Т. В. Зуева Б. П. Кирдан русский фольклор



страница3/47
Дата22.04.2016
Размер5.61 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

3. ФОЛЬКЛОР КАК ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

СИСТЕМА.

Фольклор — единая художественная система, обладающая сти­листическими канонами, богатая проявлением образного уни­версализма.

Фольклор — также система систем. Как и литература, он де­лится на поэтические роды: эпос, лирику, драму. Роды делятся на виды (песня, сказка, несказочная проза и др.), а виды — на жанры. Некоторые жанры обладают комбинацией признаков разных родов (лироэпические песни). Если в основу классифи­кации положить способ бытования произведений, то фольклор будет разделен на обрядовый и внеобрядовый. По признаку объема выделяются малые жанры.

Жанр — основная единица изучения фольклора. По опреде­лению В. П. Аникина, каждый жанр — это типовая структурная модель, обладающая способностью реализовывать определенную жизненную установку. В устной народной поэтической тради­ций жанры взаимосвязаны и взаимодействуют.

Многие жанры универсальны (например: пословицы, загад­ки, сказки, предания, эпические песни). Будучи совершенными формами художественного освоения действительности, они жили на протяжении веков в фольклоре разных народов.

Фольклор развивался в зависимости от изменений в быту, социальной жизни народа и его сознании. Многие элементы фольклора менялись, перерабатывались, трансформировались. Происходила постепенная замена устаревшей системы жанров новой, художественной системой.

Русский фольклор имеет свою историю. Его корни уходят в древнеславянский период, а затем — во времена единой древне­русской народности. Феодальная эпоха привела к расцвету клас­сического фольклора. Позже появился городской фольклор, фольклор промышленных рабочих и проч.

Раннетрадиционный фольклор, классический, фольклор, позднетрадицйониый фольклор — художественные системы, ис­торически сменявшие одна другую.


4. ТВОРЧЕСКИЙ МЕТОД ФОЛЬКЛОРА

Метод — это способ установить соотношение между действительностью и ее отображением в искусстве.

Творческий метод фольклора складывался постепенно, его формирование протекало, в русле преемственности устной тра­диции. Поэтический опыт народа накапливался из века в век.

Фольклор — искусство крупных обобщений, обладающее очень высоким уровнем типизации. Он сочетает прямое отражение жизни с условным. Фольклору свойственны ассоциативность, мышление по аналогиям, символичность.

Творческий метод фольклора В. П. Аникин предложил на­звать "сублимирующим". Ученый писал: "Латинские слово

sublimare – «возносить» использовано здесь метафорически. В специальном техническом языке оно означает непосредствен­ный переход твердого тела при нагревании в газообразное со­стояние. Обычный переход в газ сопровождается промежуточ­ным жидким состоянием. Сублимация позволяет твердому ве­ществу перейти в газ, минуя состояние жидкости. Аналогичным образом фольклорное искусство в процессе осознания фактов минует стадию правдоподобия, переходит на уровень столь ши­рокого обобщения, что правдоподобие становится для него об­ременяющим моментом. <...> Здесь нет обязательного отраже­ния жизни в форме самой жизни, допускается условность»1.

Таким образом, сублимирующий метод — это особое худо­жественное воззрение на мир, порождающее особый способ ти­пизации жизненных явлений. Творческая мысль народа отсе­кала все лишнее. Путь восхождения от жизненных фактов к их обобщению был коротким, без промежуточных звеньев. Поэ­тические обобщения приобретали в фольклоре универсальные свойства.

Воссоздавая реальную жизнь, народ-художник преображал ее в духе своего, идеала.



ЛИТЕРАТУРА К ТЕМЕ


Веселовский А. Н. Историческая поэтика / Ред., вступ. ст. и примеч. В. М. Жирмунского, — Л., 1940.

Чичеров В. Вопросы теории и истории народного творчества. —

М.Д959- ,

Принципы текстологического изучения фольклора. — М,; Л., 1966.

Богатырев П. /1 Вопросы теории народного искусства. — М., 1971.

Пропп В. Я~ Фольклор и действительность: Избр. статьи. — М., 1976.

Чистов К. В. Народные традиции и фольклор: Очерки теории. — Л.,

1986.


Потебня А. А, Теоретическая поэтика. — М, 1990.

Восточнославянский фольклор: Словарь научной и народной тер­минологий / Редкол.: К. П. Кабашников (отв. ред.) и др. — Минск, 1993,

Гусев В. Е. Русская народная художественная культура (теоретичес­кие очерки). — СПб., 1993.

Путилов Б. К Фольклор и народная культура. СПб., 1994.

Аникин В. П. Теория фольклора: Курс лекций. — М., 1996

Пособия по собиранию фольклора

Программа для комплексных фольклорных экспедиций / Отв. ред,

В. Е. Гусев. - М., 1971.

Савушкина Я. И, О собирании фольклора. — М., 1УИ.

Программы педагогических институтов. Фольклорная практика / Сост. С. Г Айвазян, В. А. Бахтина и др.; Отв. ред, Ю. Г Круглое, В. П. Кругляшова, Н. И. Савушкина, Н. И. Толстой. - М., 1983.



КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ


1. Какая особенность фольклора определяет его специфические

свойства?

2. Раскройте соотношение авторства и исполнительства в фольк­лорном процессе.

3. В чем сущность сублимирующего художественного метода?



ЗАДАНИЯ


1. Найдите в хрестоматии варианты одного произведения. Выявите его постоянные и переменные признаки.

2. Сделайте сравнительную характеристику двух исполнителей -народа (например, по рассказу И. С, Тургенева "Певцы").

3. Попросите своего товарища вспомнить какое-либо фольклорное

произведение. Сделайте научную запись этого текста.



СОБИРАНИЕ И ИССЛЕДОВАНИЕ РУССКОГО ФОЛЬКЛОРА

1. ПРЕДНАУЧНЫЙ ПЕРИОД


Фольклор корнями уходит в древность, а сознательное отно­шение к нему возникло довольно поздно.

Русская фольклористика зародилась в XVIII в. и оформилась в первой половине XIX в. К этому времени был накоплен зна­чительный фактический материал, что дало возможность появить­ся, научным концепциям.



1.1. Собирание фольклора в XVII, XVIII

и первой трети XIX в.

Ранние сведения о фольклоре, отдельные и случайные, со­держатся в древнерусских летописях. Первые специальные за­писи были сделаны в XVII в. по инициативе иностранцев/ В Архангельском крае в 1619—1620 т для английского путеше­ственника Р. Джемса были записаны исторические песни о со­бытиях "смутного времени"; в 1660—1669 гг., в Москве царский врач англичанин С. Коллинз записал две сказки, связанные с именем Ивана Грозного. В XVII в. были и другие любительские записи фольклора: былин, духовных стихов. Составлялись руко­писные сборники пословиц (в 1899 г. их издал П. К. Симонии.1


* * *


XVIII век, особенно период царствования Петра I, принес в Россию глубокие жизненные перемены. У некоторых просве­щенных дворян пробудился интерес к отечественной культуре.

Первые научные ссылки на русский фольклорно-этнографический материал были сделаны историком В. Н. Татищевым. Он



изложил свои соображения о ценности народной поэзии как исторического источника и поделился личными наблюдениями над бытованием фольклора, особенно былин, которые слышал от скоморохов. В период работы над "Историей Российской" (в 1737 г.) Татищев написал программу по собиранию историчес­ких и географических сведений (она называлась (Предложение. О сочинении истории и географии Российской"). В ней Татищев советовал описывать народные обычаи, обряды и записывать устные произведения — причитания, песни, сказки, заговоры.

Суждения о фольклоре появлялись также в трудах по этно­графии, языку, литературе. В XVIII в. на фольклор обратили внимание литераторы. Русские народные песни легли в основу реформы стихосложения В. К. Тредиаковского и М. В. Ломоно­сова. Тексты народных произведений включались в пьесы, зву­чали со сцены. А. Н. Радищев привлек народное творчество как свидетельство тяжелого положения закрепощенного народа ("Пу­тешествие из Петербурга в Москву", издано анонимно в 1790 г.).

С середины XVIII в. появился ряд сборников, содержавших фольклорные тексты. Сборники преследовали развлекательные цели, и помещенные в них народные произведения обычно под­вергались литературной переработке. Особенно это относится к сказочным сборникам, в которых народные сказки перемежа­лись с чисто литературными текстами переводных авантюрно-рыцарских повестей. Русские сказки были стилистически к ним приближены. Наиболее значителен сборник В.А. Лёвшина. В первых четырех частях этого сборника была сделана попытка создания на фольклорном материале национального русского романа и бытовой повести, в остальных частях опубликованы волшебно-авантюрные романы.

В преднаучный период сказочных сборников вышло много, однако подлинно народные сказки записывались и издавались сравнительно редко. В подготовленной Н. В. Новиковым книге "Русские сказки в ранних записях и публикациях (XVI—XVIII вв.)" (Л., 1971) содержится всего 55 текстов.

Отсутствие в сборниках подлинно народных сказок зависело не только от составителей, но и от литературных вкусов тогдаш­них читателей. Так, например, В. А. Лёвшин в названное выше издание включил три настоящие, не переделанные народные сказки. Это вызвало резкий протест. В одном из отзывов гово­рилось: "Из прибавленных издателем новых сказок некоторые,


как то: о воре Тимохе, Цыгане и пр. — с большею для сей книга выгодою могли бы быть оставлены для самых простых харчевен и питейных домов, ибо самый незамысловатый мужик без труда подобных десяток выдумать может, которые ежели печати пре­давать, жаль будет бумага, перьев, чернил и типографских ли­тер, не упоминая о труде господ писателей". Научное требова­ние записывать и публиковать народные сказки в том виде, в каком они исполнялись, появилось лишь в XIX в. Тем не менее, сборники XVIII в. сыграли свою роль в развитии интереса к фольклору.

Уникальную научную ценность имеет, рукописный сборник былин, исторических песен и других жанров фольклора (в числе которых скоморошины, баллады, духовный стих), собранных в середине XVIII в. в приуральских западносибирских районах для богатого заводчика П.А. Демидова. Запись была произведена довольно точно, даже с приложением нот мелодий. Предполага­ется, что его составителем был казак Кирша Данилов (сейчас мы бы сказали), Данилыч и стало Кирилл обычным обозначать сборник по его имени: "Сборник Кирши Данилова",
Первое неполное издание сборника, названного "Древние русские сти­хотворения", появилось в 1804 г. Фамилии собирателя и издателя не были указаны. В обращении "К публике", подписанном "Издатель", го­ворилось: «Нечаянный случай доставил мне рукопись "Древних Стихо­творений"...». Опубликовал их А. Ф. Якубович. Но не все: только 26 текстов. Через 14 лет вышло второе издание этого сборника, называлось оно «Древние российские стихотворения, собранные Киршею Данило­вым, и вторично изданные/с прибавлением 35 песен и сказок/ доселе неизвестных, и нот для напева» (М., 1818). Это издание подготовил К. Ф. Калайдович. В нем опубликована 61 былина и песня. В предисло­вии Калайдович писал, что в рукописи было 202 страницы, исписанные скорописью, без соблюдения орфографии и без разделения стихотворных строк. При подготовке издания Калайдович, по его словам, исправил орфографию (правописание собственных имен не изменял) и разделил тексты на стихи. Последовательность произведений сохранил ту, что и в оригинале. Калайдович отметил, что первый издатель — Якубович — в стихах делал произвольные прибавления и сокращения, чего не допускал новый издатель. И все же второе издание не было ни полным, ни отвеча­ющим требованиям науки. Затем рукопись была утеряна и вновь обнару­жена только в конце XIX в. в частном архиве кн. Долгорукого. В результате

в 1901 г. появилось научное издание сборника1. Его второе научное издание состоялось в 1958 г, и было переиздано в 1977 г. Оно наиболее полное (71 текст). Произведения напечатаны с разбивкой на стихи, современной графикой. Важно и то, что воспроизведены особенно­сти рукописи.

В XVIII в. очень повезло с публикацией песенным жанрам. В 1770-1774 гг. появился в четырех частях большой сборник М.Д. Чулкова "Собрание разных песен". В нем богато пред­ставлен репертуар русских песен XVIII в.: обрядовые, крестьян­ские, солдатские, о Степане Разине и др. В 1790 г. вышел из печати нотный песенник Н. А. Львова "Собрание русских про­стонародных песен с их голосами, положенными на музыку Ива­ном Прачем". Эти и другие песенные сборники стояли у исто­ков публикации (вплоть до XX в.) бесчисленного количества пе­сенников, которые отразили процессы взаимодействия устной и книжной лирики.

* * *


В XIX в. вопрос о самобытности русской культуры сделался одним из главных. Отечественная война 1812 г. и восстание де­кабристов в 1825 г. — те исторические события, которые нало­жили отпечаток на жизнь страны в первые десятилетия XIX в. Все столетие было проникнуто нарастанием демократических тенденций и усилением "духа народности".

Декабристы призывали писателей обратиться к изображению русской жизни, воспринимая народность как самобытность на­циональной культуры. Статьи о фольклоре и его отдельные публикации появлялись в периодических изданиях декабристов: жур­нале "Соревнователь просвещения и благотворения", альмана­хе "Мнемозина".

Писателей из среды декабристов привлекали преимущественно те произведения, в которых воплотился свободолюбивый дух народа: казачьи и разбойничьи песни, отголоски фольклора древ­него Новгорода, исторические песни о крестьянских восстаниях под предводительством Разина и Пугачева.

Декабристы идеализировали героическое прошлое отечества, что соответствовало пылкости их гражданских устремлений. К. Ф.

Рылеев назвал сборник своих поэм: "Думы". Знаменательно, что

произведения этого украинского фольклорного жанра записал в 1818 г. и опубликовал в 1819г. Н. А. Цертелев, который в те годы был тесно связан с декабристами. Для стихотворений Ры­леева, названных думами, характерен пафос героики и свободо­любия — черты, свойственные и украинским народным думам. В предисловии к своему сборнику Рылеев писал: "Желание сла­вить подвиги добродетельных или славных предков для русских не ново, не новы самый вид и название — думы. Дума, — про­должал он, — старинное наследие от южных братьев наших, наше русское, родное изобретение".

Первая треть XIX в. — время, когда жил А. С. Пушкин. Вся деятельность поэта способствовала правильному пониманию значения фольклора в жизни и культуре народа. В незакончен­ной статье "О ничтожестве литературы русской" Пушкин под­черкивал, что словесность "рождается сама собою, от своих соб­ственных начал". По его мнению, ошибка сподвижников Петра I заключалась в том, что их поколение "презрело безграмотную изустную народную словесность".

Художественное новаторство Пушкина — основоположника новой русской литературы и русского литературного языка — осуществлялось прежде всего на отечественной, национальной основе. Язык народа и его фольклор нераздельны: "Читайте простонародные сказки, молодые писатели, чтоб видеть свой­ства русского языка", — советовал поэт. Одним из первых он обратил внимание на быт и фольклор других народов многона­циональной России.

Пушкин изучал фольклорные сборники, но главным источ­ником для него было живое слово народа. В период расцвета многих устно-поэтических жанров поэт записывал сказки, пес­ни, пословицы и проч. Не довольствуясь только богатым репер­туаром своей няни Арины Родионовны, он посещал ярмарки, деревенские обрядовые праздники, в поминальные дни слушал причитания женщин на кладбище. В 1833 г. Пушкин отправил­ся в Оренбургскую губернию, где в казачьей среде собирал уст­ный материал для "Истории Пугачева".

Пушкин был дружен с выдающимися впоследствии фолькло­ристами В.И. Далем и П.В. Киреевским. Киреевскому поэт передал 50 своих записей русских песен, ныне опубликованных.



1.2. Фольклор в оценке общественных направлений

середины XIX в.


С конца 30-х. гг. в России обозначились разные идейные те­чения, в той или иной степени выразившие отношение к народу и его поэзии. Полемика их представителей способствовала раз­витию теоретических взглядов на фольклор, активизировала его собирание.

В 30—40-е гг. выступили В. Г. Белинский и молодой А. И. Герцен, положившие начало революционно-демократическому направлению. Вслед за декабристами особый интерес революци­онные демократы проявляли к свободолюбивому содержанию народной поэзии и отрицательно относились к тому, что счита­ли консервативным в фольклоре. К фольклору они обращались для доказательства потенциальных творческих сил народных масс, их активного поведения в истории. Белинский критиковал романтические воззрения на народную поэзию, а также тех ученых, которых в XX в. принято было называть представителями "тео­рии официальной народности" (например, И. М. Снегирева).

50-е — середина 60-х гг. были связаны с деятельностью Н.Г. Чернышевского и Н.А. Добролюбова. Они критиковали мифо­логическую школу академической науки, стремились утвердить в фольклористике свои принципы историзма.

С середины 50-х по 70-е гг. взгляды революционных демо­кратов на фольклор проявились в критике и публицистике жур­налов "Современник" и "Отечественные записки". Рецензии на фольклорные сборники способствовали выработке научных кри­териев собирательской работы (требование сохранять подлин­ный язык фольклорного произведения, передавать обстановку, в которой оно исполняется, реакцию слушателей).

Известный собиратель народной поэзии И. А. Худяков по своим убеждениям был революционным демократом. В русле революционно-демократического направления следует рассмат­ривать литературный фольклоризм Н.А. Некрасова, М.Е. Салтыкова-Щедрина, деятельность В. В. Стасова.

Во второй половине XIX в. появилось близкое революцион­но-демократическому народническое направление. Некоторые его представители также с глубоким интересом относились к фольклору (например, Г. И. Успенский).

В 40-х гг. оформились общественные направления западни­ков и славянофилов.

Западники (Т. Н. Грановский, В. П. Боткин, К. Д. Кавелин и др.) выступали за развитие России без революционных потрясе­ний, по западноевропейскому капиталистическому пути. Они

высоко ценили преобразования Петра I. Прогресс русской дей­ствительности, по их мнению, был возможен только при широ­кой опоре на социальный и культурный опыт европейских стран. К фольклору западники относились очень сдержанно, а в ряде случаев и отрицательно, так как видели в нем только консерва­тивный элемент, связанный с "отжившей" культурой.

Славянофилы (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К. С. Акса­ков и др.), напротив, изучали национальную самобытность Рос­сии. Прошлое страны давало объяснение ее настоящему и по­могало строить программу на будущее. В центре славянофильс­кой концепции оказался народ, русское крестьянство во всех сферах своего бытия.

Как и представители других общественных направлений, сла­вянофилы выступали за отмену крепостного права. Они участвовали в подготовке реформы 1861 г. Славянофилы возлагали надежды на крестьянскую общину — традиционное русское землепользование. В литературе они вели борьбу за "народное", "крестьянское" направление. Славянофилы подняли проблемы православного богословия как предмета философии и истории. В православии они видели фундамент общеславянского единения. Славянофилы положили начало истории изучения крестьянства в России. Они развернули работу по собиранию фольклора и языка, так как считали, что после петровских реформ язык и фольклор забываются либо искажаются. "Опыт нам показал, — писали П. В. Киреевский, Н. М. Языков и А. С. Хомяков, — что необходимо спешить с собиранием этих драгоценных остатков старины, приметно исчезающих из памяти народа с переменою его нравов и обычаев, что важно и в этом деле общее участие всех, дорожащих спасением нашей всенародной словесности от конечного ее истребления и что для полного издания песен и стихов необходимо, чтобы они были записаны везде, где это возможно».

Во второй половине 50-х гг. славянофилы активно выступали в публицистике, помещая в своем, журнале "Русская беседа" исторические, этнографические и фольклорные материалы. Среди славянофилов были выдающиеся собиратели русского фольклора: П.В. Киреевский, В.И. Даль, А.Ф. Гильфердинг и щ).

Славянофильская концепция имела многих последователей.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница