Старобельские округи



страница1/6
Дата10.05.2016
Размер0.71 Mb.
  1   2   3   4   5   6
СТАРОБЕЛЬСКИЕ ОКРУГИ

ВОЕННОГО ПОСЕЛЕНИЯ.
Верхний Старобельский военный округ заключает в себе поселения, расположенные на верховьях Айдара и реки Камянки. Нижний округ расположен не вдали от устья реки Айдара и по реке Боровой. В первом обращают на себя внимание поселения: Осиновая, Белолуцкая, Закотная, по древности их, и Закамянка – по нынешнему значению. Во втором довольно значительны: Боровенька и Шульгинка – по древности, и Новотроицкая по нынешнему значению.

ПЕРВЫЙ ОКРУГ
ЗАКАМЯНКА.
Закамянка на р. Камянка, при впадении ее в Айдар. Ныне место штаба поселенного полка. Каменный храм во имя Святителя и Чудотворца Николая – соборный полкового штаба, освящен 30 июля 1844 года. Построение сего храма начато было по благословению преосвященного Епифания Воронежского в 1821 г. Первая благочестивая мысль о построении храма в Закамянском хуторе родилась в душе войсковых обывателей Ефрема Ковалева и Гаврилы Шморкача. Они предложили обществу устроить храм в честь Святителя Николая, и эта мысль принята была с такой радостью, что в короткое время молитвами угодника Божия собрано было до 2000 руб. серебром. В 1825 г. устроен был временный молитвенный дом, где особый священник, надзиравший и за построением храма, совершал богослужение. В 1828 г. постройка храма возведена была до купола. Остановленная переменой быта поселян, постройка храма с 1840 г. продолжена и окончена под наблюдением военного инженерного начальства.

До построения храма, поселяне хутора Закамянского были прихожанами храма в сл. Осиновой, отделяемой от Закамянки только речкой Камянкой и узким лугом. В старое время они как и жители Осиновой, Белолуцка, Закотной и хуторов, некогда разбросанных по р. Камянке, входили в состав Острогожского слободского полка. Так показывают акты казаков сл. Осиновой прежних времен.1

Нынешние военные поселяне, потомки набожных друзей православия, еще хранят благочестивые обычаи предков своих. Они усердны к храму Божию, прилежно посещают дом Божий для вознесения общих молитв, внимательны к духовенству и бедным. Вот один из благочестивых обычаев, свято хранимых поныне в Закамянке. В день Светлого Воскресения Христова, по освящении пасхи, каждый год оставляется по нескольку блюд с пасхальными яствами в храме бедным, то отсылаются в богадельню по распоряжению священника. Исполнение заповеди Господней: да не увесть шуйца, яже творит десница твоя, обнаруживается здесь и в других видах. Так в 1848 г. пред праздником Рождества Христова, ночью, поставлен был в снегу близ алтаря, неизвестно кем, запрестольный выносной крест.

Особенно удивительна была жизнь бывшего прихожанина Николаевской Закамянской церкви раба Божия Дмитрия Горского.

Уроженец слободы Осиновой, ремеслом ткач, сын войскового обывателя Черкашенина Игната, он в молодости женат был и имел двух детей. До 42 лет прожил он в своей семье. При какой-то домашней размолвке, Дмитрий, увлеченный гневом ударил рукой своего отца. Поступок преступной дерзости сына против отца лег камнем на душу сына, слвесть сильно мучила его. Он пошел в Киев поклониться святым местам, там открыл он растерзанную душу свою духовнику иеромонаху. Тот, объясняя ему важность поступка его, напомнил ему о словах спасителя: аще соблажняет рука твоя, отсецы ю. Слова эти так поразили Дмитрия, что возвратясь из Киева, он отсек кисть левой руки своей, которую поднимал на отца и удалился из дома. На правом берегу Айдары на горе устроил он себе хижину и там провел 46 лет отшельнической жизни. Пост хранил строгий: никогда не ел рыбы; великим постом принимал пищу только два раза в неделю, а концу жизни по принятии святых тайн, во всю неделю довольствовался одной просфорой. Изучась грамоте уже в отшельнической хижине своей, он читал день и ночь псалтырь и молился . Не имел попечения ни о чем житейском: хлеб, овощи, одежду принимал от подающих только тогда, когда хотел подать кому-либо другому, или когда для него самого была настоятельная нужда в чем-либо. Денег же ни в коем каком случае не брал, а давал совет отдать в храм Божий. Пока был в силах, не упустительно посещал храм Божий. Иногда выходил на вершину горы, при которой была его келья, рано утром или поздно вечером, и, сидя на камне, беседовал с приходившими к нему. Впрочем не легко было видеть его, он редко отворял келью и никогда не кончив молитвы. Об отсеченной руке его надобно сказать, что, оставшись при кисти только на одной коже, она впоследствии срослась сама собой, хотя ни кистью, ни пальцами он уже не владел. Свидетелем мирной кончины его был только один обыватель слободы, Петр Назарцев, которого до того времени никогда не видали у него, но который был тайным другом его. Он умер 88 лет, 15 декабря 1828 года. Жители Закамянки и других слобод чтят память его: редко можно встретить поминальную книжку или тетрадь, где бы не было вписано имя Дмитрия Горского, так называли и называют его по отшельнической жизни его в горе. Келья его поныне цела с двумя иконами Святителя Димитрия и Божией матери, пред которыми он молился – здесь теплится лампада, около кельи устроено кладбище. Знавшие лично Божьего раба говорят, что он был росту высокого, худощав, с лицом длинным и приятным, со взором проницательным, в старости седой как лунь, с длинными волосами и глазами серыми.

Дела обыкновенного промысла Божия. После того, как милости Божия пощадили закамянцев от холеры 1831 и 1832 годов, гнев Божий излился на них в 1833 году. Непомерные жары иссушили всякое произрастание, скот гиб без корму, люди удалялись в Черноморию, на Дон, за Кубань; поселенный здесь полк выведен был в другие места, по совершенному недостатку продовольствия. Крайность была такова, что оставшиеся здесь питались корою, желудями и травами, истолченными в порошок, примешивая к тому малую часть муки. При таком продовольствии, или голоде, смертность была обыкновенная: из 2011 человек умерло 117 человек. Следующий 1834 г. заживил тяжелые раны народа, урожай на все был удивительный.

В 1848 г. холера, открывшаяся с 16 июня наводила ужас и уныние. В одном храме находили покой и утешение. Каждый день народ толпами исповедовался или приобщался святых тайн. По 1 августа умерло от холеры 87 душ муж., 124 жен., и сверх того в госпитале 196 человек. Между тем в тоже время угрожал голод. Хлеб от невыносимых жаров засох; уцелевшая часть ржи не была в свое время убрана, - народ, пораженный ужасами смерти, как бы забывал о житейских делах. Открылся крайний недостаток в продовольствии и особенно в овощах. С января 1849 г. явилась цинга, в феврале и марте целые семьи были больны с ног до головы. Часто случалось видеть мать в ранах, окруженную малютками больными, и дети грудные, которых не отлучали от больных матерей, непременно умирали. Всех умерших от скорбута было 153 муж., 125 жен., из 1804 муж., 1788 жен., и сверх того в госпитале умерло 412 человек.

По ведомостям показано прихожан: в 1830 г. 932 муж., 957 жен.; в 1850 г. 1762 муж.. 1625 жен.


ОСИНОВАЯ
Осиновая – при реке Айдаре.
По правом берегу Айдара тянутся гряды гор, прерывисто каменистых и меловых, кой где и поныне покрытых лесом, а левый берег отлогий, с прекрасными лугами и хлебородной почвой. Однако первые поселенцы осиновой и хуторов ее: Рогова, Писаревки и других,2 переселились на правом берегу Айдары, под прикрытием гор, лесов и вод. Это одно показывает, что Осиновая населена черкасами не позже, как в конце XVII столетия, тогда как столько страшны были ногайцы и крымцы. О том, что она была в составе поселений Острогожского казачьего полка, мы уже сказали. Поныне еще видны в ней следы валов и рвов – остатки бывшей крепости, и по старым актам она называется городком осиновым и сотенным местечком. Еще прежде, чем явились здесь черкасы, уже существовал здесь Осиновый острог: «Лета 7152 Нояб. 20 (1643 г.) по Государеву Цареву и В. К. Михаила Федоровича всея России указу Усердским станичным головам, ездоком и вожем, ездити одною дорогод вниз по р. сосоне к Дону, а другою до осинова острогу; а перезжати им Калмиускую дорогу». Так говорит Московсконе распоряжение. Этого острога не следует искать, как ищут иные, на р. Осколе, там, где слобода Ново-осиновая,3 иначе Усердские станичники, спускаясь вниз по Осколу, нигде бы не видали Калмиусской дороги, которая перебрасывалась чрез Донец близ устья р. боровой. Этот осиновый острог был именно на Айдаре, там, где местность удержала название Осиновой и по поселении черкасов. Только этот острог был верстою ниже Черкасского городка по р. Айдару и находился на крутой, едва доступной горе. На его-то месте жил и подвизался раб Божий Димитрий Горский.

Ныне в Осиновой два храма – Успенский и Вознесенский. Был ли храм в Московском Осиновом острожке – неизвестно. Первый Успенский храм в Черкасском городке без сомнения был современен городку и конечно был деревянный: так бывало у Черкасов везде. Не позже средины XVIII столетия построен был здесь уже каменный Успенский храм с тремя приделами. На это указывает, как увидим, надпись на Евангелии храма. Храмозданная грамота 1791 года, данная Преосвященным Иннокентием Воронежским, говорит: «По прошению Беловодского округа слободы Осиновой Успенские церкви приходских людей, благословляем мы означенную Успенскую церковь, за ее повреждением в фундаменте и стенах и склонностью к падению, разобрать, а на том же месте, на левую сторону с прибавкою места, в то же самое наименование - настоящую в честь Успения Божией Матери, с двумя приделами Св. Архистратига Михаила и Св. Нтколая Чудотворца, каменным же зданием вновь построить; а третий придел, имеющийся в правой стороне, во имя Св. первоверховных Апостолов Петра и Павла, до сооружения новой церкви, оставить для служения». Перестроенный храм освящён был, по грамоте Христофора Епископа Харьковского, в 1802 году. В нынешнем виде храм этот изумляет смелостью своей постройки: громадный купол его опирается только на стенах, но ни одного столба нет в храме.

Книги Успенского храма: Евангелие, Киевской печати 1697 года, с надписью: «1754 года месяца июля 16 дня, сия книга – Воронежской епархии Острогожского полку Бахмутского Заказа, слободы Осиновой Луки, что на реке Айдаре, церкви собора Архистратига Михаила; куплена Изюмского полку у Тихона Купянского крамаря за церковные деньги, ценою за 20 рублей, прежними годами; в том, верности ради, подписал Осиновский Священник Пётр, Григорьев сын, Вертоловский». Слова: «прежними годами» показывают, что 1754 год был только годом надписи, а покупка книги принадлежала к прежним годам.

б) Минеи служебные в 12 книгах, М. п. 1747 года; Служебник, Черниговской печати 1747 года; Требник, М. п. 1750 года; Устав, Московской печати 1752 года.

Вознесенский деревянный храм построен в 1789 году на место прежнего обветшалого; так говорит храмозданная грамота. Прежний храм, по преданию, строен был заботливостью Священника Успенской церкви Семена Войтова, перешедшего в новый сей приход. Нынешний храм, по ветхости его, с 1848 года запечатан и в 1851 году перестраивается..

Книги храма: Служебник, Киевской печати 1734 года; Цветная Триодь, Московской печати 1759 года.


Число прихожан:




При церквах

1790

1810

1830

1850




муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Успенской

1520

1503

1352

1364

1215

1223

860

889

Вознесенской

1408

1437

1288

1304

1550

1687

993

1041

А всего

2928

2940

2640

2668

2765

2910

1853

1930

Бедствия прихожан:


а) Голод 1833 года, какого не помнили старики; б) холера, от которой в 1831 году умерло в Успенском приходе 20 человек, в Вознесенском 36; в 1848 году с июня по август в 1-м приходе умерло 119, во втором – 67 человек; в) цинга 1849 года, похитившая в Вознесенском приходе 26 муж., 64 жен.; в Успенском 30 муж., 50 жен.

Пример благочестия – прихожанки: помещица, вдова Анна Еманова, и дочь ея Евдокия. Не случалось заметить, чтобы пропускали они общественную молитву; часто ходили на поклонение святым местам в Киев и в разные обители; милосерды к бедным. Мать скончалась 7 января 1849 года, дочь продолжает вести самую уединённую жизнь, в посте и молитве.


БЕЛОЛУЦК

Белолуцк. – Название слободы указывает на ее прежнюю местность – на луку р. Белой.

Белолуцк сперва расположен был в угле, образуемом соединением реки Белой с Айдаром. Угол и левый берег Айдары покрыты были лесом и камышами. В этом то глухом углу думали жить безопасно от татар первые поселенцы Белолуцка. Но татары и здесь нашли их, разорили жилья их, сожгли церковь; колокол же сами казаки бросили в Айдар, для сохранения от хищных глаз. Так говорит предание дедов и прадедов. После того жители Белолуцка перешли на правый берег Айдара, которого высокие берега представляли удобство для наблюдений за близостью татар и для принятия мер к защите. Белолучцы построили для защиты прочную крепость: брёвна весьма толстые, составлявшие острог, остатки рва и вала поныне ещё видны; кроме того крепость защищалась озером и потоками.

Когда и в чьё имя построен был храм, сожжённый татарами, не известно. Ныне в Белолуцке два храма и оба каменные: один Покровский, другой Преображенский.

Покровский храм, построенный на новом месте Белолуцка, был деревянный. Девяностопятилетний старец, ротмистр Николай Андреевич Головинский, говорил о себе, что он маливался в том деревянном храме, когда был ещё мальчиком восьмилетним, и он же говорит, что около 1771 года храм перенесён был на то место, где ныне стоит каменный, по той причине, что река Айдар, изменив своё течение, стала во время полой воды подмывать его. Очень помнят старожилы и то, что священник, Иоанн Бутков, когда деревянный храм приходил в ветхость, обратился к жителям с словами Пророка: лучше ли кивоту святыни обитать под кожаным шатром, а нам в домах крепких? или приличнее стоять кивоту святыни в доме, а нам потерпеть хотя несколько в хижинах? Христиане, прибавлял добрый священник, Бог одарил нас довольством, обилием хлеба и скота, а храм Божий – в развалинах: грешно, если не примем на себя на время скудности домашней, чтобы построить каменный дом Божий. Прихожане отвечали, на вызов пастыря своего, готовностью на дело благое. Вследствие сего, в 1808 году испрошено и получено было Архипастырское разрешение строить каменный храм. Постройка его шла не быстро, особенно к концу дела. Прихожане несколько охладели к делу. Но Господь Сам подвинул сердца их. Внезапная буря сорвала верхнюю половину с старого деревянного храма и разбила вдребезги, разбросав куски, куда попало. Поражённые тем прихожане поспешили кончить дело, и храм освящён в том же году. Книги храм: Триодь цветная, Московской печати, 1731 года; Евангелие страстное, Московской печати 1744 года; Чиновник, Московской печати 1747 года; Служебник, Московской печати 1748 года, другой – Черниговской печати 1754 года; Минеи служебные 12 книг, Московской печати 1750 года; Устав, Московской печати 1749 года; Требник, Московской печати 1750 года.

Преображенский каменный храм стоит в 200 саженях от бывшей, внутри крепости, деревянной Покровской церкви, на возвышенном песчаном берегу реки Айдара. Он построен около 1750 года, и главным строителем его был отставной вахмистр Иван Иванов Середа.

Бедствия недавних времён открывались в Белолуцке в следующем виде:

а) Голод 1833 года был так велик, что очень многие уходили в дальние места для прокормления работою, а оставшиеся питались корою и травою.

б) Холера 1848 года, действовавшая с июня до начала августа, положила в гроб в Покровском приходе 26 мужчин, 65 женщин; в Преображенском 34 мужчины, 78 женщин.

в) От цинги, последствия сильного неурожая, умерло в первом приходе 24 мужчины, 65 женщин; во втором – 42 мужчины, 81 женщина.


Число прихожан:




При церквах

1800

1810

1830

1850




муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Покровской

1305

1301

658

631

1496

1612

1440

1286

Преображенской

737

746

862

904

646

453

1088

1007

А всего

2042

2047

1520

1535

2142

2065

2528

2293

ЗАКОТНАЯ.

Закотная – ныне находится на правой стороне Айдара. Первоначально основалась она между рекой Айдаром и озером Закотным, от которого получила и своё название. В том месте защищалась она с правой стороны горою, с левой – рекой Айдаром, с прочих сторон – глубоким рвом и валом.

Первый местный храм был деревянный и посвящён был имени Свят. Николая. Время построения его не известно. По грамоте, выданной 1781 года Тихоном, Епископом Воронежским, видно, что: а) деревянный Николаевский храм тогда уже был ветх; б) при храме было тогда три священника: Герасим Капустин, Андрей Мантулин и Михаил Кривенков. По этим обстоятельствам видно, что храм и приход тогда уже были очень не новые. На то же указывают книги храма: Требник, Московской печати 1732 года; Чиновник, 1752 года; Толковое Евангелие, Московской печати, 1752 года, Минеи служебные, Московской печати 1722 года; Триодь цветная, Московской печати 1722 года.

По помянутой грамоте, Священники испрашивали и получили разрешение построить каменный храм, по той причине, что в степных местах их – большой недостаток в строевом лесе. Храм освящён в 1790 году.

Николаевский храм Закотного может быть назван редкостью. Иконостас его до того оригинален, что едва ли где-нибудь можно найти другой подобный. Вместе с тем каждая часть этого иконостаса говорит, что рисунок его составлен был высоким художником. Тайная вечеря, которая находится почти под куполом высокого храма и которой каждый лик писан на отдельной тоненькой дощечке, в высшей степени поразительна. В округе прихода и ныне ещё состоят хутора, отдалённые от храма: Пески, Рыбянцов и Караячник. Впрочем в последнем, который удалён от Закотной на 20 вёрст, устраивается особый храм.

Число прихожан: в 1800 году 1466 мужчин, 1463 женщины; в 1810 году 1049 мужчин, 1077 женщин; в 1830 году 2277 мужчин, 2530 женщин; в 1850 году 1840 мужчин, 1742 женщины.

От холеры 1848 года умерло в приходе 109 мужчин, 145 женщин; от цинги 1849 года 242 мужчины, 418 женщин. Действие последней здесь было самое свирепое.
ВТОРОЙ ОКРУГ.

БОРОВЕНЬКА.
Из поселений нижнего Старобельского военного округа особенно замечательна Боровенька, или, как называлась она прежде, Ново-Боровской юрт, на реке Боровой.

О начальном заселении сей местности находим сведение в указе Воронежской губернской канцелярии 1731 года марта 29 Бахмутскому воеводе Карину. Выписываем указ частию по содержанию.4



«В прошлом 730 году ноября 26 в прошении в Воронежскую канцелярию Донецкого Предтечева, что был в Азове, монастыря архимандрита Иосифа с братгею написано: в прошлом 709 году, по имянному блаженныя памяти Его Величества указу, велено приписать в Азов в Предтечев монастырь Успенский Святогорский монастырь, что на Северском Донце, и тот монастырь в приписи не состоялся; а велено вместо того определить в Предтечев монастырь землю со всякими угодьями на Северском Донце из козачьих пустых юртов Ново-Боровской юрт на реке Боровой со всеми угодьями в урочищах с устья Ерика, которой впал в реку Боровую, и чрез речку на Беляевы лески и на Мечетный и на Валуйскую дорогу, которая лежит на реку Красную, чрез дорогу Валуйскую в гору по Боровой реке на Курилов боерак до верховья той же речки Боровой с упалыми (впадающими в неё) колодязями и боераками, с верховья той же Боровой на Белянскую Плотву до верховья того ж Ерика, который впал в Боровую. И в прошлом 710 году июня 5, по указу Его Императорского Величества и по приговору Адмирала, Генерал-Губернатора Азовского, Тайного Советника и Президента адмиралтейств Графа Апраксина, да Губернатора Азовского Толстого, с товарищами, велено против их челобитья для поселения крестьян и для пашни земли, вместо Трехизбянского юрта, отдать Ново-Боровский юрт. И об отдаче того юрта к войсковому атаману и к козакам, чтоб они о том ведали, указ послан». Далее архимандрит пишет, что для отмежевания земли по указам послан был из Таганрога дворянин Спесивцев, но он не успел исполнить поручения по случаю возвращения Таганрога туркам и следовавшей затем смерти его. По прошению архимандрита, в 726 году послан был из Бахмутской канцелярии Староборовской управитель Поликарп Сыромятников для осмотра и отвода земли, тот обмежевал землю и объявил «обывателям, которые в том Ново-Боровском юрту поселились и всякими угодьями владели», чтобы в том юрту не жили и угодьями его не владели; «только им, архимандриту с братиею, о владении юрта со всеми угодьями указу и выписи не дано». По справке в губернской канцелярии оказалось, что действительно июня 5, 1710 года, послан был указ на Дон с объявлением об отводе земли монастырю; июня 11, 725 года, Филимон, старец Донецкого монастыря, приносил словесную жалобу Бахмутскому коменданту Львову на то, что «Боровские жители на их Новоборовской земле за межевыми гранями построили хутора и распашными их землями и сенными покосами владеют». Вследствие того послан был Сыромятин, который и доставил в канцелярию донесение об освидетельствовании и измерении монастырской земли. «По мере того в тех урочищах пашни и перелогу дикого поля доброй земли 2000 четвертей в поле, а в двух по тому ж; да сенных покосов на 6000 копен, да негодной пашни и пашенной земли 23050 четвертей в поле, а в двух потому ж; лес селидбяной и дровяной, дубовый и березники в тех же урочищах. У описи и меры земли были сторонние люди старожилы, бывшего Староборовского юрта жители: Алексей Михайлов Топилин, Афанасий Михайлов Гончаров, да Краснянского юрта прежний житель Архип Иванов Башмаков, да Новоборовского юрта прежний житель Артём Прокофьев Нечитаев». Воронежская губернская канцелярия предписывает Бахмутскому воеводе послать чиновника в Ново-боровский юрт, с тем, чтобы он измерил все земли юрта мерою десятин, поставил межевые столбы, снял чертежи, а о последствиях донесено бы было в губернскую канцелярию.

Дальнейшая переписка не известна. Из указа же видно, что прежде 1710 года жили здесь казаки Донского войска, которые впоследствии поступили в ведение Бахмутского воеводы. Последнее, как известно по другим источникам, произошло в 1712 году, жителям Боровской, Краснянска и Сухаревой предписано было тогда оберегать Бахмутские и Славянские соляные заводы. Житель Боровеньки, старец 73 лет, Нестор Прокопенко, исправлявший разные должности по сельскому управлению, говорит, что по указу царя Петра отведено было земли по реке Боровой, всего 37 тысяч десятин. Жившие на этих землях монастырские подданные владели землями и платили за то монастырю не тяжёлый оброк. Для наблюдения же за хозяйством жил здесь постоянно один из монахов монастыря. Гильденштедт, бывший в здешних местах в 1774 году, пишет: «глинистою, возвышенною, по покрытою чернозёмом, степью прибыли мы (из Спеваковки) в Боровеньку… В 40 верстах выше Боровеньки, на той же реке (Боровеньке, или Боровой) лежит слобода Мостки; в обеих живут Малороссы, которые прежде принадлежали монастырю, а теперь – короне» (следовательно, отобраны были по указу 1764 года, как не состоявшие на Малороссийском положении) «и состоят в уезде Бахмутском… В нижних частях реки Ерика есть дубовые рощи по реке Боровеньке; ниже слободы Боровеньки только на 10 вёрст идёт лес, но далее уже вовсе нет, так что в мостках топят соломою и навозом».5 Таким образом первый храм в Боровеньке построен был, по всей вероятности, в то же время, как юрт поступил в ведение монастыря, если только не существовал прежде того. На то же указывают и местные сведения. По ним нынешнему храму Святителя Николая предшествовали два храма: памятник одного из них поныне цел; место же другого, говорят старожилы затоплено рекою Боровою. Нынешний храм построен в 1772 году по благословению блаженного Тихона, святителя Воронежского.

Книги храма: общая Минея, Московской печати 1696 года; Минеи служебные, в 12 книгах, Московской печати 1756 года.

Прихожане Боровенского храма, надобно отдать им должное, резко отличаются от жителей других мест патриархальною простотою, чистотою нравственности и набожностью.

Из числа почивших, сохраняются в памяти штабс-капитан Иван Фёдорович Маяцкий и обыватели – Григорий Ерёменко и Фёдор Резников. Иван Фёдорович известен и по усердию к храму: около 1818 года, он сделал разные приношения храму, всего на 330 рублей серебром.

Из числа священников Исакий Мухин и Онисим Григорович памятны прихожанам по доброте своей к ним и по ревности о спасении души. Напротив, священник Иван Давидович – грозный пример суда Божия, урок разительный для всех. Он был святокупец. Получив богатое наследство после отца, бывшего при сей церкви Священником, он отважился купить деньгами сан священства, на который не имел никакого права по образованию; это и удалось ему: но не удалось избегнуть суда Божия, так как, сделав страшный грех, не каялся. В сане священника он жил рассеянно, предался нетрезвости и, наконец, до того простер пренебрежение к сану и к своей участи, что совершал литургию в нетрезвом виде. Начальство предало его суду; долго содержался он в Старобельском духовном правлении под стражею, наконец скрылся из города, дорогою зашёл к дяде своему, поселянину, в хутор Чебановку и тут умер смертью Иуды предателя – удавился.

Дела Божии недавнего времени открывались здесь в следующем виде: от холеры было умерших в 1831 году 5 человек; в 1848 году 16 человек; от цинги 1849 года умерло 6 человек.

Число прихожан: в 1790 году 1110 мужчин, 1107 женщин; в 1800 году 996 мужчин, 1026 женщин; в 1810 году 1153 мужчины, 1148 женщин; в 1830 году 1515 мужчин, 1549 женщин; в 1850 году 956 мужчин, 924 женщины.



НОВОТРОИЦКАЯ.
(НОВО-АСТРАХАНЬ).
Новотроицкая – на левой стороне реки Боровой, при устье речки Плотвы – ныне место штаба поселенного кирасирского, прежнего Астраханского полка, по которому и названо Ново-Астраханью. По первому поселенцу, запорожцу Гузе, поселившемуся здесь с другими около 1787 года, хутор здешний назывался Гузиевкой. По первому храму во имя Святой Тройцы, освященному по благословению Амвросия, Архиепископа Херсонского – в 1791 году, слобода названа была Новотроицкой.

Нынешний каменный храм Святой Тройцы освящён в 1849 году.

Число прихожан: в 1800 году 1008 мужчин, 872 женщины; в 1810 году 988 мужчин, 973 женщины; в 1830 году 3284 мужчины, 3225 женщин; в 1850 году 3962 мужчины, 2282 женщины.

От холеры 1847 года было умерших 230 человек, от цинги 1849 года – 270. Кроме того в госпитале от холеры 1847 года умерло 252 мужчины, 20 женщин; от цинги 268 мужчин, 15 женщин.



ШУЛЬГИНКА.
Шульгинка – на левом берегу реки Айдара, при устье речки Шульги.

Вот показание о населении Шульгинки, данное в 1769 году. Шульгинским священником Тимофеем Алексеевым и атаманом Пугачем: «слобода Шульгинка заселена Малороссиянами Бахмутского уезда Новоайдарской слободы однодворцем Федотом Теремязовым, тому будет лет с 50 (следовательно в 1719 году), в урочище реки Шулигинки, оставшимся в пусте и разорённом, войска Донского козачей станицы Шульгинской во время Булавинского бунта; земля от города Бахмута в 110 верст. По поселении на той земле вниз по реке Айдару обще с Новоайдарскими однодворцами по урочище Каменный брод на 12, а вверх по той же речке по середней срок на 6 верст. Именовалась та слобода, Шульгинка, казённою по 1759 год, а в 759 году Бахмутской соляной канцелярии регистратор Егор Смольников продал Сената Обер-Прокурору Александру Ивановичу Глебову зачатую, но недоконченную свою мельницу на реке Айдаре против слободы Шульгинки, за 5 рублей. При продаже поверенный г. Глебова, Тряпицын, назвав землю Черкасов Шульгинских порожнею, и земля, на 150 четвертей в поле, а в дву по томуж, Бахмутскою канцеляриею отведена Глебову, с платежём в казну по 10 копеек с четверти земли, впредь до указу; Шульгинка оставалась в подданстве у Глебова по 1765 год, когда по указу Сената отобрана она в казну».

Первый храм во имя Святителя Николая построен был здесь около 1725 года. В 1780 году выданы были в Николаевскую церковь слободы Шульгинки из Славянского духовного правления метрические тетради; а в следующем 1781 году прихожане - Черкасы уже получили разрешение построить новый храм во имя Святителя Николая; старый же храм оставлен без служения, как ветхий.

Книги храма: Триодь цветная, Московской печати 1731 года; Служебник, Черниговской печати 1747 года; Триодь постная, Московской печати 1742 года; Устав, Московской печати 1752 года; Минеи служебные 1754 года; Учительное Евангелие, Московской печати 1752 года.

Другой храм в Шульгинке, на другой стороне речки Шульгинки, есть тот самый, который в 1781 году оставлен был без служения; в 1792 году перенесён он был на кладбище и освящён во имя Святой Тройцы, а с 1805 года он назван приходским для поселившихся на правом берегу реки Шульги. Он и поныне прочен после некоторых поправок: стены его состоят из толстых не пиленых, а расколотых пластин дуба, который не тревожится от вековых перемен атмосферы. Иконостас возобновлён в 1840 году.

Бедствия местные: от холеры умерло в обоих приходах в 1847 году 80 человек; в 1848 году 70 человек; от цинги 1849 года было умерших до 430 человек.

По делу 1769 года в Шульгинке 1092 мужчины, 956 женщин; «с Малороссиян платится в казну с души по 50 копеек, с избы чиншу по 50 копеек, с пары рабочих волов по 50 копеек».

Число прихожан:




При церквах

1790

1800

1810

1830

1850




муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

муж.

жен.

Николаевской

1758

1767

1726

1710

1359

1367

949

954

1090

1063

Троицкой

-

-

-

-

650

678

1139

1100

1334

1292

Итого

1758

1767

1726

1710

2009

2045

2088

2054

2424

2355

Храмы прочих военных поселений Купянского Округа.


При церквах

С какого года первый храм

Число прихожан:

Умершие от эпидемий:

От холеры

От цинги

1790

1800

1810

1830

1850

1831

1847

1848

1849







м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

м.

ж.

Ново-Россоши, Рождества Богород

С 1802

-

-

-

-

691

896

1480

1488

1282

1216

32

-

115

122

Донцовки, Покровской

- 1809

-

-

-

-

700

703

748

753

910

903

23

21

74

68 м. 128 ж.

Камянки, Николаевской

- 1793

-

-

-

-

618

583

1371

1470

1170

1058

-

15

134

121

Булавиновки, Дмитриевской

- 1782

892

840

815

737

1040

1011

1610

1621

1408

1265

-

53

134

233

Караячина, Константиновской

- 1849

-

-

-

-

-

-

-

-

269

262

-

-

-

-

Мостков, Троицкой

- 1800

-

-

2326

2263

3054

3060

3569

3455

4525

4669

-

500

700

200

Байдовки, Креста Господня

- 1822

-

-

-

-

-

-

1421

1378

1288

1328

-

11

29 м. 42 ж.

14 м. 51 ж.

Верхнепокровки, Покровской

- 1848

-

-

-

-

-

-

-

-

852

893

-

-

-

93

Епифановки, Св. Василия

- 1755

685

694

885

893

950

977

1217

1191

1165

1158

1

-

17

97

Итого

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

56

600

1235

1087

А всего в обоих округах

-

-

-

-

-

15692

15973

26419

26889

27992

25903

117

1182

2371

3708

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница