Современные проблемы психологии и образования в контексте работы с различными категориями детей и молодежи



страница9/27
Дата03.11.2016
Размер5.06 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

АЛЕКСИТИМИЯ КАК ФЕНОМЕН КЛИНИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ. ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЙ


С.Г. Агафьина, магистрант, МГППУ
Проблема психосоматического здоровья представляет большой как научный, так и практический интерес. Одним из направлений в психосоматике является поиск особых характеристик «психосоматической личности», то есть факторов риска возникновения психосоматической патологии, лежащих в личности человека. Алекситимия — один из феноменов, исследующихся в этом направлении.

Несмотря на большое количество эмпирических данных причины возникновения алекситимии, её влияние на появление и течение соматических и психических расстройств, а также возможности психологического воздействия на людей с алекситимией до сих пор не ясны.

Термин «алекситимия» был введён психотерапевтом Питером Сифнеосом в 1973 году. [28] Буквально термин «алекситимия» означает «без слов для чувств». Сифнеос приводит следующее определение алекситимии: алекситимия — это характеристика личности, заключающаяся в субклинической невозможности определить и описать свои собственные эмоции. [40] Сифнеос охарактеризовал им некоторые особенности пациентов психосоматических клиник. Они выражались в утилитарном способе мышления, тенденции к использованию физических актов в конфликтных и стрессовых ситуациях, обеднённой фантазиями жизни, сужении аффективного опыта и особенно в сложностях в подборе подходящих слов для описания своих чувств. Также Сифнеос считал, что недостаточное осознавание эмоций ведёт у этих пациентов к фокусированию эмоционального возбуждения на соматическом компоненте и развитию психосоматических расстройств. Первоначально алекситимию как неспособность человека воспринимать или выражать свои чувства многие исследователи рассматривали в качестве специфического признака так называемой психосоматической личности. [41] В алекситимии исследователи видели отличие психосоматической личности от невротической. [51]

Оппоненты данной концепции, например отечественные авторы В.В.Соложенкин и Е.С.Гузова, обращают внимание на ограниченное число эмпирических данных, свидетельствующих в её пользу. Они подчеркивают, что поиск однородной структуры личности для психосоматических нарушений противоречит клиническому опыту. [63]

Несмотря на критику термин «алекситимия» укрепился в научной литературе, посвящённой психосоматике, а психосоматическая концепция алекситимии приобрела большую популярность, что видно по всё возраставшему количеству публикаций по данной теме. Разработке концепции алекситимии предшествовали более ранние наблюдения, установившие, что многие пациенты, страдающие классическими психосоматическими болезнями и характеризующиеся «инфантильной личностью», проявляют трудности в вербальном символическом выражении эмоций. [59] Таким образом, большинство исследователей рассматривало алекситимию как совокупность признаков, характеризующих особый психический склад индивидов, создающий предрасположенность к заболеваниям психосоматический специфичности, [53] а также как предиктор или признак психосоматизации личности. Однако И.Э.Секоян предостерегает от такой точки зрения. На основании данных, полученных в её исследовании, Секоян делает вывод о том, что алекситимия чётко выявляется у практически здоровых лиц различных возрастных групп. На основании данных о возрастных особенностях корреляции алекситимии с тревогой и депрессией, а также её взаимосвязях с интроверсией и эмоциональной устойчивостью, Секоян утверждает, что алекситимия — один из компонентов интегральной характеристики личности. [61] Таким образом, алекситимия — континуальная личностная черта, и её выраженность варьируется от человека к человеку.

Алекситимия не входит в классификацию психических расстройств ни в МКБ-10, ни в DSM-V, — а рассматривается исследователями как черта личности, которая является фактором риска для соматических и психиатрических расстройств, а также снижает вероятность того, что её обладатели будут отвечать на конвенциональное лечение этих расстройств. [11]

Для измерения выраженности алекситимии используются различные опросники, такие как Торонтская алекситимическая шкала, опросник алекситимии Бермонд-Ворст, опросник Госпиталя Бет Израел и другие. [11, 47]

Алекситимия в опросниках определяется следующими симптомами:



  1. Сложности в идентификации эмоций и дифференциации эмоций и телесных ощущений.

  2. Сложности в описании своих эмоций другим людям.

  3. Ограниченность воображения и скудность фантазий.

  4. Стимул-зависимый, экстернально ориентированный когнитивный стиль. [28]

Психолог Майкл Бэгби и психиатр Грээм Тэйлор утверждают, что алекситимия обратно связана с выраженностью рефлексии, самопознания и интроспекции, а также с эмоциональным интеллектом. [28, 34] Кроме того, они приводят эмпирические данные, которые свидетельствуют о том, что алекситимия — стойкая личностная черта, а не следствие психологического дистресса. Другие исследователи считают, что алекситимия может быть и временным состоянием человека, и эту точку зрения также подтверждают эмпирические исследования. [14] В связи с этим Бэгби и Тейлор выдвинули предположение, что существует два вида алекситимии: первичная и вторичная. Первичная алекситимия — это стойкая черта личности, которая не меняется со временем. Вторичная алекситимия ситуативна и проходит после устранения стрессогенной ситуации. Эти два вида алекситимии иногда называют «личностной» и «ситуативной» алекситимией. [28]

Тем не менее, мнения по поводу типологизации алекситимии разнятся. В основном, представленные в литературе попытки классификации данного феномена носят предположительный характер и не подкрепляются данными эмпирических исследований. [53]

Ещё она типология алекситимии предложена Соложенкиным и Гузовой. Их типология примечательна тем, что направлена на решение практических задач по организации эффективной психологической коррекции и психотерапевтической помощи. [62] Соложенкин и Гузова выделяют «стабильные» и «переходящие» алекситимии.

При стабильной алекситимии аклекситимические признаки являются постоянной характеристикой коммуникативного стиля — тем фактором, который определяет соматизированное направление адаптационных реакций на психологический дистресс. Стабильная алекситимия включает в себя два подтипа:



  1. Конституциональная алекситимия, которая, предположительно, является результатом нарушения межполушарных взаимодействий. 

  2. Культуральная алекситимия, которая отражает особенности коммуникативного стиля, характерного для определённой культуры. 

Переходящие алекситимии, или адаптационные, — это адаптационная реакция на тревогу, и они рассматриваются авторами как форма проявлений аффективных нарушений. Переходящие алекситимии имеют два подвида:

  1. Защитная алекситимия связана с нарушением аутокоммуникации вследствие страха перед характером эмоций или перед причинами, которые их вызвали. Этот подвид аналогичен «вторичной» или «ситуативной» алекситимии, выделенной Бэгби и Тейлором. Он ограничен рамками первичного заболевания. Вариантом защитной алекситимии выступает диссоциативная алекситимия. Отличительной её особенностью является избирательное нарушение прочтения тех эмоций, которые лежат в зоне интрапсихического конфликта

  2. Ситуативная алекситимия — это временные трудности вербализации эмоций в условиях фрустрирующей ситуации. 

Соложенкин и Гузова отмечают, что в отличие от стабильных, переходящие или адаптационные алекситимии чувствительны к психологической коррекции. [62].

Данные о распространённости алекситимии в популяции варьируются от 4.7% до 10%, в среднем — около 7%. [10] В некоторых исследованиях была обнаружена большая выраженность алекситимии у мужчин по сравнению с женщинами. В основном это связано с социокультурными факторами, в частности с гендерными педагогическими стереотипами, ограничивающими, во-первых, вербальную коммуникацию родителей с мальчиками в эмоционально значимых ситуациях, а во-вторых, окрашивающими эту коммуникацию в негативные тона. Конечно, описанные стереотипы воспитания касаются не только мужчин, но и женщин, которые также ограничиваются в выражении и идентификации своих чувств. Некоторые исследователи объясняют выраженность алекситимии у мужчин сложностями в описании эмоций, а не в их идентификации. Поэтому также есть мнение, что алекситимия одинаково часто встречается как у мужчин, так и у женщин. [35]

***

Относительно причин алекситимии существует несколько теорий. Эмпирические данные свидетельствуют как о генетической предрасположенности, так и о средовых факторах.



В ранних исследованиях было показано, что люди с алекситимией отличаются дефицитарностью межполушарного взаимодействия. По мнению исследователей это приводит к тому, что эмоциональная информация не обрабатывается в должной степени речевыми зонами левого полушария. Это может быть связано с гипоплазией мозолистого тела, часто встречающейся у пациентов, страдавших от насилия в детстве. [15]

В нейропсихологическом исследовании 1997 года у Джессимера и Мархема алекситимия связывалась с функциональными нарушениями в работе правого полушария, которое во многом отвечает за обработку эмоций. [16] В другой нейропсихологической модели, например, Лэйн связывает алекситимию с дисфункцией передней цингулярной коры. [23]

Тем не менее, эти исследования имеют свои недостатки, и эмпирические данные о причинах алекситимии нельзя считать полными. Кроме того, принятие нейропсихологической модели алекситимии позволило бы считать алекситимию «необратимой конституциональной характеристикой» расстройств, что существенно сузило бы границы значимости феномена. К тому же в этом случае вопрос о возможности психологической коррекции алекситимии автоматически снимается. [42, 58]

Французский психоаналитик Джойс МакДугал выступает против фокусировки исключительно на нейропсихологическом объяснении алекситимии. Чтобы подчеркнуть психогенный характер алекситимии он ввёл термин «дизаффектация». МакДугал считает, что человек с дизаффектацией в какой-то момент жизни пережил эмоцию настолько ошеломляющую, что она поставила под угрозу его чувство целостности и идентичности. Это привело к выстраиванию психологических защит, которые вытесняют все эмоциональные репрезентации из сознания. [29] Похожую интерпретацию дают исследователи, использующие феноменологический подход, например МакЛарен. [26]

МакДугал также отмечает, что все дети рождаются неспособными идентифицировать свой эмоциональный опыт и говорить о нём и по причине своей незрелости неизбежно являются алекситимичными. Основываясь на этом МакДугал в 1985 году предположил, что алекситимичная часть личности взрослого может быть инфантильной психической структурой. [30]

Первым средством коммуникации ребёнка является невербальная лицевая экспрессия. Игнорирование или индифферентность родителя к тому, как меняется лицевая экспрессия ребёнка, отсутствие адекватного ответа с его стороны могут привести к нарушению эмоциональной экспрессии ребёнка. Также на способность ребёнка к пониманию эмоциональных состояний влияет то, насколько его родитель способен узнать и дифференцировать его эмоциональную экспрессию. [2]

С.А.Кулаков связывает формирование алекситимических черт с особенностями семейного воспитания и внутрисемейного взаимодействия. Он считает, что алекситимия появляется в семейной среде, где отсутствует искреннее выражение чувств, вызванных реальной жизнью. Эта позиция может затем закрепиться при многолетней установке на ригидное следование общественным нормам. Также Кулаков подчёркивает, что следует дифференцировать алекситимию от психической нечувствительности, развивающейся вследствие значительной психической травмы, угрожающей изоляцией, дезинтеграцией и депрессией. Кроме того, необходимо дифференцировать алекситимию от аффективных нарушений при различных психических расстройствах, например, шизофрении, а также от типа мышления, характерного для малограмотных людей или людей со сниженным интеллектом. [57]

Несмотря на то, что алекситимия определённо имеет как средовые, так и нейропсихологические и генетические причины, их влияние на её развитие до конца не ясно. [19] Результаты обширного близнецового исследования в Дании показали, что генетические факторы имеют значительный вклад в развитие алекситимии. Тем не менее, наибольший процент дисперсии объясняла неразделённая среда, а разделённая — наименьший. Ещё одна возможная средовая причина развития алекситимии — черепно-мозговые травмы. У людей с черепно-мозговыми травмами алекситимия встречается в шесть раз чаще. [48]

Алекситимия часто сочетается как с соматическими, так и с психическими расстройствами, и иногда рассматривается как их преморбидное состояние. [44]. Исследования свидетельствуют о том, что порядка 85% людей с расстройствами аутистического спектра страдают алекситимией, причём примерно половина — в тяжёлой форме. [13] В контрольной группе только 17% взрослых людей имели симптомы алекситимии, и никто — тяжёлую форму. [9,13]

Фитцжеральд и Беллгров отмечают, что так же, как и для алекситимии, для синдрома Аспергера характерны первичные нарушения речи и социальных отношений. [8] Хилл и Бертхоз соглашаются с Фитцжеральдом и Беллгровом и отмечают, что существует определённое пересечение алекситимии и расстройств аутистического спектра. Они отмечают результаты исследований, в которых было показано снижение психических способностей при алекситимии, а также нейроанатомические свидетельства общей этиологии с аутистическими расстройствами и схожие нарушения социальных навыков. [13] Точная природа этого сходства пока непонятна. Алекситимичные черты при синдроме Аспергера могут быть связаны с депрессией или тревогой. [9] Некоторые исследователи в нейробиологии предполагают, что именно алекситимия является предшественником тревоги. [43]

Алекситимии сопутствуют и другие психические расстройства. Например, Шипко с соавторами выяснила, что 41% ветеранов войны во Вьетнаме, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством, отличались и алекситимией. [37] В другом исследовании было обнаружено, что выжившие жертвы Холокоста с посттравматическим стрессовым расстройством имеют более высокие показатели алекситимии, чем таковые без него. [49] Шехтер в исследовании матерей с посттравматическим стрессовым расстройством, связанным с насилием в отношениях, показал, что более высокие показатели алекситимии у них соответствуют меньшей чувствительности в уходе за ребёнком. [36]

Авторы отмечают, что при лечении родителей с посттравматическим стрессовым расстройством, необходимо оценивать и учитывать у них алекситимию в связи с её влиянием на детско-родительские отношения и социально-эмоциональное развитие ребёнка.

Кроме того, исследования показали, что алекситимия наблюдается в 63% случаев нервной анорексии, в 56% случаев булимии [5], в 45—50% случаев большого депрессивного расстройства, в 34% случаев панического расстройства, в 28% случаев социальных фобий [6] и в 50% случаев злоупотребления наркотиками [31]. Также, как уже упоминалось, алекситимия чаще встречается у людей, перенёсших черепно-мозговые травмы. [3, 21, 48]

Многие авторы связывают алекситимию со злоупотреблением наркотиками [24, 25], некоторыми личностными, в том числе тревожными расстройствами [17], сексуальными расстройствами [32], а также с некоторыми соматическими заболеваниями, такими как гипертония [20], болевая ишемия миокарда [52], синдром раздражённого кишечника [46], функциональная диспепсия [18], мигрень, астма, аллергии и фибромиалгия [28].

Синдром алекситимии и его роль в формировании психосоматических расстройств рассматривается с позиций двух моделей — «отрицания» и «дефицита». Модель «отрицания» предполагает глобальное торможение аффектов, которое можно рассматривать как психологическую защиту. [56] Неспособность регулировать свои эмоции — одно из возможных объяснений того, почему некоторые люди с алекситимией склонны снимать напряжение от неприятных переживаний с помощью импульсивных актов или компульсивного поведения, такого как бинджи (переедание), злоупотребление наркотиками, сексуальные перверсии или нервная анорексия. Невозможность когнитивно и осознанно регулировать эмоции может приводить к продолжительному возбуждению вегетативной нервной системы и нейроэндокринной системы, что может приводить к соматическим заболеваниям. [28] А.К.Бурцев приводит эмпирические данные, свидетельствующие о том, что алекситимия играет роль системообразующего реактивного фактора, выполняющего функцию механизма психологической защиты. [55]

***


Основными характеристиками алекситимии являются выраженные нарушения осознания эмоций, социальной привязанности и межличностных отношений. Кроме того, люди, страдающие алекситимией, имеют трудности в различении и понимании эмоций других, что приводит к неэмпатичному и неэффективному эмоциональному ответу. [7]

Людям с алекситимией сложно разграничить чувства и телесные ощущения. Также для них характерна ограниченность воображения и конкретное, реалистическое, логическое мышление. Люди с алекситимией часто отмечают очень логичные и реалистические сны, например, поход в магазин или обед. [22] Исходя из клинического опыта, исследователи алекситимии, предполагают, что это связано именно со структурными особенностями сновидений людей с алекситимией, а не с невозможностью вспомнить их. [2]

Некоторые люди с алекситимией могут внешне не соответствовать приведённым выше характеристикам, так как они страдают хронической дисфорией или манифестирующими приступами рыданий или гнева. [22, 28, 33] Несмотря на это, опросники обычно выявляют у них неспособность описать свои эмоции или детали переживаний. [28]

Согласно Генри Кристалу люди с алекситимией мыслят очень функционально и могут показаться «сверхадаптированными» к реальности. Однако во время психотерапии становится очевидным когнитивное нарушение: пациенты склонны перечислять обыденные действия и события дня в хронологическом порядке, монотонно рассказывая об их деталях. [22]

В целом люди с алекситимией отличаются недостатком воображения, интуиции и эмпатии и скорее ориентированы на неодушевлённые объекты и, по выражению Тэйлора, даже к себе часто относятся как к роботам. Эти проблемы серьёзно ограничивают для них доступность психотерапии, хотя многие нуждаются в ней в силу частых психосоматических заболеваний или злоупотребления наркотиками. [28]

Частое заблуждение касательно алекситимии заключается в том, что люди, обладающие этой чертой, совершенно неспособны выразить эмоции вербально и даже не могут понять, что они что-то испытывают. Ещё до введения термина «алекситимия» Сифнеос отметил группу пациентов, которые часто упоминали состояние тревоги или депрессии. Отличительной их чертой была невозможность оперировать более сложными описаниями, чем несколько простых прилагательных, таких как «весёлый» или «грустный». [39] Основной проблемой людей с алекситимией является невозможность именно дифференцировать эмоции, которая ограничивает их способность определить их и описать в общении с другими. [2]

Следствием этого становится чувство эмоциональной отстранённости о самого себя и трудности в контакте с другими людьми. Поэтому алекситимия обратно связана с удовлетворением от жизни даже с контролем фактора депрессии. [27] Для людей с алекситимией характерно длительное описание физических ощущений, часто не связанных с конкретной болезнью. Несмотря на это, у этой группы наблюдается сниженный интерес и даже пренебрежение не только к своему психологическому, но и к физическому состоянию. Также отмечается низкая способность регулировать своё состояние. Люди с алекситимией часто описывают свои ощущения такими словами как «скука», «пустота», «усталость». Кроме того, люди с алекситимией вследствие ограниченности воображения в малой степени используют символы. Приведённые выше особенности у человека с алекситимией могут быть выражены и одинаково, и неравномерно. [60]

Критерии диагностики алекситимии включают как поведенческие, так и когнитивные признаки. [62] В число когнитивных признаков алекситимии входит нарушение образного мышления. У людей с алекситимией мышление утилитарно и оперантно. Фантазия отличается скупостью и ограниченностью. Кроме того, люди с алекситимией часто отличаются высоким уровнем социальной конформности, однако исследователи называют эту черту «псевдонормативностью». Также алекситимия характеризуется нарушением эмпатии и сопереживания, ограниченностью коммуникативных связей. [1]

Все вышеперечисленные признаки Е.Ю.Брель предлагает разделить на четыре больших группы:


  1. Ограниченность фантазии. К этой группе относятся трудности в оперировании символами, утилитарный тип мышления, прагматичность описаний и ориентация на внешние объекты, а не на внутренний мир.

  2. Неспособность вербализации эмоций. К этой группе относятся невозможность связывания эмоций с символами и средствами языка, замена описания чувств на описание физических ощущений.

  3. «Гипернормальность», то есть очень высокая приспособленность к формальным отношениям. Поскольку межличностные отношения у людей с алекситимией не наполняются эмоциональной окраской, они остаются на «предметном» уровне.

  4. Дефицит дифференцировки субъект — объект, которая приводит к тотальной идентификации с другим и неспособности к истинным отношениям. [53]

***

Алекситимия создаёт множество проблем межличностного характера, поскольку люди с алекситимией склонны избегать близких отношений либо позиционировать себя как «зависимого», «доминантного» или «равнодушного». [45] Также исследователями у людей с алекситимией была отмечена неадекватная дифференциация между собой и другими. [4,28]

Исследование Ванеуле показало, что с алекситимией стойко связаны две межличностные проблемы: холодное/дистанцированное и неассертивное социальное функционирование. [45] Хаотичные межличностные отношения у людей с алекситимией также были отмечены Сифнеосом. [38]

В связи с постоянными трудностями в идентификации и описании эмоциональных состояний у себя и других наличие алекситимии у одного из партнёров значительно снижает удовлетворение от отношений в паре. [50] В исследовании 2008 года была обнаружена корреляция алекситимии со сниженными пониманием и демонстрацией привязанности, и это снижение, по замечанию авторов, вносит свой вклад в ухудшение психологического состояния, благополучия в межличностных отношениях и качества межличностных отношений. [12]

Кроме того, исследования показали, что люди с алекситимией испытывают меньше дистресса при наблюдении за тем, как другой человек испытывает боль, а также в меньшей степени проявляют альтруистическое поведение. [7]

В литературе описаны различные возможности психологического воздействия на выраженность алекситимических черт в структуре личности. Некоторые авторы считают психологическое вмешательство в случае алекситимии абсолютно неэффективным, однако далеко не все разделяют такую точку зрения.

Е.Ю. Брель, анализируя имеющиеся подходы к психологической помощи людям с алекситимией, выделяет общие принципы психологического воздействия для этой группы:


  1. Эмоциональная поддержка, обеспечивающая подготовку к вербальным способам взаимодействия. 

  2. Специальные приемы, создающие условия для осознания собственного внутреннего состояния.

  3. Способы активного перевода скудной вербальной продукции на дифференцированный язык чувств.

  4. Обязательная опора на невербальные средства взаимодействия. [53]

В любом случае алекситимия требует психологической коррекции. В литературе описаны различные возможности психологического воздействия на выраженность алекситимических черт в структуре личности, начиная с категоричного утверждения, что «алекситимия есть психотерапевтический тупик», до использования методов гештальт-терапии, когнитивно-поведенческой терапии и групповой психотерапии.

***


Подводя итоги, следует отметить наличие проблем исследования алекситимии в отсутствии единой позиции исследователей относительно ее определения и типологизации. В основном представленные в литературе попытки классификации данного феномена носят предположительный характер и редко подкрепляются данными эмпирических исследований.

Также изучение алекситимии в наши дни носит полидисциплинарный характер. Существуют исследования психофизиологов и нейропсихологов, психологические и социологические исследования. Однозначной трактовки природы феномена, механизмов развития в настоящее время не существует, так как алекситимия мало подвержена анализу причинно-следственного характера.



Гипотеза о том, что алекситимия типичная психосоматическая структура сталкивается с контраргументами и до сих пор вызывает дискуссии. По мнению Е.Ю.Брель самое важное возражение вызывает ее неспецифичность: несмотря на то, что алекситимию обнаруживают у многих психосоматических больных, она обнаруживается и у значительного числа больных с неврозами и психически здоровых людей. Поэтому сегодня предпочтительнее говорить о том, что алекситимическое поведение представляет собой неспецифический фактор риска развития психосоматических заболеваний, который может быть связан с другими факторами. [53] То есть в широком понимании алекситимия – фактор риска развития патологии.

***

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница