Становление торговых отношений между Королевством Нидерландов и Российской империи в 1815-1844 гт



Скачать 222.42 Kb.
Дата20.11.2016
Размер222.42 Kb.




Содержание

Оглавление:

Введение ... 4

Глава 1. Становление торговых отношений между Королевством Нидерландов

и Российской империи в 1815-1844 гт. ... 29

1.1. Формирование внешнеторговых принципов Нидерландов и

России в 1815-1830 гг. ... 30

1.2. Развитие русско-голландских отношений в 20-30-ые гг. . 40

1.3. Эволюция внешнеторговых принципов Нидерландов и России

в 30-40-ые гг. XIX в... 59

Глава 2. Русско-нидерландские торговые переговоры 1845-1846 гг. . . 69

2.1. Торговые интересы Нидерландов в России ... 69

2.2. Указ 19 июня 1845 г. в защиту российской торговли . . 76

2.3. Нидерландские проекты торгового договора . . . . 91

2.4. Заключение трактата о торговле и и мореплавании 1846 г.. . 96 Глава 3. Русско-нидерландский трактат о торговле и мореплавании 1846 г. 101

3.1. Общие правила торговли и судоходства . . . . 102

3.2. Право непрямого судоходства Нидерландов и компенсации России 113

3.3. Разногласия в применении статей торгового договора 1846 г. 124 Глава 4. Роль и место трактата о торговле и мореплавании 1846 г. в развитии русско-голландской торговли в середине XIX в. . . . . . 131

4.1. Характер русского экспорта в Нидерланды в 1827-1853 гг. . 135

4.2. Характер нидерландского импорта России в 1827-1853 гг. . 157

4.3. Динамика русско-нидерландского торгового судоходства

в 1824-1853 гг... 175

Заключение ... 184

Источники ... 190

Библиографический список использованной литературы . . . 193

Список сокращений . . . . . . . . . 199

Приложение ... 200

Введение


Актуальность темы. В первой половине XIX в. процесс развития капитализма охватил почти все европейские государства, в том числе и Российскую империю, вызвав усиление международного разделения труда, расширение и углубление торговых связей между странами. Со временем раннего развития капитализма, когда в мировой торговле господствовала свободная конкуренция, рассматриваемый период связывает подавляющее преобладание во внешнеэкономических связях товарной торговли. Вывоз товаров не только сохранялся, но и продолжал развиваться. Повышение роли внешней торговли в международных связях России происходило параллельно с развитием рыночных отношений в стране. Нередко торговые связи становились той основой, на которой строились добрососедские отношения России с иностранными государствами.

В проблематике международных отношений и внешней политики важным представляется исследование двухсторонних связей, в том числе торговых отношений, часто содержащих конфликт, который мог оказывать определяющее значение на межгосударственные отношения. Однако в российской историографии этот вопрос по-прежнему фактически рассматривается как второстепенный. Современным учёным нередко приходится начинать с забытых фактов истории международных отношений и внешней политики России, а затем уже приниматься за исследование неизученных архивных материалов. При изучении внешней торговли, внешнеторговой политики и связанных с ней проблем международных связей России становится ясной динамика внешнеэкономической деятельности нашей страны на мировом рынке в период всемирной глобализации. Эти знания предоставляют новые возможности в изучении опыта прошлого, без которого невозможно критическое осмысление современной экономической и внешней политики правительства и усиление роли общества в происходящих в стране процессах. Актуальность темы определяется следующими факторами:

- необходимостью понимать истоки и прежний опыт «вхождения» России в мировой рынок в качестве эффективно действующего и равноправного члена;

- необходимостью всемерно изучать исторический опыт деятельности российской дипломатии по защите национальных интересов в условиях изменяющейся международной обстановки;

- необходимостью использовать новые научные методы и приёмы для ис-следования слабоизученных областей исторического прошлого.

Хронологические рамки исследования и общая характеристика изучаемого периода. Хронология исследования ограничена периодом с 1815 г. до 1853 г., т.е. от появления на политической карте Европы Королевства Нидерландов, начала процесса восстановления русско-нидерландской торговли и до окончания мирного периода системы «европейского концерта», закончившегося Восточной войной 1853-1856 гг. Данный период представляет большой интерес для исследователя, т.к. именно в это время, во-первых, сложилась традиционная структура российского импорта и экспорта и, во-вторых, началось не прекращавшееся до сих пор противостояние двух основных направлений развития мировой торговли - протекционизма и фритредерства.

Неравномерность экономического и политического развития стран в первой половине XIX в. ставила их в неодинаковые условия как на мировом рынке, так и во внешнеполитических отношениях. Венская система основывалась на принципе равновесия сил и гегемонии пяти великих держав в Европе, получившей наименование «пентархии» и характеризовавшейся консолидацией монархических сил в борьбе с революцией. Главной целью Священного союза стала консервация нового мирового порядка, достигшего беспрецедентной гомогенности системы. Но такая гомогенность, основанная на принципах легитимизма и интервенционализма, приводила к упрощению структурных связей и, следовательно, к нестабильности системы «европейского концерта». Венская система становилась тормозом развития общественной системы западных государств и создала противоречие между внутренним и внешним факторами их развития. Победители Наполеона и главные создатели новой системы международных отношений, Российская империя и Великобритания добивались консервации своих национальных систем общественных отношений. В Великобритании, ставшей

мировой колониальной империей, где «никогда не заходит солнце», это привело к глубокому внутреннему кризису и важным социально-политическим реформам, давшим стране второе дыхание в последующем развитии. Россия, сохранявшая традиционную самодержавно-крепостническую систему, неизбежно превращалась в гетерогенный фактор в общественном мнении Европы, которое становилось важным фактором международных отношений. Россия стала «жандармом Европы», противостоявшим новым тенденциям европейского развития -национализму и либерализму, что в середине XIX в. привело к её международной изоляции и сокрушительному внешнеполитическому поражению.

Основной целью образования членами Четвертного союза Соединённого королевства Нидерландов1 явилось создание у северных границ Франции сильного государства, способного противостоять возможной новой французской экспансии в Европе. Начиная с середины XVIII в. терявшие своё прежнее экономическое могущество Нидерланды стали придерживаться политики нейтралитета. Основные причины нейтралитета страны - свобода коммерции, особенно в годы европейских войн, стабилизировавшаяся финансовая ситуация, возможность лавирования на международной арене, - сохраняли свою актуальность для Королевства Нидерландов, где важную политическую роль продолжали играть торговая и финансовая буржуазия. Поэтому политика нейтралитета наиболее адекватно отражала государственные интересы королевства и совпадала с внешнеполитической программой Великобритании, оказывавшей главное влияние на кабинет Гааги. Не последнее место в выработке внешнеполитического курса страны занимали издавна поддерживаемые тесные связи оранжистов (сторонников Оранских) с лондонским кабинетом, сыгравшим важную роль в принятии решений Венского конгресса в отношении Нидерландов. Король Вильгельм I, пытавшийся править в традициях абсолютизма, оттолкнул от себя бельгийскую буржуазию, которая, считая сначала выгодным для себя объединение с Нидерлан-

1 В диссертационном исследовании в соответствии с научной традицией как синоним для обозначения Королевства Нидерландов применяется название «Голландия» и «голландский», т.к. в этой работе не используется узкий смысл этого слова, являющегося названием одной из нидерландских провинций.

дами, поддерживала строй конституционной монархии и противостояла реакционным интересам католического духовенства и дворянства. Стремление короля к абсолютным формам правления привело в дальнейшем к внутреннему кризису, вызванному конфликтом власти с обществом, и либеральным реформам 40-ых гг. XIX в., направленным на упрочение парламентской системы королевства.

Император Николай I придерживался глубоко консервативных убеждений, являлся приверженцем Венской системы и принципов Священного союза. Он видел своим предначертанием защиту установленного в Европе международного порядка, ведущей роли в нём России и своей лично как российского императора, отстаивая начала легитимизма и борясь с любыми проявлениями революции. Будучи сильной, волевой натурой, в дипломатической борьбе Николай не стеснялся выбирать жёсткий курс, рассчитывал больше на собственные силы, чем на монархическую солидарность, но никогда не отказывался от сотрудничества с возможными союзниками. Обеспечение экономических интересов страны на международной арене император Николай I считал вспомогательным делом, служащим задачам укрепления политических позиций России в мире. Решительный характер мер, к которым он при этом иногда прибегал, использовался в качестве примера и даже образца безоговорочной защиты национального интереса и достоинства. В таких случаях экономический интерес был скорее средством, чем целью внешнеполитической деятельности царя. Отсюда в русско-нидерландских отношениях в первой половине XIX в. превалировали политические, а не экономические интересы.

Революционные события 1830 г. перечеркнули многие решения Венского конгресса и заключённых великими державами трактатов, продвинув принципы национализма и либерализма. Бельгийская революция стала катализатором напряжённости в европейских делах, привела к серьёзным разногласиям между великими державами и создала фундамент для дальнейшего изменения международной обстановки в Европе. Эта опасность остановила великие державы, в том числе и Францию, от активного вмешательства в бельгийские дела на стороне какой-либо противоборствующей стороны. Когда в октябре 1830 г. кабинет Гаа-

ги обратился к европейским дворам с просьбой о помощи, только Россия изъявила действительно горячее желание пойти на выручку своему собрату в борьбе с «всеобщей революцией». Позиции западных держав в отношении Соединённого Королевства Нидерландов различались, но ни одна из них не желала перерастания конфликта из регионального в общеевропейский. Поэтому на лондонской конференции 1830 г. был найден компромисс, приведший к отделению Бельгии от Нидерландов и устраивавший как Великобританию, так и Францию, с чем вынуждена была согласиться и царская дипломатия.

В сентябре-октябре 1833 г. в Мюнхенгреце и Берлине Австрия, Пруссия и Россия подписали конвенции о согласованных действиях в решении международных проблем на основе консервативно-монархических принципов, что привело к размежеванию европейских держав на две группировки: Тройственный союз континентальных держав и «сердечное согласие» Англии и Франции. Новый французский король Луи-Филипп, пришедший к власти с революционной помощью, не мог поддерживать консервативный альянс и пошёл на сближение с Великобританией. «Сердечному согласию» способствовала близость государственных систем этих держав, являвшихся парламентскими монархиями. Различие в природе государственного строя между державами, разделёнными на два союза, сказывалось на их подходах к решению международных проблем, угрожающих сохранению Венской системы. Отношение императора Николая I к западным державам было неодинаковым: отрицательное к Франции с её «королём баррикад» и переменчивое к Великобритании, когда годы напряжённости сменились периодом временного сближения в первой половине 40-ых годов. Для поддержания и развития своих связей с западными государствами Российская империя нуждалась в сохранении мира в Европе. Поэтому император Николай I основное внимание во внешней политике стал уделять решению восточных проблем и завершению перманентно развивающегося Восточного кризиса, для чего сделал ставку на союз с Австрией и Пруссией. Одним из негативных для России результатов Восточного кризиса 1820-ых гг. было нанесение ощутимого урона черноморской торговле, что ударило по русскому экспорту из южных портов и

позволило балтийским портам сохранить до середины XIX столетия первенствующее положение во внешней торговле страны. Середина 1840-ых гг. характеризовалась спокойствием в международных отношениях в Европе, что и позволило русской дипломатии обратить более пристальное внимание на развитие связей, в том числе и торговых, с европейскими странами.

Запоздалое промышленное развитие России определило её положение на мировом рынке и оказало влияние на проводимую внешнюю политику империи. С целью развития отечественной промышленности ставились таможенные барьеры для иностранной продукции, вследствие чего товарные потоки между странами ограничивались и изменялись. В послевоенное время, несмотря на фритре-дерские решения Венского конгресса 1814-1815 гг., мировой рынок не был рынком свободной конкуренции, т.к. европейские государства придерживались протекционистской политики. В колониальных империях Великобритании, Франции, Нидерландов процветала торговля метрополии с собственными колониями. Особое положение в этом отношении занимала Российская империя, колонии которой были объединены территориально с метрополией и заключены в единые таможенные границы, что формально уменьшало общий объём внешней торговли. Помимо общих факторов, действовавших на мировом рынке, внешнюю торговлю государства определяли особенности экономического развития страны.

Внешнеторговые отношения определяются такими особенностями, как многовариантность их реализации, наличие явно выраженных конфликтов, альтернативность исхода многих ситуаций, зависимость важнейших показателей внешней торговли от взаимосвязанных факторов, составляющих конъюнктуру мирового рынка товаров и противоречивые интересы его участников. Природа мировой торговли предполагает как наличие конфликта, так и взаимосвязь контрагентов в процессе получения прибыли или минимизировании потерь. Возникновение конфликтов является одной из характерных черт системы внешней торговли. Большинство этих конфликтов не представляет угрозы международной безопасности, но оказывает влияние на развитие международной обстановки. Следовательно, при анализе русско-нидерландских торговых отношений

необходимо учитывать как специфику мировой торговли в исследуемый период, так и особенности экономического и политического развития обеих стран.

В первой половине XIX в. темпы развития мировой торговли продолжали нарастать. Долевое участие различных государств в этом процессе не было стабильным, но это не оказывало существенного влияния на торговые позиции основных участников мирового рынка. По относительному участию в мировой торговле Россия в рассматриваемый период уступала таким государствам, как Англия, Франция, Пруссия, Нидерланды, Австрия. Преобладающее положение во внешней торговле Российской империи занимали связи с европейскими государствами; особенно велико было их значение для экспорта России. Около 9/10 внешнеторгового оборота империи приходилось на европейские страны. Для внешней торговли России в XIX в. была характерна тенденция к росту хлебного вывоза и возрастание роли в импорте товаров промышленного потребления. Этот процесс приводил к расширению торговых связей с теми странами, которые, с одной стороны, стали рынками сбыта сельскохозяйственной продукции, а с другой, снабжали Россию новой и качественной промышленной продукцией. Первое место во внешней торговле России занимала Англия, на которую приходилось около половины всей европейской торговли империи. К основным европейским партнёрам России относились и Нидерланды. Международный авторский коллектив политологов и историков МГПИ и ПИГУ в ходе осуществления совместного российско-голландского научно-образовательного проекта пришёл к следующему выводу: «одним из главных связующих элементов взаимоотношений Голландии и России была и есть торговля. Её объёмы то вырастали до колоссальных размеров, то снижались до минимума, но практически торговля ни-когда (за исключением военных лет) не прекращалась».

Объектом исследования является характер взаимодействия процессов торгового, промышленного, финансового и политического развития Российской империи и Королевства Нидерландов в рамках формирующегося мирового рынка.

2 Россия и Нидерланды: контакты и взаимное видение /Под ред. проф. Киселёва А.А., доц. Трошин Ю.А. Мурманск, 1995. С. 213.

•Предмет исследования - русско-нидерландские торговые отношения, переживавшие новый этап развития в первой половине XIX столетия.

Целью выполненного исследования является установление степени развитости торговых отношений между Российской империей и Королевством Нидерландов в 1815-1853 гг., во-первых, в общем объёме внешней торговли, во-вторых, в выработке внешнеторговой политики, в-третьих, их роли и места во внешней политике, и наконец, в дипломатических отношениях двух стран.

Для достижения этой цели предстоит решить несколько конкретных задач:

- изучить русско-нидерландские торговые отношения в 1815-1853 гг. с учётом развития мирового рынка этого времени и специфики исторического развития двух стран;

- оценить внешнеторговую политику двух стран;

- выявить особенности внешней торговли России и Нидерландов и взаимосвязь их внешнеполитической и внешнеторговой деятельности;

- проанализировать процесс русско-голландских торговых переговоров 1845-1846 гг. в ракурсе утверждения в европейской торговле принципа условного (возмездного) наибольшего благоприятствования и борьбы в мировой торговле фритредерства с протекционизмом;

- описать и изучить русско-нидерландский трактат о торговле и мореплавании 1846 г. и выяснить его влияние на ход русско-голландской торговли.

Степень разработанности темы. В отечественной историографии уделялось мало внимания изучению вопросов, посвященных непосредственно внешнеторговым отношениям Российской империи с европейскими государствами после наполеоновских войн и до Восточной войны 1853-1856 годов. Как верно подметил историк-экономист профессор Финансовой академии при правительстве РФ Н.П. Ионичев, «история международных хозяйственных связей России является наименее изученной даже в плане освещения фактического материала, не говоря уже об отсутствии фундаментальных научных исследований».3 В центре внимания исследователей были такие темы, как взаимоотношения России с

3 Ионичев Н.П. Внешние экономические связи России (ГХ- начало XX века). М., 2001. С.9-10.

Великобританией, Францией, Германией, Италией, США, роль и место этих держав во внешней политике и внешней торговле России, различные контакты России с соседними государствами. Связи России с малыми странами, такими как Нидерланды, до сих пор находились вне основного поля исследования широких слоев научной общественности.4 Большая часть литературы, посвященной русско-нидерландским отношениям, давно стала библиографической редкостью.

Как в дореволюционной, так и советской исторической литературе мало научных трудов было посвящено изучению взаимоотношений России и Нидерландов. Большая часть литературы по этой теме давно стала библиографической редкостью, т.к. такие книги сохранились только в одном-двух экземплярах в центральных библиотеках страны. Первые исследования русско-голландских отношений появляются в середине XIX в., что было вызвано ростом интереса рус-ской общественности к историческому прошлому и культуре Нидерландов в связи со стремлением русского общества к самопознанию, к историческому и куль-турному самоопределению. В 1855 г. историк Н.Г. Устрялов издал труд «Пётр Великий в Голландии и Англии», чем положил в отечественной историографии начало исследованию популярной темы — Пётр I и Голландия. В это же время известный русский историк Т.Н. Грановский впервые в России рассмотрел вопрос о борьбе Нидерландов за независимость и религиозную свободу в XVI-начале XVII века. Во второй половине Х1Х-начале XX вв. русские историки проявили интерес к изучению «золотого века» Нидерландов. Эти темы стали обязательными в общих работах отечественных историков СМ. Соловьёва, В.О. Ключевского, Н.Н. Бантыш-Каменского, А.Г. Брикнера, С.Ф. Платонова, М.М. Богословского, Е.В. Тарле, А.З. Манфреда, Н.Н. Молчанова и др.

На рубеже XIX-XX вв. в России было издано большое количество небольших и дешёвых книг о жизни других народов, в том числе и голландцев. В пособиях для народного чтения описывались география, народное хозяйство, крупные города, благоустройство, быт и традиции жителей Нидерландов и отмечались следующие их черты: трудолюбие, упорство, инициативность, предприим-

4 Итоги и задачи изучения внешней политики России. М., 1981. С.

чивость, свободолюбие, патриотизм.5 В учебных пособиях давались сведения по истории голландского народа, о государственном строе, политических партиях, системе образования, религии, либеральных реформах Торбеке середины XIX в. В Х1Х-начале XX вв. Нидерланды становились постепенно заманчивым местом для русских богатых путешественников и туристов. Начиная с освободительного похода русской армии 1813-1814 гг., появились очерки и заметки русских путешественников, часто писателей и журналистов.7 Описание ими всего увиденного в королевстве носит эмоциональный и субъективный характер, но даёт исследователю ряд интересных деталей и новых сведений.

Советские историки обращались к изучению двух различных периодов истории Нидерландов. Во-первых, рассматривая по историографической традиции период XVI-XVIII вв. они открыли новые темы: экономическое развитие Нидерландов и её колоний, англо-голландское соперничество, русско-нидерландские торговые отношения. Во-вторых, они пристальное внимание уделяли популярным в советской историографии темам истории XX в. Отдельные вопросы голландской истории освещались историками в общих трудах по истории Западной Европы или в коллективных монографиях, посвященных разным проблемам всемирной истории.8 Изучение других аспектов истории Нидерландов, в том числе периода XIX в., не пользовалось у них большой популярностью. Только в последнюю четверть века отечественные историки обратились к рассмотрению политической истории Нидерландов XVIII-XIX вв.9

5 Бекетова М.А. Что за земля Голландия и как живут голландцы? СПб., 1891; Вердеревская С.А. О Голландии и голландцах. СПб., 1893; Легкова Н.Ф. Голландия. М., 1914; Пантелеева СВ. Нидерланды и Бельгия. Очерки старого и нового. СПб., 1905.

6 Лозинский С.Г. История Бельгии и Голландии в новое время. СПб., 1908; Меч СП. Бельгия и Голландия. М., 1912.

7 Бестужев Н.А. Записки о Голландии 1815 г.//Бестужев Н.А. Избранная проза. М., 1983. С. 42-89; Мещерский А. Записки русского путешественника: Голландия, Бельгия и Нижний Рейн. М., 1842; Немирович-Данченко В.И. По Германии и Голландии. Путевые очерки и впечатления. СПб., 1893.

Новая история колониальных и зависимых стран/Под ред. С.Н. Ростовского, И.М. Рейснера, Г.С. Кара-Мурза, Б.К. Рубцова. М., 1940; Новейшая история. Малые страны Западной Европы. Учебное пособие. М., 1960; Война за независимость и образование США. М., 1976. 9 Намазова А.С Бельгийская революция 1830 года. М., 1979; Рогинский В.В. Россия и освобождение Нидерландов от наполеоновского господства//Новая и новейшая история. № 5. М., 1985; Шатохина-Мордвинцева Г.А. Внешняя политика Нидерландов 1713-1763 гг. Становле-

Голландские исследователи в отличие от российских уделяли больше внимания истории русско-голландской торговли, однако их исследования обычно посвящались периоду существования Соединённых провинций Голландии. Эта тема также упоминалась в нескольких монографиях, посвященных исследованию «золотого века» Нидерландов, торгового и морского противостояния республики с Англией в XVII-XVIII вв., русско-нидерландским отношениям во время царствования Петра Великого, балтийской торговли, внешней торговли России, а также истории Голландской реформаторской церкви в Санкт-Петербурге.10 В своей монографии «Внешняя политика Голландии с 1815 г.» Амри Ванденбош подробно рассмотрел внешнюю политику Нидерландов в XIX — первой половине XX вв., но в то же время мало внимания уделил внешнеторговым отношениям королевства.11 Особняком стоит монография канадского историка Жака Кноппера «Торговля Голландии с Россией со времени Петра I до Александра I», в которой проанализированы статистические данные торгового судоходства голландцев в русские порты на протяжение XVIII столетия. Первую четверть XIX в. Жак Кноппер включил в своё исследование на том основании, что середина 20-ых гг., по его мнению, стала определённым рубежом в истории обеих стран. Однако в своей монографии первой четверти XIX в. он уделил небольшое внимание, и сам считал, что его труд посвящен именно мореплаванию XVIII в.12 Источниковедческий интерес представляют работы голланд-ние голландского нейтралитета. М., 1998; Собко Е.М. Россия и образование Нидерландского королевства//Вопросы истории. № 2. М., 2000.

10 Ronimois H.E. Russias foreign trade and the Baltic Sea. London, 1946; Baykov A. Soviet foreign trade. Princeton, 1946; In quest of trade and security: the Baltic in power politics, 1500-1990. Vol. 1500-1890. Lund, 1994; Bosanquet H. Free trade and peace in the nineteenth century. Kristiania, 1924; The Board of Trade and the free-trade movement, 1830-1842. Oxford, 1958; Knappert L. Geschiedenis der Nederlandsche Hervormde Kerk gedurende de 16 en 17 eeuw. Haarlem, 1911; Kruys B. De Nederlandse Hervormde Gemeente te St. Petersburg 1717-1898. z.p. z.j. [1898]; Amburger E. Die Anwerbung auslandischer Fachkrafte fur die Wirtschaft Ruzlands vom 15. Bis ins 19. Jarhundert. Aachen, 1968.

11 Vandenbosch A. Dutch foreign policy since 1815. A study in small power politics. The Hague, 1959.

12 Knoppers J.V.T. Dutch trade with Russia from the time of Peter I to Alexander I. A Quantitative Study in Eighteenth Century Shipping. Vol. I-II. Montreal, 1976. P. XXXVIII-XXXLX.

ских краеведов и специалистов по генеалогии, собирающих и публикующих данные по истории местной торговли и семей, живших в России.13

Западные исследователи ведут острую дискуссию по проблеме оценки и характеристики экономического развития Нидерландов в XVIII-первой половине XIX вв.14 Нидерландский учёный Жан де Вриес, исследовав гипотезы о тенденциях и уровне экономического развития страны в XVIII-XIX вв., отметил, что предположения историков «являются взаимно несовместимыми и, в конечном счёте, впадают в крайности».15 Он сам не смог дать всеобъемлющих оценок голландскому росту, т.к., по его мнению, «основания для подобной работы просто ещё не созданы».16 Главная причина такого положения - недостаточное количество статистических данных и других источников по нидерландской истории с 1675 до 1846 г. Поэтому ещё не проведено масштабных исследований по истории развития экономики и торговых отношений Нидерландов в первой половине XIX в., и взятая автором тема упоминается только в общих трудах.17 В результате данная тема оказалось слабо изученной в западной историографии.

Необходимо отметить, что до конца XX столетия в изучении истории международных связей России с Западной Европой существовали две историографические ветви, мало контаминирующиеся друг с другом, - это российская и зарубежная. Отечественные историки, особенно в советский период, слабо были

13 Harmsen D.G. Vriezenveners in Rusland. Almen. 1966; Mulder R.J. Vriezenveen en St. Petersburg in de 18 eeuw. Scriptie. 1969; Hosmar J. Vriezenveense rusluie in het rijk der tsaren. Enschede, 1976; Meeuwse K. Opkomst en ondergang van de Ruslui. Handelsfamilies in St. Petersburg 1720-1920. Utrecht, 1996.

14 Wilson C.H. The Economic degline of the Netherlands//Essays in Economic History. London, 1954, P. 254-269; de Meere J.M.M., Blok L. Welstand, ongelijkheid in welstand en censuskiesrecht in Nederland omstreeks het midden van de 19 de eeuw//Economisch- en Sociaal-Historisch Jaarboek.41,1978.

15 de Vries J. Decline and Rise of the Dutch Economy, 1675-1900//Research in Economic History. S.3.1984.P. 165.

16 Там же, P. 168.

17 de Jonge J. De Industrialisatie in Nederland tussen 1850 en 1914. Amsterdam, 1968; van Stuijvenberg J.H. De economie in de noordelijke Nederlanden, 1770-1970//Alge-mene geschiedenis der Hederlanden. Vol. 10. Haarlem, 1981; van Herwaarden J. Lof der historie, Opstellen over geschiedenis en maatschappij. Rotterdam, 1973; J.de Vries Barges and Capitalism: Passenger Transportation in the Dutch Economy, 1632-1839. Utrecht, 1981; Posthumus N.W. Inquiry into the of Prices in Holland. 2 v. Leiden, 1946-1964; Kenwood A.G., Lougheed A.L. The growth of the International economy. London, 1989.

ознакомлены с архивными материалами и литературой в западноевропейских странах, а западные исследователи — с тем, что имелось в России. Только в последние 10-15 лет начался процесс объединения этих линий исследования в рамках общих научных интересов, одним из которых является изучение международных связей России во всём их разнообразии.18 Повышенный интерес к совместному сотрудничеству проявила нидерландская сторона, ставшая инициатором или активным участником ряда научных и культурно-образовательных проектов. В результате в 1995-2000 гг. в обеих странах появилось более 100 научных монографий и статей, рассматривающих разные аспекты истории русско-голландских связей. Однако, несмотря на количественный рост научной литературы, приходиться констатировать, что редкостью является обращение учёных, особенно российских, к новым темам исследования. У отечественных историков по-прежнему продолжают пользоваться популярностью такие темы, как «Пётр I и Голландия», «Русский Север и Нидерланды в XVII-XVIII вв.», «Голландская торговля в Архангельске и Санкт-Петербурге в петровское время», «Нидерландско-российские культурные связи в конце XVII-первой половине XVIII вв.», «Россия и образование Нидерландского королевства».

18 Это были: организация в 1989 г. совместной выставки «Голландцы и русские. Из истории отношений между Россией и Голландией. 1600-1917»; научно-образовательный проект «Мур-манск-Гронинген. 1990-1995» МГПИ и Полемологического института Гронингенского университета, закончившийся изданием первого учебного пособия по теме «Россия и Нидерланды: контакты и взаимное видение»; издание в 1997 г. сборника научных трудов «Пётр и Голландия. Русско-голландские научные и художественные связи в эпоху Петра Великого» Государственным Эрмитажем, Санкт-Петербургским Фондом им. М.В. Ломоносова и Амстердамским Историческим музеем; издание справочника «Документы о связях России и Нидерландов в Фондах Российского государственного архива древних актов» Институтом исследования стран Северной и Восточной Европы (Гронинген), ФАСР и РГАДА; публикация справочника «Связи Российского Императорского дома с Королевским домом Нидерландов» ФАСР, РГИА и Генеральным консульством Королевства Нидерландов; издание в 1999 г. сборника научных статей «Русский Север и Западная Европа» Группой по изучению истории Архангельска при Архангельском центре Русского Географического общества РАН совместно с Арктическим центром Гронингенского университета при финансовой поддержке Фонда местных культурных программ Генерального консульства Королевства Нидерландов в Санкт-Петербурге (проект LCP-96/13a); издание в 2001 г. сборника статей «Голландская реформаторская церковь в Санкт-Петербурге (1717-1927)» в рамках одноимённого проекта, осуществляемого Теологическим университетом г. Кампена (Голландия), архивом Нидерландской реформаторской церкви, ЦГИА Санкт-Петербурга и РГИА; открытие в июне 2000 г. в Гронингене Нидерландско-российского архивного центра и публикация им в 2004 г. сборника статей «Голландцы и бельгийцы в России. XVII-XX вв.»

Отдельные вопросы русско-голландской торговли рассматриваемого периода были затронуты в специальных работах И.М. Кулишера, С.А. Покровского, В.А. Золотова, посвященных истории внешней торговли и внешнеторговой политики Российской империи.19 В этих работах анализировалась таможенная политика России в первой половине XIX в., приводились интересные сведения о структуре русского экспорта и импорта, о торговле с европейскими и азиатскими странами. Гораздо богаче литература, посвященная внешней торговле России продукцией отдельных отраслей хозяйства, т.к. для современников важными являлись практические вопросы внешней торговли, а для последующих исследователей это создало определённую историографическую традицию. Большое количество работ посвящалось рассмотрению хлебного экспорта, занимавшего важное место во внешней торговле страны. Дореволюционные исследователи, в первую очередь, интересовались проблемами русского экспорта и в меньшей степени импорта.

В заключение следует отметить группу работ, в которых исследователи при изучении внешней торговли России использовали количественные методы, что помогло автору лучше ориентироваться в схематическом анализе.20

Историографический анализ позволяет сделать вывод, что проблема изучения русско-голландских отношений стоит шире, чем её берёт автор. Однако именно выбранной теме не было ещё уделено никакого внимания, и потому она нуждается в тщательной разработке. Знакомство с историографией показало, что возникающие в связи с поставленной целью задачи фактически не решались, поскольку русско-нидерландские отношения указанного периода никогда

19 Кулишер И.М. История русской торговли до девятнадцатого века включительно. Пг., 1923; Покровский С.А. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М., 1947; Золотое В.А. Внешняя торговля Южной России в первой половине ХГХ века. Ростов-на-Д., 1963.

20 Опарин Д.И. Схематический анализ развития внешней торговли России за 175 лет (1742-1917)// Методологические вопросы в статистических исследованиях. М., 1968; Миронов Б.Н. Факторы динамики хлебных цен в Европейской России в1801-1914 гг. и количественная оценка их влияния//Математические методы в исследованиях по социально-экономической истории. М., 1975; История в цифрах. Математика в исторических исследованиях. Л., 1991; Дворецкий Е.В. Статистика внешней торговли//Массовые источники по социально-экономической истории России периода капитализма. М., 1979.

ещё не были самостоятельным объектом изучения и лишь в некоторых работах рассматривались частные вопросы поставленной темы.

Источники. В настоящем исследовании были использованы публикации международных соглашений, дипломатическая переписка, акты торгового и финансового законодательства, министерские записки, официальные издания торговой статистики, пресса, экономические обзоры, написанные современниками. Среди неопубликованных материалов просмотрены и привлечены в той части, которая касается торговых и политических отношений с Нидерландами, документы, хранящиеся в АВПРИ и РГИА: «всеподданнейшие» доклады статс-секретаря И.А. Каподистрия и министра иностранных дел К.В. Нессельроде, а также министров финансов Д.А. Гурьева, Е.Ф. Канкрина и Ф.П. Вронченко; переписка МИД с представительствами в Гааге и Брюсселе и ноты нидерландской миссии в Санкт-Петербурге; отчёты департамента внешней торговли и другие материалы министерства финансов. Переписка ведомства иностранных дел с посланниками в Гааге и Брюсселе до 1830 г. частично опубликована в издаваемой МИД серии «Внешняя политика России XIX и XX начала века. Документы российского министерства иностранных дел».

Документы фондов № 133 «Канцелярия министра иностранных дел» и № 161 «Санкт-Петербургский Главный архив», находящихся в АВПРИ, не использовались ранее исследователями при освещении истории торговых отношений России с Нидерландами, а также внешней торговли этих государств рассматриваемого периода. Документальные материалы фонда № 133 отражают политическую переписку по вопросам взаимоотношений России с иностранными государствами за период с 1797 по октябрь 1917 г. и состоят из 28837 единиц хранения, расположенных в описях 468 (1797-1830 гг.), 469 (1830-1869 гг.), 470 (1870-1917 гг.). Документальные материалы фонда № 161 составляют все документы, отложившиеся в результате деятельности структурных подразделений центрального аппарата МИД России, дипломатических и консульских представительств за границей, в основном, с 1800 по 1885 г. и содержат 91712 единиц хранения, 173 описи. Документы представляют собой автографы послов, секре-





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница