Святые новом



Скачать 158.17 Kb.
Дата02.05.2016
Размер158.17 Kb.

Святые новомученики земли Чувашской.


16 марта 2008 года в Неделю 1-ю Великого поста, Торжества Православия, в Введенском кафедральном соборе г. Чебоксары митрополит Чебоксарский и Чувашский Варнава за Божественной литургией совершил чин прославления священномучеников Аркадия (Добронравова), Димитрия (Воскресенского), Михаила (Самсонова) и Василия (Покровского). Его Высокопреосвященству сослужил викарий Чебоксарской епархии епископ Алатырский Савватий.

На заседании Священного Синода от 15 апреля 2008 года были причислены к Собору новомучеников и исповедников Российских ХХ века протоиерей Николай Троицкий и священник Илия Измайлов, материалы о которых были представлены от Чебоксарско-Чувашской епархии. Исследовательской деятельностью по новомученикам и исповедникам Российским в нашей Чебоксарско-Чувашской епархии занимается иеродиакон Иосиф (Ключников), насельник Свято-Троицкого мужского монастыря г. Чебоксары, секретарь Чебоксарской епархиальной комиссии по канонизации святых. За период деятельности отца Иосифа было причислено к лику святых семь мучеников.

- Отец Иосиф, как Вы начали собирать материалы о гонениях в годы государственного атеизма на священнослужителей и верующих Русской Православной Церкви?

- Многие из нас почитают мучеников и новомучеников российских, читают "Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века" игумена Дамаскина (Орловского), в монастырях на трапезе читаются эти творения. Прославленных же от нашей епархии было только двое: священномученики Герман (Кокель), епископ Алатырский, и Емилиан (Киреев), иерей. В октябре 2005 года, епископ Алатырский Савватий, викарий Чебоксарской епархии, наместник нашего Свято-Троицкого мужского монастыря, благословил меня работать в архиве по поиску о репрессированных за веру. До этого времени в нашей епархии никто серьезно исследовательской работой не занимался. В конце же 2005 года основная часть следственных дел политических репрессированных граждан была передана на государственное хранение. Все эти события Промыслом Божиим совпали по времени. Возможно, до этого времени ничего бы и не получилось. Когда что-то было выявлено я представил материал Митрополиту Варнаве и получил благословение Его Высокопреосвященства продолжить изыскания и собирать сведения для канонизации.



- Как продолжилась Ваша работа?

- В основу работы легли списки реабилитированных по публикациям в газетах. Некоторые списки были в базе данных архива, в которых фиксировалось, что те или иные реабилитированные были служителями культа. При исследовании стало открываться много интересных фактов, обозначилась ценность этого дела.

В начале своей работы я не знал, какими должны быть требования для канонизации. В первый свой приезд в Москву, выяснилось, что следственные документы должны быть тщательно подготовлены: копии, ссылки и т.д. Во-вторых, должна быть представлена полнота сведений о человеке, не только следственное дело, но и сведения из клировой ведомости, если священник был рукоположен до октябрьских событий 1917 года, важно, чтобы в жизни священника не имелось порочащих, отрицательных фактов. Когда предъявляются обвинения в антисоветской агитации и деятельности - нужно, чтобы допрашиваемый не признал этих обвинений и не оговорил других. Когда все факты суммируются и все они положительные, епархиальная комиссия по канонизации святых выносит решение о предоставлении материалов в Синодальную комиссию и просит правящего архиерея, который утверждает решение комиссии и ходатайствует в Синодальную комиссию по канонизации святых.

Иногда думаешь, что все хорошо, но, приезжая в Москву, выясняется, что чего-то не хватает. Тогда дорабатываешь материал или тот кандидат уже оставляется. Решающим моментом является поведение человека на допросах, где явно просвечивается его духовность. Допрашиваемый мужественно отвечает на допросах или очных ставках со лжесвидетелями: «Не признаю», «Отрицаю», «Напрасно никого не хочу обвинять» и т.д. Есть много расстрелянных и умерших в лагерях епископов и священников, но вопрос о канонизации их не ставится - на допросах они признали свою вину и оговорили других. Кто-то из старцев сказал: «Не спешите и не стремитесь канонизировать того или иного человека, может быть он сам больше нуждается в ваших молитвах, а вы будете ему молиться». Поэтому нужно, чтобы были выявлены все промежуточные следственные дела, то есть, если были аресты и приговоры после суда, пусть даже без приговора – прекращение следствия и освобождение, необходимо представить все следственные документы, иначе вопрос о подаче материала на канонизацию не будет подниматься.



- От нашей Чебоксарско-Чувашской епархии канонизировано 9 мучеников, расскажите, пожалуйста, отец Иосиф, кратко о каждом из них для наших читателей.

- Священномученик Герман (Кокель), епископ Алатырский, уроженец Батыревского района Чувашии, тогда Симбирской губернии. Служил священником в Симбирской епархии. После 1917 года получил высшее богословское образование в Петрограде, а в 1924 году был рукоположен в сан епископа святителем Тихоном, Патриархом Московским и всея Руси. До епископа Германа возглавлял кафедру в Чувашии епископ Тимофей (в миру Виктор Зайков), из бывших протоиереев, но, к сожалению, он впал в обновленчество. И пришлось по своем приезде епископу Герману по личному благословению Патриарха бороться с обновленцами, наводить порядок. Также некоторые играли на национальных чувствах, предлагали образование автокефалии. Потом епископ Герман был выслан в Сибирь и на Дальний Восток и занимал там кафедры. Сейчас было найдено еще одно следственное дело, из которого явствует, что епископ дал соглашение на секретное сотрудничество с ОГПУ, к сожалению, этот факт неопровержимый. Примерно в конце 1920-х годов и до ареста в 1933 году он носил этот грех. Такое мнение члена Синодальной Комиссии по канонизации святых игумена Дамаскина (Орловского). Так бывало и в ранние христианские гонения: мученик отрекался, но в последний момент, осознав свою вину, исповедав имя Христа, предавался на мучения и становился святым. Возможно епископ Герман считал, что можно внешне согласиться, а вести «двойную игру», но это считается уже отречением. Более поздние документы показывают, что епископ Герман пересмотрел свои позиции - раскаялся и, видимо, оказался неугодным ОГПУ, был арестован и приговорен к десяти годам заключения. Этот пример, дает урок и нам не уповать на свои силы, а только на милость Божию, только она может уберечь от таких шагов. В личном деле заключенного епископа Германа есть показания осведомителей, что «Кокель говорил: что он за грехи здесь мучается, воля Божия». Отбывал срок в Байкало-Амурском лагере, сейчас это территория Еврейской Автономной области, железнодорожная станция Облучье, и там был расстрелян 2 ноября 1937 года. Все-таки своими страданиями владыка искупил свои грехи и по промыслу Божьему был канонизирован в 2001 году. Епископ Герман возглавляет сонм новомучеников Чувашской земли.



Священномученик Емилиан (Киреев) был причислен к лику святых в 2003 году. Он был расстрелян вместе со священномучеником Василием Покровским. Делом отца Емилиана занимались его родственники, хлопотали о его прославлении. Иерей Емилиан был выходцем из крестьян. В 30-х годах был рукоположен сначала в диакона, а через несколько лет в священника. Был он молитвенник и простой сердцем. Репрессивные органы заставляли отречься от Бога. Он говорил: «Я буду служить до конца - пусть меня заберут прямо от престола». Перед арестом он чувствовал сильную тоску – это как «Гефсиманское моление о чаше». И когда в суде дали ему короткое свидание с родными – он поведал, как издевались над ним и отцом Василием заключенные уголовники. Вся документация была налицо. У Покровского же надо было найти клировую ведомость. Но поскольку его делом никто не занимался, оно было отложено. И только в 2007 году священник Василий Покровский был канонизирован.

Священномученик Василий (Покровский) родился в селе Баевка Сенгилеевского уезда Симбирской губернии в семье священника Андрея Покровского. Его отец был переведен в село Промзино Алатырского уезда (сейчас это село Сурское Ульяновской области). В семье было три сына. Из них только Василий выбрал путь священства. Поэтому отец любил его больше, считая его своим преемником. С 1917 года отец Андрей по старости болел, и в это село был назначен его сын, иерей Василий. В 1923 году отец Андрей отошел ко Господу. В 1923 году отца Василия арестовывали. Содержался под стражей он в Симбирске, и когда вернулся из заключения, младшие дочери его даже не узнали, настолько он был очень измучен, изможден. Несмотря на это, отец Василий всегда шутил, привез им из Симбирска даже подарки. Младшая дочь отца Василия говорит, что в период служения в Промзино отец Василий был возведен в сан протоиерея, но документов, подтверждающих это нет, поэтому он был канонизирован как священник. В 1929 году был арестован и приговорен по 61-й статье за неуплату налогов к двум годам лишения свободы. Отбывал срок в Ульяновске. Родственникам разрешали не только навещать его, но и жить и работать вместе с ним. Сначала он работал на лесоповале, а затем его назначили огородником, поскольку он хорошо разбирался выращиванием овощей. Дочь рассказывает, что, когда она приезжала к нему на свидание, он угощал ее очень вкусными помидорами, огурцами, садились, разговаривали. В один из ее приездов, его вызвали в прокуратуру, и они пошли вместе. Когда он вышел из здания прокуратуры, он улыбался, дочери он сказал: «Как хорошо, что ты приехала! Ты меня освободила!». Ему срок сократили, и они вернулись домой. В Промзино ему негде было жить, потому что он был осужден с конфискацией имущества, а церковь и все строения, принадлежащие причту, сгорели. Поэтому отец Василий уехал в Алатырь, где жили его родные сестры. В Алатыре он пытался устроиться священником, но не смог - не было свободных мест. Тогда епископ его направил в Цивильск. Конечно же он хотел поближе к родным, и в 33-м он был переведен в село Семеновское нынешнего Порецкого района. В Семеновское из Алатыря к нему в гости приезжала дочь. И однажды его вызвали в райотдел НКВД. Они пошли вместе. И снова, когда он вышел, улыбаясь сказал: «Ну вот, теперь я смогу служить в Алатыре. Теперь я свободен. Ты мне опять помогла». В 1938 году он перешел в Алатырь, в Крестовоздвиженскую церковь. В народе эту церковь называли Полевой, потому что она находилась за чертой города, в поле. С этого момента он служил там с иереем Емилианом Киреевым. Несли они вместе свой крест до конца. В начале 1941-го храм был закрыт. В то время он жил специально отдельно от семьи. Отношения с матушкой сложились у него в то время как у брата и сестры. Матушка была нервозной, и, когда пыталась в повышенном тоне с ним разговаривать, он старался не ссориться с нею, уступал. Еще жива его племянница, которой сейчас за семьдесят. Она вспоминает, что ее не раз посылали «отнести молочко дяде Васе». В июле 41-го он уже предчувствовал свой арест. И вот однажды ее послали уже без молока. Ей сказали: «Ты пробеги по другой стороне улицы и посмотри - если занавески закрыты, то нам скажи». Это был знак. Он говорил родным: «Если за мной придут - я занавески закрою». И вот она пробежала вдоль улицы, смотрит, занавески закрыты – дядю Васю, значит, арестовали. Священник Василий Покровский был расстрелян вместе со священномучеником Емилианом 26 декабря 41-го. По рассказам одного из конвоиров, их вывезли вечером из тюрьмы в поле, близ деревни Анютино, и после того, как они выкопалили себе могилы, расстреляли.

Преподобномученица Тамара (Сатси) была родом из лютеранской семьи. Рано осиротела, пошла в приют при Пюхтицком монастыре. По воле Божией с игуменией переехала в Казанскую епархию. Некоторое время подвизались в Казани, потом в Козьмодемьянском монастыре. Монашеский постриг ее совершил тоже будущий преподобномученик - архимандрит Сергий (Зайцев). Он был настоятелем в Зилантовом монастыре, через год его расстреляли. В 1918-м году мать Тамара была переведена в Чебоксары. Здесь она стала игуменией. После закрытия монастыря жила неподалеку в городе, в частном доме до своего ареста. В 1941-м игумения Тамара была арестована. Лжесвидетелем выступил бывший священник из Чебоксар. На очной ставке он настаивал на ее антисоветских высказываниях, а игумения мужественно, с кротостью отрицала свою вину и была приговорена к десяти годам заключения. Отбывая срок заключения в Алатырской колонии, 1 мая 1942 года скончалась. И как бы своей смертью именно в этот день, освятила и дату и название поселка, где находилась колония. Ведь праздник «1 мая» и название «Перовомайский» очень далеки от Божественного. А теперь мы православные отмечаем память мученицы и бессмысленный праздник «1 мая» теряет свое значение и уходит на задний план. В деле мученицы сохранилось переписанное ее рукой стихотворение, которое раскрывает ее духовность – там есть такие строки:

Ждет тебя страна иная,

Счастье вечно там живет,

Там на небе блага рая

Твое сердце обретет.

В декабре месяце 2007 года канонизировали протоиерея Аркадия Добронравова, протоиерея Димитрия Воскресенского, протоиерея  Михаила Самсонова и священника Василия Покровского.



Священномученик Димитрий (Воскресенский) был выходцем из семьи священника села Урусово Симбирской губернии. Я ездил на его родину. Там в селе храм был разрушен, а рядом находилась могила родителей святого - священника Василия и его супруги. На могиле - гранитный памятник с крестом. Крест сломали, а памятник уцелел. Власти хотели памятник убрать, но восстал народ. Когда приехали в село правнуки отца Димитрия, они были удивлены тому, что сохранился памятник над могилой и старожилы помнят их родного прадедушку, отца Василия. Семья Воскресенских была высокодуховной. Матушка отца Василия умерла молодой при родах. И более тридцати лет отец Василий нес крест вдовца. Священник Василий говорил, что для православной женщины умереть при родах - счастье. В 1907 году в округе была эпидемия тифа. Отец Василий, будучи уже старцем, не побоялся причащать больного крестьянина, заразился и умер. С утра он поехал на требы, а вечером его уже вели полуживого под руки. Он скончался как исповедник веры Христовой.

Димитрий начинал в Урусово псаломщиком. Потом стал священником. И вот последние 26 лет с 1911 года служил в селе Анастасово Симбирской губернии. В начале 30-х годов подвергался аресту. Одну записку он передал из тюрьмы своей дочери Ольге, в которой были такие слова: «Лелечка, постарайся приехать, меня сейчас бьют. Постарайся приехать…». Просил помощи. Тогда он был освобожден. Потом в 37-м арестован вновь и приговорен к 10 годам лишения свободы. Скончался, как и преподобномученица Тамара, в Алатырской колонии и именно 22 мая - в день престольного праздника своего храма – Николы Чудотворца.



Священномученик Михаил (Самсонов) из крестьянской семьи деревни Шор-Касы Курмышского уезда. Был образованным. Окончил учительскую семинарию, потом Симбирскую Духовную семинарию. Служил в Курмышском уезде, в селах Раскильдино и Красные Четаи. Был директором второклассной школы в селе Красные Четаи. Был очень активным, исполнял разные епархиальные послушания. Арестовали отца Михаила 10 декабря 1937 года вместе со старостой церкви и приговорили к 10 годам. Скончался он в Алатырской колонии 28 января 1942 года. Хотя ему было и за семьдесят, но в колонии он продержался довольно долго – 4 года. В 42-м году зима была суровой. Шла война с Германией. Заключенных обрекали на смерть. Голод в колонии был неимоверный. Все продукты отправлялись на фронт. Как раз в это время – зимой 42 года один заключенный, тоже репрессированный, прислал из колонии своей жене записку такого содержания: «Срочно приезжай! Привези лекарства. У нас повальный кровавый понос, простуды…». И когда жена приехала, из соседнего Яльчикского района, муж уже умер. Смертность в колонии была очень высокой. Бывало, что за день умирало по 40-50 человек. По рассказам очевидцев, их закапывали в ямы даже полуживыми. Те же, кто освободился, рассказывали, что, бывало, утром заберут человека, а вечером говорят, что он внезапно умер. В 90-х годах там строили дорогу и нарушили захоронения заключенных - некоторые черепа были прострелены. Надзирателями были не только жестокие люди, но и добрые. Я ездил в поселок Первомайский, где находилась колония, и разговаривал с дочерью одного из надзирателей. Их семья была эвакуирована из Белоруссии. И отец ее пострадал сам от другого надзирателя, который удивлялся его честности и справедливости и угрожал ему, что «посадит». Это было еще при Сталине. И он не выдержал, умер, остановилось сердце. А жена его работала нянечкой в детских яслях при колонии, где содержались дети заключенных женщин, ухаживала в лазарете за больными заключенными, хоронила их, она даже к мертвым относилась сострадательно. Когда мертвых заключенных, как мусор, вываливали в яму при захоронениях, она говорила конвоирам: «Вы поаккуратнее, это же были люди!» Один заключенный священник, который умер у нее на руках, подарил ей Новый Завет, который сейчас хранится у меня.

Священномученик Аркадий (Добронравов) был деятельным священником. Его проповеди были пришиты к делу. В начале тридцатых репрессии применялись к самым ревностным проповедникам. Он прослужил в Казанской церкви города Цивильск 35 лет. Отец Аркадий говорил: «Пока я жив – церковь не закроют». Сейчас эту церковь восстанавливают. После ареста он был этапирован в Мордовию в Темниковский лагерь, где и скончался 30 апреля 1933 года. В тех краях я служил в армии, как раз в бывшем лагере, и хорошо знаю эти места – там сплошные леса. От станции железной дороги Потьма шла ветка до поселка Явас, по которой ходила «кукушка». Вдоль пути располагались лагерные пункты. Заключенные в основном работали на лесоповале и деревообработке.

Священномученик Николай (Троицкий) - из семьи диакона, родился в селе Выползово нынешнего Порецкого района Чувашской Республики. Окончил Симбирскую Духовную семинарию. В 1920 году был рукоположен во священника, служил в селе Сабаево в Мордовии. В 20-х годах был осужден по 61-ой статье за неуплату налогов. После освобождения стал служить в селе Семеновское Порецкого района, а в 33-м году был переведен в село Малое Чурашево Ядринского района. В 1935 году был возведен в сан протоиерея за безупречную службу. Был энергичным человеком. Сохранилось много документов, в которых он просит разрешения сельсовета пройтись крестным ходом на тех или иных православных праздниках, окропить в Крещенский праздник святой водой дома и дворы села, просьбы на совершения различных треб. В 1937-м году был арестован, содержался в Ядринской тюрьме. Там же проходило следствие. Протоиерей Николай мужественно отрицал обвинения в антисоветской агитации на допросах и на очных ставках со лжесвидетелями и был приговорен к 10-ти годам. До марта 1941 года содержался в Алатырской колонии, далее был этапирован по наряду ГУЛАГа в Байкало-Амурский лагерь. 10 марта 1945 года скончался во 2-ом отделении лагеря в городе Свободный.

Священномученик Илия (Измайлов) был родом из крестьян села Хормалы нынешнего Ибресинского района. С детских лет пел в церковном хоре, в зрелом возрасте стал управлять хором. В 1918-м году, после октябрьских событий 1917 года, были образованы исполкомы. Народ еще тогда не до конца понимал, во что это все выльется. Некоторое время Илия Измайлов работал в земельном комитете волостного исполкома. Затем он отошел от этого, поскольку тогда произошло отделение Церкви от государства. Иконы из волостного исполкома были убраны. Люди стали разбираться в происходящем. Отец Илия был рукоположен епископом Германом в Казани и поставлен священником в родное село Хормалы. В то время многие священники переходили на сторону обновленцев. Пришлось вооруженным образом взламывать двери и захватывать храм у обновленцев. По другому никак нельзя было. Священник-обновленец обращался в органы власти, просил защиты, обливал грязью епископа Германа и его «приспешника - попа Измайлова». В 30-м году власти храм закрыли. Отец Илия и прихожане собрали подписи со всех окрестных деревень села Хормалы, направили письма во ВЦИК и другие инстанции и все-таки добились открытия храма. В 32-м священник Илия был арестован по делу группы «Истинно-Православной Церкви», хотя он к этой группе и не принадлежал. В то время власти не разбирались и «гребли всех под одну гребенку». На допросах отец Илия свою вину не признал и был приговорен к 3 годам ссылки в Западный Казахстан. Поле ссылки он вернулся в родное село. Церковь была закрыта и отец Илия стал добиваться вместе с церковным советом открытия церкви. Совершал богослужения на дому, требы. Прихожане твердо верили, что церковь будет открыта. Они даже закупили строительный материал для ремонтных работ, хотя епископ Чебоксарский Владимир предлагал отцу Илие другой приход в Козловском районе. В августе 37-го началась новая волна репрессий, и отец Илия был арестован в первых рядах. Приговорен Тройкой НКВД к расстрелу и 17 сентября был расстрелян в тюрьме города Алатырь. Погребен в общей безвестной могиле – сейчас это территория завода «Электроавтомат» города Алатырь. В ту ночь было расстреляно более тридцати человек, в том числе и обновленческий епископ Тимофей (Зайков).

Хочется поведать о новомучениках XX века, причастных тем или иным образом к нашей нынешней епархии, тогда Казанской или Симбирской, являющихся покровителями Чувашской земли. Первыми приняли мученическую смерть на Казанской земле монахи Зилантового монастыря в Казани. Среди них иеромонахи Серафим (Кузьмин), Лаврентий (Никитин) и послушник Георгий Тимофеев были из чуваш Казанской губернии. Другой - священномученик Амфилохий (Скворцов), епископ Красноярский. Родился он в семье псаломщика, в селе Русские Норваши Цивильского уезда. Окончив Чебоксарское Духовное училище, продолжил образование в Казанских Духовных школах. В период учебы часто приезжал на Родину, к родителям. В 37-х годах, будучи епископом Красноярским, был расстрелян в Красноярске. Далее, преподобномученик Игнатий (Лебедев), известный старец Зосимовой пустыни и Московского Высоко-Петровскогомо настыря. По воле Божией скончался на нашей земле - в сентябре 1938 года в Алатырской колонии (сейчас поселок Первомайский), где пробыл в заключении 2,5 года. О нем изданы книги, где опубликованы его письма из заключения, в том числе из Алатырской колонии. Его духовая дочь – монахиня, знала его могилу, но сейчас она утеряна. Известно кладбище, где покоятся останки погибших узников колонии. Сейчас Чебоксарская епархия и Чувашская Республиканская Ассоциация жертв политических репрессий обратились к главе администрации Алатырского района установить там Поклонный Крест. Тогда же в той колонии томились будущие святые – епископ Рыльский Иоанн (Пашин) и епископ Орловский Николай (Могилевский) – они были этапированы дальше в другие лагеря. Епископ Иоанн был расстрелян, а епископ Николай пережил лагеря и почил находясь на Алма-Атинской кафедре. Ныне прославлен как священноисповедник. Священномученик Адриан (Троицкий). Вырос и учился в Чебоксарах. Более 20 лет связаны с Чебоксарами, где служил псаломщиком. С 1902 года служил священником в Царевококшайском уезде. Был расстрелян в Йошкар-Оле в 1937 году. Его потомки есть в Чебоксарах и в Нижнем Новгороде. Преподобномученик Тихон (Бузов) принял постриг в Седмиезерной пустыни под Казанью. За некоторые революционные настроения в 1908 году был переведен в Чебоксарский монастырь, еще подвизался в Чувашском Александро-Невском монастыре до 1910 года. 37-й год застал его в Москве, где он и был расстрелян на Бутовском полигоне. Также священномученик Аркадий (Ершов), епископ Екатеринбургский, в 1928 году некоторое время был епископом Алатырским, в 1930-31 годах - Чебоксарским. Был расстрелян в Свердловске. Еще священномученик Амвросий (Гудко), епископ Свияжский – был вывезен на поезде и расстрелян в поле на станции Тюрлема (ныне Чувашия) в 1918 году. Пожалуй и преподобномученик Мефодий (Иванов), он окончил Алатырское Духовное училище и не успел Симбирскую Духовную Семинарию из-за октябрьского переворота. Отец-священник с семьей остались жить в Алатыре, а он уехал в Москву и будучи игуменом был расстрелян в 1937 году в Бутово. Кстати он являлся в земной жизни родным племянником нашего священномученика Василия (Покровского).

- Предвидится ли в дальнейшем Ваша работа?

- На ближайшее время работа есть. Имеются достойные кандидаты на канонизацию. Надеемся, что сонм новомучеников земли Чувашской пополнится. Среди них есть монашествующие. Готовится сборник житий наших новомучеников и сборник статей с фотографиями по всем репрессированным, кого удалось выявить, за православие в Чувашии. Будем снимать документальные фильмы о Чувашских мучениках. Верим, что Господь сподобит обрести святые мощи для утешения и подкрепления в вере.



- Насколько духовно полезно заниматься подобной исследовательской деятельностью?

- Занимаясь исследовательской деятельностью по новомученикам и исповедникам российским, изучаешь, в первую очередь, жития святых, которые раскрывают подлинную картину духовного подвига христиан, и находишь для себя подкрепление в вере, даже вдохновение. Если и не будут прославлены те или иные священники, знаешь, что Церковь будет за них молиться, а святые же молятся за нас. К тому же ощущаешь близость и реальность их подвига – ведь святые жили всего 60-70 лет назад и ходили по этой же земле, служили в тех храмах, где сейчас мы молимся им.

То время, как и наше, было противоречивым. Атеистическая идеология опирается на такой момент, мол смотрите сколько у вас, отказалось от сана, от Бога. А мы им можем теперь ответить – смотрите сколько у нас святых. Вот противовес и лучший аргумент! Церковь достойно выстояла в испытаниях. Да некоторые священники переставали служить, некоторые публично отказывались от сана, отрекались от Христа. Это – богоотступничество. Некоторые, не выдерживая пыток, сами становились лжесвидетелями и оговаривали других, хотя многие из них также пострадали и погибли.

Не все документы нам доступны и не ставится цель всех канонизировать, но как можно больше открыть, чтобы не осталось забытых имен. На кого Господь открывает все материалы и они хорощие – тех прославляют. Слава Богу.



Теперь и у нас есть заступники в Церкви Небесной. Прошу Господа, чтобы по молитвам новомучеников и меня сподобил принять мученическую кончину, а пока надо научиться стать бескровным мучеником.

Беседовал Александр Данилов


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница