Святыня грузии пещера бетлеми



Скачать 131.78 Kb.
Дата01.05.2016
Размер131.78 Kb.
СВЯТЫНЯ ГРУЗИИ – ПЕЩЕРА БЕТЛЕМИ

На вершине горы Казбек, на высоте около 4100 м над уровнем моря, находится великая святыня Грузии – пещера Бетлеми, что означает «Вифлеемская пещера». Это место было так названо в память Пещеры Рождества Христова в Вифлееме. Вход в пещеру высечен в красной андезитовой отвесной скале на высоте 350-400 м от основания. С V-VI вв. там находился пещерный монастырь. Бетлеми – самый высокогорный в мире христианский храм и монастырь.

Первое упоминание о пещере содержится в грузинской летописи «Картлис Цховреба» («Жизнь картлийских царей»). По сообщению летописи, сто молодых воинов-хевсуров укрыли в этой пещере сокровища царицы Тамары (1184 – 1209/1213 гг.) от надвигающихся войск Тимура (Тамерлана) и, чтобы никто не разгласил тайну, закололи друг друга. Очевидно, это легенда, но легенда весьма древняя, поскольку повествование о событиях до XIV в. входит в первую часть летописи – «Древнюю Картлис Цховреба», списки которой относятся к XV-XVII вв.

В XVIII в. грузинский историк царевич Вахушти Багратиони (царевич Вахушти Вахтангович Грузинский; 1695-1696, Тбилиси – 1758, Москва) в своем труде «География Грузии» упоминает пещеру Бетлеми как место недоступное и таинственное:

«В скале Мкинвари, весьма высокой, высечены пещеры, и называют их Бетлеми. Подъём туда труден: ибо с пещеры спущена железная цепь и по ней взбираются. Говорят, что там находится колыбель Господа и шатёр Авраама, стоящий без столбов, без верёвки, (сказывают) и о других чудесах, но я умалчиваю о них. Под ними имеется монастырь, высеченный в скале…»

В 1947 г. грузинский альпинист Леван Суджашвили заметил в скале к северо-востоку от Казбека пещеру с железными воротами и спускающейся цепью и сделал об этом запись в своем дневнике. В 1948 г. грузинские альпинисты совершили восхождение в пещеру Бетлеми и увидели святыню, где молитва совершалась в течение многих веков.

Подлинный отчет об открытии пещеры Бетлеми, впервые увидевший свет в Ежегоднике советского альпинизма «Побежденные вершины» (М.: ОГИЗ, 1948), представляет большой интерес. Предлагаем этот текст вниманию читателей.

Наталия ГАНИНА


Александра Джапаридзе
ТАЙНИК ПЕЩЕРЫ БЕТЛЕМИ

В круг интересов советских альпинистов, помимо исследования высокогорных районов с их вечноснежными вершинами и ледниками, за последние годы вошло также изучение труднодоступных пещер. Начало этому было положено моим безвременно погибшим братом, заслу­женным мастером спорта Алешей Джапаридзе.

Спелеология — наука о пещерах — сравнительно мало известная область знания, и альпинистам Грузии удалось вписать результаты своих систематических ис­следований в первые страницы истории этой науки в СССР. Так, в 1945 г. экспедиции исследовали пещеры, расположенные в ущельях рек Алгети и Храми. Большой интерес представляла экспедиция в пещеру Хвамли, находящуюся в 50 км от Кутаиси. Эта пещера расположена посредине вертикальной 300-метровой ска­лы, и проникнуть в нее можно было только с примене­нием высшей альпинистской техники.

«В 1939 г., — писал Алеша, — мы впервые проникли в пещеру с помощью веревки, спущенной с вершины горы, куда сравнительно легко добраться, если обойти гору с противоположной стороны. Мы произвели общее исследование пещеры и обмер. Пещера — естественного происхождения, имеет 12 м в глубину, 8 м в ширину и 10 м в высоту. Снаружи она закрыта искусственной каменной стеной с несколькими небольшими оконцами. Почти на одну треть пещера засыпана обломками скалы. Целью экспедиции 1945 т. было произвести расчистку пещеры, чтобы детально исследовать ее».

Алеша Джапаридзе поднимается

по канату в пещеру Хвамли



Фото В. Митрофанова

Экспедиция в Хвамли вызвала большой интерес об­щественности Грузии, ибо эта пещера известна по раз­личным грузинским летописям и народным сказаниям как главное хранилище го­сударственных ценностей Грузии в средние века. В ча­стности, об этом имеются указания в «Картлис-Цховреба» («Летопись Грузии») и в книге историка и геог­рафа XVIII в. царевича Вахушти Багратиони. Имеются исторические свидетельства о том, что царица Русудана во время нашествия монголь­ских племен перевезла все государственные ценности из Восточной Грузии в пещеру Хвамли — недоступное и хо­рошо защищенное место.

Некоторые литературо­веды высказывают предпо­ложение, что в пещере Хвамли может храниться не найденный до сих пор ори­гинал бессмертной поэмы Руставели «Витязь в тигро­вой шкуре».

В экспедиции 1945 г. приняли участие лучшие аль­пинисты республики во гла­ве с заслуженным мастером спорта Алешей Джапаридзе. Вместе с альпинистами в пе­щеру проникли: старший научный сотрудник Института истории Академии наук Гру­зии археолог Ломтатидзе, географ Е. Абашидзе, худож­ник В. Белецкая, сотрудник Украинской Академии наук естествоиспытатель Н.О. Бурчак-Абрамович и другие.

Экспедиция детально обследовала остатки большой стены, из рваного камня на известковом растворе, кото­рая была выстроена вдоль края узкой и длинной пло­щадки, высеченной в скале на 5,5 м ниже основной пещеры и надежно преграждала доступ к ней. В стене имелись небольшие оконца, видимо бойницы. На скале, ниже пещеры, участники экспедиции обнаружили древ­ние рисунки, исполненные красной краской. Вся пещера была завалена камнями и щебнем, пропитана водой, стекавшей с потолка (из карстового родника).

Пять дней участники экспедиции производили архео­логические раскопки, освобождая пещеру от камня и щебня, скопившихся здесь в течение ряда веков. На ниж­ней площадке были найдены обломки глиняной посуды, покрытые плотным слоем сажи. Этой посудой, очевидно, пользовался вооруженный отряд, охранявший пещеру. Хотя раскопки пещеры и не дали вещественных резуль­татов, но в целом экспедиция собрала интересный мате­риал, свидетельствовавший об упорном труде людей, создавших и искусно защищавших недоступное для врага хранилище народных богатств.

При Грузинском альпинистском клубе, носящем ныне имя Алеши Джапаридзе, создана постоянная спелеоло­гическая комиссия, наметившая обширный план изучения многочисленных пещер. Альпинисты Грузии добились нового значительного успеха в области спелеологических исследований, обнаружив и исследовав пещеру Бетлеми, считавшуюся до сих пор почти легендарной, хотя о ней упоминает Вахушти Багратиони в своей «Географии Грузии», но точное ее местонахождение до последнего времени оставалось неизвестным.

Сотрудник Казбекской высокогорной метеорологиче­ской станции Шалва Церетели сообщил мне, что на крутых склонах Казбека зимовщики заметили нечто, напоминающее дверь с висящей на ней железною цепью. 2 января 1948 г. вместе с Церетели я выехала из Тби­лиси в Казбекский район для предварительного обследо­вания и поисков пещеры. Большую поддержку в органи­зации похода оказало нам правительство Грузинской ССР.

Снежные заносы сделали недоступной Военно-Гру­зинскую дорогу, и мы вынуждены были объехать кругом, через Баку — Дзауджикау, чтобы добраться до исход­ного пункта со стороны Северной Осетии.

4 января мы были в селении Казбеги и через два дня в 6 часов утра начали подъем к Казбекской высоко­горной метеорологической станции, расположенной на высоте 3657 м над уровнем моря, на Гергетском лед­нике.

С нами шел местный альпинист Леван Суджашвили, первым заметивший в начале ноября прошлого года цепь на скале. По просьбе местных организаций мною был включен в состав экспедиции директор Казбегского му­зея С. Алибегашвили и два его работника. Наша группа возросла теперь до шести человек.

Миновав селение Гергеты, мы в скором времени вы­шли на «Хатис миндори». Стояла хорошая зимняя по­года; ведущая к Гергетскому леднику вдоль правого бе­рега р. Чхери по крутым склонам альпийских лугов тропа была покрыта свежим снегом. Через пять часов ходьбы мы достигли местности «Саберце» у языка Гер­гетского ледника.

Здесь мы решили отказаться от обычного пути по леднику, покрытому сейчас глубоким снегом, и предпочли итти по зимнему пути. Для этого нужно было перейти на другую, левую сторону ледника. С явной неохотой начали мы вынужденный спуск, но, теряя высоту, пере­ходили на более длинный, зато совершенно безопасный путь по «Нацаркеди», как зовется левобережный морен­ный гребень Гергетского ледника.

Хотя в это время поднялся ветер и пошел мелкий снег, по всем признакам было очевидно, что это явление вре­менное и резкого ухудшения погоды ожидать не прихо­дится.

Через несколько часов, миновав «Нацаркеди», мы свернули к метеорологической станции и вышли на ров­ную морену Гергетского ледника. Отсюда в сильный бинокль мы смогли впервые увидеть свою цель: была отчетливо видна дверь пещеры, но цепи из-за далекого расстояния мы так и не смогли рассмотреть. Радостные, возбужденные, мы легко преодолели теперь последний подъем и в три часа дня были уже на метеорологической станции, где нас так радушно приняли зимовщики.

На следующий день, 7 января, в восемь часов утра наша группа в полном составе вместе с присоединивши­мися работниками метеорологической станции Ираклием Имнадзе и Валерианом Суджашвили выступила на штурм пещеры. Наш путь проходил по заснеженным моренам Гергетского ледника, сначала в северном напра­влении, а затем — на восток к подножию скал, в одной из которых находится пещера. Каменистые осыпи сменились скалами, преодолев которые, мы очутились на маленьком уступе прямо под дверью, видневшейся в 20-25 м выше нас. Теперь начинался самый короткий, но вместе с тем и наиболее трудный участок пути, являю­щийся единственно возможным подъемом к пещере.

Для того, чтобы достичь нижнего конца цепи, необ­ходимо было траверсировать с востока на запад крутой, почти отвесный скалистый склон. От каждого участника похода требовалось большое внимание, осторожность, умелое применение техники скалолазания и правильная организация взаимной страховки. На седловине мы оста­вили Ш. Церетели, поручив ему наблюдать за нашим восхождением, чтобы в случае необходимости придти к нам на помощь.

Начинаем подъем. Крутизна склона не позволяет лезть вверх по кратчайшему пути, прямо к двери, и мы вынуждены обходить скалы, чтобы, поднявшись на семь-восемь метров, повернуть затем влево к маленькой пло­щадке под нижним концом цепи. Проход настолько узок, что мы двигаемся вплотную, прижавшись к скалистой стене. Разрушенные осыпающиеся скалы увеличивают опасность. Но мы поднимаемся терпеливо и осторожно и, наконец, достигаем площадки под цепью. К нашему изумлению, цепь за прошедшие века даже не заржавела. Тщательно проверив ее, мы убеждаемся, что по ней можно взобраться, но для полной уверенности пользуемся веревкой.

Первым взобрался Л. Суджашвили, за ним — я и В. Суджашвили. Дверь оказалась накрепко закрытой, изнутри она обледенела. На площадке так тесно, что другие товарищи здесь не поместятся; поэтому мы про­лезаем в пещеру через небольшое полукруглое отверстие над дверью. Проникнув в пещеру, мы закрепили веревку и с помощью веревки и цепи подняли всех оставшихся участников. Подтянув теперь кверху тяжелую цепь, мы смогли, наконец, открыть изнутри дверь.

Мы находимся в пещере Бетлеми. После небольшого отдыха приступаем к обмеру, описанию и фотографиро­ванию тайного убежища.

Пещера расположена на крутом склоне скалистого хребта, спускающегося с вершины Казбека в юго-восточ­ном направлении (между ледниками Абано и Гергетским), на высоте около 4000-4100 м над уровнем моря, в расстоянии 18-20 км от селения Казбеги. Дверь пе­щеры высечена в 400-метровой вертикальной скале, по­ражающей своей грандиозностью. Выделяющаяся изда­ли красноватым цветом скала кажется неприступной.

В этих скалах на склонах Казбека была обнаружена

легендарная пещера Бетлеми. Пунктиром отмечен путь от метеостанции

Фото А. Джапаридзе

Схема района вершины Казбек с пещерой Бетлеми


Расстояние от основания скал до входа в пещеру соста­вляет около 300 м, над входом скала поднимается еще на 100 м.

Отвесная стена скалы, в которой высечена пещера, имеет направление с запада на восток, и через проем, обращенный на юг, пещера весь день освещена солнцем. В ней достаточно света, и при открытой двери мы сво­бодно произвели съемку.

К середине левого края двери снаружи прикреплена свернутая в несколько раз тонкая железная цепь, и к ней вторая — толстая цепь длиною 5,5 м. Она спус­кается вниз по отвесной скале. Цепь состоит из отдель­ных звеньев, имеющих форму «восьмерки». К концу цепи приделан подковообразный кусок железа, за который удобно держаться при подъемах.

Под цепью находится нижняя площадка, на которой свободно помещаются три человека. Можно предпола­гать, что в старину сюда была проложена тропа, со вре­менем уничтоженная многовековым выветриванием скал. Мы не обнаружили никаких ее следов.

Наружный вид пещеры и ее местонахождение бес­спорно подтверждали, что мы проникли именно в ту пещеру Бетлеми, которую описал грузинский ученый Вахушти Багратиони в «Географии Грузии» в первой половине XVIII в. Он пишет:

«В скале Мкинвари, весьма высокой, высечены пе­щеры, и называют их Бетлеми; подъем туда труден: ибо с пещеры спущена железная цепь и по ней взбираются. Говорят, что там находится колыбель господа и шатер Авраама, стоящий без столбов, без веревки, (сказывают) и о других чудесах, но я умалчиваю о них. Под ними имеется монастырь, высеченный в скале; (эта) пустынь ныне в пусте». (Отметим, что о «палатке Авраама» упо­минается и в сочинении Иоаннэ Батонишвили «Калма-соба», где говорится, что некий мохевец Иосиф был на вершине Казбека, принес оттуда кусок «палатки Авраа­ма», который он преподнес царю Ираклию И. Мы склонны полагать, что кусок ткани («палатка Авраама») мохевец Иосиф мог принести только из пещеры Бетлеми, что могло иметь место в период царствования Ираклия II, во II половине XVIII столетия.)

Великий грузинский поэт Илья Чавчавадзе в извест­ной поэме «Отшельник» на основании народного преда­ния так описал Бетлеми:
На склоне царственной Мкинвари,

Высокой даже для орлов, —

Кого века короновали

Венцом нетающих снегов...

Там в старину, пленен эдемом,

Пещеру вырубил монах...

Досель зовется «Вифлеемом»

Затвор, иссеченный во льдах.

Гора кончается откосом

И образует узкий грот.

Гнездом орлиным над утесом

Чернеет издали проход.

И грозно лязгая над бездной,

Лишь цепь ведет к подножью льда,

И только цепью той железной

Подняться сможете туда.



Перевод с грузинского Бориса Брика.
Нет сомнения, что Илья Чавчавадзе поэтически опи­сал пещеру, обнаруженную и посещенную нами.

Семь веков назад было изготовлено это знамя — хоругвь. На снимке: подсвечник, сосуды, монеты времен царя Ираклия и дру­гие памятники грузинской старины, обнаруженные в пещере Бетлеми альпинистами



Фото А. Джапаридзе
Установив, что мы находимся в Бетлеми, группа могла заняться ее внутренним обследованием. Оно по­казало, что пещера высечена в скале, углы пещеры округлены, свод куполообразный. Обращала на себя внимание чистота стен и потолка, сохранивших следы по­белки. Форма пещеры не позволяет точно определить все ее размеры.

Пол пещеры устлан плотно пригнанными четырех­угольными плитками из кровельного сланца. Гладкий пол имеет небольшой наклон к выходу, вероятно для стока занесенной дождевой или талой воды. При постукивании палкой раздавался глухой звук, что навело нас на мысль о возможном существовании замаскированного нижнего этажа пещеры, но производить капитальные археологические раскопки при первом посещении в нашу задачу не входило.

В северо-восточной части пещеры мы увидели тра­пезу (престол). Основание ее сложено из камней, ошту­катурено и побелено. Верхняя часть трапезы представ­ляет собой плоский тесаный андезитовый камень.

Трапеза покрыта белой гладкой тканью кустарной работы. В левом переднем углу ее мы обнаружили большое бронзовое основание подсвечника (шандал) с тремя ножками, напоминающими по форме человече­скую ногу. Справа в переднем углу стояла неглубокая деревянная миска, в заднем углу — более глубокая деревянная миска диаметром в 13 см. В лежавшей по­средине престола маленькой деревянной коробке, типа пенала с двумя отделениями, лежало десять старинных серебряных монет. Здесь же стоял маленький деревянный сосуд с дыркой в отдельно лежавшей крышке. На трапезе находился кусок мрамора и две деревянные пластинки.

По обе стороны трапезы поднимаются два тонких деревянных четырехугольных столбика, упирающихся в пол и свод пещеры. Между столбиками протянута поло­ска ткани и на ней, в северной части трапезы, укреплена, как занавес, белая ткань. К занавесу прислонено иконо­писное знамя — хоругвь с округленным нижним краем, обитым серебряной пластинкой с штампованными рель­ефными изображениями и надписями, исполненными древнегрузинским шрифтом «асомтаврули». Деревянная рукоятка хоругви опирается на трапезу. По обеим сто­ронам хоругви на тканях нашиты кресты из пестрой мате­рии, а сверху накинуто вышитое крестиками полотенце.

Рядом с трапезой у восточной стены пещеры стоит высокий деревянный подсвечник с тремя ножками; у стены — рог пятилетнего тура. Близ этой же стены в полутора метрах от входа установлено каменное сиде­ние из двух тесаных андезитовых камней.

В северной части трапезы у самой стены лежит боль­шой четырехгранный тесаный андезитовый камень. Ниж­няя часть его шире верхней. В верхней части камень имеет круглое отверстие. На двух сторонах его высечены кресты.- на одной стороне простой с прямоугольными рукавами, на другой — короткий, массивный, у основания «процветающий», с изображением головы Адама, внизу древний тип голгофского креста.

К западной стене прислонена деревянная дверь из двух досок такого же размера, что и описанная ранее. Это, как нам представляется, вторая половина некогда висевшей здесь двухстворчатой двери пещеры. В настоя­щее время ее место рядом с висящей дверью заполнена четырьмя тесно пригнанными круглыми деревянными столбами, изнутри это пространство оштукатурено и по­


белено.

В пещере были найдены также небольшие железные наконечники стрел, латунный бубенчик, ложечка для причащения, три крючка типа рыболовных, орудие для вытесывания деревянной посуды, всего 20 предметов. В дальнейшем И. Сонгулашвили в Тбилиси обнаружил внутри бронзового подсвечника глиняную лампадку в форме вазы на ножке с тремя желобками для фитиля.

Все эти находки заставляют нас предполагать, что пещера служила, главным образом, молельней. Находки из пещеры мы сдали директору Казбегского музея. С. Алибегашвили, оставив в Бетлеми лишь деревянные стойки, двери, цепи и каменные изделия.

С предметами пещеры Бетлеми в Тбилиси ознакоми­лась комиссия специалистов в составе действительных членов Академии наук Грузинской ССР Н. Бердзенишвили и Г. Чубинашвили, члена-корреспондента Акаде­мии наук Грузинской ССР Г. Читая, заведующего отде­лом малого искусства музея искусств Метехи И. Сонгу­лашвили и нумизмата доцента Т. Ломаури. По их мне­нию, особенного внимания заслуживает икона — знамя со штампованными рельефными изображениями и над­писями относящимися к XIII в., а возможно и к более раннему периоду. Не исключена возможность, что мы обнаружили один из лучших образцов грузинской че­канки XI века. Бронзовое основание подсвечника несомненно относится к еще более раннему периоду, но точ­ное его датирование потребует обстоятельного изучения. Две серебряные грузинские монеты относятся ко време­нам Ираклия II, одна грузинская монета датируется второй половиной XV в. и семь иранских монет — XVII—XVIII столетиями. По мнению тех же ученых, вы­шивка на полотенце и материал занавеса указывают на пребывание здесь неведомого нам отшельника до первой половины XIX в.

По мнению комиссии, должно быть проведено вторич­ное, более полное обследование окрестностей Бетлеми и поиски других пещер.

В дальнейшем автор этих строк считает целесообраз­ным организовать экспедицию с участием альпинистов, археологов, архитекторов, фотографа и топографа для окончательного изучения уже описанной пещеры, а также для обследования окрестностей Бетлеми, где, по свиде­тельству Вахушти, может быть имеется еще не одна пещера. Следует поручить экспедиции и исследование развалин древнего монастыря в том же районе.



Открытие пещеры Бетлеми мы посвятили 25-летию советского альпинизма и памяти наших погибших братьев Симона и Алеши Джапаридзе.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница