Становление карачаевской литературы



страница1/13
Дата06.11.2016
Размер1.8 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Становление карачаевской литературы


А.И. Караева

 

Становление Карачаевской Литературы



 

Карачаево-Черкесское издательство

Черкесск – 1963г.

 

ОТ АВТОРА



 

     Большинство исследователей литератур народов СССР, в частности, народов Северного Кавказа в последнее время приходит к мысли о необходимости рассматривать, как единую литературу, литературы родственных народов, имеющих общую историю, общий язык, общий фольклор, одинаковые социально-политические и культурные условия развития при территориальной близости. Такими на Северном Кавказе являются, например, карачаевская и балкарская литературы или кабардинская, черкесская и адыгейская.

     В силу сложных обстоятельств недавнего прошлого история карачаевской и балкарской литературы не была исследована и первые шаги в этом направлении делаются лишь с 1957 года. Немногочисленность кадров литературоведов, владеющих карачаево-балкарским языком и, в известной мере, разобщенность их усилий привели к тому, что карачаевская и балкарская литературы рассматривались в частностях и отдельно. Это был неизбежный этап в работе исследователей, и данная книга представляет собой первый опыт рассмотрения закономерностей развития карачаевской литературы в 20—30 годы.

     Сейчас уже становится ясной возможность создания фундаментального исследования карачаево-балкарской литературы в целом, опираясь на совокупность всех имеющихся уже работ, и автор данной работы надеется, что своей книгой в какой-то мере поможет дальнейшей работе в этом направлении. Использование исключительно материалов карачаевской литературы в настоящем исследовании может быть отчасти объяснено тем фактом, что в 20—30 годы выдвинулось больше талантливых писате-

лей и поэтов-карачаевцев, творчество их и публикация произведений были интенсивнее, многообразнее и плодотворнее были их поиски в области художественной формы. У балкарцев же в военные и послевоенные годы выдвигается такой оригинальный поэт, как Кайсын Кулиев, который поднимает балкарскую поэзию, а вместе с нею и литературу родного народа до уровня лучших достижений современной советской поэзии.

     Можно обсуждать и спорить, можно выдвигать различные концепции и принципы исследования, но необходимо объединить в дальнейшем усилия и идти к общей цели — к созданию «Истории карачаево-балкарской литературы».

 

     КАРАЧАЕВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА — ДЕТИЩЕ ОКТЯБРЯ



 

     Карачаевская литература возникает в подлинном смысле этого слова на базе грандиозных социальных преобразований, явившихся результатом Великой Октябрьской социалистической революции.

     В «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа», написанной В. И. Лениным и принятой Третьим Всероссийским съездом Советов 12 (25) января 1918 года, записано: «Советская Российская Республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, как федерация Советских национальных республик».1

     Национально-государственное строительство на Северном Кавказе было начато созданием — на основании декрета ВЦИК от 20 января 1921 года — Горской Автономной социалистической советской республики, что явилось претворением в жизнь ленинской национальной политики.

     X съезд Коммунистической партии в 1921 году так определил национальную политику в нашей стране: «Задача партии состоит в том, чтобы помочь трудовым массам невеликорусских народов догнать ушедшую вперед центральную Россию, помочь им-: а) развить и укрепить у себя советскую государственность в формах, соответствующих национально-бытовым условиям этих народов; б) развить и укрепить у себя действующие суд, администрацию, органы хозяйства, органы власти, составленные из людей местных, знающих быт и психологию местного населения; - развить у себя прессу, щколу, театр, клубное дело и вообще культурно-просветительные учреждения на родном языке; г) поставить и развить широкую сеть курсов и школ как общеобразовательного, так и профессионально-технического характера на родном языке».1

 

 

 

     1 Декреты Советекой власти, T. I. М„ Госполитиздат, 1957, стр. 341,



 

 

     Разрешение этих задач у разноязычных народов осуществлялось в процессе дальнейшего национально-государственного строительства, когда из состава Горской республики последовательно выделился ряд автономных национальных областей и в том числе Карачаево-Черкесская автономная область. Автономия создала все условия для бурного развития национальной культуры народов Карачаево-Черкесии.



     В той же резолюции X съезда по национальному вопросу было отмечено, что осуществление советской национальной политики должно заключаться не только в том, чтобы предоставить право и возможность ранее угнетенным народам развивать свою культуру, школу и другие учреждения на своем национальном языке. Задача заключалась в том, чтобы русский пролетариат политически, экономически и культурно пришел на помощь национальным окраинам.

     В этих целях, согласно декрету ВЦИК от 7 июля 1924 года, Горская АССР была упразднена, Карачаево-Черкесия, как и прочие автономные области Северного Кавказа, вошла в состав Северо-Кавказского края.

     Объединение национальных областей в составе Северо-Кавказского края обеспечивало успешное развитие их экономики и культуры на основе совместной работы казаков и горцев, активную и действенную помощь рус-, ского пролетариата горским народам.

     Город Ростов-на-Дону стал административным, политическим и хозяйственным центром, из которого осуществлялось руководство культурным строительством во всем Северо-Кавказском крае, в том числе и в горских автономных областях. В Ростове-на-Дону сосредоточились лучшие силы интеллигенции горских народов, что способствовало комплексному разрешению вопросов культурного строительства, общих для всех национальных областей края.

 

 

     1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, ч. I, M., 1953, стр. 559.



 

     В целях планомерного содействия культурному развитию горских народов постановлением Северо-Кавказского крайисполкома от 7.IV 1926 г. был организован Крайнацсовет, в компетенцию которого входили разработка и представление на утверждение крайисполкома проектов постановлений по вопросам культуры, просвещения, письменности, языка и национальной .печати (издательства) горских автономных образований.

     Вслед за тем, в мае 1926 года в Ростове-на-Дону было организовано Северо-Кавказское краевое национальное издательство (Крайнациздат), являвшееся отделением Центрального издательства (Центриздат) народов СССР.

     Целью Крайнациздата было обеспечить автономные области учебно-педагогической, общественно-политической и другой литературой на родных языках; согласовывать редакционно-издательскую деятельность на горских языках в центре и на местах; экономно и планомерно использовать научные и литературные силы, технические возможности и финансовые средства. Первые учебники родного языка, первые сборники произведений карачаевских авторов выпущены были Центриздатом и Крайнациздатом.

     В Ростове же был организован в феврале 1927 года Горский научно-исследовательский институт, сыгравший значительную роль в изучении этнографии, истории, культуры, языка и фольклора горских народов края и в разработке их национальной письменности.

     Одновременно с Горским научно-исследовательским институтом был создан Горский институт краеведения, в который влились Владикавказский горский частично и Донской музеи. Для этого учреждения Наркомпросом были отпущены из Эрмитажа (музейный фонд республики) ценные экспонаты, отображающие жизнь, быт и историю горцев Северного Кавказа, музей получил также ценную библиотеку Шервашидзе, насчитывавшую несколько тысяч томов, относившихся к кавказоведению.

Научная и краеведческая литературы, явившиеся результатом работы коллективов этих учреждений, отвечали потребностям практических работников национальных областей, учащейся молодежи и широких слоев читателей в сведениях, касающихся достижений и очередных задач экономического и культурного строительства в горских областях, а также быта, языка, истории, устного творчества горцев.

     6 октября 1928 года в Ростове начал выходить на русском языке политико-экономический, литературно-публицистический, историко-краеведческий ежемесячник «Революция и горец», орган Севкрайнацсовета и Горского НИИ. На его страницах освещались вопросы письменности на горских языках. Он знакомил читателей с политической, экономической и культурной жизнью края.

     Подбор сотрудников Нацсовета, Горского НИИ, журнала «Революция и горец» по принципу представительства от каждой национальности области при участии и активной помощи квалифицированных кавказоведов (проф. Б. М. Городецкий и др.) обеспечил разрешение неотложных задач культурного строительства, стоявших перед этими учреждениями. Сосредоточение исследовательского и издательского дел в краевом центре было неизбежным и необходимым на том этапе культурного строительства, поскольку квалифицированные силы на местах были малочисленны. В 30-е годы эта работа перемещается, естественно, в автономные области и республики, где к этому времени уже были достигнуты значительные успехи в росте национальных кадров.

     В результате ленинской национальной политики Коммунистической партии и Советского правительства к десятой годовщине Октябрьской социалистической революции в горских автономных областях Северного Кавказа были достигнуты существенные успехи в культурном строительстве.

     Так, например, если в 1914 году на Северном Кавказе для детей горцев имелось всего 89 школ с преподаванием на русском языке, и в них насчитывалось не более 6 000 учащихся, то в 1927 году школ стало 593, а учащихся — 38 000. Горская молодежь получила доступ в средние специальные и высшие учебные заведения гг. Ростова, Краснодара, Орджоникидзе, Симферополя, Ленинграда, Москвы и др. Некоторые карачаевские литераторы получили образование в Коммунистическом университете трудящихся Востока в Москве и в Северо-Кавказском университете в Ростове-на-Дону.

К 1928 году все горские народы Северного Кавказа заменили малопригодную для точного отражения фонетических особенностей их языков арабицу, вызывавшую к тому же большие трудности в ликвидации неграмотности, новым алфавитом, основанным на латинской графике.

     Этот новый алфавит существенно облегчил организацию просвещения и книгоиздательства на родных языках. Если в 1920 году на языках Северного Кавказа было издано всего 2 названия (на осетинском) объемом в 10 печатных листов, то в 1928 году —88 названий (на чеченском, ингушском, карачаево-балкарском, адыгейском). В 1922 году на Северном Кавказе на родном языке выходила только одна кабардинская газета, а в 1928 году — на всех горских языках.

Развитие автономии — а 'следовательно, и национально-культурное строительство — в самой Карачаево-Черкесии ;в довоенное время прошло два этапа; 1) В январе 1922 года из состава Горской республики выделилась Карачаево-Черкесская автономная область; 2) а в ноябре 1926 года это автономное образование разделилось на Карачаевскую автономную область с центром в новом, специально по этому случаю отстроенном г. Микоян-Ша-харе (ныне Карачаевск) и Черкесский национальный округ, преобразованный впоследствии в Черкесскую автономную область.

     К 1930 году в Карачае было осуществлено обязательное начальное обучение всех детей школьного возраста на родном языке. В это же время были охвачены разветвленной сетью ликбезов, клубов, изб-читален и других просветительных учреждений самые широкие слои взрослого населения области. Большим достижением явилось равноправие женщины в отношении образования. С 1928 года карачаево-балкарская письменность переведена на латинизированный алфавит, а с 1938 — на новый, более усовершенствованный алфавит, который построен на основе русской графики. Первых советских просвещенцев для Карачая подготовил педагогический техникум, открытый в 1923 году в г. Баталпашинске (ныне Черкесск). В дальнейшем подготовка карачаевских педагогических кадров переносится в г. Микоян-Шахар, где создаются педтехникум, педрабфак, учительский институт, который в 1940 году выпустил первых своих воспитанников и, наконец, педагогический институт. Кроме того, в Микоян-Шахаре существовали зоо-веттехникум, фельдшерско-акушерская и сельскохозяйственная школы, школа ФЗО.

     Карачаевское областное издательство, организованное в 1923 году, сыграло огромную роль в создании книжного фонда на родном языке. К середине 30-х годов возникла необходимость в создании специально научно-исследовательского центра, который бы занялся изучением проблем карачаевского фольклора, истории, этнографии, письменности, и в 1935 году в г. Микоян-Шахаре был основан Карачаевский научно-исследовательский институт.1

     Составной частью культурной революции в Карачае было становление карачаевской советской художественной литературы.

Важная роль в приобщении трудящихся масс к социалистической культуре принадлежала родному языку, о значении которого на конференции по вопросам культуры и просвещения Северного Кавказа, проходившей в 1925 году в Ростове-на-Дону, первый секретарь крайкома А. И. Микоян говорил: «Родной язык имеет большое местное значение. Он будет внутренним языком, языком внутреннего общения среди данного народа. Наша задача— скорей поставить родной язык, издать книжки на родном языке, литературу для нужд и потребностей народных масс, родную школу, делопроизводство в Советах на родном языке и прочее. Чем скорее, тем лучше, тем скорее мы поднимем нацию на советские пути развития. Поэтому вопрос о национальном языке, о национальной культуре очень важен. Мы должны родной язык для каждого из северо-кавказских народов развить с тем, однако, чтобы более развитые слои населения пользовались русским языком одновременно».2

     Карачаевцы — в прошлом народ мусульманского вероисповедания, и, естественно, некоторым из них был известен алфавит корана — арабский. Были, конечно, и книги, но религиозного содержания, изданные на других языках, обслуживавшие потребности исключительно духовенства.

 

 

     1 М. М. С а кие в. 25 лет Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института. Труды Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института, вып. III, фнлологич. серия, Черкесск, 1959, стр. 174.



     2 У. Д. Алиев. Национальный вопрос и национальная культура в Сев.-Кавк, крае, Ростов-н/Д, .1926, стр, 12,

 

Содержание этих книг, возможно, пересказывалось служителями культа, но сколько-нибудь широкого распространения они не имели. Дореволюционные попытки заложить основы письменности на родном языке, явившиеся результатом усилий некоторых карачаевских интеллигентов, связаны с непрестанно крепнувшим воздействием русской культуры. Аульный учитель Иммолат Хубиев, по сообщению Ислама Карачайлы,1 разработал алфавит на основе русской графики, который однако не был реализован. Одновременно с ним карачаевский алфавит на основе арабской графики разрабатывал близкий-друг основоположника осетинской литературы К. Хе-тагурова и русского передвижника Н. А. Ярошенко Ислам Тебердичи,2 пробовавший свои силы и в поэзии, и в живописи, и в переводах с русского. Над карачаевским алфавитом работали, каждый самостоятельно, без всяких попыток использовать опыт других карачаевских автодидактов аульный учитель Тохтар Биджиев и Исмаил Ак-баев. Последний в 1916 году в Тифлисе напечатал арабским алфавитом букварь, явившийся первой книгой на карачаевском языке.3 Букварь этот представлял собою свободную переделку азербайджанской азбуки, составленной преподавателем закавказской учительской семинарии Рашидбеком Эфендиевым. Но более чем скромные результаты этих усилий были весьма далеки от осуществления заветного желания карачаевских автодидактов— распространить грамотность среди карачаевцев.



     Наряду со стремлениями положить начало письменности, интересны и первые литературные опыты на родном языке, относящиеся к дореволюционному времени. В Большом Карачае распространялись в рукописных списках и пелись на карачаевском языке сказания о Тахире и Зухре, Лейли и Меджнуне.4 П. Максимов опубликовал балкарскую сказку «Разумная жена», сообщенную Фаризат Ораковой,усвоившей ее из старой книги, «буквы в которой были

 

 

 

     1 И. Карачайлы. Писатели и поэты Карачая.— «На подъеме». Ростов н/Д., 1929 г., № 2, стр. 69.



     2 См. о нем: 1. Проф. Мушкетов. Геолог, очерк Теберды и Чхалты. К>вк. труды геол. ком. т. XIV, № 4, 1896. В. Корзун. Коста Хетагуров. М., 11957, А. Биджиев. Знание. М., Центриздат, 1926 г,

     3 А к ъ бай улу Исмаил Тебердичи. Ана тили. Тифлис, 1916.

     4 Ср. П. Балтии. Из истории карачаевской поэзии. Черкесск, 1961, стр. 3.

 

арабские, но слова балкарские».1 Заслуживает внимания также и работа Ислама Теберди-чи над переводами басен Крылова, из которых, к сожалению, до нас дошел только один «Кот и Волк».2



     Формирование карачаевской советской культуры на первых порах столкнулось с необходимостью преодолеть инерцию мусульманского образования, во-первых, и недооценку родного языка, во-вторых.

     Большая часть старых карачаевских интеллигентов, принявших живейшее участие в культурном строительстве Карачая, прошла через дореволюционные мусульманские духовные школы — мектебы и медресе. Естественно, что этим людям было трудно отойти от арабской письменности, арабского языка, которые тогда казались средствами межнационального общения на Востоке. На самом же деле арабский алфавит, в силу его графической сложности, а также неспособности отразить фонетические особенности родного языка, и связанная с ним общественно-политическая, научная и т. п. терминология, в силу специфической религиозной окраски, малой распространенности, оказались совершенно непригодными для использования их в качестве орудий новой советской культуры.

     Некоторые работники культурного фронта, еще до революции получившие образование на русском языке, полагали, что не следует заниматься длительной и сложной работой по развитию родного языка, когда можно через введение русского образования сразу придти в социалистическую культуру. Однако умаление роли родного языка в те годы могло бы быть воспринято трудящимися массами национальных окраин как продолжение русификаторской политики, практиковавшейся царизмом. Поэтому Коммунистическая партия и Советское правительство нацеливали работников культуры на литературное развитие родных языков, руководствуясь мудрым указанием В. И. Ленина: «Великий и могучий

 

 

 

     1 П. Максимов. Адыгейские сказки.— «На подъеме», № 1, Ростов-на-Дону, 1935.



     2 См. Биджиланы Асхат. Билим. М., 1962, стр, 91: «Берю бла кишдик» (Кър ым ш.а мх а лл а н ы Исл а м н ы джырындан)», т. е. «Волк и кот» (из стихов Ислама Кр ы М ш а м х а л о в а).

 

русский язык не нуждается в том, чтобы кто бы то ни было должен был изучать его из-под палки... принудительность (палка) приведет только к одному: она затруднит великому и могучему русскому языку доступ в другие национальные группы...»1



     Как стремление повести карачаевскую национальную культуру по привычной тропе арабо-мусульманских традиций, так и тенденции без какой-либо предварительной подготовки заменить родной язык русским, противоречили программе и политике Коммунистической партии в вопросах строительства социализма в национальных областях.

     Возникновение карачаевской советской литературы связано с развитием периодической печати. В 1922 году в Баталпашинске начала выходить на русском языке газета «Горская беднота» — орган оргбюро Карачаево-Черкесского обкома РКП (б),— где со своими статьями выступали первые карачаевские писатели Ислам Къарачайлы (Хубиев) и Исса Каракотов. В 1924 году она получила название «Горская жизнь», и в ней, наряду со статьями на русском языке, стали помещаться материалы на карачаево-балкарском. 19 октября 1924 года вышел первый номер газеты «Таулу джашау» («Горская жизнь») на карачаево-балкарском языке, которая с 228 номера (от 26 января 1928 года) стала называться «Таулу джарлыла» («Горская беднота»), а с 980 номера (от 17 августа 1934 года) получила название «Къызыл Къарачай».

     Эти газеты сыграли важную роль в ознакомлении читателей с произведениями начинающих литераторов. Публикуя стихотворения,фельетоны, очерки, рассказы, пьесы своих аулкоров и штатных сотрудников, газета тем самым активизировала их литературно-художественную деятельность. Газета выявляла людей, способных к литературной работе и формировала из них коллектив, воспитывавший и растивший в атмосфере постоянного творческого общения, товарищеской критики и взаимопомощи первые кадры карачаевских писателей и поэтов.

     Почти все карачаевские писатели начинали свою литературную деятельность в газете. Из корреспондента сформировался в поэта.зачинатель карачаевской письменной советской литературы Исса Каракотов. Таким же путем пришла в литературу и Абидат Боташева, Вслед за ними выступил со стихами в газете Азрет Уртенов. Из аулкоров вырос поэт 30-х годов Даут Байкулов.

 

 

 



     1 В. И. Ленин. Собр. соч., т. 20; Госполитиздат, 1946, стр. 56.

 

Путь их в литературу — от аулкоровской заметки, стенгазеты—к стихотворению, очерку, рассказу.1



 

 

 



     1 Дебюты карачаевских литераторов:

     Исса Каракотоа. Чего никогда прежде не было. (Статья).— Горская беднота, 1925, 30 августа, № 51.

     Он же, Таукелленейик, джёнъерле! (Перевод революционной песни «Смело, товарищи, в ногу!») — Таулу джашау, 1924 16 ноября, № 5 (9).

     Боташланы Абидат. Келигиз, къаранъылыкъны къоя-йыкъ! (стихи).—Там же, 1924, 19 октября, № 1.

     Биджиланы Асхат. Къарачай тил. (Стихи) — Там же, 1925, 20 сентября.

     Биджиланы Асхат. Бешик джыр. (Стихи). — Там же, 1925, 27 сентября.

     Гебенланы Имауддин. Кровная месть. (Информация).— Там же, 1926, январь.

     Шахмурзаланы Сагъид. Къызыл Аскер. (Стихи).—Там же, 1926, 25 апреля, № 17 (71).

     Алийланы Ума р. Интернационал. (Перевод революционного гимна). Окъуу-билим. (Стихи).— Там же, 1926, 5 мая, № 19 (75).

     Байкъулланы Даут. Къачан келликдиле? (Корреспонденция).— Там же, 1925, 1 ноября, № 45 (49).

     Байкъулланы Даут. ОбОНО-ну эсине. (Корреспонденция).—Там же, 1926, 11 апреля, № 15 (69).

     Он же. Къызыл аскерге. (Стихи).—Таулу джарлыла, 1931, 23 февраля, № 19.

     Ё.[Ертенланы] Азрет. Октябрь байрамы. (Стихи).—Там же, 1926, 19 декабря, № 94 (121).

     Ислам Къарачайлы. Великая годовщина. (Передовица).— Таулу джашау, 1927, 7 ноября, № 132.

     Он же. Хасанны къатын алгъаны. (Рассказ).—Там же, 1928 23 сентября, № 177 (204).

     Аппаланы Хасан. Трагедия одной горянки. (Информация).—Там же, 1928, 29 апреля, № 156 (183).

     Батчаланы А.—К. Джанъы заводха. (Стихи).—Таулу джарлыла, 1929, 26 сентября, ЛГа 57 (284).

     Байкъулланы А.—К. Хаулелеге. (Стихи).—Там же, 1930,26 августа, № 36 (336).

     Бостанланы Хасан. Джаз заман. (Стихи).—Там же, 1931. 27 марта, № 32.

     Эбзеланы Ш. Октябрьгъа. (Стихи).—Къызыл Къарачай, 1935, 4 ноября, № 149 (1153).

     Орусланы Махамет. Джанъы джашаугъа. (Стихи).— Там же, 1935, 16 декабря, № 161 (1165).

     Борлакъланы Тохдар. Советле Союзну Маршалларына. (Стихи). Там же.

     Хубийланы Осман. Колхозгъа. (Стихи).—Там же. 14

 

     Вслед за Газетами Появляются первые печатные книги На карачаево-балкарском языке в 20—30-х годах была издана серия букварей,книг для чтения, учебников для малограмотных. Центральное место среди первых книг принадлежало учебникам родного языка, которые и явились первым опытом нормализации живой речи. Эту же задачу решала и адресованная учителям, журналистам, литераторам «Карачаево-балкарская грамматика» У. Д. Алиева, вышедшая в 1930 году в Кисловодске.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница