Способы передачи гендера анималистических персонажей при переводе сказочной литературы



Дата01.05.2016
Размер47.4 Kb.
Анна Иевлева,

РГПУ им. А. И. Герцена,

5 курс

СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ ГЕНДЕРА АНИМАЛИСТИЧЕСКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ ПРИ ПЕРЕВОДЕ СКАЗОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
По выражению Кийта Честертона, «из всех форм литературы волшебные сказки дают, по-моему, самую правдивую картину жизни» [цит. по: Мамаева]. Знакомство юных читателей с реалиями другой культуры расширяет кругозор и является одним из способов создания толерантного общества; необходимо это и потому, что способствует развитию межкультурной коммуникации в целом. Сказки других народов – один из способов такого «знакомства». Однако, при переводе сказок возникают проблемы, связанные с передачей реалий исходной культуры   ИК. Например, особенности общества ИК описываются в сказках сквозь призму персонажей. С этим сопряжена такая проблема перевода сказочной литературы как передача образов анималистических персонажей – героев, обладающих свойствами и особенностями, присущими человеку; наделённых душой, специфическим характером и положением в иерархии всего волшебного мира, созданного автором. Термин происходит от лат. “animus” – душа, жизненное начало [Большой латинско-русский словарь]. Таким образом, анималистическим персонажем может быть животное, стихия или просто существо, придуманное автором. Такие герои либо образуют свой собственный мир, изолированный от людей («Ветер в ивах» К. Грэма, «Хортон слышит кого-то» Доктора Сьюза, «Сказки просто так» Р. Киплинга), либо взаимодействуют с человеком (Медвежонок Паддингтон и семья Браунов (М. Бонд), Винни-Пух и Кристофер Робин (А. Милн), Маугли и семья волков (Р. Киплинг). Так или иначе, каждый герой занимает определённое место в иерархии общества, выполняет определённую социальную роль. Во многом этому способствует наделение анималистического персонажа гендером.

Исследователи едины в том мнении, что гендер – это не биологический пол, а набор характеристик, которые идентифицируют социальное поведение мужчин и женщин и отношения между ними. Гендер определяет черты маскулинности или феминности – так, как их видит конкретное общество. Проблеме гендера посвящены работы многих лингвистов, психологов и социологов – как отечественных, так и зарубежных (М. Елифёровой, Т. А. Казаковой, К. Чуковского, И. С. Кона, С. Бем, О. Есперсена, Р. Лакофф, И. Гоффмана и др.) Психологи и социологи исследовали проблему гендера как таковую, в то время как лингвисты и переводчики исследовали особенности передачи гендерно-маркированных единиц в языке и тексте. Впрочем, как переводческая проблема гендер стал рассматриваться лишь в последние десять лет. До этого времени появилось множество переводов, где гендерная принадлежность персонажей не была соблюдена, в том числе, и в сказочной литературе. Гендер, при этом, занимает одну из ведущих позиций в концептуальной и языковой картинах мира, и этим обусловлен повышенный интерес к проблеме его отражения в языке и тексте. В рамках данной работы предпринимается попытка проанализировать возможные стратегии передачи гендера анималистических персонажей в контексте создания адекватного перевода.

Для передачи гендера анималистических персонажей могут использоваться стратегия отчуждения или стратегия присвоения. Стратегия отчуждения в случае с анималистическими персонажами предполагает подбор такого эквивалента на ПЯ, грамматический род которого (в данной работе говорится исключительно о переводе с английского языка на русский) не противоречил бы гендерной принадлежности персонажа ИТ. Данный подход всегда обеспечивает сохранение исходного гендера персонажа с присущими ему чертами маскулинности или феминности. Однако, подбор такого эквивалента часто затруднителен, а иногда и вовсе невозможен. Стратегия присвоения предполагает другой механизм перевода: единица ИТ выражается средствами ПЯ, но с учётом того грамматического рода, который имеет эта единица в ПЯ. Часто при этом исходный гендер персонажа не сохраняется, что может привести к смещению гендерных характеристик. При этом причины несохранения гендера часто затруднительно установить.

Целесообразно проанализировать возможность использования обеих стратегий на материале одного и того же примера. В этом случае адекватность применения той или иной стратегии будет очевидна.

Так, образ пантеры из «Книги джунглей» Редьярда Киплинга закрепился в сознании русскоязычного читателя как типично феминный, в то время как в исходном тексте герой наделён чертами маскулинности.

Первое появление героя автор сопровождает характеристикой: “Everybody knew Bagheera, and nobody cared to cross his path; for he was as cunning as Tabaqui, as bold as the wild buffalo, and as reckless as the wounded elephant”, сразу наделяя героя отвагой и бесстрашием – типично маскулинными характеристиками.

Отношения Багиры с Маугли ясно прослеживаются на протяжении всего оригинального произведения: пантера становится защитником, наставником, а позже и другом мальчика. У Киплинга Багира – старший товарищ Маугли. В переводах на русский язык роль Багиры смещена в сторону феминности. Она воспринимается, скорее, как старшая сестра или мать. Во многом этому способствовал именно перевод, а поскольку избранное переводчиком слово «пантера» привело к появлению в отечественном мультфильме героя, наделённого дополнительными феминными характеристиками и озвученного женским голосом (Л. Касаткина), это, таким образом, закрепило в русской культуре образ героя как окончательно утратившего черты маскулинности, герой преобразился в принципе.

Рассмотрим потенциальную возможность сохранить исходный гендер персонажа. М. Елифёрова в одной из своих статей предлагает альтернативный вариант перевода лексической единицы “panther”   «леопард» [Елифёрова, 2009], что будет оправданной заменой, если обратиться к описанию героя: “It was Bagheera the Black Panther, inky-black all over, but with the panther markings showing up in certain lights like the pattern of watered silk”.



На основании проанализированного примера можно заключить: сама возможность выбора стратегии при передаче гендера делает данную проблему актуальной и решаемой. Для создания адекватного перевода может использоваться как стратегия присвоения, так и стратегия отчуждения. Необходимо уточнить, что стратегия присвоения часто ведёт к утрате лингвокультурной специфики произведения   юные читатели не видят в тексте отражения элементов того общества, которому принадлежит автор произведения. Преимущество использования стратегии отчуждения состоит в том, что читатель знакомится с устройством этого общества и с распределением социальных ролей внутри него.
***

  1. Большой латинско-русский словарь (по материалам словаря И. Х. Дворецкого) [Электронный ресурс] http://linguaeterna.com/vocabula/index.php

  2. Елифёрова М. Багира сказала. - М.: Вопросы литературы, 2009. - № 2 [Электронный ресурс] http://magazines.russ.ru/voplit/2009/2/eli12.html

  3. Мамаева Н. Н. Светлее алмазов горят в небе звёзды (английская литературная сказка как явление) - Екатеринбург, Известия Уральского государственного университета, 2000. - №15 [Электронный ресурс] http://proceedings.usu.ru/?base=mag/0015(03_08-2000)&doc=../content.jsp&id=a08&xsln=showArticle.xslt

  4. Kipling R. The Jungle Book. – L., 2010.


А. С. Иевлева

Россия, Санкт-Петербург

РГПУ им. А. И. Герцена

специалист 5 года обучения


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница