Судья, женщина Кувшинников, мильтон или мент, как хотите Федя



Скачать 414.11 Kb.
страница1/3
Дата11.11.2016
Размер414.11 Kb.
  1   2   3

Вл. Панков


… ХУЖЕ ВОРОВСТВА

комедия в двух действиях


Действующие лица:

Судья, женщина

Кувшинников, мильтон или мент, как хотите

Федя Попов, научный работник, муж Повой

Верунчик Попова, она же Кацынская, она же Подотригора, она же Алебастрова, она же Хабибулина

Еще в пьесе участвуют два чемодана, в одном из которых может поместиться человек, узлы с вещами и папки с делами.
Действие происходит в помещении суда, но мы об этом узнаем не сразу.
Верунчик. Меня тут арестовали ни за что. Я, видите ли, на их словесный портрет похожа. Алебастровой обзывают, Подотригорой, Кацынской какой-то, с добавлением "она же". Она же Подотригора, она же Кацынская, она же Хабибулина… Следователи мне еще тут Я что, похожа на Хабибулину? На ту же Подотригору? Она же … на ону же Кацынскую? Я как была Верунчик Попова, так навечно ею и останусь … Хотя нет, не навечно. У меня и девичья фамилия была другая, да тут и эта история…

Прихожу домой с покупками, открываю дверь ключом и чуть в обморок не падаю. Посреди моей квартиры преспокойненько сидит миловидная такая на первый взгляд женщина с узлами и большим чемоданом.



  • Вы кто? – только и смогла я выговорить от удивления.

  • Я Попова, – отвечает эта нахалка.

  • К-как Попова?

  • Так Попова. Жена научного работника Феди Попова.

  • П-простите, - я чуть не задохнулась от обиды, - это я жена н-научного работника Федора Попова.

  • Ничего удивительного, - цинично усмехается эта непрошеная гостья, - он у вас в командировки ездит? Я думаю, что сегодня нас, жен Феди Попова, как раньше детей лейтенанта Шмидта, в каждом городе

  • Как вы попали в квартиру? – я попробовала взять себя в руки.

  • Он дал мне ключ.

  • Ка-ак?..

В один миг вдруг открылось мне истинное лицо моего мужа, научного работника, жалкого донжуанишки, альфошки и синей бороденки. Это был момент истины.… Всю жизнь я носилась с ним, как с Анатолием Курагиным из "Войны и мира", боготворила, как Вронского, а он отдает ключ от нашего общего дома случайной женщине и гонит таким образом меня прочь, как в мексиканских фильмах… Ну нет, так просто я не сдамся, я буду бороться… Я решительно подошла к узлам непрошеной гостьи и стала один за другим гордо выбрасывать их за дверь.

  • Что вы делаете? Как вы смеете? – сразу засуетилась эта фальшивая Попова, но я вслед за узами и чемоданом вытолкала из квартиры и ее.

  • Я буду жаловаться, - кричала она из-за двери, - я милицию позову, это же хулиганство …

Однако я ничего уже не слышала, я рыдала, лежа ничком на тахте. Коварный обольститель, гнусный соблазнитель, нет, с ним я больше не смогу жить под одной крышей, я уйду к маме. Я встала, вытерла слезы и стала собираться. Первым делом, конечно, надо забрать свои любимые книги …

Судья. Минуточку, минуточку … (останавливает Верунчика женщина, которой она все это рассказывает. Это чуть позже выяснится, что она судья, а дело происходит в суде). Для полноты картины послушаем вашего мужа.

Федя. Я тем временем поднимался пешком на свой девятый этаж. Что-то опять барахлил лифт, но даже этот изнурительный подъем я старался использовать для своего физического совершенствования. Я, как человек, перегруженный научной работой, не имею возможности уделять специальное время на бег трусцой или там утреннюю зарядку…. Возле девятого этажа я встретил женщину, таскавшую какие-то узлы в лифт.

  • На дачу переезжаете? – участливо спросил я.

  • На дачу, - вежливо ответила миловидная женщина. Миловидная, на первый взгляд.

  • Позвольте, я вам помогу, - и я отнес в лифт наиболее тяжелый из предметов -чемодан. Женщина закрыла дверцы и уехала вниз. А я, приятно утомленный физическим упражнением по поднятию тяжестей, пошел к своим дверям …

Судья. Хорошо, хорошо. Теперь вы … (судья бережно перевела внимание на Верунчика, что ей польстило)

Верунчик. Ой, спасибо. .. Тем временем я быстро связала книги стопочками и подошла к шкафу, чтобы взять платья. Открыла дверцу и … схватилась за сердце. Шкаф был пуст.… Новый момент истины буквально ошарашил меня: никакой второй жены Феди Попова не было …

Федя. И быть не могло.

Верунчик. Была просто-напросто дерзкая аферистка. Она подобрала ключ, пробралась в квартиру, связала в узлы наши вещи, а я еще и помогла ей эти узлы выносить. Мамочка… Особенно тяжелым был чемодан. Интересно, что она могла туда положить? Я оглядела квартиру. Не было хрустальной вазы, телевизора …

Федя. А в это время…

Верунчик. В прихожей раздался звонок. Неужели муж? – екнуло сердечко. – Неужели этот благородный непонятый Чайльд Гарольд, этот немолодой уже Вертер?

Федя. В самом деле это был я.

Верунчик. Я встретила его слезами. Слов у меня не было. Я молча показала ему на пустой шкаф.

Федя. Поначалу я ничего не понимал.

Верунчик. Потом, когда я все-таки сумела через силу рассказать об аферистке, он побледнел.

Федя. Да, я побледнел. В одном из унесенных пиджаков у меня хранилась энная сумма… И ты сама помогла вынести ей узлы? – вскричал я и тут же ощутил момент истины: какая же ду… какая же наивная у меня жена.

Судья. Хм, наивная…

Федя. Потом вдруг я вспомнил миловидную женщину у лифта, вспомнил тяжесть чемодана и что было силы мысленно хлопнул себя по лбу: какой же я был ду… то есть наивный Впрочем, откуда я мог знать?

Вдруг я заметил стопки с книгами: она что, и книги хотела взять?



Верунчик. Нет, книги – это я.

Федя. Я растерялся, я снова ничего не понимал. Так вы что, в сговоре?

Верунчик. Что ты, что ты, - поспешила я успокоить мужа, - это когда я узнала, что ты завел себе другую, я просто решила уехать к маме.

Федя. И стала собирать книги (демонстрирует недалекость своей жены судье)

Судья. А что тут такого?

Федя (смущенно). Дело в том, что в англо-русском словаре у меня тоже хранилась энная сумма. Поэтому я так и забеспокоился. Надо срочно сообщить в правоохранительные органы - закричал я.

Верунчик (посмотрела на часы). Думаю, что милиции ее уже не догнать.

Кувшинников. Однако … (тут разговору подключился еще один сидевший тут человек) Жизнь то и дело расставляет нам свои "однако". Сосед Поповых по лестничной клетке, пенсионер Черепащук, услышав на вверенной ему лестничной клетке возгласы, переходящие в крики, типа "Безобразие, хулиганство, я милицию позову", решил тотчас позвонить в милицию, пока дело до кровопролития не дошло.

Верунчик. Тем временем оказалось, что фальшивая Попова все еще ехала в лифте. Уже, наверное, радовалась, как ей ловко все удалось, как вдруг лифт, проехав два с половиной этажа, остановился. В первое мгновение фальшивая Попова, видимо, не придала этому особого значения, но потом стала быстро впадать сначала в ярость, а затем и в панику.

Федя. Она нажимала все кнопки разом, дергала за дверцу, пыталась открыть люк, но все тщетно. Клетка лифта оказалась для нее ловушкой.

Верунчик. Даже на вызов диспетчера откликнулся голос маленькой девочки: А мама за молоком пошла. Я за нее кнопки тут нажимаю.

Судья. Пардон, пардон. Откуда вам все это известно?

Кувшинников (поднимает руку). Это все с моих слов. Я в это время как раз на машине подъехал. В машине милиции … увидел, что лифт не работает, и пошел пешком. Чтобы скрасить монотонность подъема на девятый этаж стал считать ступеньки. У меня такая примета: если число ступенек до объекта будет четным, то дело будет раскрыто, а если нечетным, то нечего и стараться.

Однако уже где-то возле шестого этажа я сбился со счета. В клетке лифта я увидел удивительно миловидную женщину с тонкой тенью усиков на верхней губе, глаза карие, выразительные, губы алые, сочные, подбородок нежный, округлый, щечки с ямочками, шея длинная, гибкая, вырез на платье глубокий … Секундного взгляда на нее мне было достаточно, чтобы словесный портрет навечно отпечатался в моей памяти.

- Товарищ милиционер, помогите, пожалуйста, - жалобно попросила женщина.

Я закрыл глаза в неясной истоме, однако про себя отметил: голос мелодичный, берет за душу …



Федя. Поэтому, когда … (подбирает слова) представитель правоохранительных органов вошел в настежь открытые двери нашей квартиры, он первым делом спросил, где телефон, и позвонил в лифторемонтную бригаду, и только после этого приступил к расследованию…

Кувшинников. Это вы меня как бы осуждаете

Федя. Осудить вас может только судья.

Судья. Я не собираюсь его осуждать, за профессиональные огрехи он получит свое от непосредственного начальства. Продолжайте.

Кувшинников. Рассеянно слушая показания подозреваемых …

Федя. Охо-хо, мы уже подозреваемые.

Кувшинников. … я каким-то боковым слухом ждал, когда заработает лифт.

Федя. Боковым слухом Как будто у вас есть другой.

Кувшинников. Обстоятельства дела я уяснил себе сразу, почерк аферистки тоже показался мне знакомым, по пока никакой связи между аферисткой и женщиной в лифте я не видел. Я даже начал составлять список похищенных вещей, как вдруг … загудел двигатель лифта. И тут… в одно мгновение я прокачал все данные о дерзких ограблениях среди бела дня на глазах у хозяев, мысленно пролистал все портреты аферисток и… сорвался с места, оставив в полном недоумении супружескую пару Поповых. Я летел вниз, пролетая пролеты лестницы за один прыжок. Лифт на первом этаже и я оказались там же почти одновременно. Давно разыскиваемая, неуловимая аферистка Кацынская, она же Алебастрова, она же Подотригора, она же Хабибулина, Канделакерн, Бэдэ, Емирович-Анченко, Ногинэ, она же Попова была в моих руках …

Судья. Это был момент торжества истины?

Кувшинников. Да, момент, но на первый взгляд только.

Судья. А в чем дело?

Кувшинников. Дело в том, что Кацынская, она же Попова, она же-то была, но чемодана при ней не было.

Верунчик. Как не было?

Кувшинников. И тут я понял, что меня морочат. Ну, не меня полностью, а только мои мозги. Точнее, мои мозговые извилины. В один миг я сообразил, что женщина, которая ехала в лифте, и была Попова, а та, наверху – давно разыскиваемая Кацынская, она же Алебастрова, она же … Я сломя голову помчался на лифте и задержал этих преступных элементов, выдававших себя за Поповых, за Кацынских, за Подотригор …

Верунчик. Нет, скажите, похожа я на преступный элемент?

Судья. В наше время преступный элемент умеет хорошо выглядеть.

Кувшинников (добавляет от себя). Ездить на "Мерседесе", хорошо платить за превышение скорости, нагло улыбаться …

Верунчик. Это я-то нагло улыбаюсь?

Федя. Она и на "Мерседесе" не ездит.

Судья. "Мерседес" был назван для примера.

Федя. Так это вы что же, хотите нас осудить, что ли?

Судья. Да, хотим вас осудить.

Федя. Это за что же? За ограбление самих себя?

Кувшинников. Мы эти фокусы знаем. Ограбят сами себя, а потом страховку требуют.

Верунчик. Какую страховку? Мы страховались только от пожара.

Кувшинников. Ой, простушку из себя строит … Будто мы не знаем, как это делается: сначала вывозятся ценные вещи, а потом все остальное поджигается.

Верунчик. Разве так можно?

Кувшинников. Ох, простота, простота…

Судья. А простота, как известно, хуже воровства.

Федя. Чем же хуже?

Судья. Хуже.

Верунчик. Но у нас нет статьи, чтобы за простоту сажать.

Судья. Почему нет? За воровство сколько полагается? … А простота хуже. Значит, плюс годик, другой – вот и все.

Верунчик. Вот со мной случай был … Я зашла в поликлинику к ухо-горлу, а там как раз проводили конкурс на лучшего пациента. Меня избрали… за усидчивость. В очередях к врачу. И за прием таблеток. Они там плаце́бо всем давали. Или плацебо́.

Кувшинников. Это что за "плацебо"?

Федя. Это так фуфло по-медицински называется.

Кувшинников. Как это фуфло?

Федя. Ну, таблетки от ничего.

Верунчик. Вот их всем и давали, но помогало только мне. Поэтому меня избрали лучшей.

Федя. И что, за это тоже лишний год накидывать?

Судья. Нет, за это необязательно.

Верунчик. Еще у меня были большие шансы на звание "лучший клиент". Меня за неделю на 18 раз надули: в химчистке, в прачечной, в обувной мастерской … Но какая-то цаца меня обогнала – ее еще и в парикмахерской…

Кувшинников. В парикмахерской надули – это остригли не так, что ли?

Верунчик. Нет, не остригли, а обули. Я второе место заняла. Только за счет того, что всюду, где меня надували, я благодарности писала.

Судья (торжествуя). О За это уж точно можно год накинуть.

Кувшинников. Могу тоже случай привести.… Возвращалась одна домой. В шубке или в дубленке, не помню. А тут к ней женщина подходит. Буквально, у лифта. … Не могли бы вы, мол, знакомую тот одну мою позвать. Она тоже в этом доме … Я могла бы и сама, но ее муж, будете смеяться, мой любовник. И мне самой неудобно, сами понимаете. Я вас очень прошу позвать ее, буквально, на минутку. Мне ей должок надо вернуть – вот сто долларов, видите. … А чтобы ее отпустили побыстрей, сделайте вид, что очень торопитесь: буквально выскочили из машины, а машина внизу ждет. Для правдоподобности снимите шубку даже, а я вас здесь с ней подожду…

Ну, эта доверчивая соглашается помочь, но потом уже ни своей шубки, ни новой знакомой, ни ее долларов никогда уже …



Судья. А помню, помню…. Таких отзывчивых, если судить по десятку шуб и дубленок, обнаруженных при аресте, оказалось охо-хо.

Верунчик. И что, всех этих доверчивых вы осудили?

Судья. Осудила бы, если б судьей была на том суде.

Верунчик. Но за что?

Судья. Возможность украсть создает вора Это сказал англичанин Бэкон. Вас надо судить за создание такой возможности.

Федя. То есть как бы за дальнейшее развитие воровства?

Судья. За потворство, за подпитку преступности…. Ведь это же именно вы клали свои деньги в пирамиды …

Верунчик. Какие еще пирамиды? Это что, типа Хеопса?

Судья. Если бы Хеопса. Вы-то клали в типа МММ.

Верунчик. Ой, клали. И не возвращают.

(телефонный звонок. Кувшинников достает мобильник.)



Голос. Кувшинников, срочно на задержание.

Кувшинников. Вот, блин, от дела отрывают. (уходит)

Верунчик. А можно и мне на минутку?

Судья. Вам-то куда?

Верунчик. Мне в туалет буквально.

Судья. Но учтите, эта минутка, как и содержание в камере, предварительного заключения, засчитывается в срок, который вы получите.

Верунчик. Ой, тогда можно я на десять минут? (убегает)

Федя. Побежала письмо счастья сочинять.

Судья. Чего, чего? Какого еще такого счастья?

Федя. Письмо такое получила. Если перепишет его сто раз и отправит в сто адресов, то получит счастье. Профессор один обещал, фамилии не помню…. Она уже 97 переписала и отправила – счастье близко уже. Я помочь ей хотел как бы, но мне сегодня еще одно письмо пришло.

Судья. Тоже счастья?

Федя. Нет, не письмо счастья, а так – письмо почты. В нем сообщается, что через четыре дня состоится время Ч. Нужно прийти к месту, где находился банк "Чара", в 4 утра и принести 4 тысячи. Тогда они постепенно обещают все вернуть.

Судья. Чего вернуть?

Федя. Чего вернуть, не знаю, я в их банке не состоял, но 4 тыщи понесу, потому что раз пишут такие письма, то это что-нибудь да значит. Займу у кого-нибудь и понесу.

Судья. Господи, и откуда вы беретесь такие?

Федя. Какие такие?

Судья. Чайники такие …

(неожиданно появляется Кувшинников, сопровождающий женщину, похожую на Попову)



Кувшинников. Получите

Судья. Кого вы мне привели?

Кувшинников. А вы не видите?

Судья. Вы что, теперь по женским туалетам специализируетесь?

Кувшинников. Я доставил ее вам не из туалета, а с места преступления. Неужели вы не узнаете ее? Это же Кацынская. Она же Алебастрова, она же Подотригора, она же Хабибулина. Приглядитесь … (отворачивается от Кацынской, по памяти называя ее приметы) тонкая тень усиков на верхней губе, глаза карие, выразительные, губы алые, сочные, подбородок нежный, округлый, щечки с ямочками, шея длинная, гибкая, вырез на платье глубокий … (приметы будут уточнены по внешности актрисы, которая будет исполнять эту роль)

Федя. Где-то я этот словесный портрет видел …

Кувшинников. Так он же на всех автобусных остановках висел.

Федя. Нет, нет, я видел его в лифте…. Во! Именно ей я помогал вносить в лифт украденные у меня же вещи. Где они?

Кацынская. Какие они, какие?

Кувшинников. О, голос мелодичный, берет за душу …

Федя. Где вещи? Где мой пиджак темно-серый, буклевый, 52 размер, четвертый рост?

Кацынская. Не знаю. Я с вашим пиджаком не знакома.

Федя. Вы его толкнули? На рынке? За бесценок? А в нем была заначка такая, что…

Кацынская. Какая что?

Федя. Этот пиджак был стоимостью с машину Правда, "Жигули".

Кацынская. Я не знала. Я если бы даже знала, не взяла бы. Я так воспитана: не брать чужого.

Федя. А взяли…

Кацынская. Мне чужого не надо. Меня просто попросили войти в квартиру и спустить потом вещи до первого этажа. Чтобы люди смогли перевезти эти вещи на дачу. Ключ дали. Правда, пообещали сто рублей за работу.

Федя (иронично). Работа …

Кувшинников (с подъемом). Ага, тут действовала-таки целая преступная группа

Судья. Простите. Гражданка Кацынская, кажется?

Кувшинников. Она же Алебастрова, она же Подотригора …

Судья. Прекратите сейчас же свои милицейские трели … (снова к Кацынской) Гражданка Кацынская, не припомните, кто именно просил вас зайти в квартиру и спустить вещи до первого этажа?

Федя. Кто ключ дал?

Кацынскаязамешательстве). Она назвалась Алебастровой, симпатичная такая, на вас похожа… Другая Подотригора. Мне фамилия запомнилась. Смешная. Подопригора я слышала где-то, а вот Подотригора мне показалась смешной.

Судья (грустно). А вы знаете, вы тоже чайница.

Кацынская. Ой, лучше не знать.

Судья. Чего не знать?

Кацынская. Лучше ничего не знать.

Федя. Вам это замечательно удается.

Кацынская. Ой, я такая, что меня можно легко надуть, обсчитать, обмишулить, объегорить … Другие, те …

Судья. Какие другие? Та, к которой вы зашли в квартиру, оказалось такой же чайницей, как вы.

Федя. Но, но, но. Что значит чайницей? Это что же, я получается как бы муж чайницы?

Кувшинников. Какой муж, какой муж? Вы сами чистый чайник.

Федя. А вы что, не чайник?

Кувшинников. Я представитель правоохранительных органов, а не чайник.

Федя. Все отличие в том, что вы со свистком. Вы чайник со свистком.

Судья. Прекратите сейчас же. У нас тут суд или не суд?

Кацынская. Ой, так у вас тут суд… А я неодета. (поправляет некоторые детали своего туалета, прическу)

Федя. Тут у вас оденут и обуют без вашего же желания.

Кацынская. Ой, как хорошо… Я такая неопытная. Вот если бы золотая рыбка была готова исполнить мои любые желания, я была бы в затруднении, я в этих желаниях заблудилась бы, как в трех соснах. Понимаете, я женщина, которая не знает, чего хочет. Уж такая я, извините.

Судья (Кувшинникову). Кого вы мне все приводите?

Кувшинников. Что, опять не та? Я же ее на месте преступления.

Судья. Мало ли кого на место преступления занесет. Идите, Кувшинников, идите на работу. И без улик не возвращайтесь.

(Кувшинников и Кацынская уходят.)



Судья. Нет, чайники – это какой-то особый народ. У всех прочих народов – божественное происхождение – от Иисуса, Аллаха, Будды, и только этому нашему особому народу без конца твердили, что бога нет, и он произошел от обезьяны. Только этот особый человек взял в руки палку, только он сообща охотился на мамонта. И, наверно, с удовольствием охотился бы до сих пор, если бы вместо мамонтов ему не были предложены ножки Буша. Этот народ вообще очень любит жить на халяву. Поэтому клюет на любые обещания. А уж ему, бедному, обещают, обещают, обещают годовые, обещают месячные… Для того, кто обещает, точно бога нет, а кто во все это верит, бога и быть не может. Это еще одно доказательство, что мы произошли от обезьяны.

Кувшинников (появляясь на последних словах с подозреваемой, тоже похожей на Попову, но с чемоданом). Кто-кто, а наши правоохранительные органы от обезьяны не произошли.. Вот вам Ваша Подотригора С ручной уликой

Судья (с недоверием). Это ваша улика?

Подотригора. Нет, этот чемодан не мой.

Кувшинников. А отпечаточки пальчиков на чемоданчике ваши

Подотригора. Меня попросили получить этот чемодан в камере хранения…

Судья. Кто попросил?

Подотригора. Женщина.

Судья. Какая из себя?

Подотригора. Глаза карие.

Кувшинников (добавляет от себя). … выразительные.

Подотригора. Губы красные…

Кувшинников. … сочные.

Подотригора. Подбородок…
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница