Стенограмма выступлений участников семинара-совещания



страница3/20
Дата31.10.2016
Размер2.44 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

А.В. ТУМАНОВ, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по делам общественных объединений и религиозных организаций

Добрый день, уважаемые коллеги!
Сразу хотел сказать, что я не являюсь юристом, и я не являюсь таким мощным аналитиком, как предыдущие ораторы, я занимаюсь общественными организациями, прежде всего, садоводческими товариществами, если кто-то меня знает на этом поприще.

Самое интересное, вот те самые садоводческие товарищества, если мы сейчас так под такой лупой на них посмотрим - это такая наша маленькая модель государства со всеми проблемами, со всеми недостатками.

И вот мне хотелось бы немножечко использовать их сейчас. Вот сегодня прозвучала такая прекрасная фраза: завышенный уровень требований к государству.

Как раз это, в общем-то, легло на последний телефонный звонок, который только вот вчера прозвучал. Звонит женщина из садоводческого товарищества. Мне было очень приятно от нее выслушать первую фразу, что «мы писали Путину, мы писали Медведеву, теперь одна надежда только на Вас». И начинает мне рассказывать.

У нас текут трубы, у нас это не так, у нас то не так, мы везде обращались. И прокуратура, и правительство, вот все, что угодно, никто нам не хочет помогать. Поэтому, дорогой Андрей Владимирович, вот председатель у нас нехороший такой человек, он деньги собирает, ничего не делает. На следующей неделе у нас собрание садоводческого товарищества, пожалуйста, приезжайте, поставьте его, наконец, на место, этого нехорошего человека, чтобы он, наконец, начал работать.

На что я говорю, уважаемый садовод, я бы, может быть, и рад был приехать, но я не являюсь руководящим органам вашего садоводческого товарищества, руководящим органом является общее собрание, поэтому, пожалуйста, сами приходите на общее собрание и свои требования высказывайте, управляйте. На что она мне говорит, да вы что, я туда не хожу, на собрания. Зачем я пойду себе нервы портить. Лучше вы приезжайте и наведите порядок. Понимаете, вот это вот завышенное требование к государству, что кто-то должен за нас, за вас навести порядок, это звучит абсолютно везде.

Когда приезжаешь на конференцию, где собираются председатели садоводческих товариществ, это просто вот буря возникает. Надо сделать это, надо сделать то. Пожалуйста, тут наведите порядок, тут наведите порядок. На что эта буря достаточно легко останавливается. Я говорю, дорогие друзья, вы мне поможете в этом, хотя бы мне напишите на бумаге, что я должен сделать, потому что слова ваши не пришьешь к протоколу.

Знаете, сколько я получаю бумажек, где все это записано, по сравнению с тем, кто заявился вот так вот эмоционально? Обычно это не более 5 процентов. То есть 95 процентов, вот они выплеснули свои эмоции и на этом остановилось.

Поэтому я считаю самой главной своей, я думаю, и вашей задачей - это все-таки включить обычных людей в решение проблем, потому что 95 процентов проблем садоводческих товариществ, как, в принципе, и везде, не только в них, решается, прежде всего, на местах. Это не решается в Генпрокуратуре, это не решается в правительстве, ни у Путина, ни у Медведева, а именно на местах. Но люди упорно не хотят этого делать, и упорно вот пытаются пользоваться нашей вертикалью власти, писать туда, наверх, с требованием, чтобы кто-то решил за них.

Я пытаюсь объяснять постоянно людям, что, к сожалению, мы теперь живем в другой стране, никто, кроме вас самих, не поможет вам самим.

А почему в том же садоводческом товариществе такое количество проблем, что сейчас они стали некой социальной язвой? Потому что нет четких правил функционирования их. То есть те самые законодательные акты, которые существуют на сегодняшний день, они крайне несовершенны, устаревшие, и сейчас они не регулируют, скажем так, жизнь садоводческих товариществ, поэтому там превратилась фактически эта жизнь в некую анархию.

Поэтому две задачи: разбудить вот это наше гражданское общество, чтобы оно, наконец, начало само заниматься решением проблемы - это первое.

И нам же, депутатам-законодателям, чтобы отрегулировать эту жизнь так, чтобы, скажем так, никто ничего не придумывал из головы, а все четко было прописано, чтобы не оставалось там возможности и домысливать людям, что им делать, а что не делать, чтобы при любых конфликтных ситуациях брался с полочки свод законодательных актов и, пожалуйста, смотрите пункт 1, смотрите пункт 2.

Теперь по поводу законодательных актов. Мне приходилось участвовать, например, в создании некоторых законов продвижения, например, такой, так называемый, закон «О дачной амнистии». Я думаю, вы все тоже о нем весьма наслышаны.

Так вот, закон этот исходил из МЭРТа. В МЭРТе работали аналитическая группа, достаточно умные молодые девушки, которые были прекраснейшими экономистами, прекраснейшими юристами, но при этом жизнь садоводческих товариществ практически не знали. Мы пытались помогать, но, к сожалению, получилось так, что точка зрения экономистов и юристов, она возобладала. В результате мы получили не совсем работающий закон. Поэтому я считаю, что главной задачей аналитиков - это не только думать самим, но и привлекать людей, которые разбираются в проблеме, скажем так, лучше аналитиков. То есть общественные организации либо людей, которые, ну, скажем так, есть такие люди, как их еще называют, городские сумасшедшие, которые «варятся» в этой проблеме. Я себя тоже отношу к этой категории, это не обидное слово, которые «варятся» в этой проблеме и лоббируют определенные какие-то вещи.

Но при этом хочу сказать, что сейчас интересная очень тенденция. Сейчас много появляется общественных организаций, как и много появится политических партий. И вот на примере общественных организаций я хотел бы предсказать будущее политических партий, большого количества. Сейчас огромное количество общественных организаций зарегистрировано, но из них работающих, это, ну, буквально проценты, не более, может быть, 5 процентов. То есть не 10 процентов - это точно. Остальные находятся либо в полупритопленном состоянии, либо они формально только общественные организации, на самом деле они либо занимаются чем-то другим, либо просто сделаны для того, чтобы руководителю этой общественной организации получить некие корочки для получения каких-то преференций, грантов и так далее.

И плюс в последнее время появляются общественные организации, к сожалению, с этим приходится сталкиваться, которые, ну, скажем так, являются не совсем общественными организациями, а являются больше лоббистскими организациями, которые, и не только лоббистскими организациями. Я встречал общественные организации, и сейчас их достаточно много, которые просто финансируются, например, рейдерами и занимаются под покровом - вот, мы общественники, мы приезжаем, чтобы помочь вам решить вопросы с землей, на самом деле они занимаются отбором земли, либо работают на этих рейдеров, сдают им информацию и так далее. Поэтому не все общественные организации, скажем так, одинаково полезны.

Но я надеюсь, с течением времени и с совершенствованием законодательства все это отселекционируется, как и с политическими партиями. Сейчас их будет очень много, но когда люди, зарегистрировавшие свои политические партии, а их сейчас будет и партия садоводов, и партия металлургов, и партия голубеводов, когда они поймут, что партия - это не только бумажка, но нужно и работать в партии для того, чтобы она существовала, потому что партия и общественная организация - это, прежде всего, работа. А работа очень тяжелая и крайне неблагодарная. Поверьте мне.

То естественно, эти партии потихонечку будут закрываться за неимением возможности работать, чаще всего из-за нежелания работать, потому что, скажем так, когда регистрируется общественная организация или политическая партия, они, прежде всего, ждут, что им что-то вот с неба какая-то манна упадет. А оказывается, что там, в основном, тяжелая неблагодарная работа. А каких-то преференций там достаточно мало. Поэтому я считаю, что наша политическая система будет дальше формироваться по Дарвину - путем естественного отбора и селекции.

И в заключение такой маленький, но не обидный, я думаю, для аналитиков, маленькое наблюдение. Однажды я присутствовал на заседании, ну, скажем так, правительства одного региона и немножечко его покритиковал. И ко мне после этого подошел человек, который представился руководителем какого-то аналитического института при вот этом правительстве. Он сказал: как хорошо, что вы покритиковали, так мало сейчас кто-то у нас что-то критикует, а вот мы как раз разрабатываем перспективы жизни на 5-10 лет вперед. И дает мне огромный толстый труд - аналитические разработки. Я взял. Вот почитайте, и свое мнение выскажите. Я взял его почитать, я всю ночь читал.

Ну, я, как уже сказал, я не являюсь аналитиком, юристом, но все-таки там немножечко в чем-то соображаю. Я не понял вообще ничего. Там были в основном фразы, что мы должны, например, улучшить жизнь населения путем улучшения отдельных факторов жизни населения. Вот такими интересными фразами был вот такой вот труд забит. Я не понял ничего. Я тогда, ну думаю, ну может быть, я немножко туповат, я отнесу к более умному человеку. Я отнес к юристу. Он листал, листал, говорит: чего-то я не это самое, не въезжаю, как он сказал. И я вот так вот носил по нескольким людям, пока не уперся в своего товарища, который работает врачом-психиатром. Он посмотрел, слышишь, говорит, это, по-моему, наша клиентура.

Это без обиды, но это был реальный факт, что работает целый институт, который выдает некий продукт. Я не знаю, что вот это правительство опиралось на некий продукт или не опиралось, но, честно говоря, вот все люди, которые смотрели, говорят, ну это не аналитика, а какой-то полный бред.

И мне было обидно очень не то, что это был полный бред, а то, что почему-то это заметил только я, а ведь они существовали много-много лет и, не знаю, опирались на них или не опирались, но, во всяком случае, бюджетные деньги они поедали. Поэтому я еще раз призываю не вариться в собственном соку, обращаться к общественным организациям, устраивать «круглые столы», чтобы все-таки и Дума, и аналитические службы были, прежде всего, местом для дискуссии.

Спасибо большое.


Ю.Е. ШУВАЛОВ, заместитель Руководителя Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации
Уважаемые коллеги!
Я вас приветствую на нашем традиционном семинаре аналитических служб законодательных органов власти. Я считаю, что сейчас как никогда востребована работа аналитиков, и то, что мы уже выстраиваем наши отношения на такой плановой системной основе, это очень важно, новые задачи, которые диктуются переменами в нашей стране, они очевидно возникают перед аналитическими службами, я считаю, что не просто роль, но и реальное положение аналитических структур в органах законодательной власти должно быть переосмыслено, и серьезно увеличено, и в количественном плане, и по той нагрузке, которую выполняют аналитические службы.

Потому что если говорить о 20 годах развития России, то тот период, который вот мы прошли, он во многом был понятен и предсказуем, и роль аналитических служб, она во многом заключалась в том, чтобы отделить главное от второстепенного, так сказать, обеспечить обратную связь с обществом, и заложить какие-то прогнозные задачи.

К сожалению, мы сегодня вступаем в более сложный период, когда вопрос не восстановления страны стоит на повестке дня, а движения в сторону непознанного, и в этих условиях, конечно, состояние общества, оно серьезно меняется, оно становится более заинтересованным, и мы должны признать, что мы из состояния покоя выходим в состояние активной такой турбулентности, в которой, конечно, количество рисков оно значительно возникает с учетом глобальных событий, без четкого понимания целей развития страны и без диалога с основными группами граждан, мы движение вперед с трудом обеспечим.

Поэтому, конечно, востребована политическая реформа, она, мне кажется, была заявлена чрезвычайно вовремя, и то, что она сейчас реализуется, это единственный способ того, чтобы диалог общества с властью, он реально был обеспечен.

Другое дело, я согласен с Дискиным, что, конечно, количество политических сил, оно должно быть существенно ниже, и я могу, как бы здесь не стесняясь, говорить о том, что я уверен, что те политические партии, которые сегодня представлены в Думе, они будут совершенно другими в новой Думе, и мы не должны этого стесняться, это нормально, это вызов в первую очередь парламентским партиям, они должны не просто измениться, они должны деформироваться, ну это не то, что должны, они просто деформируются по факту, потому что они вступят в конкурентную борьбу, и это абсолютно нормально, с теми малыми партиями, которые будут, в результате возникнут коалиции, которые, именно потому, что они не прописаны в законе, они реально заставят эти коалиции юридически оформляться в новые организации, и мы получим совершенно новые образования.

Другое дело, что очевидным является, что сейчас время левых сил, поэтому КПРФ вряд ли будет проводить какой бы то ни был существенный ребрендинг, там речь идет о кадровом обновлении, и левая партия, она будет по-прежнему, ну это уже позиция как бы прогнозная, но я могу свою точку зрения высказать, она будет иметь серьезные позиции в парламенте.

Что касается правых сил, то они, конечно, должны соответствовать задачам, которые стоят перед страной и общественным запросам. В этом смысле, конечно, остаются вопросы. Вопросы есть перед созданием политических партий нового времени, это политические партии, которые должны быть, соответствовать каким-то мировым идеологическим понятиям таким, как там социал-демократия, таким как консервативная идея и новые вряд ли мы здесь придумаем. Сегодня «ЕДИНАЯ РОССИЯ», она находится в поиске опять идеи, и как бы отказывается даже от публичного обсуждения этой идеи. Хотя те течения в партии, которые заявлены, они говорят о том, что сегодня партия имеет действительно очень разных представителей внутри себя.

Что касается других партий, которые есть в парламенте: «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ», ЛДПР - это партии, которые, безусловно, тоже должны ориентироваться в этой ситуации и занимать соответствующие позиции. Но я уверен, что ситуация будет меняться, и она будет как бы очень динамичной, и поэтому аналитические службы, конечно, мне кажется, должны заниматься прогнозами, и выстраивать такую ситуацию, чтобы реальная дискуссия между политическими силами не привела к ощущению хаоса для граждан страны. Потому что мы при всем при том находимся в очень серьезном состоянии экономическом, когда бюджет будет находиться в очень напряженном состоянии, и выполнение всех социальных обязательств будет весьма непростой задачей, с учетом того, что мы все-таки не сумели перестроить экономику с сырьевой на какую-то другую инновационную, как мы говорили.

Поэтому все эти вызовы и испытания, они требуют серьезного обеспечения и включения в работу большого экспертного сообщества, оно также является важным. Поэтому в парламенте, в частности, создается много экспертных советов на уровне руководства палаты, и, я считаю, что это партнеры для аналитических служб, вы должны взаимодействовать с экспертами ведущими, которые привлекаются, которые готовы работать. И это тот ресурс, который мы можем и должны использовать, причем экспертные советы, они могут быть и они уже формируются по разным направлениям, и они могут иметь некое отображение в регионах.

Что касается самой палаты, то она тоже, как вы видите, она становится другой, с учетом того, что у нас нет уже парламентского большинства. Мы работаем в направлении президентско-парламентской республики, то есть, как бы вот заявленная Конституцией формула наша, она сейчас в большей степени реализуется. То есть, партнерские отношения с правительством, реальная дискуссия с правительством, максимальные функции контроля парламентского за исполнительной властью сейчас будут не столько иметь заявительный характер декларативный, сколько реальный ее институт парламентских расследований, институт отчетов министров и правительства, это будут реальные формы парламентского контроля, который даст возможность парламенту отвечать перед избирателями за реальную ситуацию в стране. В этом смысле, конечно, это тоже очень интересный процесс, который вот происходит на наших глазах, и мы в этом непосредственно участвуем.

Поэтому, я думаю, что по этому же пути надо идти и в регионах. Не надо опираться на одну политическую силу, не надо администрировать ситуацию исключительно методами командно-административными. Надо как бы, используя политические процессы, уметь давать аргументы такие, чтобы побеждала позиция, направленная на результат. Спасибо.
И.Н. ГАБДРАХМАНОВ, председатель Комитета Государственной Думы по Регламенту и организации работы Государственной Думы

Уважаемые коллеги!
Действительно это стало для нас определенной проблемой с точки зрения технологии реализации норм федерального закона, который обязывает все законодательные органы, как регионального, так и федерального уровня, обязательно предусматривать процедуру принятия участия представителей политических партий, не представленных в Государственной Думе, их участие в пленарном заседании, как Государственной Думы, так и законодательных собраний. Вы знаете, что до либерализации в политической системе с точки зрения возможности создания регистрации политических партий, так проблема особо не стояла. Вы знаете, что у нас только три политические партии сегодня на тот момент, по крайней мере, были не представлены Государственной Думе, и поэтому с точки зрения регламента обеспечить их участие в обсуждении тех или иных важных законопроектов большого труда не представляло. Как и с точки зрения о размещении их в зале пленарных заседаний, так и с точки зрения принятия ими участия в обсуждении того или иного вопроса.

В связи с изменением законодательства мы не поменяли требования закона «О политических партиях», поэтому для нас вот это сейчас встает вопрос, а как мы эту норму закона будем реализовывать. Потому что, ну представим себе, если будет, например, зарегистрировано около 100 политических партий, и если мы каждому даже, ну я уж не говорю, элементарно, как разместить их в зале пленарных заседаний для того, чтобы они приняли участие, я уж не говорю о том, что как организовать их участие при обсуждении законопроекта. То есть, если даже каждому дать по 5 минут для выступления, я уж не говорю про участие, возможности задать вопрос и получить ответ, то, только, если каждому предоставим время по 5 минут, то чистого времени это будет 8 часов. Поэтому это просто, на мой взгляд, трудно реализуемое.

Поэтому, конечно, стоит, на мой взгляд, сегодня в повестке дня вопрос о том, как эффективно организовать эту работу с точки зрения... Ведь основная цель - услышать их мнение, их позицию по ключевым, важным законопроектам.

Поэтому здесь, конечно, формат может быть изменен, и этот формат, может быть, обязательно их участие, например, участие в парламентских слушаниях, где совершенно другие возможности, где есть возможность высказаться по разным темам, подискутировать, или могут быть какие-то другие варианты, например, вариант, что это требование закона должно распространяться только на те политические партии, которые принимали участие в выборах и, например, прошли, там принимали участие в выборах либо на региональном уровне, либо на другом. Поэтому здесь есть вопросы и нам над ними, конечно, нужно будет думать.

Следующий блок вопросов, тоже не менее важный, на мой взгляд, это все-таки, как в большей степени задействовать и учитывать мнение не только политических партий, но и вообще, любых общественных групп людей при принятии законопроектов. Потому что вы знаете, да, мы проходим технологию принятия законопроекта в первом чтении, дальше поступают поправки от субъектов права законодательной инициативы. Но мы отдаем себе отчет, что не всегда мы можем себе позволить услышать мнение людей или профессиональных сообществ.

Даже те же экспертные советы, которые создаются при комитетах, это всегда вопрос спорный: кто включается в состав экспертного совета. Их состав, как часто они собираются, все это на уровне факультатива. Нет такого обязательного требования, чтобы экспертный совет обсуждал там все, например, законопроекты, которые проходят через комитет.

Поэтому важная, конечно, задача - использовать технологии XXI века, максимально пытаясь через режим он-лайн сделать такую систему, когда любой человек, любые представители профессиональных сообществ, в том числе политические партии, имели возможность участвовать в обсуждении законопроекта и давать предложения, например, через электронную систему. И здесь важно правильно построить работу, потому что ведь вопрос не только дать людям возможность направить свое предложение, а еще важно эти предложения обработать, их превратить в какой-то читабельный вид, чтобы понять, что из этого можно учесть, а что нельзя.

И конечно, это, на мой взгляд, очень сложная работа, но она очень важная. И я думаю, что если эту работу удастся выстроить, то во многом недовольства разных социальных групп и профессиональных сообществ, да и просто граждан снимется. Поскольку, как минимум, их позиция будет услышана. Другое дело, это не означает, что обязательно их позиция будет воспринята, потому что предложения могут быть взаимоисключающими. Но тем не менее важно, чтобы, в том числе депутаты Государственной Думы, когда принимают те или иные законодательные решения, как минимум, знали о такой позиции, о таком мнении, пусть даже если не соглашались, давали на них аргументы, почему это нельзя поддерживать, а почему нужно поддержать именно другое предложение.

Это я вкратце рассказал вам о тех основных проблемах, которые, на мой взгляд, существуют с точки зрения реализации как требований федерального закона, и так и тех задач, которые мы ставим перед собой на будущее.

Спасибо.
М.В. ГРИШИНА, член Центральной избирательной комиссии Российской Федерации


Добрый день, уважаемые друзья!
Как сказал Владимир Николаевич Плигин, завтра вступает в силу федеральный закон, предусматривающий прямые выборы высших должностных лиц субъектов Российской Федерации.

Модельный закон, который меня попросили презентовать, он, собственно говоря, готовился в очень спешном порядке, процесс начался, когда еще не завершился процесс прохождения самого проекта, и он еще не обрел силу федерального закона. Я думаю поэтому, что многие из вас участвовали уже в процессах подготовки региональных законодательных актов, связанных с выборами высших должностных лиц. И по нашей информации, во-первых, уже подготовлены в большинстве субъектов изменения в конституции, уставы. И, во-вторых, подготовлены проекты законов субъектов о выборах соответствующего высшего должностного лица, где-то уже принято в первом чтении, где-то уже готовится ко второму.

Поэтому я бы не ставила целью своего выступления просто презентацию вот этого модельного акта, потому что уже многие с ним, если связывались уже с этой темой, то работали. Текст был направлен более двух недель тому назад в субъекты и обсуждался теми, кому, собственно, непосредственно и принадлежит право законодательной инициативы по данному вопросу в субъектах Российской Федерации.

Поэтому я остановлюсь по структуре данного модельного закона на тех вопросах, которые вызывают сейчас вопросы в регионах и, соответственно, если потом возникнут вопросы, сразу же на них и буду отвечать.

Свое выступление строю очень просто, по структуре самого нормативного акта. Еще одно предварительное замечание. Структура модельного закона и рекомендуемая, соответственно, структура акта субъекта Российской Федерации повторяет структуру Закона «О выборах Президента Российской Федерации».

Все мы понимаем, почему взята эта логика, потому что избирательный процесс весьма похож. Именно федеральный законодатель в законе номер 40-ФЗ задал параметры избирательной системы, в узком смысле этого слова, то есть двухтуровое голосование. Поэтому раз двухтуровое голосование, есть особенность и избирательного процесса. Такие особенности уже с учетом многолетней практики предусмотрены непосредственно в действующем законе «О выборах Президента Российской Федерации». Задача нашей рабочей группы была адаптировать соответственные процедуры на уровень региона.

Итак, по структуре. Общие положения подразумевают в первую очередь наделение избирательными правами как пассивным, так и активным. Что касается ограничений пассивного избирательного права и тех лиц, которые этим правом обладают, то все ограничения прописаны непосредственно в Федеральном законе, поэтому усмотрения у субъектов в данном вопросе практически нет. Ограничения серьезные и возрастные и связанные с наличием не только судимости, но и погашенной судимости, появились такие новации.

Но, наверное, Владимир Николаевич Плигин уже упоминал еще очень одну интересную новацию, связанную с тем, может ли баллотироваться лицо, досрочно ушедшее в отставку, на должность губернатора. Как известно, когда были еще нормы, раньше действовали аналогичные, был запрет лицу, которое ушло в отставку, участвовать в выборах в качестве кандидата на выборах, назначенных в связи с таким досрочным прекращением полномочий.

Сейчас этот запрет воспроизведен в Федеральном законе и, соответственно, с одной оговоркой - по решению Президента такое лицо все же может баллотироваться на данных выборах, досрочных выборах по существу.

Что касается активного избирательного права, как казалось бы, очень простой вопрос. Но на уровне региона всегда возникает дискуссия, как правило. Очевидно, что имеют право избирать граждане, постоянно проживающие на территории субъекта Российской Федерации. Это правило, которое закреплено в Федеральном законе и в любом региональном законе обязательно. А что такое постоянное проживание - это регистрация по месту жительства, факт регистрации по месту жительства в органах ... учета.

Дальше возникает дополнительная категория избирателей. Это те, кто зарегистрирован временно, кто вообще не зарегистрирован, но фактически проживает, вот студенты, как правило, выделяются в отдельную категорию, те, которые учатся и в данном субъекте Российской Федерации, но имеют регистрацию за пределами территории данного субъекта.

На каждых региональных выборах региональный законодатель, вот особенно в Законодательное Собрание, до последнего перед выборами решали вопрос, наделять ли вот такие категории избирательными правами или нет. Всегда это было предметом дискуссий. В принципе, сейчас тоже такие дискуссии поднимаются, но я бы обратила внимание на один очень серьезный, на мой взгляд, нюанс, связанный с содержанием Федерального закона. Федеральный закон сказал о том, что избирать могут граждане, постоянно проживающие на территории субъекта. На мой взгляд, он задал достаточно жесткие рамки.

Что касается модельного закона, то никого кроме граждан, постоянно проживающих, то есть имеющих регистрацию по месту жительства на территории субъекта, данный модельный закон не предполагает наделять активным избирательным правом. Это такая первая точка.

Что касается избирательных комиссий. Это глава 2. Здесь все предельно просто, никаких новаций в принципе нет, система избирательных комиссий сформирована, вы знаете, что у вас есть региональные избиркомы, территориальные избирательные комиссии, ну и участковые создаются для проведения выборов.

Вот никаких новаций, поэтому долго не буду задерживаться, кроме, пожалуй, одной ремарки, поскольку сегодня все-таки мы говорили и о каких-то возможных перспективах. Со стороны ЦИК сейчас очень активно продвигается просьба к законодателю, наделить участковые комиссии тоже постоянным сроком полномочий, чтобы мы не формировали к каждым выборам. Поэтому если такая просьба будет реализована нашей Государственной Думой, то, возможно, мы не будем заниматься формированием нижней инфраструктуры избирательных комиссий в процессе выборов. То есть, может быть, мы эту тоже инфраструктуру приготовим заранее и достаточно профессионально обучим.

Избирательные участки и списки избирателей также абсолютно стандартны, по федеральным стандартам никаких изменений. Единственное, конечно, вот это главный вопрос, кто включается в списки? В списки включаются граждане, наделенные активным избирательным правом, на этом я только что остановилась.

Выдвижение и регистрация кандидатов. Ну это главная новация Федерального закона и, соответственно, на этом вот наша рабочая группа больше всего заостряла внимание при подготовке модельного закона.

Особенностью, напоминаю, является то, что для того, чтобы зарегистрироваться кандидатам на должность высшего должностного лица, нужна поддержка депутатов и (или) избранных глав муниципальных образований. Причем здесь есть три критерия, которые нужно любому кандидату пройти, причем независимо оттого, выдвинут ли он парламентской партией. Парламентские партии привыкли, что у них льгота, но здесь эта льгота не действует. Кандидат от любой партии должен такой поддержкой заручиться.

Соответственно, Федеральный закон предусмотрел, что кроме выдвижения партиями, любыми зарегистрированными партиями, возможно также и самовыдвижение, если это предусмотрит закон субъекта Российской Федерации. То есть здесь усмотрение законодателя.

По нашей информации, в настоящий момент ни одно Законодательное Собрание не пошло вот на эту инициативу, хотя дискуссии ведутся. Но в модельном законе мы тоже самовыдвижение подробно не прописывали, имея в виду, что если все-таки законодатель решится на это, то есть Федеральный закон «Об основных гарантиях...», там очень подробно написано, как собираются подписи граждан и проверяются.

Вместе с тем, надо иметь в виду, что даже если есть самовыдвижение, то данный кандидат, выдвинутый в порядке самовыдвижения, кроме подписей граждан, тоже должен заручиться депутатской поддержкой.

Ну и вот, чтобы не откладывать в долгий ящик, я прошу первый слайд показать. Давайте вот все-таки разберем эту депутатскую поддержку.

Я позволила себе вот такую табличку нарисовать и, соответственно, левый столбец называется «условия выдвижения».

Первое условие - поддержка депутатов представительных органов местного самоуправления и избранных на выборах глав муниципальных образований всего субъекта Российской Федерации.

Взяла на примере одного субъекта, достаточно крупного, с большим количеством муниципальных образований, вот у него реально сейчас 8 тысяч 85 депутатов и избранных глав.

Для того, чтобы кандидат был зарегистрирован, он должен заручиться поддержкой от 5 до 10 процентов таких депутатов. 5 или 10, или там 7, 8, 9 - любое число в пределах этой рамки определяет законодатель субъекта.

Вот тот субъект, который я взяла для примера, вчера вот определился, что в первом чтении они будут принимать 5 процентов поддержки. Соответственно, вычисляем 5 процентов от 8 тысяч 85, вот почему я на этом заостряю внимание. А это не целое число. 8 тысяч 85. 5 процентов является 404 (запятая) 25 сотых.

Вопрос, как округлять? По математике надо в низшую сторону - 404. Я выделяю, почему 405? Потому что нужно более 5 процентов поддержки. Такая простая математика, но на ней надо... Я как бы человек практический, мы всегда, мы в основном правоприменители и вот эта единица, как по моему мнению, может иметь значение, в случае если она будет посчитана неправильно и потом кто-то не доберет подписей - это вопрос судебного уже разбирательства.

Поэтому мы все понимаем, что заручиться 5-ю процентами в данном случае означает 405 подписей.

Далее спускаемся. Следующее, левый столбец считаем. Поддержка депутатов избранных на выборы глав муниципальных районов и городских округов, то есть второй уровень. В данном субъекте Российской Федерации это 1391 человек. В рассматриваемом примере законодатели сейчас решили, что в данной ситуации они не 5 процентов, не нижнюю планку берут, а 10. Соответственно, 10 процентов, опять это у нас не целое число получается. Мы округляем опять в верхнюю сторону, получается 140. Вот из этих 405-ти 140 должны быть депутатами и главами верхнего уровня.

И последнее требование, которое тоже надо пройти данному кандидату, что вот среди верхнего уровня депутаты и главы должны быть не менее, чем их трех четвертей муниципальных образований, в данном субъекте 70 муниципальных образований верхнего уровня. 61 муниципальный район и 9 городских округов. Соответственно, три четверти из этого числа должно быть представлено подписями данных депутатов и глав муниципальных образований, опять же число получается не целое, а пять округляем вверх, потому что не менее, чем три четверти должно быть. Вот такая простая математика, но вот мне казалось, что на ней надо заострить внимание.

Задают несколько вопросов. Например, может ли... Из субъектов поступают. Например, может ли субъект Федерации не три четверти потребовать поддержку, а больше? Вот вчера мы так с коллегами обменялись, правовиками, мы пришли к выводу, что если федеральный законодатель все-таки указал три четверти, то повышение данного порога законом субъекта было бы уже ограничение прав, которые, наверное, законодателю не разрешено делать.

Также задают очень много вопросов, что означает представление подписей депутатов и (или) избранных глав муниципальных образований. Почему-то вот это «и (или)» очень многих смущает. Здесь я не описала в этой таблице, но хочу сказать, что вот из этого числа 405, например, могут быть только депутаты. И это будет выполнением условий. Например, может быть и 405 глав, и не быть депутатов. Это тоже для кандидата выполнение условий. Может быть смешано, там пять глав, 400 депутатов и так далее.

То есть, с точки зрения Федерального закона любое набранное число главное. И главное, чтобы там были депутаты, главы или только депутаты, или только главы, для законодателя все равно. Собрал подписи, пришел в избирательную комиссию.

Уже практически вот мы подходим к процессу, когда подписные листы и листы поддержки (так назвал их Федеральный закон) сдаются. Почему листы поддержки? Действительно неподписные листы - новый институт. Дело в том, что федеральный законодатель потребовал нотариального заверения каждой подписи депутата и главы муниципального образования. По технологии это удостоверительная надпись нотариуса выписывается на одном листе в отношении каждой конкретной подписи.

Поэтому подпись депутата на одном листе. И всего вот, например, если 405 подписей надо представить, значит, это будет 405 отдельных листов, каждый из них удостоверен нотариусом. Нотариус удостоверяет подлинность подписи. Вопрос тоже непростой с точки зрения исполнения.

В настоящий момент мы находимся в переписке с Минюстом по данному вопросу, потому что форма удостоверительной надписи в приказе Минюста впрямую не установлена. То есть, есть общие правила основ законодательства о нотариате, но на практике нотариус руководствуется приказом Минюста, который утверждает форму удостоверительных записей. Соответственно, сейчас Минюст еще только приступает к разработке такой формы удостоверительной записи.

Мы получили предложение от нотариальной палаты по данному вопросу. И я надеюсь, что в ближайшие две недели мы эту тему попробуем окончательно разрешить и закрыть. Потому что сейчас вдруг, ну это специалисты именно в нотариате задали нам такой интересный вопрос. Все-таки нотариус удостоверяет, что этот человек депутат? Или он удостоверяет только по паспорту, что это Иванов Иван Иванович. Вот на самом деле тоже оказывается от этого зависит и объем нотариальных действий и, соответственно, даже цена. Вот о цене поговорим чуть позже.

Итак, листы поддержки принесены в избирательную комиссию. Здесь все традиционно, набор документов - это и решения партии, и надо открыть избирательный счет, и так далее, я даже на этом не останавливаюсь. Кто знает избирательный процесс, здесь все абсолютно одинаково.

Заострю ваше внимание еще на одном вопросе. Законодатель федеральный очень жестко указал, что запас подписей может быть очень небольшим. То есть, нельзя в запас представить более 5 процентов подписей сверх вот того вышеуказанного числа. Я здесь продолжаю этот пример, вот депутаты всех уровней, их всего 405, значит, 405 подписей набрал, но хочет кандидат подстраховаться, вдруг какая-то подпись покажется плохо собранной, так будем говорить, недостоверной. Запас 5 процентов вычисляем, не более 5, говорит Федеральный закон.

В результате деления получается 20,25, обратите внимание, здесь мы округляем в нижнюю сторону, то есть меньшую, потому что больше 5 нельзя. Там надо было больше 5, а здесь - наоборот, нельзя превышать 5-процентый барьер. Поэтому общее количество подписей, которые в данном примере принесет кандидат, не может превышать 425. Более того, когда мы разрабатывали модельный закон, пришлось еще раз глубоко вникать в вопрос трактовки требований закона в части представленных подписей депутатов и глав второго уровня. У нас их с вами требуется 140. И в принципе ограничение в запас в 5 процентов распространяется и на вот этот сегмент, на эту часть представленных подписей.

Иными словами, подписей депутатов и глав второго уровня тоже должно быть определенное количество с превышением не более чем на 5 процентов. Ну, здесь это превышение составило целое число, итого подписей депутатов и глав второго уровня можно представить 147, не больше. То есть больше, конечно, можно, но комиссия их не зачтет. Но такой вот политический смысл в этом тоже есть.

Дело в том, что если собрать все 425 подписей, например, среди глав муниципальных образований, то можно свести к минимуму количество конкурентов. В данной ситуации тогда только 3 кандидата смогут зарегистрироваться, если они наберут только подписи верхних уровней, и не будет действовать то самое ограничение, которое непосредственно Федеральным законом предусмотрено.

Что касается проверки подписей, то в модельном законе этому уделено большое внимание, но я с вашего позволения на этом застрять внимание не буду. Это вопрос сложный, интересный. Если будут вопросы, уже отвечу тогда. Потому что, как вы знаете, много всегда в вопросах регистрации всегда много споров, в том числе доходящих и до судов.

Только одну вещь отмечу. Мы тоже недавно с коллегами обсуждали, они нас спрашивали, на каком же основании можно отказать в регистрации кандидату, учитывая, что общая одна только запись в законе федеральном есть и регионально ее расширять в принципе не в праве: недостаточное количество собранных подписей. Вот сколько недостаточно? Например, 404 собрали - недостаточное. А вот если набрали, например, 425, но не принесли, но подписей второго уровня принесли 139 - тоже недостаточное количество. А если набрали нужное количество, но не в трех четвертях, а в одной трети муниципальных образований - это тоже недостаточное количество. То есть здесь любые невыполнения всех этих трех барьеров, которые были в предыдущей табличке, все они являются основанием для отказа в регистрации. Хотя, я думаю, что в связи с очень краткой записью в законе не исключены и споры по данному вопросу.

Глава о статусе кандидатов не претерпела каких-либо изменений. Здесь очень четко все прописал Федеральный закон в части именно статуса самих кандидатов. Доверенные лица - это тоже кандидату Федеральным законом гарантированы. Их количество устанавливается региональным законодательством. Мы предложили условное число, по-моему, 200. Но это на усмотрение и с учетом местных условий.

В обязательном порядке в модельном законе мы предусмотрели назначение уполномоченных представителей по финансовым вопросам. Федеральный закон дает региональному законодателю право либо обязать кандидата такого уполномоченного иметь, либо ничего не прописывать на эту тему. Мы полагаем, что на такую должность как губернатор, надо выдвигаться, имея своего казначея в избирательной кампании.

Уполномоченный по финансам - это казначей избирательного штаба, это мы все прекрасно понимаем. Он действует на основании нотариально удостоверенной доверенности. Ну, вот рекомендуем очень настоятельно, чтобы такое лицо было обязательно прописано. Оно будет уже нести, в том числе и как бы финансовое взаимодействие осуществлять со всеми контрагентами и отчитываться в избирательной комиссии.

Информирование избирателей и предвыборная агитация, не буду много внимания уделять, скажу, что мы предусмотрели здесь, у нас это стандартный набор федеральных гарантий: бесплатное эфирное время, бесплатная печатная площадь. Предусмотрели, что такого рода гарантии предоставляются только напрямую кандидатам, партии вот, как в выборах Президента, свои куски эфирного времени не получают. Это вот, так скажем, по опыту прошедшей кампании по выборам президента все равно партии передавали свои объемы эфирного времени в использование кандидату. Здесь мы посчитали это нужным учесть.

Финансирование выборов. Здесь вот я обещала остановиться на вопросе оплаты нотариусам. Собственно, вот здесь одна единственная новация. Понятно, что избирательный фонд обязаны создавать по Федеральному закону кандидаты, вопрос: когда они его создают или, когда они могут его создать?

По сложившейся практике, есть достаточно большой временной разрыв, который возникает с момента подачи кандидатом документов, в том числе документов для открытия специального избирательного счета избирательного фонда и выдачи такого разрешения со стороны избирательных комиссий. На практике это три-пять дней.

Мы посчитали, что в условиях, когда любой кандидат обязан собирать подписи, а такой срок слишком велик для раскачки избирательным комиссиям, надо иметь в виду, что начинать сбор подписей можно с момента выдвижения, но нотариальное удостоверение требует денег, и оно должно быть оплачено из избирательного фонда. Поэтому здесь, в модельном законе, впервые появились новация, согласно которой незамедлительно в момент предоставления документов кандидату выдаются документы на открытие специального избирательного счета. Он единственное только должен предоставить нотариально удостоверенную доверенность уполномоченного представителя по финансовым вопросам. Мы в избиркоме ее копируем, выдаем разрешение на открытие счета, уполномоченное лицо комиссии это делает. И, соответственно, кандидат может идти в банк и начинать процесс сбора подписей, переведя там определенную сумму из собственных средств.

Естественно, для субъекта важно: какой объем, какой потолок избирательного фонда он предусмотрит. Если это будет слишком маленький потолок, то кампания уйдет «в тень», если это будет слишком большой, то это, как правило, он, конечно, не заполняется, но всегда почему-то считается, что слишком большой - это сразу какое-то послабление со стороны законодателя. В любом случае, мы предложили установить субъекту самому, естественно, это вытекает из Федерального закона, но все-таки не менее 50 рублей на одного избирателя, то есть в зависимости от численности избирателей. Субъекты малочисленные по населению, но большие по территориям, просят и указывают нам, что им еще больше фонды нужны, у них большие расстояния, транспортные расходы у любого кандидата велики.

Что касается голосования и определения результатов выборов, то здесь все стандарты установлены Федеральным законом, и каких-либо новаций не предусматривается. Просто вся процедура должна выполняться избирательными комиссиями четко, в соответствии с законом.

Про двухтуровость я уже сказала, напоминаю, это означает, что, если в избирательный бюллетень было внесено более двух кандидатов, то избранным признается только кандидат, который набрал более половины поданных голосов. Если же ни один кандидат столько не набрал, то во второй тур выходят два кандидата, и, соответственно, уже по относительному большинству выявляется победитель.

Порог явки не установлен, поскольку Федеральным законом он не предусмотрен. Собственно, вот... И надеюсь, что собственно принятые законы приведут, конечно же, к результативным выборам, а главное - к выбору хороших управленцев.

Спасибо.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница