Т. В. Зуева Б. П. Кирдан русский фольклор



страница11/47
Дата22.04.2016
Размер5.61 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   47

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ


1. В чем сходство и в чем отличие календарной и семейной обря­довой поэзии?

2. Как связана с мифологией поэтическая сторона свадебного об­ряда?

3. Раскройте роль импровизации в причитаниях.

ЗАДАНИЕ


Используя Хрестоматию, приведите по одному примеру обря­довых песен разных жанров (ритуальную, заклинательную, ве­личальную, корильную, игровую, лирическую).

МАЛЫЕ ЖАНРЫ ФОЛЬКЛОРА. ПАРЕМИИ

К малым фольклорным жанрам относятся произведения, раз­личающиеся по жанровой принадлежности, но имеющие общий внешний признак — небольшой объем. Это припевки, частуш­ки, афористические жанры, загадки и проч.

Малые жанры фольклорной прозы, или паремии (от греч. paroimia — "притча"), очень разнообразны: пословицы, пого­ворки, приметы, загадки, прибаутки, присловья, скороговорки, каламбуры, благопожелания, проклятия и проч.

В этой главе будут рассмотрены пословицы, поговорки и за­гадки.




1. ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ




1.1. Определение пословиц и поговорок

Определение пословиц и поговорок имеет свою историю. Определить их пытались и И. М. Снегирев, и Ф. И. Буслаев. Последний писал: "Пословицы будем мы рассматривать как ху­дожественные произведения родного слова, выражающие быт народа, его здравый смысл и нравственные интересы"1. Н. В. . Гоголь подчеркивал, что пословицы представляют собой резуль- ' тат длительных наблюдений народа, его коллективный опыт. "По- s словица, — писал он, — не есть какое-нибудь вперед поданное мнение или предположение о деле, но уже подведенный итог делу, отстой уже перебродивших и кончившихся событий, окон­чательное извлечение силы дела из всех сторон его, а не из од­ной".

В. И. Даль назвал пословицу коротенькой притчей. Он опре­делял ее как "суждение, приговор, поучение, высказанное оби-

няком и пущенное в оборот, под чеканом народности. Посло­вица, — продолжал он, — обиняк, с приложением к делу, по­нятный и принятый всеми". Но "'Одна речь не пословица: как всякая притча, полная пословица состоит из двух частей: из оби­няка, картины, общего суждения, и из приложения, толкова­ния, поучения"2.

Следует отметить, что в "Толковом словаре" В. И. Даль дал другое определение пословицы: "Пословица ж. краткое иэреченье, поученье, более в виде притчи, иносказанья, или в виде житейского приговора; пословица есть особь языка, народной речи, не сочиняется, а рождается сама; это ходячий ум народа; она переходит в поговорку или простой оборот речи <...>" В данном определении не говорится, что послови­ца — обиняк, здесь сказано, что она — поучение "более в виде притчи, иносказания, или в виде житейского приговора", т. е. речь идет и о том, что пословицы могут иметь и прямой смысл; не говорится также, что полная пословица состоит из двух частей.

В определениях последних десятилетий также не отмечаются двучлен-ность и переносный смысл пословиц. "Пословицей именуется краткое, устойчивое в речевом обиходе, ритмически организованное образное на­родное изречение, обладающее способностью к многозначному употреб­лению в речи по принципу аналогии", — говорится в учебном пособии 1971 г. Однако даже беглое ознакомление с пословицами убеждает в том, что не все они обладают "способностью к многозначному употребле­нию в речи", некоторые из них употребляются лишь в одном смысле (Муж и жена — одна сатана; Корень учения горек, да плод его сла­док). Более удачным является определение, данное в учебном пособии 1978 г.: "Пословицы — это краткие, меткие, глубокие по силе мысли народные изречения или суждения о жизненных явлениях, выраженные в художественной форме".


В различиях определений пословиц сказалось то, что народ­ные изречения слишком неоднородны по своей образности, ком­позиции, синтаксису, происхождению во времени, среде воз­никновения и т. д.


Поговорка, по определению В. И. Даля, — "окольное выра­жение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения — но без притчи, без суждения, заключения, приме­нения; это одна первая половина пословицы. Поговорка заме­няет только прямую речь окольною, не договаривает, иногда и не называет вещи, но условно, весьма ясно намекает. Она не говорит "он пьян", а скажет: "У него в глазах двоится, он наве­селе, язык лыка не вяжет"1.

В "Толковом словаре" В. И. Даль дал иное определение поговорок. "Поговорка — <...>складная, короткая речь, ходячая в народе, но не составляющая полной пословицы; поученье, в принятых, ходячих выра­женьях; условный оборот речи, обычный способ выражаться <...>"2

В речи поговорка иногда становится пословицей, а послови­ца — поговоркой. М. А. Рыбникова привела несколько приме­ров поговорок и пословиц:
Пословицы
И нашим и вашим за копейку спляшем
Воду в ступе толочь — вода и будет.

По определению М. А. Рыбниковой, поговорка — это оборот речи, выражение, элемент суждения. Пословица же — закон­ченное суждение, завершенная мысль. Поговорка — цветочек, а пословица ягодка, — отметил народ.


1.2. Возникновение и развитие пословиц и поговорок. Их содержание


Пословицы и поговорки — распространенные и жизнеспо­собные жанры устного народного творчества. Они имеют самую

тесную, непосредственную связь с языком, являясь образными речевыми выражениями, употребляемыми в устной и письмен­ной речи.

Наиболее ранние сведения о создании и употреблении неко­торых пословиц и поговорок встречаются в летописях.

Приведем некоторые примеры из "Повести временных лет"1.

В начале повествования, рассказав об угнетении обрами дулебов и о гибели захватчиков, летописец писал: "И есть поговорка на Руси и доны­не: "Погибли как обры" <"Погибоша аки обрт">, — их же нет ни племени, ни потомства". (С. 31).

В год 6370 (862): "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет". (С. 37).

В год 6453 (945): "Древляне же, услышав, что идет <Игорь> снова, держали совет с князем своим Малом: "Если повадится волк к овцам, то вынесет все стадо, пока не убьют его". (С. 69).

В год 6479 (971): "Нам некуда уже деться, хотим мы или не хо­тим — должны сражаться. Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мертвые не принимают позора. Если побежим — позор нам будет". (С. 85).

В год 6488 (980). Князь Владимир вошел в Киев и осадил Ярополка в Родне. "И был там жестокий голод, так что ходит поговорка и до наших дней: 'Беда как в Родне'". (С. 93). (В собрании Даля: Беда, что в Родне).

В год 6492 (984). "Пошел Владимир на радимичей. Был у него воевода Волчий Хвост". Волчий Хвост победил радимичей на реке Пи-щане. "Оттого, сказано в летописи, и дразнят русские радимичей, говоря: 'Пищанцы волчьего хвоста бегают'". (С. 99). (В собрании Даля при­веден вариант этой пословицы: Радимичи — волчья хвоста бегают, — с пояснением: "Воевода Волчий Хвост побил радимичей").


В год 6494 (986). Князь Владимир, выслушав болгар магометанской веры, сказал: "Руси есть веселие пить, не можем без того быть". (С. 99). И не согласился принять ислам.

Несомненно, что к древним относится та часть народных изречений, в которых отразились языческие верования и ми­фологические представления: Мать-сыра земля — говорить нельзя (вера в таинственные силы "живой" земли); Вещий сон не обманет;




Кукушка кукует: горе вещует; Кричит, как леший; Оборот­нем поперек дороги мечется; Будто Дунай побрал.
В некоторых пословицах и поговорках запечатлены нормы крепостного права: Тело государево, душа Божья, спина барская; Муж крепок по жене, а жена крепка по мужу; По муже раба, по рабе холоп (о браках вольных с крепостными). Мужик не ту­мак — знает, когда Юрьев день живет.
В Юрьев день (осенний, 26 ноября по ст. ст.) крестьянам разреша­лось переходить от одного помещика к другому. В 1581 г. царь Иван IV временно запретил переход, а Борис Годунов совсем запретил — кресть­яне были закрепощены. Все это нашло отражение в пословице: Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!
В народе возник целый ряд изречений, в которых были запе­чатлены события освободительной борьбы с внешними захват­чиками: Пусто, словно Мамай прошел; Пришли казаки с Дону да погнали ляхов до дому (освобождение Москвы от поляков в 1612 г.); Погиб (пропал), как швед под Полтавой (1709). Особенно много пословиц возникло об Отечественной войне 1812 г.: Летит гусь на святую Русь (о Наполеоне); Пришел Кутузов бить французов; Голодный француз и вороне рад; На француза и вилы — ружье; Пропал (сгинул), как француз в Москве.
В основной массе пословиц и поговорок нашли художествен­ное воплощение все стороны трудовой деятельности и взаимоот­ношений людей: любовь и дружба, вражда и ненависть, отноше­ние к науке, знаниям, природе; в них всесторонне характеризуют­ся нравственные и моральные качества человека. В пословицах и поговорках нашла отражение любовь русского народа к Роди­не и готовность отстоять ее от захватчиков: Своя земля и в горсти мила; Человек без Родины — что соловей без песни; С родной земли умри не сходи (см. в Хрестоматии: "Русь-Родина. Чужбина").
В пословицах и поговорках запечатлены храбрость, мужество и героизм русского народа: Русский ни с мечом, ни с калачом не шутит; Смелость города берет; Храброму счастье помогает; Вол­ков бояться, так и в лес не ходить.

В народных изречениях прославляется труд, трудолюбие че­ловека и бичуется лень: Без дела жить только небо коптить; Без труда нет плода; Труд кормит, а лень портит. (См. в Хресто­матии: "Труд. Благосостояние. Богатство. Бедность", "Изобре­тательность. Мастерство. Орудия труда", "Хозяйственность. Ос­мотрительность", "Бесхозяйственность. Плохая, бесполезная ра­бота", "Лень. Безделье. Болтовня".)


Вместе с тем в пословичном репертуаре налицо изречения, которые возникли как отклик на подневольный труд: Была бы шея, а хомут найдется; Дело не волк — в лес не убежит; От ра­боты кони дохнут; От трудов праведных не нажить палат ка­менных.


Возникали пословицы и поговорки, в которых нашло отра­жение социальное и материальное неравенство (Один с сошкой, а семеро с ложкой; Богатому — как хочется, а бедному — как мажется; Богатый бедного не разумеет), взяточничество судей и чиновников (Всяк подьячий любит калач горячий; Земля любит навоз, лошадь овес, а воевода (вариант: судья) — принос), жад­ность духовенства (Попу что сноп, что стог — все одно (все мало); Деньга попа купит и Бога обманет).
В пословицах и поговорках осуждаются лесть, подхалимство, изуверство, ханжество. (См. в Хрестоматии: "Изуверство. Хан­жество".) В них выражается надежда на торжество правды, спра­ведливости: Все минется, одна правда останется; Правда сама себя очистит; Правда свое возьмет.

Даже в условиях материального и социального неравенства трудовой народ не покидало высокое чувство чести: Гол, да не вор; Денег ни гроша, да слава хороша; Беден, да честен.


Пословицы и поговорки возникали среди различных классов и социальных групп населения, у людей различных профессий и родов занятий.

Наиболее многочисленной является группа пословиц и погово­рок, возникших в крестьянской среде. Большинство из них не­посредственно связано с сельскохозяйственным трудом: Вешний день целый год кормит; Доброе семя — добрый и всход; До поры до времени не сеют семени; Пашню пашут — руками не машут и т. д.


В среде крестьян создавались и употреблялись изречения, в которых отразилась вера в то, что многие явления природы за­висят от Бога, что все совершается по предопределению свыше: Бог не. родит — земля не даст. (См. также в Хрестоматии: "Бог. Вера".) Наряду с ними бытовали пословицы и поговорки, в ко­торых была выражена уверенность, что только усердным трудом можно добиться успеха: Бог-то Бог, да сам не будь плох; Вози навоз не ленись, так и Богу не молись и т. д.
Значительное количество пословиц и поговорок возникло в среде ремесленников: Без топора не плотник, без иглы — не лортной; Ремесло пить-есть не просит, а само кормит; С ремес­лом и увечный хлеба добудет; Всяк мастер на выучку берет, да не всяк доучивает — и т. д.
Известная часть пословиц и поговорок возникла среди бур­лаков: Нужда научит калачи есть (т. е. погонит на работу в ни-

зовья Волги, где едят пшеничный хлеб); Неволя вниз идет, каба­ла вверх; Тяни лямку, пока не выкопают ямку! Среди золотоиска­телей: Золото моем, а сами голосом воем. Среди торговцев: На бойком месте торговать сподручно; Не солгать, так и не продать; Без накладу барыш не живет. Пословицы и поговорки создава­лись среди всех групп населения, занимающихся определенной деятельностью, ведущих свой образ жизни. Некоторые из них переходили в общенациональный репертуар.


В пословицах и поговорках встречаются географические на­звания. Они могут иметь местный характер. К пословице Хоть за нищего, да в Конищево В. И. Даль сделал следующее поясне­ние: "Село в двух верстах от Рязани, т. е. отдать девку по сосед­ству". Эта пословица была понятна только жителям Рязанской губ. А вот костромская пословица: Кинешма да Решма кутит да мутит, а Сологда убытки платит (Сологда — село посреди этих городов). Вместе с тем географические названия встречаются в пословицах широкого значения и распространения. Например: Язык до Киева доведет; Питер женится, Москва замуж идет; Слав­на Астрахань осетрами, Сибирь — соболями; Бей челом на Туле, ищи на Москве! В духе таких пословиц создавались иносказа­тельные изречения — как правило, иронического характера: Из села Помелова, из деревни Вениковой; Обыватель Голодалкиной во­лости, села Обнищухина.
Пословицы и поговорки возникают не только в результате непосредственных жизненных наблюдений — они вливаются в разговорную речь из народно-поэтических и литературных про­изведений. Так, изречения Избушка на курьих ножках; Битый небитого везет; Куда конь с копытом, туда и рак с клешней; На тате шапка горит, а тать хвать за нее и др. — перешли в раз­говорную речь из сказок, басен, анекдотов и т. п.1. Кроме того, в устный репертуар русского народа входят и иноязычные по­словицы и поговорки. Некоторые из них были заимствованы в результате контактных связей народов, другие — из письмен­ных источников. (См. в Хрестоматии исследований: В. П. Ани­кин, "Фольклорная типология".)
Новые пословицы и поговорки возникают также в результате изменения старых, существовавших ранее, которые наполняют­ся новым содержанием.
Например, пословица Умерла та курица, которая носила татарам золотые яйца превратилась в другую: Умерла та курица, которая
носила барам золотые яйца. В первом случае речь шла о внешних захватчиках, а во втором — о внутренних угнетателях. Еще один пример. Известная старая пословица Один в поле не воин в годы Великой Оте­чественной войны послужила образцом для пословицы, в которой говори­лось о мужестве советских воинов: И один в поле воин, если он совет­ский воин. Тогда же пословица С миру по нитке — нищему рубашка подверглась сатирической переделке, высмеивающей врага: С миру по нитке — Гитлеру веревка.
Многие старые пословицы и поговорки воспринимаются и употребляются как новые, хотя в них не изменилось ни одного слова. Определенная стойкость поэтической формы пословиц, которая наполняется со временем иным содержанием, является их особенностью.
Например: Артель атаманом крепка. Данная пословица употребля­ется в смысле: коллектив крепок руководителем. В годы советской власти ее применяли к колхозам. В пословице говорится об артели работников (бурлаков, лесорубов и т. п.). Старое значение слова "артель" было пере­осмыслено, вследствие чего новый смысл приобрела и пословица.
Подобные процессы называются переосмыслением. Переос­мысленных пословиц и поговорок встречается довольно много.

Важный источник пополнения пословичного репертуара на­рода — произведения художественной литературы. Многие из­речения писателей стали употребляться в разговорной речи на­ряду с пословицами и поговорками.


Так, например, из басен И. А. Крылова в устную речь вошли афо­ризмы: А Васька слушает да ест; А воз и ныне там; А ларчик просто открывался; Демьянова уха; Услужливый дурак опаснее врага; Сви­нья под дубом и др.

Из комедии А. С. Грибоедова "Горе от ума": Счастливые часов не наблюдают; И дым отечества нам сладок и приятен; Дистанция огромного размера; С корабля на бал; Подписано, так с плеч долой; Как не порадеть родному человечку; Служить бы рад, прислужи­ваться тошно; А судьи кто? — и др.

Из произведений А. С. Пушкина: В Европу прорубить окно; При­вычка свыше, нам дана; Еще одно, последнее сказанье; Любви все воз­расты покорны; Мы все глядим в Наполеоны; У разбитого корыта; Не мудрствуя лукаво — и др.
Авторские афоризмы и изречения пословичного типа, полу­чившие широкое распространение, принято называть крылаты­ми словами1.

Таким образом, пословицы и поговорки, возникшие как жанр народной поэзии в глубокой древности, живут активной жиз­нью на протяжении многих веков: одни — без изменений, дру­гие — постепенно изменяясь и переосмысляясь; устаревшие за­бываются, их место занимают вновь созданные.




1.3. Художественные особенности пословиц и поговорок

В пословицах и поговорках используются очень многие худо­жественно-изобразительные средства и приемы фольклора.


Существуют две основные формы пословиц: иносказание и прямое высказывание. Например: Яблочко от яблони недалеко падает (иносказание); Хоть есть нечего, да жить весело (прямое высказывание).
Нередко образность пословиц создается посредством мета­фор, метонимий, синекдох. Например: В кармане соловьи сви­щут (метафора); Сарафан за кафтаном не ходит (метонимия); Один с сошкой, а семеро с ложкой (синекдоха). Особенно важна роль метафоры.
Так, например, в пословицах часто появляются образы животных и птиц как обозначение людей, их взаимоотношений: Спит лиса, а во сне кур щиплет; Пожалел волк кобылу: оставил хвост да гриву; Не велик кулик, а все-таки птица; От вороны павы не жди.

Другой излюбленный прием народных изречений — употреб­ление собственных имен в значении нарицательных.

Имена собственные могут иметь книжное происхождение (По бороде Авраам, а по делам хам; Фома неверующий — из Библии; Молчалины блаженствуют на свете; Тришкин кафтан — из художественной ли­тературы) или приходят из былин, сказок и проч. (Кос, как Соловей-разбойник; Баба Яга — костяная нога). Однако чаще всего пословица обращается к общеупотребительным личным именам для рифмы, аллитераций

ассонансов. Например: Мели, Емеля, твоя неделя; Люди с база­ра, а Назар на базар; В людях Илья, а дома свинья; Ерема, Ерема, сидел бы ты дома да точил веретена; Тит, иди молотить.


Пословицы используют сравнения (Неродная матка — как нетопленая хатка; Чужая душа — что темный лес), олицетворе­ния (Хмель шумит ум молчит; Авоська веревку вьет); антитезы (Корень учения горек, да плод его сладок; Борода апостольская, а усок дьявольский), гиперболы (Поповское брюхо из семи овчин шито; Колос от колосу не слыхать и голосу). Весьма часто употребля­ются устойчивые эпитеты (оценочные или изобразительные): Велика святорусская земля; Матушка Москва белокаменная. При­меняются разнообразные формы тавтологии: омонимические (Здоровому все здорово; Играй да не заигрывайся), синонимичес­кие (Из огня да в полымя; Из пустого в порожнее).

По композиции пословицы могут быть одночленными, дву­членными и многочленными (многосоставными). Особенно много двучленных пословиц, что дало основание В. И. Далю считать двучленность одним из основных признаков этого жан­ра. Например, в пословице Хлеб да вода — крестьянская еда вто­рая часть поясняет первую; в пословице Червь точит дерево, печаль крушит сердце использован прием параллелизма. Многие двучленные пословицы построены на сравнении или антитезе. Часто они имеют строгую, симметричную композицию обеих частей.


Приведем также примеры других композиционных форм. Дело мас­тера боится; Хозяйкою дом стоит (одночленные); Сбил, сколотил — вот колесо, сел да поехал — ах, хорошо! Оглянулся назад — одни спицы лежат (многочленная).

Пословица ритмична. В ее построении нередко участвует рифма, которая может присутствовать во всех композиционных типах. Рифмуются отдельные слова (Без труда нет плода), от­дельные части пословицы (В кабак далеко, да ходить легко; в церковь близко, да ходить склизко) или вся она сплошь (На чужой каравай рта не открывай, а пораньше вставай да свой затевай).

Пословицы разнообразны по форме высказывания. Они мо­гут представлять собой косвенную речь (Велика святорусская зем­ля, а везде солнышко), монолог (Из лука — не мы, из пищали — не мы, а попить да поплясать против нас не сыскать), диалог (Тит, поди молотить! — Брюхо болит. — Тит, поди вино пить! — Ох, дай оболокусъ да как-нибудь доволокусь).

В пословицах отражается эмоциональное и интонационное богатство разговорной речи. Они советуют, предупреждают, ут­верждают, констатируют, спрашивают, иронизируют...


Например: Книга книгой, а своим умом двигай (совет); Станешь лениться — будешь с сумой волочиться (предупреждение); Кто зева­ет, тот воду хлебает (утверждение); Сама себя раба бьет, что не чисто жнет (констатация); Улита едет: когда-то будет? (вопрос); Целовал ястреб курочку до последнего перышка (ирония).
Отражая наблюдения народа над жизненными явлениями, пословицы и поговорки умеют выделить как типическое, так и особенное. Нередко на этой почве возникает вариативность из­вестных изречений. К примеру, в пословице Хлеб да вода кре­стьянская еда слово крестьянская заменялось другими: мужиц­кая, солдатская, бурлацкая, шахтерская, здоровая, молодецкая. По­словица Гол, как сокол имеет варианты: как бубен, как сосенка, как перст, как осиновый кол.

Пословицы и поговорки — это энциклопедия народных зна­ний, а также "моральный кодекс" народа. Закрепляя в афорис­тических жанрах свой богатый и разнообразный жизненный опыт, народ сложил пословицы и о самих пословицах: Добрая послови­ца не в бровь, а прямо в глаз; Пень — не околица, а глупая речь — не пословица; И на твою честь пословица есть; Пословица несудима.




1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   47


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница