Страна чудес: Анти-Козак



Скачать 441.56 Kb.
страница5/6
Дата04.05.2016
Размер441.56 Kb.
1   2   3   4   5   6

Можете ли вы уверенно сказать, что никогда не станете жертвой террористов? Можете ли вы уверенно сказать, что ваши родственники никогда не окажутся в школе, захваченной бандитами, или в городе, который пытались захватить экстремисты? Попробуйте просто поставить себя на место людей, чьи дети 1 сентября прошлого года просто пошли в бесланскую школу.

Общественная организация “Голос Беслана” опубликовала обращение к мировым лидерам, зарубежным и российским средствам массовой информации с мольбой о помощи в расследовании теракта. Они просят журналистов предоставить информацию и видеоматериалы и предоставить эти съемки для предъявления на судебном процессе против Нурпаши Кулаева. Они обращаются к президенту и конгрессу США, потому что им стало известно, что США располагают спутниковыми съемками бесланской школы, сделанными 1, 2 и 3 сентября. Они хотят знать правду — избитое, банальное, пафосное выражение, не правда ли? Видимо, их можно обвинить в том, что они же это выражение и избили. И что они обращаются к клятой Америке, и что это истерика. А ну-ка обвините и подумайте о своих детях.

Комиссия Торшина сделает свои выводы о причинах и виновниках бесланской трагедии в декабре (и уже с десяток раз откладывала срок обнародования доклада), расследование Генпрокуратуры продлено до 1 марта, и тоже уже не впервой. Есть объявленные итоги работы комиссии Кесаева: в докладе североосетинского парламента прямо говорится, что власти лгали, и эта ложь привела к гибели около 20 заложников-мужчин. Это прямое обвинение вооруженных сил, милиции и служб безопасности, которые участвовали в событиях. А еще в докладе установлен факт применения гранатометов, огнеметов и танкового огня при штурме школы. И об этом не одна бабка на лавке сказала-мазала, а ответственно заявили депутаты местного парламента.

И что? Посыпал ли прокурор Шепель свою голову пеплом, потребовал ли отставки со своего теплого, ныне уже московского эфэсбэшного поста Валерий Андреев, глава бесланского штаба? Сгорели ли со стыда сенатор Дзасохов или президент Зязиков? Где вы, мундиры голубые? Про преданный народ как-то и спрашивать глуповато. И про комиссию Кесаева, и уж тем более про обращение “Голоса Беслана” к мировым лидерам знает только тот, кто хочет знать.

А тем временем зарубежные СМИ и правозащитники — вот ведь, опять зарубежные, к чему бы это? — получили 15 фотографий арестованных в Нальчике людей со следами пыток и избиений. Лондонский адвокат уже напомнил, что Россия ратифицировала конвенцию о запрете пыток. Тут уж только ленивый не напомнит о хваленых американцах и тюрьме “Абу-Грейб”. Но у американцев есть свой президент, и своя власть, и свои журналисты, и свой суд — не смолчал никто. Молчат наши, причем по поводу нашей страны. А репортажами из иракских тюрем можно насладиться по любому каналу российского телевидения.

В Нальчике сейчас зачищают адвокатов. Отстранены — причем милицией — уже трое адвокатов, которые посмели подать жалобу на незаконные методы ведения следствия. Вы уверены, что никогда и ни по какому поводу не попадете под следствие? Вы уверены, что вам никогда не пригодится адвокат?

Автор — обозреватель телеканала Ren TV



Страна чудес: Время без героев

Ольга Романова



29.11.2005, №224 (1505)

В субботу в Барнауле закончился телевизионный конкурс региональных программ “Время действовать”. Чудный конкурс, творческая обстановка, талантливые ребята. Проблема образовалась, когда жюри попыталось выбрать достойные работы в двух номинациях. Одна называлась “Кто мы? Какие мы? Время понять”, другая называлась “Герои”. Так вот, и в первой, и во второй номинации жюри было крайне затруднительно выбрать достойные программы. Ответ на вопрос “Кто мы?” так и не был получен. И с героями то же.

Увы — похоже, мы живем во времени без героев. Кем гордиться? В кого верить? С кого лепить жизнь свою, одну-единственную и неповторимую. Нет Стахановых и Чкаловых, нет Вавиловых и Шмидтов. Нет даже крупных антигероев, нет сталиных и ежовых — так, чепуха какая-то болтается, от которой периодически першит в горле и нет возможности говорить. Разве мы измельчали? Кто мы? Какие мы? Нет ответа. Еще немного, и уйдет тема, растают в воздухе вопросы.

Может, и неплохо будет так жить. Не читать Тарле, наполеоновских хроникеров. Не листать мемуаров великих, чтобы ничего не растравливать. Не думать, чтобы не заморачиваться. Не смотреть, чтобы не видеть. Не слушать, чтобы не оглохнуть.

А возвращаясь к конкурсу, если особо не раскрыты главные номинации — время ли действовать?

По моему глубочайшему убеждению, время действовать есть всегда. Действовать — в смысле пытаться. Пытаться написать умный и тонкий роман, спеть самую главную арию, построить самый новый самолет или разработать справедливый закон. Всегда есть время остановить зарвавшегося хама, всегда есть время остановить фашистский марш, всегда есть время пойти и сдать кровь для больного ребенка. Но его никогда не хватает, этого проклятого времени. Вернее, в некоторых случаях часто и пагубно не хватает. Такой случай обычно называется одним словом: “Поздно”.

Когда в таком контексте звучит слово “поздно”, обычно начинает ощущаться нехватка чего-то, с чем привыкли жить — в масштабах страны или в масштабах отдельно взятой семьи. Не хватает обычно свободы — свободы мыслей, свободы передвижения или еще какой-то важной свободы, например кушать по утрам кефир, приобретенный на честно заработанные деньги. Очень трудно бывает человеку, самому обычному человеку, не герою, без свободы. Даже самый равнодушный и слабый человек непременно начнет ерепениться и спрашивать хотя бы самого себя: как же так? Почему я не могу жить, где хочу, думать, что я хочу, работать, кем хочу? А когда обычный человек эти вопросы задает, он иногда сталкивается с насилием. Не твое дело, где тебе жить, кем работать и что думать. “Не твое дело” — это уже насилие.

Понимаю: как раз сегодня читать эту печальную колонку будут между строк. Поэтому не могу в конце не процитировать советского партийного и государственного деятеля Владимира Ленина: “Если дело дошло до того, что Орджоникидзе мог зарваться до применения физического насилия… то можно себе представить, в какое болото мы слетели. Видимо, вся эта затея была неверна и несвоевременна” (из статьи “К вопросу о национальных особенностях или об автономизации”). Впрочем, было все это очень давно, и, Бог даст, не повториться. Да и людей этих давно уже нет с нами. А мы есть. Это наше время. Present indefinite. А также present continuous.

Автор — обозреватель телеканала Ren TV

Страна чудес: Буржуазная эволюция

Ольга Романова



22.11.2005, №219 (1500)

Только ленивый еще не прошелся по Михаилу Фридману, который на прошлой неделе избрался членом Общественной палаты от Союза семей военнослужащих России. Олигарха дразнили унтер-офицерской вдовой и сыном полка. Коллега Фридмана по цеху Владимир Потанин, мирно избиравшийся от РСПП, подробных комментариев не удостоился. Даже Алла Пугачева, ставшая общественником от Конфедерации деловых женщин России, не привлекла столько внимания, как новый член семьи военнослужащих. Многим показалось по крайней мере забавным, что Фридман постарался размежеваться с предпринимателями.

Принято считать, что обеспеченных и предприимчивых в духовно богатой России не любят. Как показал последний опрос “Левада-центра”, это уже не совсем так. Равнодушны к богатым 41%. Позитивно воспринимают 29% (расшифровка: 15% — с интересом, 12% — с уважением, 2% — с сочувствием). Отрицательное отношение у 28% (14% богатство раздражает, 8% богатых ненавидят, 6% презирают). Как говорят социологи, люди, сочувствующие и интересующиеся богатыми, сами надеются таковыми стать или, по крайней мере, желают видеть таковыми своих детей. Что самое главное — у них есть для этого предпосылки: хорошее образование, стабильный заработок и атрибуты среднего класса (квартира, машина, отдых за границей). Не любят богатых в основном граждане пенсионного возраста и малообеспеченные (до 7000 руб. в месяц).

Такие исследования хороши только в сравнении. ВЦИОМ (который до последнего времени возглавлял как раз Юрий Левада) проводил такие исследования регулярно много лет. И вот что сравнение показывает: наши граждане снова круто переменили свои настроения. В 1990-х гг. кривая если не любви, то осознанного позитива к миллионерам и миллиардерам шла круто вверх (от 9% в 1989 г. до 34% в 1999 г.), доля равнодушных превышала долю негативистов. В XXI в. многое изменилось, и уже больше половины опрошенных богатых ненавидели. Наибольший негатив дал 2003 г. — год ареста Ходорковского. Тогда 54% россиян положительно отнеслись к событию в аэропорту Новосибирска, 13% — отрицательно, 29% — никак. Понятно, что сегодня так вопросы сформулировать нельзя. Но вот вчерашние данные: 62% россиян уверены, что новые уголовные дела по ЮКОСу возбуждаются, чтобы наказать Ходорковского за строптивость, почти 14% — чтобы отобрать остатки собственности, а 24,1% — чтобы дать кому-то нажиться на собственности ЮКОСа или колебаниях стоимости его акций. Людей, которые видят за этой историей государственный интерес, немного — всего 15%.

Конечно, социология — наука не точная, здесь часто ответ на вопрос зависит от его формулировки (хотя Левада — специалист с безупречной репутацией), но даже при скептическом отношении к подобным исследованиям изменение отношения россиян к богатым заметно. Вряд ли мы стали терпимей (предвыборная кампания в Мосгордуму или воронежские скинхеды заставляют в этом усомниться), но буржуазней стали точно. Может быть, мы и сами стали побогаче. Может, полюбили обиженных. Но, кажется, дело еще и в пропаганде: демонизируется уже не коллективный Березовский (хотя коллектив никуда не делся), а “другие” — Каспаров, Лимонов, Явлинский, Касьянов и другие “другие”. Так что Фридман зря маскируется под сына полка. Он уже в состоянии вызвать в согражданах по крайней мере равнодушие.

Автор — обозреватель телеканала Ren TV






Страна чудес: Два мира

Ольга Романова



25.10.2005, №200 (1481)

Как же мы теперь далеки друг от друга. Когда Александр Зинченко, ныне бывший госсекретарь Украины, обвинил часть окружения Ющенко в коррупции, самое последнее, что могло прийти бы в голову, — это прямое сравнение с Россией.

Вот представьте себе такую фантастическую картину. Например, на пресс-конференции в “Интерфаксе” глава администрации президента России Дмитрий Медведев (это приблизительно госсекретарь) грозно разоблачает коррупцию в высших эшелонах российской власти и кивает при этом на одного из своих замов или даже на министра какого-нибудь. После чего Путин увольняет всех сразу, пересматривает итоги аукциона — ну по “Юганскнефтегазу”, например, — и рулит себе дальше. А из Госдумы ему при этом говорят — ну, допустим, Зюганов с Рогозиным: мы, оппозиция, требуем запретить продажу “Юганскнефтегаза” до следующих президентских выборов. А Путин им и отвечает: дескать, спокойно, продадим все честно, прозрачно, в прямом эфире и за очень большие деньги.

Когда в понедельник на Украине показывали прямую трансляцию аукциона по “Криворожстали”, вспоминались российские события всего-то 10-месячной давности. На Украине было так: 50 минут аукциона, цена поднималась 78 раз, страсти, реплики, люди из разных политических лагерей. В России было так: Москва, декабрь, здание Госстандарта на Ленинском, журналистов пускают только на просмотр трансляции из зала, в самом зале никому не знакомые бессловесные люди, два участника аукциона. Один, “Газпромнефть”, вообще не предлагает никакой суммы, другой, “Байкалфинансгрупп”, зарегистрированный в Твери по адресу рюмочной “Лондон”, предлагает $9,35 млрд и побеждает. Всеобщее молчаливое недоумение. Через неделю в Германии Владимир Путин скажет, что акционерами “Байкалфинансгрупп” “являются исключительно физические лица, которые многие годы занимаются бизнесом в сфере энергетики”. И что все по закону. Да кто бы спорил.

“Криворожсталь” купила немецкая Mittal Steel Germany, принадлежащая 55-летнему индусу Лакшми Митталю, который имеет состояние $25 млрд и постоянно проживает в Лондоне. Владения Митталя находятся в 14 странах на четырех континентах. Сумма, которую Mittal выложила за “Криворожсталь”, на 20% превышает объем средств, поступивших за весь процесс приватизации на Украине. Полученная выручка позволит выполнить все социальные программы украинского правительства или же — о чем говорит премьер Ехануров — выкупить пакеты акций 5-6 крупных украинских предприятий, законность приватизации которых рассматривается ныне в суде.

И можно сколько угодно говорить о том, что прозрачность давешнего украинского аукциона только внешняя, что она похожа на прозрачные урны для голосования, которые заказал тогда еще президент Кучма к выборам, как он полагал, Януковича. Что на Украине бардак, что в правительстве — цирк шапито, что там обижают российских бизнесменов, а сами хотят в НАТО и на задворки Евросоюза. Отчасти все это так, отчасти даже хуже, чем так. Но люди хотят уйти из “совка”, хотят жить по-другому, хотя готовых рецептов нет, и очень стараются. Теперь вот еще и “Криворожсталь” — ночной кошмар для продавцов и покупателей “Юганскнефтегаза”.

Автор — обозреватель телеканала Ren TV




Страна чудес: Частный антитеррор

Ольга Романова



11.10.2005, №190 (1471)

Если вдруг кто не заметил, сообщаю: в стране только что с большим успехом завершился всероссийский антитеррористический месячник “Не повторить трагедию Беслана!”. В рамках мероприятия в разных городах и селах было посажено несколько деревьев и прошли многочисленные собрания. Вершиной месячника стал антитеррористический форум “Будущее без терроризма, терроризм без будущего”, на котором выступил советник президента России Асламбек Аслаханов с разгромной речью. Наконец-то найдены разгильдяи и саботажники, шагающие не в ногу. Окопались они, оказывается, в российских школах. Школа оказалась “в стороне от решения важнейшей задачи государства и общества — противодействие терроризму”. В школе до сих пор отсутствует предмет, “специально посвященный воспитанию неприятия идеологии терроризма”, а потенциал школ “сведен к тактике разовых мероприятий”.

Действительно, безобразие. Вся страна живет по тактике многоразовых мероприятий, а эти, которые педагоги, — одноразовые. Есть от чего возмутиться Асламбеку Ахмедовичу.

Однако кроме необходимости внедрения в школьную программу разговоров о вредности терроризма у подрастающего поколения и педагогов есть и еще одна маленькая проблемка, а именно: безопасность школ и детских садов. Как эта проблемка решается на практике, знают все, у кого есть дети, — кроме разве что специальных родителей специальных детей. Зато, например, в городе Оренбурге — опять же в рамках месячника борьбы с терроризмом — решили не ждать милостей от природы и собрать деньги на безопасность детей крупным оптом. Вице-мэр Оренбурга Людмила Марченко сообщила корреспонденту ИТАР-ТАСС, что “в течение месяца на специальный счет перечисляли средства как рядовые горожане, так и организации, предприятия, частные фирмы”. На этот счет был перечислен однодневный заработок ведущих предприятий города, в итоге насобирали 1 332 000 руб. Пойдут они на “приобретение дополнительного оборудования и установку систем сигнализации”.

Позвольте — да что же это? Стало быть, до сегодняшнего дня в школах Оренбурга так и не было сигнализации и того самого “дополнительного оборудования”? Да помилуйте, только ли в Оренбурге? Куда же деваются деньги, записанные отдельной строкой в федеральном бюджете и предназначенные на безопасность, профилактику и борьбу с терроризмом?

В 2004 г., после трагедии в Беслане, нам рассказывали, что таковые расходы в бюджете 2005 г. составят 3 млрд руб. и что столько в России на эти цели еще никогда не тратили. И это без учета трат на правоохранительные органы. В 2006 г. объем финансирования только одной федеральной программы — “Антитеррор” — увеличится в 5 раз. Закупка спецтехники финансируется по отдельной статье, как и “информационно-пропагандистское сопровождение борьбы с терроризмом и обеспечение общественной безопасности”.

Куда же деваются все эти деньги, почему не доходят они, во всяком случае, до крупного города Оренбурга, и наверняка не до него одного? Спросить нельзя никого — статьи закрытые. Судя по молчанию Счетной палаты, которая недавно закончила проверку использования бюджетных средств, выделенных на борьбу с терроризмом, средства потрачены правильно. Видимо, на проведение месячников, многочисленных собраний и разработку нового школьного предмета. Хорошо, если только на это.

Автор — обозреватель телеканала Ren TV



Страна чудес: Корректировка имиджа

Ольга Романова



27.09.2005, №180 (1461)

Помощник президента Игорь Шувалов, человек умный и осторожный, заявил вчера, что серьезно обсуждается вопрос о выдвижении на посты губернаторов региональных партийных лидеров, победивших на выборах в областные парламенты. И что надо таким образом “развивать партийную систему в стране”. И что это — часть политической реформы, затеянной год назад. Ее первой фазой стала отмена прямых выборов глав субъектов Федерации, затем последовали изменения в законодательстве о выборах.

Это очень интересная часть нашего Марлезонского балета. Интересно, где Кремль предполагает найти такое количество партийных лидеров? Или лидерами автоматически будут назначаться выдвиженцы партии? Ведь мысль, что губернатором может быть утвержден “яблочник” или, например, жириновец, следует, очевидно, отнести к разряду бредовых.

Понятно, что Кремль, затевая продолжение политической реформы, снимает с себя ответственность за происходящее в регионах и непринужденно перекладывает ее на “Единую Россию”. Это грамотно, но может быть губительно для партии власти. Впрочем, если “единороссы” оплошают, их всегда можно заменить — не людей, конечно, заменить, а вывеску. Как это сделали с “Отечеством”, или со “Всей Россией”, или с “Нашим домом”. Поэтому слова Шувалова (который творчески развил еще в апреле брошенную как бы вскользь Владимиром Путиным фразу о партийности губернаторов) можно воспринимать как призыв региональным начальникам и претендентам на их кресло возглавлять списки “Единой России”. Сегодня, когда блоки невозможны, главная партия не имеет конкурентов на выборах.

Кстати, в связи с тем, что у “Медведей” в этом году обнаружились крылья — как положено, левое и правое, — в зависимости от региона можно будет записывать губернатора в либералы или в государственники, при этом он вовсе не должен покидать пределов родимой парторганизации.

Партия между тем исключительно активно занялась любимым политическим спортом — поиском национальной идеи. Вчера “единоросс” Владимир Плигин, известный как лидер либерального направления в партии, презентовал клуб “4 ноября”. Клуб призван раскручивать либеральную сторону “Единой России” и новый праздник — 4 ноября, политкорректно названный Днем народного единства. Почти как фракция “единороссов” в Госдуме. Помимо прочего, стоит задача десакрализации главного оппозиционного дня осени — 7 ноября, лишение его статуса государственного выходного дня. В новейшей России было три традиционных дня уличных протестов — 1 и 9 мая и 7 ноября. День Победы государство у коммунистов уже практически отыграло — на празднование приезжают высокопоставленные иностранные гости, центр Москвы оцепляет милиция, ветеранов без спецпропусков никуда не пускают, а рядовым гражданам рекомендуют оставаться дома у телевизора. В ноябре теперь тоже все будет хорошо: будем отмечать не годовщину революции, а стабильность и единство под чутким руководством губернаторов из “Единой России”. Главное, чтобы на кухне, а не на площади.

Автор — обозреватель телеканала Ren TV

 

Страна чудес: Панегирик

Ольга Романова



13.09.2005, №170 (1451)

Читала тут на днях статью про Людмилу Путину в “Московском комсомольце”. О том, какая тяжелая ноша свалилась на плечи этой удивительной женщины и как скромно, но достойно она несет свой крест. Душили слезы. Статья заканчивалась буквально так: “Трудно быть богом. А его женой — труднее во сто крат…”

Насчет бога — это уже витало в воздухе, оговорки по Фрейду случались и случаются все чаще. На этом месте очень захотелось заступиться за президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Ни один умный человек — а Путин, безусловно, умный человек — в наше время добровольно не захочет быть несменяемым царем, а уж тем более богом. Вот, говорят, враги человечества безостановочно и безосновательно ругают — как у Шварца, “обижают нашего королька, нашего, как я его называю, рубаху-парня”. Зря говорят. Другой классик, помнится, завещал, что “любовь — не вздохи на скамейке”. “Зайчик-котик-пупсик” — это не любовь, а обычный способ вытряхивания из объекта денег, который применяется с одинаковым успехом и барышнями с Рублевки, и мужчинами оттуда же, чье основное занятие состоит в распилке разнообразных бюджетов. А человек ругающийся — т. е. оппозиционер — в нормальных политических условиях больше похож на придирчивого родителя с ремнем, который по-своему любит дитятю, но очень переживает, как бы он не начал пить-курить-колоться и не нахватал двоек. При этом возраст, карьера и положение в обществе отпрыска никогда не могут до конца убедить такого родителя, что парнишка не ступит на скользкую дорожку. И Путин начал уже это понимать. Правда, пока только в экспортном варианте.

На прошлой неделе он поехал в Германию и сразу после встречи с другом Шредером отправился к Ангеле Меркель. А с Германией у нас много чего связано — нефть, газ, синдицированные кредиты, лоббирование нами постоянного членства в Совбезе ООН для Германии — в обмен на обещание поддерживать нас в конфликтах с прибалтами и не лезть в наши внутренние дела. Обычная политика, она же — многослойный пирог договоренностей. Ангела Меркель вписалась в этот пирог вполне органичной вишенкой, так как в Европе — и не только в Европе — оппозиция не считается пятой колонной и врагом всего прогрессивного человечества, а представляет собой нормальную часть системы. Кремль и в Германии мог бы сделать такой же промах, как и на Украине, и уже был на этой дороге — когда летом Путин лично принялся участвовать в предвыборной кампании Шредера. Но вовремя остановились — или Шредер попросил. Как бы то ни было, экспортный вариант удался. А на следующий день Путин сделал заявление и насчет “черного четверга оранжевой революции” — дескать, все нормально, мы не волнуемся, и вы не волнуйтесь. Нормальное заявление нормального политика.

В том-то весь и фокус — когда ненормальное восхищение вызывают нормальные заявления. Когда зарубежные политологи-советологи, которые встречались с Путиным неделю назад, восхищаются, что в трехчасовой беседе наш президент не допустил ни одного антиамериканского или антизападного высказывания — в отличие от прошлогодней встречи с ними же. Когда солдатские матери заходятся от восторга, что в год президентских выборов будут закрыты военные кафедры. Мы что же — не ожидаем от нашей власти нормальных шагов? Видимо, нет — по опыту. Он может сорваться и вспомнить про сортиры и обрезания. И то — трудно быть богом.

Автор — обозреватель телеканала Ren TV



 

Страна чудес: Панегирик

Ольга Романова



13.09.2005, №170 (1451)
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница