритарная система относительного большинства, то есть система, при которой избранным считается тот кандидат, который получил наибольшее число голосов, то есть больше голосов, чем любой из его соперников.

Данная система результативна. Единственный случай, когда результата может не быть, это получение одинакового наибольшего числа голосов двумя или более кандидатами. Такие случаи достаточно редки и законодательно разрешимы (по жребию, старшинству и т.д.). При этой системе обычно не устанавливается обязательный минимум участия избирателей в голосовании: если проголосовал хотя бы один из них, выборы действительны. Если же выдвинут один кандидат на место, он считается избранным без голосования, ибо достаточно, чтобы за него проголосовал хотя бы один избиратель (даже если таким единственным избирателем окажется он сам).

В Соединенных Штатах Америки использование этой системы фактически привело к образованию реальной двухпартийной системы. Сегодня политический процесс в США полностью контролируется Республиканской и Демократической партиями. Примерно две трети американцев считают себя либо республиканцами, либо демократами, и даже те, кто придерживается независимой позиции, обычно имеют партийные пристрастия и демонстрируют высокую степень партийной лояльности. В среднем 75 % американцев, считающих себя членами одной из двух доминирующих партий, голосовали за кандидатов в президенты от республиканской или демократической партии в ходе шести президентских выборов, состоявшихся в период с 1980 по 2000 г. В то же время в течение последних 50 лет 95 % населения США отдавали свои голоса за кандидатов в президенты от этих двух партий.

Подобная практика, однако, не свидетельствует о наличии в стране только двух партий. В президентских выборах 2000 года выдвинули своих кандидатов и участвовали в выборах еще 11 так называемых «третьих» партий: Американская, Конституционная, Широких масс, Зеленых, Освобождения, Естественного закона, Сухого Закона, Реформаторская, Социалистическая, Социалистическая рабочая, Работников мира. В выборах 2004 года в выборах президента и конгрессменов в праймериз и федеральной кампании, по данным федеральной избирательной комиссии, участвовали 86 политических партий. Так в чем же причина подобного доминирования двух основных партий?

Очевидно, что эти две доминирующие в политической жизни США партии создали «работающие» на них избирательные правила. Выборы и президента, и законодателей проходят в каждом штате по своим собственным законам. И новой партии очень трудно выполнить все требования. Так, например, избирательные законы в штате Пенсильвания требуют сбора 99 000 подписей избирателей для внесения фамилий кандидатов от новой партии в избирательный бюллетень. К тому же федеральное избирательное законодательство предоставляет особые финансовые льготы для крупных партий. В 2004 году государственное финансирование получили только две ведущие политические партии – Республиканская и Демократическая.

В большинстве своем «третьи» партии, их кандидаты в президенты и законодатели периодически возникают на горизонте американской политики. В большинстве своем они прекращают свое существование или активную политическую деятельность либо поглощаются одной из доминирующих партий. Социологические опросы постоянно свидетельствуют о значительной поддержке избирателями кандидатов от «третьих» партий. Итоги же голосования показывают, что многие из них все равно голосуют либо за республиканцев, либо за демократов. Очевидно, что в этом случае сказывается психологическая неготовность избирателей голосовать за кандидата, если они чувствуют, что их голоса могут пропасть.

Таким образом, мажоритарная система выборов и закрепленные в законах принципы проведения избирательной кампании способствуют монополии двух ведущих политических партий страны и не позволяют развиваться третьей политической силе.

Имея незначительные различия политических платформ, и Республиканская, и демократическая партии регулярно замещают друг друга в руководстве страной, создавая тем самым необходимый баланс для поступательного демократического развития государства.

В течение многих лет подобная система партийного представительства была доминирующей и в Великобритании, где основную борьбу за места в парламенте вели между собой Консервативная и Лейбористская партии. Более того, если в США в последние десятилетия наблюдается необходимый баланс политических сил (различные политические партии контролируют палаты Конгресса – Сенат и Палату представителей) и президент не имеет монопольной партийной поддержки в Конгрессе, то в Великобритании была сформирована партийная система с доминирующей партией. Многопартийность не отменяется, но подавляющее большинство голосов, получаемых одной из партийных сторон, позволяет ей сформировать монопартийное правительство и в минимальной степени учитывать мнение оппозиции.

Выборы по мажоритарным округам привносят в выбор избирателя и существенный личностный фактор. Поэтому возможно прохождение в парламент и так называемых независимых депутатов. Однако, как и в США, в парламенте Великобритании практически монопольное партийное представительство. В 1997 году только один независимый претендент в британский парламент – М.Белл – смог выиграть депутатское место.

Как известно, выборы в Европарламент во всех странах-участницах осуществляются по одинаковой пропорциональной системе. Оказалось, что введенная после многочисленных политических споров пропорциональная система выборов существенно изменила политическое представительство Великобритании на Европейском континенте: по итогам выборов 2005 года в Европарламент от Великобритании так же, как и в 1999 году, было представлено 10 политических партий.

Мажоритарная система относительного большинства необъективна по отношению к средним и малым политическим партиям: голоса, поданные против победившего кандидата, вообще пропадают. Не случайно, социологические опросы 1999 – 2000 годов показали, что большинство британцев (более 60 %) готовы принять пропорциональную систему как более справедливую и дающую более представительные результаты.

Однако несмотря ни на что, мажоритарная система имеет своих сторонников, так как обычно обеспечивает партии-победителю значительное большинство в парламенте, позволяющее при парламентарных и смешанных формах правления сформировать стабильное правительство.

При проведении выборов во Франции применяется мажоритарная система абсолютного большинства. От избирательных систем США и Великобритании она отличается тем, что требует для избрания абсолютного большинства голосов, то есть более половины общего их числа. При этой системе обычно устанавливается нижний порог участия избирателей в голосовании: если он не достигнут, выборы считаются недействительными или несостоявшимися. Так, в статье 4.12б французского Избирательного кодекса применительно к выборам депутатов Национального собрания устанавливается следующее:

«Никто не может быть избран в первом туре, если не получил:



  1. абсолютного большинства поданных голосов;

  2. количества голосов, равного четвертой части от числа всех внесенных в списки избирателей.

Во тором туре достаточно получения относительного большинства голосов.

В случае равенства голосов считается избранным старший по возрасту кандидат».

Многие полагают, что достоинство данной системы по сравнению с системой относительного большинства заключается в том, что избранными считаются кандидаты, которых поддержало действительное большинство проголосовавших избирателей, хотя бы это большинство составляло один голос.

Однако при этом сохраняется тот же недостаток, который является главным в системе относительного большинства: пропадают голоса, поданные против победивших кандидатов. Когда, например, избирается президент, для которого избирательным округом служит вся страна, это не имеет значения. Но когда страна, как это имеет место на парламентских выборах, разбита на множество избирательных округов, в каждом из которых выбирается особый депутат, может оказаться, что партия, получившая по стране большинство голосов, получает меньшинство мест.

Мажоритарная система абсолютного большинства имеет и свой специфический, очень существенный недостатокчастая нерезультативность выборов, тем более вероятная, чем больше конкуренция кандидатов. В этом случае ни один из баллотирующихся кандидатов не получает требуемого большинства.

Существуют различные способы преодоления нерезультативности голосования по мажоритарной системе абсолютного большинства:

- проведение второго тура выборов, когда баллотируются уже не все кандидаты, а для избрания достаточно относительного большинства голосов. Избранным считается кандидат, получивший наибольшее число из поданных голосов. При этом могут заключаться избирательные соглашения, в соответствии с которыми каждый блок оставляет на второй тур кандидата от той партии, за которую в первом туре было подано наибольшее число голосов; остальные партии блока снимают своих кандидатов. Это позволяет в какой-то степени скорректировать недостатки системы голосования. По такому пути зачастую и идут политические партии Франции;

- альтернативное голосование. Такая система с 1918 года применяется в Австралии при выборах Палаты представителей (нижней палаты парламента). Ее суть: избиратель в бюллетене указывает предпочтительного для него кандидата. Если абсолютного большинства голосов избирателей не получит ни один из кандидатов, то тогда голоса кандидата с наименьшим числом первых предпочтений распределяют между остальными кандидатами в соответствии с указанными в бюллетенях вторыми предпочтениями. Операция повторяется до тех пор, пока кто-то из кандидатов не наберет требуемое абсолютное большинство. Такой вариант, хотя и основан на принципе большинства, но при определении результатов голосования позволяет более точно учитывать волеизъявление избирателей, и в результате избранными оказываются кандидаты, получившие консолидированную поддержку абсолютного большинства избирателей, принявших участие в выборах. Вместе с тем, равноценность вторых, а тем более третьих, четвертых и последующих предпочтений первым является весьма спорной. Здесь есть о чем подумать. Ведь на практике небольшие политические партии стремятся влиять на результаты выборов, призывая свой электорат ставить соответствующие вторые и последующие предпочтения. Подобная система в конечном счете способствует образованию в стране системы с двумя ведущими партиями.

Партийная система в Китайской Народной Республике формально может быть охарактеризована как многопартийная с одной доминирующей партиейКоммунистической партией Китая (КПК). Помимо нее имеются еще восемь политических партий, которые именуются демократическими. Все они в разной степени сотрудничают с Компартией Китая, придерживаются принципов «длительное сосуществование и взаимный контроль, полная искренность по отношению друг к другу, готовность делить славу и позор и принимают участие в политическом управлении». Все партии вместе с различными общественными организациями объединены в действующий под руководством КПК Единый фронт, организованной формой которого выступает Народный политический консультативный совет Китая (НПКСК). Конституция определяет Единый фронт, как «широкий патриотический Единый фронт различных демократических партий и народных организаций, объединяющих всех социалистических тружеников, поддерживающих социализм, и патриотов, поддерживающих объединение Родины». В соответствии с уставами этих партий все они в настоящее время называются «партиями, участвующими в политической жизни», осуществляющими свою деятельность под руководством КПК. В Конституции КНР, в частности, отмечается, что «система многопартийного сотрудничества … отражает особенности политической системы КНР, где некоммунистические партии выступают не как оппозиционные, а дружественные по отношению к КПК партии». Другой важной особенностью партийной системы Китая является допустимость двойного членства в политических партиях.

О влиянии демократических партий в Китае можно судить по их численному составу. Так, правящая Коммунистическая партия насчитывает свыше 58 млн. членов. Следующей по численности является Демократическая лига Китая, основанная в 1941 г. и насчитывающая более 130 000 членов. Численность остальных партий колеблется от 1600 до 69 000 членов. Членство в партиях устанавливается в основном по производственному принципу, что более свойственно профессиональным союзам. Иногда такое производственно-партийное распределение приводит к своеобразным казусам. Так, например, в Рабоче-крестьянской демократической партии Китая (65 000 членов) преобладает интеллигенция из медицинских, научно-технических и культурно-просветительских кругов.

Выборы в Китае проводятся по одномандатным избирательным округам, которые могут быть образованы как по месту жительства, так и по производственному принципу. Право выдвижения кандидатов имеют политические партии (как раздельно, так и совместно), а также группы избирателей (более 10 человек). Выборы обязаны проводиться на альтернативной основе с конкретным превышением количества кандидатов над количеством избираемых депутатов. При этом демократизация институтов представительской власти осуществляется строго в рамках установившейся политической системы, без какого-либо ее реформирования.

Конституционное устройство Китая (как в свое время и СССР) закрепляет доминирующее положение Компартии в политической жизни страны.



Формирование партийной системы в Беларуси, как и в других возникших после распада СССР суверенных государствах, осуществлялось весьма сложным путем.

Этот процесс начался в 1990 году, когда была зарегистрирована первая партия; в 1991 году их было пять, в 1992 и 1993 г. – по шесть, в 1994 – 16. По данным Министерства юстиции, к началу избирательной кампании по выборам в Верховный Совет Республики Беларусь 13-го созыва в 1995 г. в стране было зарегистрировано 34, а на начало 1998 года – 41 политическая партия. В результате перерегистрации 1999 года и законодательного укрупнения в Беларуси осталось 18 политических партий. В 2004 г. была ликвидирована белорусская Партия труда, и в настоящее время в Министерстве юстиции зарегистрировано 17 политических партий.

Тем не менее, белорусское общество находится на начальном этапе процесса формирования многопартийности, который развивается крайне противоречиво и имеет свои особенности.

Во-первых, в республике пока отсутствует полноценная политическая база для многопартийности, общество не структурировано, не дифференцировано в социально-политическом плане.

Во-вторых, большинство политических партий крайне малочисленны по составу. Многие из партий с трудом смогли перешагнуть необходимый для регистрации рубеж в 1000 человек. Так, на середину 2005 года по данным, переданным партиями в Министерство юстиции Республики Беларусь, их численность составила:

- Либерально-демократическая партия – 24 277 членов,

- Республиканская партия – 10 913,

- Аграрная партия – 7 790,

- Партия коммунистов Беларусская – 5231,

- Коммунистической партии Беларуси – 5 339,

- Объединенная Гражданская партия – 3 363,

- Партия «Белорусская социал-демократическая Грамада» – 2 262,

- Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) – 1 312,

- Белорусская социал-демократическая Партия Народного Согласия – 2 235,

- Консервативно-христианская партия – БНФ – 1 502,

- Партия БНФ – 1 385,

- Республиканская партия труда и справедливости – 1 584,

- Белорусская социально-спортивная партия – 1 448,

- Белорусская партия женщин «Надзея» – 1 316,

- Белорусская экологическая партия зеленых «БЭЗ» – 1 147,

- Белорусская партия «Зеленые» – 1 108,

- Белорусская патриотическая партия – 1 103.

Большое сомнение вызывает реальность численности таких политических партий, как Республиканская и ЛДП, активная деятельность которых на белорусском политическом поле на протяжении последних пяти лет практически не отмечается. Вполне вероятно, что при тщательной проверке количественного состава часть из партий-аутсайдеров не смогла бы подтвердить требуемой регистрационной численности.

В-третьих, между политическими силами, придерживающимися одинаковой идеологической позиции, отсутствует взаимопонимание. Об этом свидетельствует самостоятельное существование однотипных партий. Например, действуют две партии БНФ, две партии экологического характера, две партии, направленные на развитие республиканского строя в стране, две партии с коммунистической идеологией, четыре (!) социал-демократические партии.

Несомненно, каждая из партий имеет право на существование. Однако стремление к самостоятельности нередко основано лишь на амбициозных устремлениях их лидеров. Понятно, что это – болезнь роста. К сожалению, начала выздоровления пока не видно.



Пик активности политических партий в Беларуси пришелся на 1995 год, когда проходили выборы депутатов Верховного Совета Республики Беларусь 13-го созыва. Это были первые и пока единственные относительно свободные выборы в высший представительный и законодательный орган власти независимой Беларуси. В высший законодательный орган страны 106 своих представителей сумели провести 16 партий.

В 1996 году в стране были приняты существенные поправки к Конституции. Политическая расстановка сил в Беларуси резко изменилась, что в свою очередь повлияло на партийные взаимоотношения в стране. Если до референдума 1996 года характерной чертой партий в Беларуси являлось их относительно свободное развитие, то с осени 1996 года политические партии оказались вытесненными в несистемную область. В результате в настоящее время 10 политических партий находятся в оппозиции к руководству страны, да и остальные семь не всегда проявляют лояльность по отношению к правящей власти.

В Республике Беларусь действует мажоритарная избирательная система абсолютного большинства, которая предусматривает избрание членов парламента в избирательных округах. Для победы в первом туре необходимо получить поддержку более половины избирателей, пришедших на выборы. И это только в том случае, если в голосовании приняли участие более 50 % от общего числа внесенных в списки избирателей. До выборов в Палату представителей 2000 г. подобный принцип распространялся и на второй тур выборов. Это приводило к неизбранию большого количества депутатов. В результате Верховные Советы и 12-го, и 13-го созывов постоянно функционировали в неполном составе. В 2000 году принципы выбора депутатов во втором туре были смягчены. Теперь для признания выборов состоявшимися необходим приход на избирательные участки более 25 % зарегистрированных избирателей, а для победы кандидату необходимо получить голосов больше, чем его сопернику.

В результате выборов 2000 года в Палату представителей 2-го созыва вошли семь политических партий. В частности, из 110 депутатских мандатов представители Коммунистической партии Белоруссии получили шесть мест, Аграрной партии – пять, Республиканской партии труда и справедливости – два, Социал-демократической Партии Народного Согласия, Социально-спортивной партии, Либерально-демократической партии и Объединенной Гражданской партии – по одному депутатскому месту. Таким образом, представительство членов партий (но не партийное представительство) в парламенте чуть превышает 15 %.

В результате выборов 2004 года в Палату представителей 3-го созыва вошли депутаты только от трех политических партий. Представители Коммунистической партии Белоруссии получили 8 мест, Аграрной партии – 3, Либерально-демократической партии – 1 депутатское место (представительство членов партий в парламенте около 11 %). Причем следует отметить, что все избранные депутаты (и в 2000, и в 2004 гг.) в агитационный период не оперировали партийными лозунгами, не опирались на поддержку своих партий. Можно сказать, что состав Палаты представителей фактически полностью формировался на непартийной основе.

Необходимо также отметить, что депутатский корпус 2004 года был полностью сформирован из так называемого списка власти, ни один альтернативный кандидат не смог получить место депутата в парламенте.

При анализе партийного представительства в Палате представителей можно сделать следующие выводы:

а) в настоящее время реальная партийная система в Беларуси отсутствует;

б) партии совершенно не пользуются доверием избирателей.

Выборы по системе пропорционального

представительства политических партий

Мажоритарная избирательная система благоприятна для крупных партий.

Пропорциональная система по общему правилу удобнее для мелких партий. Связано это с распределением мест не по большинству (победитель получает всё), а пропорционально собранным голосам. Главная идея этой системы заключается в том, чтобы каждая политическая партия получала в парламенте или ином представительном органе число мандатов, пропорциональное числу поданных за нее голосов избирателей. Пропорциональная избирательная система гарантирует представительство даже для относительно мелких партий, что, однако, зачастую создает проблемы при формировании правительства и в ходе его деятельности. При пропорциональной системе, когда избиратель голосует не за определенного кандидата, а только за список партии, выигрывают более известные и влиятельные партии, которым отдают голоса большинство избирателей. Вместе с тем, и голоса, отданные за мелкие партии, как правило, не пропадают. Таким образом, пропорциональная избирательная система более точно выражает интересы различных социальных слоев в парламенте. Она дает возможность быть представленными самым различным партиям и, следовательно, социальным группам.

Наряду с этим пропорциональная система имеет и недостатки. Она может создать большую партийную раздробленность в парламенте. Отсутствие доминирующей политической партии делает неизбежным появление в парламенте коалиций партий, политические программы которых чаще всего страдают неопределенностью, поскольку создаются на основании компромиссов партий с различными целевыми установками. Правительство чаще всего может быть создано только как коалиционное, непрочное из-за возникающих между партиями разногласий. Такое правительство часто уходит в отставку, что вызывает необходимость проведения новых выборов в парламент (если не удастся создать другую парламентскую коалицию).

С другой стороны, в отличие от мажоритарной системы, которая нередко ориентирует избирателей на личные качества кандидата, пропорциональная система выборов по спискам партий предполагает голосование за определенную партию, за список в целом. Избиратель, следовательно, прежде всего учитывает политику той или иной партии, ее программные цели, сопоставляет обещания партии с их реальным выполнением (особенно, если партия пришла к власти). Партийные списки способствуют повышению политической культуры народа, развивают в человеке чувство гражданственности, ответственности за определенную партийную политику. Кандидат, включенный в список, действует по инструкциям своей партии, в соответствии с ее программными установками, зависит от выдвинувшей его партии, и о его поступках зачастую можно судить более определенно, чем о действиях непартийного кандидата.

Впервые пропорциональная система выборов была введена в 1891 и 1892 гг. в ряде кантонов Швейцарии; в 1893 году принята в Бельгии, в 1906 году – в Финляндии (входившей в то время в состав Российской империи), в 1809 году – в Швеции.



Практически все страны Европейского континента проводят выборы по пропорциональной системе представительства, небольшая часть (Германия, Италия, некоторые страны Восточной Европы и бывшего Советского Союза) – по смешанной пропорционально-мажоритарной. Исключениями являются Великобритания, Франция и Беларусь (при этом необходимо учитывать, что во Франции выборы в местные представительные органы власти проходят по партийным спискам, а в Великобритании по смешанной системе выбираются парламентарии в Шотландии и Уэльсе, а по пропорциональной – депутаты Европарламента). Так что Беларусь в этом списке является единственным и полным мажоритарным исключением.

Для укрупнения партийных фракций в парламенте, исключения засилия в нем постоянно конфликтующих между собой мелких группировок, проникновению которых способствует пропорциональная система, необходимо несколько ограничить пропорциональность представительства в пользу крупных и средних партий. Эту задачу и выполняет заградительный пункт (оговорка, барьер). Он выступает в разных формах. Чаще всего из распределения мандатов исключаются партии, не собравшие определенного процента голосов: 5 %– в Германии, Венгрии, Сербии, 4 % – в Болгарии, Италии, Швеции, Норвегии, 3 % – в Испании, 1 % – в Израиле и т.д. Высокий заградительный барьер порой приводит к тому, что значительная часть избирателей оказывается не представленной.



Заградительный барьер можно и повысить. Так, начиная с выборов 2007 года в России заградительный барьер увеличится до 7 % (ранее – 5 %). Однако это может привести к формированию двухпартийной системы, как, например, в Турции и Лихтенштейне, представительная роль парламента при этом снизится.
Смешанные избирательные системы

В ряде стран с целью соединения преимуществ различных систем и устранения или хотя бы существенного смягчения их недостатков создаются избирательные системы смешанного характера, в которых тем или иным образом сочетаются элементы как мажоритарной, так и пропорциональной систем.

С 1993 года и в Италии вместо чисто пропорциональной была введена смешанная система. Три четверти состава обеих палат итальянского Парламента (Палаты депутатов и Сената) теперь избираются в одномандатных избирательных округах по мажоритарной системе относительного большинства, позволяющей оттенить личностный характер голосования, а одна четверть – по прежней пропорциональной системе, по партийным спискам в 26 многомандатных округах, однако с 4 %-ным заградительным барьером.

Примерно такие же смешанные системы установили и некоторые государства бывшего Советского Союза – Грузия, Украина, Россия. Сходная система действует при выборах Великого народного собрания в Болгарии, Государственного собрания Венгрии, Сейма Литовской Республики.

Основной Закон ФРГ не предписывает какой-либо определенной модификации избирательной системы ни для Федерации, ни для земель. Они правомочны самостоятельно определять соответствующими законами вид избирательной системы.

В целом избирательная система Германии представляет собой систему пропорциональных выборов с ориентацией на отдельных деятелей. Мажоритарная часть избирательной системы служит для привязки выбранных партийных депутатов к конкретной территории.

При выборах депутатов Бундестага применяется смешанная система – так называемая «персонализированная пропорциональная». Половина депутатов Бундестага (328) избирается в избирательных округах, по одному депутату от каждого округа, а вторая – по так называемым земельным спискам партий.

Каждый избиратель на выборах в Бундестаг имеет два голоса. Первый из них он подает за кандидата в депутаты в избирательном округе, а второй – за земельный список кандидатов одной из партий. Оба голоса могут подаваться независимо друг от друга: избиратель вправе отдать первый голос кандидату от одной партии, а второй – земельному списку кандидатов от другой партии. В избирательном округе избранным считается тот кандидат, который получил больше голосов, чем другие (мажоритарная система относительного большинства). Остальные 328 мест заполняются кандидатами из земельных списков партий.

Подобная избирательная система привела к тому, что в послевоенное время в ФРГ большинство в парламенте имеют, регулярно сменяя друг друга, Социал-демократическая партия Германии и блок правых партий ХДС / ХСС. В коалиции с ними, в зависимости от политической конъюнктуры, постоянно выступают Свободные демократы, а в последнее время существенный вес набрала также и Партия «зеленых».

Избирательное законодательство России до 2005 года использовало смешанную систему, в которой пропорциональная и мажоритарная части не связаны между собой. В соответствии с ней половина из 450 депутатов государственной Думы избиралась по одномандатным округам, а остальные 225 – по общенациональному партийному списку с учетом пятипроцентного заградительного пункта.

Очевидно, что такая система, с одной стороны, способствовала развитию многопартийности в стране, а с другой – давала возможность представлять в парламенте региональные интересы.

Конституция России способствует установлению в ней сильной единоличной власти. Над исполнительной, законодательной и судебной властью есть координатор – президентская власть, которая соединяет деятельность всех этих трех формально независимых ветвей.

Нежелание президентской власти в России делиться своими полномочиями с Государственной Думой привело к принятию поправок в партийное и избирательное законодательство страны. Так, для существования политической партии установлена минимальная величина ее членов в 50 тысяч человек, выборы 2007 года будут проходить только по пропорциональной системе и пройти в парламент смогут только те партии, которые набрали свыше 7 % голосов избирателей.



Выборы в Верховную раду Украины последних двух созывов (1998 и 2002 гг.) также проводились по пропорционально-мажоритарной системе с равным представительством – по 225 депутатов. При этом отмечались те же тенденции в развитии политических партий, что и России.

Необходимо отметить, что выборы в парламент Украины в 2006 году проводились уже по чисто пропорциональной системе партийного представительства.



Вопрос 3: Взаимосвязь партийной и избирательной систем

На основании рассмотренных выше положений можно сделать вывод о взаимосвязи избирательной системы, принятой в государстве, с количеством ведущих политических партий в этой стране, то есть с развитием партийной системы.

В странах, принявших за основу мажоритарную систему выборов в один тур, фактически формируется двухпартийная система. Этому оказывают содействие, по крайней мере, два фактора. Первый из них – технический – заключается в том, что «третья» партия всегда слабо представлена в парламенте потому, что, количество мест, полученных в законодательном органе, значительно меньше количества полученных партией голосов (эффект недопредставительства). Второй – психологический – основан на убеждении избирателя, что лучше отдать свой голос тому, кто пользуется реальным успехом. Отсюда – отсутствие практического интереса у массового избирателя к новым или слабым партиям. И наоборот, мажоритарное голосование в два тура и система пропорционального представительства приводят к реальной многопартийности, где несколько ведущих политических партий определяют политический климат в стране и зачастую для создания дееспособного правительства должны вступать в межпартийные блоки или альянсы.

Тем не менее, нельзя абсолютизировать эти постулаты. Исключениями здесь являются современные политические системы в Турции и Лихтенштейне, в Австрии и Канаде.

Следует отметить, что взаимоотношения между партиями в избирательной системе всегда носят характер конкуренции, поскольку они создаются и существуют как орудия демократической борьбы за завоевание политической власти. В то же время соперничество партий в политической жизни может выражаться в разных формах:

- открытое противостояние,

- временное согласие,

- предвыборный альянс,

- правительственный союз.

Характер партийных отношений в большой мере определяется историческими и социально-экономическими условиями стран, национальными особенностями, идеологическими симпатиями и, не в последнюю очередь, избирательными системами.

Исследуя роль избирательного процесса в формировании партийных систем, взаимодействие партийных и избирательных систем, необходимо учитывать новые тенденции в эволюции современных политических партий, которые особенно четко проявляются в демократических странах Европы. Анализ этих тенденций свидетельствует о том, что в данных странах социальные и политические конфликты концентрируются вокруг основных полюсов, которые в сфере идеологии условно можно определить как консерватизм, либерализм и социал-демократизм. В то же время непреодолимого барьера между ними не существует. Во всех главных партиях индустриально развитых стран присутствует некоторое совмещение демократических, либеральных и консервативных элементов. Особенно заметна эта тенденция во время выборов.

Как показали результаты выборов последних лет, в ряде демократических стран Европы и Америки нарушается классическая идеологическая корреляция между голосованием избирателей за ту или иную партию и их принадлежностью к определенной социальной группе. Снижается доля рабочих в социал-демократических партиях. Все больше представителей малообеспеченных слоев населения голосуют за партии либеральной и консервативной ориентации, а средних слоев – за социал-демократические и другие «левые» партии.

В большинстве партий наблюдается тенденция ориентироваться не просто на традиционно «свои» группы избирателей, но и на электорат других партий. В результате этого большинство крупных политических партий, в том числе и социал-демократических, по сути дела перестали быть исключительно классовыми и превратились в «общенародные», или, как их еще называют, «партии для всех». Данное положение вынуждает партии как «левой», так и «правой» ориентации, соответствующим образом формулировать свои позиции по многим вопросам и включать в свои программы для привлечения на свою сторону новых групп избирателей требования, которые вносят дополнительный элемент неопределенности как для электората, так, следовательно, и в результаты выборов.

Вопросы для самоконтроля:
1. Белорусское и зарубежное конституционное законодательство об участии полити-ческих партий в избирательном процессе.

2. Партийное участие в выборах в странах с мажоритарной системой относительного большинства.

3. Особенность выборов в странах с мажоритарной системой абсолютного боль-шинства.

4. Участия политических партий в выборах в Республике Беларусь.

5. Выборы по системе пропорционального представительства политических партий.

6. Смешанные избирательные системы.



7. Взаимосвязь партийной и избирательной систем.


Литература:


  1. Бобков В.А., Кузнецов Н.В., Осмоловский В.П. Политические партии Беларуси. – Мн., 1997.

  2. Карбалевич В.И., Ломако В.Ф. Становление многопартийной системы в Беларуси. – Мн., 1994.

  3. Коклюхин В.В. История общественных движений и политических партий. – Брест, 2002.

  4. Ладысев В.Ф. В борьбе за демократические права и свободы. – Мн., 1988.

  5. Плиско М. Партогенез в современной Беларуси // Адкрытае грамадства – 2000 - № 2.

  6. Политические партии: Беларусь и современный мир / М.Ф.Чудаков, А.Е.Вашкевич, С.А.Альфер и др. – Мн., 2002.

  7. Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изм. и доп.) – Мн.: Амалфея, 2006.

  8. Демичев Д.М. Конституционное право. Учеб. пособие – Мн.: Выш.шк., 2004.

  9. Избирательный кодекс Республики Беларусь. – Мн.: Амалфея, 2004.

  10. Штайнер Ю. Еурапейскiя дэмакратыi. – Мн., 1996.

  11. Н. Ильичева. Ожидаются существенные изменения (о выборах в Республике Беларусь). – Газета «Беларусь сегодня» от 27.10.2009.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница