«Связь (без границ)» Чижова Марина Связь (без границ) пьеса в один шаг



Скачать 139.63 Kb.
Дата11.05.2016
Размер139.63 Kb.
Пьеса на свободную тему «Связь (без границ)»
Чижова Марина

Связь (без границ)



пьеса в один шаг
1983г.
83600, Украина, Донецкая обл., г.Харцызск, м-н Юбилейный, 9/36
тел. (дом.) 80625740664
yulaila_m@mail.ru
В 2006г. закончила филфак Донецкого национального университета. Работала журналистом. Сейчас работаю в Донецкой областной библиотеке. Пьеса «Связь (без границ)» - вторая. Первая была больше, но хуже. Ещё хуже.

Образы:

эМ.

Жо.

Посторонний.

Потусторонний брат эМ.

Дверь левая.

Правая дверь.

1

Комната в абстрактном стиле. По центру – огромная клетка, как в зоопарке. Справа – столик, на котором стоит пара закрытых йогуртов. На протяжении всего действа слышен слабый поочерёдный скрип дверей: то правой, то левой. Возможно – ещё другие потусторонние звуки.

Входят эМ и Жо.

Жо. Только по правилам.

эМ. И ещё немного кокетства.

Жо. ПризнаЮсь, что твое волшебство, бывшее тогда же, когда была твоя, на меня больше не распространяется.

эМ. И другого не ожидал.

Жо. Больше не возведу тебя в сонм высших сортов, мифических существ, гениальных ученых, вероломных учителей.

эМ. И их верополоманных учеников. Добавить.

Жо. Можно добавить. А где сейчас дети?

эМ. Дети хотят лицезреть драйв.

Жо. Что делают дети?

эМ. Дети смотрят телевизор.

Жо. Дети ловят по телевизору драйв?

эМ. Они уверены, что это их как-то характеризует.

Жо. Что ты имеешь в виду?

эМ. Ну ты же спрашиваешь: что делают дети…

Жо. И?

эМ. Что непонятного? Покуда дети смотрят телевизор, они существуют. Я смотрю телевизор, следовательно…

Жо. Только не надо строить на этом свои нелепые теории.

эМ. Почему же? Существенно будет хоть что-то построить. Если я не могу построить свою личную жизнь, должен же я построить хотя бы теорию. На её месте.

Жо. Лучше построй дом.

эМ. Дом без углов?

Жо. Просто дом.

эМ. Нет, просто дом у меня уже есть. Это старо и по-своему убийственно. К тому же – нерентабельно, как ты, наверное, помнишь. Его очень сложно прогреть, а по углам преспокойно себе обитают крысы.

Жо. Намёки, намёки. Ах, как я устала. (У неё звонит мобильный. Отвечает.) Алё! Привет, милый.

эМ. Твой новый милый?

Жо (разговаривает по телефону). Да, мой милый. Я слушаю тебя, милый. Обязательно, милый. Откуда я знаю, милый?! Не злись, милый. Иди в жопу, милый! Целую, милый. Good bye, милый.

эМ (передразнивает её). Good bye, милый. Хороших покупок, милый. Так, кажется, это должно звучать в твоём переводе?

Жо. Не думай, что я тебя понимаю. Поэтому, к слову, наша семья…

эМ. Стратегический план распада на десять лет. «Мы» распадается на минус «ты» и на «я» в квадрате.

Жо. Хочешь – формулируй. Выводи сжатую формулу и скупой закон. Я склонна искать другое. (Пытается вспомнить). Склонна искать, склонна искать…

эМ. Что?

Жо. Вспомнила! Я, кажется, вспомнила, зачем пришла. Мне нужен был зонт.

эМ. Зонт, который Я тебе подарил?

Жо (ищет). Мой зонт.

эМ. Зонт, который я подарил тебе на День всех, на фиг, влюблённых? Под которым мы, блин, скрывались потом от дождя вдвоём? От тебя не уйдёт никуда, ла-ла-ла, пела ты, моя почерневшая юность.

Жо (находит). Вот он – мой зонт!

эМ. Чудесно. Ты решила прибрать к рукам всё своё барахло. Ходить, околачиваться, слоняться, быть тенью, привязанной крепко к ступням, в этих жутких стенах ты уже не способна. Забираешь своё барахло. Ну, валяй. Вперёд! Не проходите мимо! Распродажа прошлого!! Полная распродажа!! Да, и между прочим, не забудь забрать свой дохлый фикус. (Бьёт себя ладонью по лбу.) Араукария, араукария, араукария. Слово из девяти букв. Араукария.

Жо. Вчера я видела твою маму.

эМ (у него звонит мобильный. Разговаривает по телефону). Слушаю. Подсчитать. Подсчитать, обратить в цифры. Вывести закономерность. График. Построить график. Начертить красивый и правильный график. Рейтинг симпатий и антипатий. Рейтинг симпатий, говорю, и антипатий, говорю же я Вам. Точка.

Жо. В восторге.

эМ. Что ты говоришь?

Жо. В восторге! Я от тебя – в восторге! Ты наконец научился врать?

эМ. Почему ты так говоришь? (Пауза.) Я наткнулся на эту фирму случайно, чисто случайно. Они на тот момент были заинтересованы в моих знаниях. Я на тот момент был заинтересован в том, чтобы хоть как-то эти знания применить. Хоть на что-либо. И поэтому они предложили мне создать совместный проект.

Жо. Что создать?

эМ. Совместный проект.

Жо. И чем же ты занимаешься?

эМ. Научным PR-ом.

Жо. Чем-чем? Не верю своим ушам! Ты занимаешься PR-ом? А что, если ни секрет, производит твоя фирма?

эМ. Нет, ни секрет, конечно. Это йогурт. Так просто – детский фруктовый йогурт.

Жо. Значит, теперь ты рекламируешь йогурт? Не буду даже спрашивать, как ты до этого докатился. Но… О Господи, неужели нельзя было придумать что-то другое? Что-то не столь тасочное.

эМ. А что мне было делать, скажи?

Жо набирает SMS-сообщение.

Жо. Ну, не знаю… Ну-у, не знаю… Ты мог бы заняться творчеством, в конце-то концов. Когда-то тебе неплохо удавалось подписывать открытки. С твоей-то фантазией!..

эМ. Ха, творчеством! Нет, только не творчеством. Что такое творчество? Творчество – это сублимация личного в глубоко личное. Купание в своих соплях. Слезливое джакузи. Нет, милая. По-моему, худшего варианта, чем творчество, просто быть не может.

Жо. И поэтому ты решил – йогурт.

эМ. И поэтому я решил. И на этом – точка. И никаких других разделительных знаков на её месте я не потерплю.

Жо прислушивается.

Жо. Кто-то звонит в дверь. Ты разве не слышишь?

эМ. Нет, почему же – я очень рад.

Жо. Ты не откроешь?

эМ. Ты забываешь – там наши дети. Они уже достаточно взрослые для того, чтобы достать до замка, и достаточно воспитаны, чтобы вежливо выпроводить незваного гостя.

Жо. Ты не учил детей спрашивать «Кто там?», прежде чем открыть незнакомцу дверь. Просто спрашивать «Кто там?» в целях своей безопасности. Спрашивать «Кто там?» - неужели так сложно запомнить?!

эМ. Они спросили, кто там. Они всегда спрашивают, кто там.

эМ. Что дальше?

Жо. Никто не отвечает. Детям становится интересно, и они открывают. У них просыпается здоровый интерес. Они хотят посмотреть на человека, таинственно молчащего там, по ту сторону двери.

эМ. И ты не боишься, что в дом может проникнуть кто-то чужой?

Жо. Ты думаешь, что, сумев ответить на вопрос «Кто там?», он сразу же станет знакомым? Ты сногсшибательно нелогична. С другой стороны, можно десятки лет прожить с чужим человеком под одной крышей и даже этого не заметить. Нет, я не боюсь, совершенно не боюсь, что в наш дом может проникнуть кто-то чужой.

эМ. Интересно, кто бы это мог быть?

2

Заходит Посторонний. Обвешанный со всех сторон сумками и рюкзаками. Не знает, куда их поставить. Туп и нерешителен.

Посторонний. Драсьте.

эМ. День добрый, я бы сказал.

Посторонний. Я это… Я по объявлению. Вот.

Жо. Да-да, конечно. Вы какой предпочитаете, клубничный или малиновый?

Посторонний. Я… вообще, я с малинкой люблю. Но нет, я не хочу чая. Нет, не хочу. Хотя, надо сказать, спасибо.

Жо. Какой чай? Я Вам предлагаю не чай, а йогурт.

эМ. Какой йогурт?!

Посторонний. Нет, йогурт… Нет, спасибо, йогурт я тоже – нет. Так сказать, не желаю.

эМ. Вы что, знакомы?

Жо. А разве Вы не за ним пришли?

Посторонний. Я… Нет, я – не за… Простите.

Жо. Но Вы же сами сказали, что пришли по объявлению.

Посторонний. Да. По объявлению. В газете.

Жо. Ты что, продаёшь йогурт по объявлению в газете? Ты даёшь объявление в газету о том, что продаёшь (передразнивая) вкюсный фрюктовый йогюрт? Ты это называешь «научным PR-ом»?

эМ. Какой, на фиг, йогурт?! Вы, наверно, пришли посмотреть комнату?

Жо. Комнату?

Посторонний. Да, я это… Да, я пришёл посмотреть, да, комнату.

Жо. Ты собираешься сдавать комнату?! Этому человеку?

Посторонний. Я что… Я буду себя нормально вести. Вы меня, так сказать, не услышите, и даже, так сказать, не…

Жо. Вас, между прочим, никто не спрашивал. Но – меня, меня. Почему ты не спросил у меня? Ты что, собирался сдавать комнату неведомо кому без моего согласия?

эМ. Тебя, любимая, это давно уже не касается, любимая. Издавна. Ты здесь, напомню, такой же точно гость, но только – гостья, как и он. Вы на равных правах здесь находитесь, и пытаться в такой ситуации обнаружить чьё-либо превосходство просто безосновательно. Мы расстались с тобой много лет тому назад, не забывай, и не моё слово было последним.

Посторонний. Гм.

Жо. Я скажу…

эМ. Ты ещё смела, много спустя, при встрече спрашивать (много спустя!), что новенького. Ничего, отвечал я. Помимо хорошо забытого старого.

Посторонний. Гм.

Жо. Я скажу…

эМ. А ещё говорят: любо-дорого. Любо, потому что дорого. Потому что дорого «по жизни» обходится.

Посторонний. Гм.

Жо. Я скажу только одно: мародёр. И ещё – тебе совершенно не идут круглые очки.

эМ. Ты хочешь сказать, что мне не к лицу очки с круглой оправой?

Жо. Ты в них абсурден, карикатурен и просто смешон.

эМ. Но почему ты никогда мне этого не говорила? И почему ты сообщаешь это сейчас?

Жо. Мне было жаль тебя. Ты становишься похож на ворчливого гнома, когда обижен, когда не по-твоему, когда ты, говоря другими словами, оказываешься в дураках.

Посторонний. Гм. Простите, но я… Но не могли бы вы…

Жо (резко повернувшись к нему лицом, вздрагивает). Кто Вы?

Посторонний. Я? Я… гм… Я – посторонний.

эМ. Как Вы сюда попали?

Посторонний. Мне открыли, так сказать, дверь… Меня впустили ваши дети.

Жо. Дети смотрят сейчас телевизор.

эМ. Это всё понты по телику.

Жо (набирает SMS). Понты по теле. Понты по теле. Ха-ха. Пон-ты-по-те-ле.

эМ. Чего же Вы хотите?

Посторонний. Я – посторонний, и я к вам пришёл…

Жо. Ты слышишь? Он говорит, что он посторонний и что он – к нам пришёл.

эМ. Подожди. Ты ведёшь себя нетактично. Давай всё же его послушаем.

Посторонний. Мне бы это… Я бы хотел здесь жить. Вот.

Жо. Вас что, выгнали из дома?

Посторонний. Что? Нет. Мне негде жить… э-э… Мне негде жить, потому что я… э-э… Посторонний. Я часто бываю несносен и нередко бродяч. Потому мне… э-э… мне негде жить.

эМ. Ну что ж, я проведу Вас в комнату.

эМ открывает дверь в клетку и входит в неё вместе с Посторонним.

Здесь раньше жил я, это моя бывшая комната. Скажу сразу, я учёный, я занимаюсь научной работой. И потому не удивляйтесь, если иной раз в ночи Вам приведётся споткнуться об какого-нибудь Шиллера, Шеллинга, Шлегеля, а то даже и Шпенглера, если не Ницше. Это привычное дело. Это в порядке вещей. Как «вещей-в-себе», так и «вещей-для-себя». Ха-ха-ха! Смешно, не правда ли?



Посторонний (не поняв). Ага. Гм.

Посторонний оценивающе осматривает клетку.

эМ. Ну как, нравится?

Посторонний. Честно говоря, гм, не очень. Но… разрешите спросить.

эМ. Да-да, не стесняйтесь – спрашивайте. Именно для этого я здесь. Я к Вашим услугам. Весь – внимание. Я Вас слушаю. Формулируйте свой вопрос.

Посторонний. Меня… гм… интересует, так сказать, вопрос звуковой… стало быть, акустической, изоляции. Вы уверены, что стены комнаты имеют… э-э… достаточную степень прочности и плотности для того, чтобы не пропускать иной, порой нежелательный, звук как акустическое явление.

эМ. Я Вас вполне понимаю. Как философ. Более того, я бы на Вашем месте первым делом поставил такой же вопрос. Мне вполне, повторяю, ясны Ваши тревоги и Ваши сомнения. Но, как показала практика, они, будучи обоснованными de facto, de jure оказываются совсем безосновательными. Вы можете быть совершенно спокойны. До Ваших ушей не долетит ничего из того, что могло бы привести Вас в состояние паники или стать причиной какого-либо другого вида душевного дискомфорта. Хотя, с другой стороны, это тоже вполне субъективно. Всё, в конечном счёте, зависит от уровня Вашего воображения и возможностей абстрактного мышления. Другими словами, от Ваших личных способностей абстрагироваться.

Посторонний. Гм. Ясно. А что касается, так сказать, света?

эМ. О, здесь Вы можете быть абсолютно спокойны! Ситуация с освещением достаточно стабильна. Солнечные лучи равномерно распределяются по всей территории комнаты ежедневно в соответствии с законами физики. За исключением, понятно, тех пор, когда это несвойственно, неадекватно природе дневного естественного света, как то: ночь, раннее утро и, соответственно, поздний вечер. Такой ответ, по-Вашему, будет исчерпывающ?

Посторонний. Гм. Да, вполне.

эМ. Возможно, Вас что-то ещё интересует? Не стесняйтесь – спрашивайте. Именно для этого я здесь. Я к Вашим услугам. Весь – внимание. Я Вас слушаю. Формулируйте свой вопрос.

Посторонний. Э-э, да. А-а… сколько?

эМ отводит Постороннего в сторону и шепчет ему что-то на ухо.

Это… м-м… это надо подумать.



эМ. Не спешите. Обдумайте всё внимательно. Вас никто торопить не будет.

Посторонний. Если можно, я… м-м… я это… Я завтра тогда приду…

эМ. Да-да, приходите. Если что-то ещё интересует, не стесняйтесь – спрашивайте. Именно для этого я здесь. Я к Вашим услугам. Весь – внимание. Я Вас слушаю. Формулируйте свой вопрос.

Посторонний. Нет, я это… Я, пожалуй, пойду, так сказать… До завтра, э-э…Было, так сказать, очень приятно…

эМ. Весьма, весьма. До завтра.

Жо. Прощайте.

Жо страстно целует Постороннего в губы, после чего Посторонний уходит.

Симпатяга.



эМ. Тебя всегда тянуло на беспризорников.

Жо. Я вчера встретила твою маму.

эМ. Не обольщайся, они от тебя не всегда без ума. Им больше – неловко. Они хотят иметь женщину. Во всех смыслах. А у тебя есть не шарм, а что-то коронное, типа обольстительности.

Жо. А в тебе есть что-то открытое. Типа форточки.

эМ и Жо стоят на значительном расстоянии друг от друга и по очереди показывают друг другу язык, как это делают дети.

У Жо звонит телефон. Пока она разговаривает, эМ заходит в клетку и закрывается. Он пытается через решётку достать руками до Жо, его не видящую, но безуспешно.

Алё! Не рассказывай сказки. Ну колись, колись. Что-то было уже? Кт он? Откуда? Иностранный акцент? Высокая культура речи? Много бабла? Абстрактная живопись? Чем занимается? «Криминальное чтиво»? Много жертв? Первый любовник? Повлияла среда? При виде крови? Музыка Паганини? Ладно. Пока.



эМ. Ты уходишь?

Жо. Не хочу оставаться.

эМ. Не умеешь! Выражайся правильно – не умеешь.

Жо. Вчера я встретила на рынке твою маму.

эМ. Матушка проводит дни в тишине. Она готовит вначале завтрак для никого, садится за стол и произносит заученные слова молитвы перед едой. Остатки пищи неизменно находят под окном дворовые кошки. Каждая из них не имеет хвоста, но зато имеет пару гноящихся глаз. Это так ужасно, когда у кошки гноятся глаза! Ты моментально проникаешься к ней жалостью, имеешь желание приласкать, погладив по голове и по гладкой холке. Но эти гноящиеся глаза! Да к тому же – обрубленный хвост. Как это ужасно! Затем матушка снова ложится спать. В обед она просыпается и читает газету за день вчерашний. Когда же все строчки начинают слипаться, постепенно сливаются в одну, она откладывает газету на краешек стола, до которого способна дотянуться, не вставая с дивана. Газета падает. Она поднимает, кладёт на стол. Снова падает. Поднимает, кладёт. Наконец газета падает в третий раз. Матушка встаёт с дивана, подходит к столу, медленно передвигая свои больные ноги, с жуткой болью во всех концах нагибается и поднимает газету. Кладёт её на середину стола. Затем заново опускается на диван и включает телевизор. Постепенно она погружается в воспоминания, пока полностью не растворяется в них. События её больше не интересуют. Ей нужен только фон, ненавязчивый и простой. Как жизнь. Очень редко матушка выходит на улицу. Чаще всего в таких случаях она садится на скамейку возле подъезда и, и как иное ручное животное, провожает взглядом всех входящих в подъезд. И выходящих из него – тоже. Она не заговаривает с молодёжью. Ей чужд и непонятен этот пафос настоящего без будущего. Но так же она неразговорчива и с людьми своей возрастной категории. Ей чужд и непонятен этот пафос прошлого в проекции на настоящее. У неё есть «своё» время. Она живёт в воспоминаниях. Это есть её последнее недоступное, неприступное святое. Матушка проводит дни в тишине. Это притупляет её инстинкт выживания, усугубляет старость.

Жо. По-моему, ты весь – в неё.

эМ пишет SMS.

эМ. Йо-йо.

Жо. Что?

эМ. Помнишь, была такая игрушка – йо-йо? Привязанный к резинке пластмассовый кругляш. Ты бросаешь его, отпускаешь лететь, а он всегда возвращается. С ним очень любил играть мой брат.

Жо. О чём ты говоришь – у тебя никогда не было брата!

эМ. Да, мой не родившийся брат. Я знаю, мы должны были быть близнецами. Я всегда очень болезненно ощущал нашу кровную с ним связь.

Жо. Я не понимаю. Как можно ощущать кровную связь с несуществующим?

эМ. Вполне возможно. Я иногда даже думаю, что настоящую привязанность можно чувствовать только к несуществующему, потустороннему, не выраженному конкретно. Как скрытый смысл.

Жо. Я всегда подозревала, что ты – шизофреник. Всё это потому, что ты слишком много читаешь. Тебе вредно читать. Книги оставляют на тебе какой-то странный, почти графический след. Иногда я даже вижу в твоих глазах эти тонкие загогулистые буквицы, напоминающие крючки. Вся проблема в том, что они ненадёжные, за них невозможно зацепиться.

эМ. Ты, кажется, собиралась уходить?

Жо. Ты меня прогоняешь?

эМ. Всего-навсего не держу.

Вместе уходят. Некоторое время ещё слышно их голоса.

Жо. Ты навязываешь своё решение под видом свободного выбора.

эМ. Женская слабость – тактический ход.

Жо. Риторика мужского одиночества.

эМ. Мистификация – женского.

Жо. Прощаясь, я накажу тебя словом.

эМ. Я награжу тебя орденом за незнание.

Жо. Ошибаются только раз. Во второй раз – совершают сознательную глупость.

эМ. Находясь в твоём положении, я бы не заикался.

Жо. Я уйду – и буду спокойна.

эМ. Ты уйдёшь, я буду молиться.

3

Посторонний сидит в клетке на стуле, повёрнутый к зрителю боком (в фас). Во время его рассказа изредка видны и слышны вспышки фотоаппарата.

Посторонний. У тебя это… У тебя совести нет сказать… признаться. Маленький. Ещё когда маленьким был, боялся сказать, что под себя сходил. Поэтому делал вид, так сказать, что говорить ещё не научился. Гм. Родители, правда, шарахались. Как же так! Ребёнку уж 16-ый год идёт, а он ещё – ни слова. Потом, гм… Потом всё ж просекли. Что притворяюсь типа, мол. Прохавали. Пришлось, так сказать, признаться во всём. Вот. Долго лупили, до полуночи. В детдом отдать решили. Гм. Только я убёг сразу оттуда. Я на работу, так сказать, устроился, э-э… Автомехаником. Я шарил во всём этом, в моторах, во всей этой лобуде, технике, так сказать. Но в постель ещё писался. Это болезнь такая, знаешь? Та ты знаешь, чё рассказывать? Э-э… Гм. Лучше и не придумаешь. Потом я деньжат поднакопил и машинку себе купил. Стал кататься везде. Долго, так сказать, колесил. Машина мне заместо дома была, в ней я прахтишески обитал, как та улитка в панцире. Во-от… Пока вот здеся не приземлился. Они, типа, бывшие, так сказать, были. Муж и жена, типа, в прошлом. Дети у них от брака от этого, от сожительства, так сказать, остались. Мальчик и девочка. Симпатишные ребятка. Сами они ещё долго перезванивались. Он, видать, сильно сох ‘щё по ней. Больно сох. Хотя они и разбежались, я так думаю, что давно. Вот.

Запись телефонного разговора. Тем временем Посторонний выходит со стулом из клетки и садится перед ней, лицом к зрителю.

Жо. Привет.

эМ. Привет.

Жо. Перезвони мне.

эМ. Сейчас.

Пауза. Перезванивает.

Что ты хотела?



Жо. Ты будешь на выходных заезжать?

эМ. Буду.

Жо. Захватишь мой шарф?

эМ. Захвачу. Какой?

Жо. Вязанный. Тёмно-синий.

эМ. У тебя не было синего шарфа.

Жо. Был.

эМ. Не было.

Жо. Был. Был, мне лучше знать.

эМ. Ладно. Найду – захвачу.

Жо. Хорошо поищи.

эМ. Не сомневайся. Что-то ещё?

Жо. Нет, спасибо. Как дети?

эМ. Нормально.

Жо. За мной не скучают?

эМ. Нет. С чего бы вдруг?

Жо. Позовёшь их?

эМ. Нет, не позову.

Жо. Ну ладно. Мне всё равно некогда. Всё. Пока.

эМ. Пока.

Жо. Не забудешь шарф?

эМ. Постараюсь.

Посторонний. Я за комнату им наперёд проплатил, э-э…Мне денег жалко, правда, было. Они бы тоже тогда, так сказать, тю-тю. Да и детки ко мне попривыкли, типа. Я поэтому, вот, ещё не решился… не сказал ничего. Через квартиру всё это, м-м… Стыдно, конечно… Мне квартира тоже нужна была. А так бы она – тю-тю, так сказать. Поэтому я и не сказал, не сообщил, так сказать, куда следует. Она как-то пришла… Она часто, гм, ещё к нему приходила. Десять лет всё ж… как вместе прОжили. Он под мухой, видать, был… Не в своём, так сказать, разуме. Вообще, редко… Та я его вообще никогда таким, типа нетрезвым, и не видал… Они всё там чё-то болтали, болтали… я не слыхал, об чём. Так… Как обычно, болтали. А потом он взял, да и задушил её. Тем самым шарфом, мне сдаётся. Крепко за горло скрутил, как Отелла тот, да и задушил её, так сказать. Хорошо, хоть дети не видели… Он убёг потом. И с тех пор не заявлялся. Да и куда ему? А тело я ночью сам снёс. В ковёр старый завернул и снёс. На помойку, куда ж ещё?.. До сих пор не нашли. А я ничего и никому, типа, понятное дело, и не сказал. Тебе говорю. Ты ж брат, типа, его. Гм. Мне квартира нужна была, так сказать. Я ж не знал, что ты ещё в ней живёшь… Больно квартира нужна была…

В клетке звонит телефон.

Занавес

февраль 2007







База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница