Странные истории



страница1/25
Дата04.05.2016
Размер3.52 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25
Вон Кью-Кит

Энциклопедия дзен.
ГЛАВА 1
ЧТО ТАКОЕ ДЗЭН

МЕДИТАЦИЯ, КОСМИЧЕСКОЕ ОЗАРЕНИЕ, КОСМИЧЕСКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ


Практикующий может испытать проблеск космической реальности в момент вдохновения и духовного пробуждения

СТРАННЫЕ ИСТОРИИ

Начнем с историй, которые дадут представление о некоторых любопытных сторонах дзэн [кит чань]

Как то раз Линьцзи который в дальнейшем основал толк (школу) Линьцзи (яп Риндзай) в чань буддизм, спал на скамье в монастырской обители Его учитель Хуамбо чтобы разбудить Линьцзи, постучал по лавке Открыв глаза ученик лишь взглянут на учителя и снова уснул Хуанбо решил разыскать старшего монаха и нашел его созерцающим.Учитель приблизился к монаху и сказал «Тот парень на скамье действительно практикует чань а вот о каких пустяках размышляешь ты?»


Некий монах обратился к Чжаочжоу с такими словами

«Я только что прибыл в эту обитель. Дайте мне паставление» Чжаочжо спросил "Ты уже ел сегодня похлебку?» Монах ответил «Да ел Чжаочжо» сказал -Тогда пойди и вымой свою чашк!» В этот момент монах прозрел.


Однажды Четвертый чаньскии патриарх Даосннь (яп Досин 580—651) отправился на гору Нютоушань нанести визит чаньскому учителю Фажуну. Фажун достиг такой святости, что его хижину охраняли тигры и волки, а птицы каж­дый день приносили ему цветы Даосинь, увидев [следы] волков и тигров вокруг хижины, испугался, поднял руки Чаньский учитель Фажун увидел это и сказал «Вам еще знакомо это [чувство страха]'» («Что вы имеете в виду?» — спросил в ответ Четвертый патриарх Фажун не знал, что ответить ] Позже, когда Фажун пошел в хижину [приготовить чай], Даосинь написал на [противоположном от него! сиденье иероглиф «Фо» («Будда») Фажун вернулся и уже собирался ' сесть, как увидел на сиденье иероглиф «Будда» Рассудив, что сидеть на «Будде» неблагочестиво и непочтительно, он так и не присел Четвертый же патриарх, смеясь, сказал «Так вам тоже знакомо это [чувство страха]1» И в то же мгновение Фажун Пробудился и достиг просветления После этого он' уже не видел, чтобы к нему приходили дикие звери охранять его хижину, прилетали птицы, принося ему цветы

Многих людей интересующихся дзэн ставят в тупик подобные истории И все же следует заметить, что это вовсе не бессмысленные шарады не игpa слов Хотя дзэн и свойственно здоровое чувство юмора все персонажи поведанных истории говорят совершенно серьезно Но почему тогда то о чем размышляет старший монах является чепухой а Линьцзи действительно практикует дзен? Что общего между мытьем чашки в которой была похлебка и пробуждением дзэн? Что значили вопросы Даосиня и Фажуна и почему звери и птицы больше не являлись Фажуну посте его просветления? Но я надеюсь что настоящая книга позволит вам понять и даже самим испытать что такое дзэн.

ТРИ ЗНАЧЕНИЯ ДЗЭН

Почему так трудно дается понимание дзен? Причин заключается в том что люди не подозревают о существовании по крайней мере трех хотя и родственных но различных значений дзэн как утверждает Кристмас Хамфриз Дзэн — японское произношение китайскою слова чань, которое в свою очередь является транскрипцией слова из санскрита дхьяна, точнее из паяй джхана «Это низовое значение данного термина», — поясняет Хамфриз В высшем понимании оно указывает на Конечный Абсолют или Высшую Реальность «которая находится по ту сторону слов» Срединное значение выражает мистический опыт [переживания] этого Абсолюта — «вспышка постижения вне времени и вне ограничений индивидуального дознания Конечного, из которою, 5-.гк мы знаем, выводится весь мир» Этот мистический опыт обычно именуют пробуждением иначе у по китайски и сато ри либо кэнсе по японски [кит цзянь син]

Любопытно, что китайское слово у можно произносить четырьмя различными тонами, что дает более пяти десяти значении! У, означающее «пробуждение», произносится четвертым тоном. Другое значение у часто встречаемое в буддизме, соответствует «пустоте, отсутствию», когда произносится вторым тоном

Эти три значения дзэн тесно связаны Медитация, «низовое» значение, представляет собой обязательный путь в достижении непосредственного опыта (переживания) Высшей Реальности «высшего» значения [дзэн] Б процессе обучения медитации для постижения Высшей Реальности практикующий может испытать озарение Космической Реальности в момент вдохновения и духовного пробуждения, а это составляет «срединное» зна­чение дзэн

В данной книге мы ознакомимся со всеми тремя значениями дзэн Поведанные выше истории по дзэн иначе именуемые гунъань (яп коан) — записи [случаев] пробуждения наставников дзэн, — показывают соответствующим образом низовое срединное и высшее значения дзэн Слово «дзэн» также используется как сокращение обозначение дзэн буддизма о котором главным образом и идет речь в данной книге.

Кроме того, существуют иные способы классифика­ции дзэн. Современный китайский наставник дзэн, дос­точтимый Хуэй Гуан, упоминает 19 видов дзэн.

Учитывая указания Хамфриза, мы можем на свое ус­мотрение разбить дзэн (во всех его трех значениях) на следующие категории:

1) дзэн дзэн-буддизма (иначе дзэн внезапного просвет­ления);

2) дзэн буддизма Хинаяны (иначе Тхеравады);

3) дзэн буддизма Махаяны и Ваджраяны;

4) небуддийский дзэн;

5) превратный, вульгарный (debased) дзэн.

Первые три категории, составляющие буддийский дзэн, описываются в настоящей главе, небуддийский и вульгарный дзэн отражены в следующей главе. В рам­ках этих категорий описываются различные эзотеричес­кие методы, посредством которых некоторые наставники практикуют и достигают дзэн. Необходимо отметить, что подобные продвинутые методы медитации приведены читателю лишь для общего сведения, а не для самопрактикования. Пока читатели не прошли этап посвящения или не находятся под опекой наставника, им настоятель­но рекомендуется не прибегать самостоятельно к описанным в первой и второй главах методам — неверная практика может привести к серьезным и болезненным последствиям. Но иные описанные здесь методы, если не оговорено особо, достаточно безопасны.

ТРИ КАТЕГОРИИ БУДДИЙСКОГО ДЗЭН

Дзэн внезапного просветления

Из всего многообразия буддийского дзэн дзэн-буд­дизм выделяется тем, что здесь дзэн является кратчай­шим путем достижения прозрения Космической Реальности. Существуют три основных вида буддизма: Махаяна, Хинаяна и Ваджраяна. Дзэн-буддизм является од­ной из ведущих школ буддизма Махаяны. В настоящее время буддизм Хинаяны именуют Тхеравадой, хотя исто­рически Тхеравада была одной из многих школ Хиная­ны. Ваджраяна отпочковалась от Махаяны.

В самом дзэн-буддизме существует много путей дос­тижения прозрения Космической Реальности, или, в по­нятиях дзэн, у или сатори. Для удобства все эти пути можно разделить на дзэн [чань] Татхагаты [Так Прихо­дящего, иначе — Совершенного] и дзэн [чань] патриар­хов, т. е. на два основных подхода в медитации [на пути] достижения просветления.

Термин «Татхагата» на санскрите означает «таковость», или жу лай на китайском. Европейскому читате­лю, вероятно, ближе слова «Высшая Реальность». Татхагату обычно связывают также и с самим Буддой. Таким образом, дзэн Так Приходящего подразумевает вид меди­тации, обычно проповедуемый в большинстве буддийс­ких школ и завещанный самим Буддой.

Дзэн патриархов, напротив, является видом медитации, завещанным Бодхидхармой, первым патриархом (китайс­кого) дзэн-буддизма. Читателям, которым дорог Будда, но которым хотелось бы практиковать дзэн патриархов, а не дзэн Так Приходящего, будет приятно узнать, что дзэн патриархов также берет начало у Будды. Как вы узнаете из дальнейших глав, Будда передал дзэн Махакашьяпе, который, в свою очередь, передал его через 28 индийских патриархов Бодхидхарме, а тот принес его в Китай.

В самом дзэн Так Приходящего упор делается на достижение [состояния] одноточечной направленности ума посредством концентрации и созерцания. Это тот вид медитации, который обычно и описывается в буд­дийских сутрах и который иногда именуют «медитацией внутри традиции». В дзэн патриархов упор делается на слияние с пустотой посредством опустошения ума. Обычно этот вид медитации отсутствует в сутрах и поэтому часто именуется «медитацией вне традиции». К тому же его характеризуют такими образными выраже­ниями, как «глаз дхармы» и «печать ума». Дзэн патриар­хов (в данном случае означающий дзэн инспирирован­ной вспышки осознания [Космической Реальности]) пе­редается от сердца к сердцу.

Следующий гунъань показывает некоторые особенно­сти обоих дзэн, и патриархов, и Так Приходящего.

Чаньский учитель Яншань, желая проверить, насколько чаньский наставник Чжисянь может выразить словами свое понимание чань, спросил его об этом. Сянъянь Чжисянь отве­тил ему [произнеся гатху]

«В прошлом году я был беден,

не будучи по-настоящему беден. Ныне я беден так, что по-настоящему беден. [В прошлом году я был беден, но мне было, где стоять! В этом году я беден и мне негде стоять!]»

Яншань, услышав это, сказал: «Брат! Я признаю, что ты глубоко проник в чань Так Приходящего, но что касается чань патриархов, то ведь ты еще даже не вступил в его врата, не так ли?»

Тогда Сянъянь Чжисянь произнес еще одну гатху.

«Я обладаю органом,

которым могу смотреть на красавицу.

Если ты не понимаешь смысла этого,

то больше не отрывай меня от моих грез».

Услышав эту гатху, Яншань очень обрадовался и сразу же отправился сообщить обо всем их наставнику, чаньскому учи­телю Гуйшаню, сказав ему: «О, как это замечательно! Наш брат Чжисянь тоже пробудился и вступил во врата чань пат­риархов».

Действительно ли они говорили о красавице? Когда Чжисянь сказал, что был беден, не будучи по-настоящему беден, он подразумевал, что был пуст, не будучи по-насто­ящему пуст, что он отрешился от собственного «я», но не от мира чувственного бытия. Иными словами, он осознал, что его «я», иначе — эго, было иллюзией, но он продол­жал верить, что явления [окружающего эмпирического мира] были действительны, хотя они существовали лишь мгновения. Когда Чжисянь сказал, что он ныне беден так, что по-настоящему беден, он полагал, что лишен всего, пуст, свободен от привязанности как к собственному «я», так и к явлениям [эмпирического мира]. Иными слова­ми, он осознал иллюзию и собственного «я», и мира чув­ственного бытия. Такое состояние достигается постепен­но, посредством медитаций, заповеданных Буддой. Чжи­сянь достиг дзэн Так Приходящего.

Если дзэн Так Приходящего делает упор на обретение тела Высшей Реальности, то дзэн патриархов упирает на его проявления. Когда Чжисянь сказал, что у него есть орган, он имел в виду свой ум или сознание, посредством которого он может продемонстрировать свое органичное единство с Высшей Реальностью. Таким образом, самим использованием своего органа для того, чтобы смотреть на красавицу, он указывает на то, что его сознание и Кос­мическая Реальность — которые показывают собой про­явление и сущность того же самого Конечного Абсолю­та — не что иное, как единое органическое целое. Это и есть дзэн патриархов, который достигается внезапно.

В самом дзэн патриархов существует две основные практики дзэн, а именно дзэн безмолвного просветления (мо-чжао-чань) и дзэн публичного [слушания] дела (гунъ-анъ-чань). В дзэн безмолвного просветления практикую­щий стремится пережить опыт дзэн посредством меди­тации, в процессе которой вся его целостная личность озаряется небесным светом [просветляется] и погружает­ся в Космическую Реальность. В дзэн публичного [слу­шания] дела практикующий, поставленный на вид неле­пым вопросом или непонятной историей в крайне зат­руднительное положение, внезапно пробуждается, испы­тывая опыт [переживания] Космической Реальности.

Оба вида практикования дзэн позволяют достичь про­светления — или по крайней мере пробуждения здесь и сейчас; поэтому они рассматриваются как мето­ды быстрого или мгновенного действия по сравнению с методами в Хинаяне и других школах Махаяны, где для этих же целей понадобится не одна жизнь. Подобные два метода практикования дзэн подробно будут рассмот­рены в последующих главах, так что заинтересованный читатель, возможно, также получит опыт [переживания] дззн.

В духовной практике дзэн-буддизма, как в случае с дзэн безмолвного просветления, так и с дзэн публичного [слушания] дела, целью является достижение [состояния] не-сознания (кит. у-синь), что означает сознание, лишен­ное мысли (у-нянь) Таким образом, в поведанной в на­чале этой главы истории, когда Линьцзи, открыв глаза и увидев учителя, снова уснул, он тем самым показал, что его сознание лишено какой-либо мысли, поэтому его учи­тель сказал, что ученик практикует дзэн. А старший мо­нах, напротив, не практиковал дзэн (согласно представле­нию о не-сознании), поскольку он пытался посредством сознания прервать течение собственных мыслей. Иными словами, поскольку он прибегал к помощи своего созна­ния и в его сознании были мысли, течение которых он пытался прервать, он не достиг состояния не-сознания.

Именно состояние не-сознания, цель которого — дос­тижение одноточечности сознания, отличает медитацию дзэнбуддиста от иных видов буддийской медитации, при­шедших из Индии. Это различие китайского буддизма и индийского и является одной из причин, почему многие ученые, справедливо либо нет, рассматривают дзэн как создание китайской мысли. Мы исследуем этот вопрос позже, когда приступим к изучению становления дзэн в Китае.

Дзэн буддизма Тхеравады

Медитация — обязательная часть на пути [достиже­ния] просветления не только в дзэн-буддизме, но и в других школах, чего, возможно, и не знают многие из тех, кто практикует дзэн. Наставник Тхеравады Шри Дхаммананда говорит:

Никто не в состоянии достичь ниббаны без развития сво­его сознания посредством медитационной практики. Одни достойные дела, как бы многочисленны они ни были, не дадут человеку возможности достичь конечной цели в отсутствие умственной тренировки.

На пали, замечательном языке Тхеравады, дзэн назы­вается джхана, т. е. медитация, включающая умственную концентрацию и созерцание, которые возносят сознание из [сферы] обычного чувственного опыта к более высо­кой форме чистоты, [ведущей] к просветлению. Этому очищению ума мешает пять нирваранас (препятствий для роста): чувство-желание, недоброжелательность, лень и тупость, волнение и чувство вины, сомнение (нереши­тельность). Преодолев эти препятствия, практикующий достигает самадхи, иначе одноточечности сознания, и готов [приступить] к созерцанию.

В тхеравадинской медитации основополагающие прин­ципы созерцания определяются тремя характерными при­знаками [обусловленности вещей]: аничча (санскр. — анитья — непостоянство), дуккха (санскр. — духкха — страдание) и анатта (санскр. — анатман — бессамо-сущность). Таким образом, дзэн, иначе джхана, в Тхераваде состоит из двух основных видов: саматха-яна (со­зерцание умиротворенности) и випассанаяна (обра­щенное вовнутрь, проникновенное созерцание). Эти два типа созерцания применимы также и для медитации в школах Махаяны и Ваджраяны.

Когда практикующий Тхераваду медитирует, он прохо­дит через четыре ступени созерцания (дхьяна). На пер­вой ступени медитирующий испытывает переход от осознания чувственных желаний к внутренней ясности, не омрачаемой внешними раздражителями. На второй ступени он испытывает радость, блаженство и одноточечность сознания. На третьей ступени он .преодолевает чувство радости и пребывает в том блаженном состоя­нии, которое способен испытать человек в состоянии полного внимания без каких-либо признаков волнения. На четвертой, самой высокой, ступени практикующий освобождается от привязанности к чувственному миру, он обретает видение внутри своего тела и контроль над телом, сохраняет полное внимание и уравновешенность и чаще всего обретает сверхъестественные силы, наподо­бие телепатии и ясновидения. Большинство наставни­ков Тхеравады, однако, считают эти сверхъестественные силы неблагоприятными и пренебрегают ими, поскольку их использование создает карму, неизбежно ведущую к будущему перерождению. Конечной целью Тхеравады является искоренение всей кармы без остатка, чтобы достичь нирваны, именуемой на пали как ниббана, — состояния, где преодолены и жизнь и смерть.

Дзэн буддизма Махаяны и Ваджраяны

Глубина и широта буддийской медитации отражены в самом многообразии тех подходов, которые обычно практикуют в трех основных разновидностях буддизма. Это связано с тем, что Будда и другие буддийские учите­ля осознавали, что, несмотря на веру в одну и ту же доктрину и стремление к одной и той же цели, люди будут иметь различные потребности и способности.

Во время проникновенной медитации [випашьяны] вместо того, чтобы размышлять над тремя учениями Тхе­равады о непостоянстве, страдании и бессамосущности, махаянисты часто размышляют над пустотностью кос­мической реальности, над страданиями других живых существ, над состраданием к ним, стремлением их спас­ти и над решимостью достичь всеобщего счастья. Если созерцание тхеравадина ведет только к непривязанности к собственному «я», то созерцание махаяниста ведет к непривязанности как к собственному «я», так и к феноменам [явлениям чувственного мира]. Махаянист выхо­дит за пределы вышеописанных четырех состояний ме­дитации, обращаясь к более высоким состояниям, извес­тным под названием сычан падин у китайцев, или четы­рем состояниям дхьяны и восьми состояниям самадхи (однако в сумме получается не двенадцать, а восемь со­стояний медитации, поскольку четыре состояния дхьяны включают первые четыре состояния самадхи).

На пятой ступени практикующий Махаяну размышля­ет о пустотности безграничного пространства (акаша-нантъяятана); на шестой — о бесконечной сфере без­граничного сознания (виджнянантъяятана); на седь­мой — о бесконечной сфере небытия [чего бы то ни было] (акинчанъяятана); и на восьмой — о бесконеч­ной сфере, где нет ни восприятия, ни невосприятия (най-васанджняна-санджнянаятана). Таким образом, для махаянистов буддизм Хинаяны является подготовительной ступенью к мудрости Махаяны, поскольку, согласно одно­му из доводов, буддизм Хинаяны стремится лишь к осво­бождению от иллюзорного «я», пренебрегая освобождени­ем от иллюзорного мира чувственного бытия.

Если дзэн в Махаяне выделяет сострадание и муд­рость, опираясь на бодхисатву, или бескорыстного спаси­теля, как на идеал, дзэн в Ваджраяне выделяет развитие сверхъестественных сил и мистицизма, беря в качестве совершенного образца сиддху, или чудотворца. Среди этих сил хорошо известны тумо (выработка таинствен­ного тепла [организмом человека], чтобы, к примеру, про­тивостоять лютому холоду, имея на себе лишь легкое платье) и лунгом (когда медитирующий способен пере­мещаться на большие расстояния без видимых усилий и с огромной скоростью).

В медитации Ваджраяны, на которую большое влияние оказал тантризм, часто прибегают к помощи таких средств, как мантры, мудры и мандалы. Мантра представ­ляет собой магическое сочетание звуков; наиболее извес­тна следующая: «ом мани падме хум» — «Ом! Драгоценнолотосовый! Хум!». Мудра — это магическое расположение пальцев медитатора, образующее так называемую «ручную печать» Мандала — это магическое изображе­ние, чаще всего геометрическая фигура, символизирующая космос. Обычно посвящение ученика в соответствии с ритуалом проводит его наставник, который и передает ему его собственную особую мантру

Таким образом, буддийская медитация, являющаяся выражением дзэн и ведущая в конечном счете к непос­редственному опыту [переживания] Высшей Реальности, необычайно многообразна. Если отвлечься от имеющих­ся исключений, медитация Тхеравады характеризуется сосредоточением сознания на одной точке, медитация Махаяны — сосредоточением сознания на [идее] пустотности, а медитация Ваджраяны — визуализацией [вы­зыванием в сознании неких образов].

Хотя у многих людей слово «дзэн» и ассоциируется с буддизмом, он не является исключительно буддийской практикой. Хотя дзэн имеет духовную основу, поскольку он стремится преодолеть физическое, для него не харак­терна религиозность Многие люди, не относящиеся к буддистам, будь они верующими или нет, достигли высо­кого уровня в практиковании дзэн. Существуют также некоторые практики дзэн, которые были превратно ис­толкованы. Мы их рассмотрим в следующей главе.
ГЛАВА 2

НЕБУДДИЙСКИЕ И ВУЛЬГАРНЫЕ ФОРМЫ ДЗЭН

ДЗЭН В РЕЛИГИИ, ПОЭЗИИ

И НЕТРАДИЦИОННОЙ (DEVIATED)

ПРАКТИКЕ

Весь величайший духовный опыт различных религиозных учителей приобретался в моменты глубокого созерцания — хотя они, возможно, называли его иначе

ХРИСТИАНСКАЯ И ИСЛАМСКАЯ МЕДИТАЦИИ

Дзэн внес огромный вклад в различные сферы жиз­ни и [развитие] цивилизации Все великие достижения человечества, будь то непреходящие труды Пифагора, Чжуан-цзы, Шанкары, Авиценны, Леонардо да Винчи, Бет­ховена и Эдисона, создавались во вдохновенные момен­ты [переживания] опыта дзэн (пусть даже они и не слы­шали о самом слове «дзэн»), когда их ум находился в состоянии глубокого созерцания, разительно отличаю­щемся от обычного состояния их сознания Хотя рядо­вые верующие могут и не подозревать об этом, весь ве­личайший духовный опыт различных религиозных учи­телей приобретался в моменты глубокого созерцания — даже если они и называли это иначе К примеру, вели­кий христианский святой Августин объяснял, что путь единения с Господом идет через созерцание

Само созерцание вызывает собранность (ума) и внутрен­нюю углубленность (introversion). Собранность — это, други­ми словами, сосредоточение ума, изгнание всех образов, мыс­лей и чувственных восприятий. А уняв все волнения, обраща­ем взор внутрь себя. Углубленность сосредоточивает ум в его самой сокровенной части, и это преддверие момента, когда душа обретает Бога.

На важность созерцания в исламе явно указывает сам пророк Мухаммед:

Один час созерцания перевесит шесть лет богослужений.

Хадис (предание)

Многие читатели, возможно, удивятся, узнав, что ис­ламская медитация сильно напоминает дзэн. К примеру, исламский проповедник Мир Валиуддин рассказывает, что медитация, известная под именем муракаба, необхо­димая для мусульман дисциплина, когда они практикуют путь возвращения к Богу, осуществляется на двух уров­нях: на внешнем она задерживает все мешающие впе­чатления, идущие от пяти органов чувств; на внутрен­нем — целиком сосредоточивает сердце на Боге.

Если на первый взгляд нам видятся существенные различия в обычаях и [религиозной] практике христиан­ства, ислама и буддизма, то в основе своей их отношение к Высшей Реальности удивительно схоже.

Напоминаю читателям, что описанные в этой главе методы медитации соответствуют уже довольно продви­нутым этапам [практики дзэн], и к ним не следует само­стоятельно приступать до тех пор, пока не будет пройден этап посвящения или не найдется наставник.

ЙОГА, ЕДИНЕНИЕ С БРАХМАНОМ

Медитация открыто провозглашается основным сред­ством духовного совершенствования в таких учениях, как йога и даосизм. Многочисленные, но разрозненные методы и принципы медитации Древней Индии, многие из которых упомянуты были в Ведах, впервые упорядо­чил в IV веке до н. э. Патанджали, приобретший извес­тность как прародитель йоги. Так что мнение некоторых о том, что буддийская медитация берет начало от йоги, ошибочно: Сиддхартха Гаутама Будда разработал чет­кую систему медитации еще за двести лет до возникно­вения йоги.

Цель йоги — состояние единения с Брахманом, Выс­шей Реальностью, что достигается посредством дхьяны, иначе медитации. Другие йогические практики — укреп­ляющие упражнения в хатха-йоге, управление дыханием в пранаяне и преданность богу в бхакти-йоге — являют­ся подготовительными, наподобие культивирования нрав­ственной чистоты и религиозных практик в буддизме. Медитация в йоге довольно богата философскими [пост­роениями и] методами; следующий отрывок взят из клас­сического труда «Йога-сутры» Патанджали.

§ 2. Йога есть прекращение деятельности [дословно — пото­ка, развертывания] сознания... § 12. [которое достигается бла­годаря практике и бесстрастию... § 17. Оно [бесстрастие] — сознательное, поскольку сопровождается формами избиратель­ности [т. е. направленности], рефлексии [т. е. содержательнос­ти], блаженства и самости [подобно четырем состояниям дхья­ны в буддийской медитации]. § 18. Другое [сосредоточение, при котором] остаются [только] бессознательные формирую­щие факторы [санскр.— санскара], предваряется практикой, обусловливающей прекращение [деятельности сознания]... § 23. Или сосредоточение достигается вследствие упования на Ишвару [т. е. Господа]. § 31. Страдание, уныние, дрожь в теле, вдох и выдох вызваны рассеянным [состоянием сознания]. § 32. В целях их устранения — практика [работы с сознанием, опирающимся] на одну сущность. § 33. Очищение сознания [достигается] культивированием дружелюбия, сострадания, ра­дости и беспристрастности по отношению к счастью, страда­нию, добродетели и пороку. § 34. Либо же благодаря выдоху и задержке дыхания 35. Либо же деятельность относительно [соответствующих объектов при своем возникновении [также] вызывает ментальную стабиль­ность... § 41. Сосредоточение есть состояние «окрашенности» тем [объектом), на который [сознание] опирается, [т. е.} на субъект познания, на познание и на объект познания, когда развертывание [сознания] прекращено, как в случае с драго­ценным камнем.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   25


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница