Составил Мирза Гасан-Эфенди сын Гаджи Абдулла-Эфенди Алкадари Дагестани Перевод и примечания али гасанова махач 1929 кала слово об алкадари



страница6/12
Дата24.04.2016
Размер2.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ГЛАВА 8-ая.

О событиях в Дагестане после убийства Надир-Шаха до третьего русского завоевания.

Как только по смерти Надир-Шаха его правители и сторонни­ки сами по себе выселились отсюда в Персию, здесь выявились следующие правители:

1) в Нухинском уезде упомянутый выше Гаджи Челеби, сын Курбана, по избранию населения;

2) в Ширване - Гаджи Магомед-Али, сын Суфибении... то­же;

3) в Баку - Магомед-Мирза-хан, сын Даргях-хана... тоже;

4) в Кубинском уезде, е резиденцией в цитадели Худат - пре­жний тамошний хан Гусейн-хан, сын Султан-Ахмед-хана, которого Надир-шах женил на дочери уцмия Ахмед-хана. Он по происхож­дению также из рода уцмия;

5) в Кюринском и Кази-Кумухском округах - Магомед-хан, сын Сурхай-хана, так как он в последнее время, явившись из Ава­рии с человеком по имени Сам, завладел этими округами. Отец его Сурхай-хан мирно поселился в селении Катрух и занялся служе­нием аллаху, пока не умер там же;

6) в Южной Табасарани, - майсум Муртузали, сын майсума Магомеда, так как и раньше он владел правами;

7) в Северной Табасарани - Муртузали-Кади, сын Рустам-Кади... и раньше владел правами;

8) в Кайтаге, в виду смерти в том году уцмия Ахмед-хана, уцмием стал его внук Амир-Гамза, сын Хан Магомеда;

9) в Тарки - шамхал Хаспулат-хан, как и раньше был;

10) в Аварии в Хунзахе - Нуцал-хан, сын Умахана, как и раньше был;

11) в Мехтулинском владении - дженгутаец Мехти-бек, сын Ахмед-хана, происхождение коего по одной версии от аварских ха­нов, а по другой - из рода крымских татарских беков, пришедших сюда раньше;

12) в Дербенте - Мамед-Гусейн-бек, сын Имам-Кули-хана... по избранию общества;

13) в Цахурском магале и в Елису - Гусейн-хан-бек... тоже;

14) в Эндери и Аксайском округе - правители из потомков Султан-мута.

Надир-Шах, в бытность свою в Дагестане, арестовал и выслал в Астрабад правителя селения Буйнак Мехти, сына Муртузали, за то, что он вел себя враждебно по отношению к шамхалу Хаспулат-хану, но когда шах был убит, этот Мехти ушел из Астрабада в Туркестан, оттуда прибыл к калмыкам, собрал себе в помощь вой­ско из калмыков и с этим войском явился в Дагестан. Навстречу ему Хаспулат-хан выслал войско из дагестанцев и между двумя сторонами произошло большое сражение при селении Казанище. С каждой стороны было много убитых, но под конец из дагестан­ских старейшин добрые люди выступили в качестве посредников, помирили шамхала с Мехтием, которого по-прежнему поселили в его Буйнакском владении.

Губернатор Грузии Ираклий-хан, собрав войска из грузин и ар­мян, под предлогом совещания, пригласил в местность около Гянд­жи Гянджинского хана Шахверди-хана, Карабагского Пенах-хана, Карадагского Кязим-хана. Эриванского Гусейн-хана и Нахичеванского Гацдар-Кули-хана, всех их арестовал и начал высылать их в Тифлис. В это время поднялась тревога, население этих областей и вышеупомянутый Гаджи-Челеби со своим отрядом из Нухинского уезда собрались и дали грузинам и армянам большое сражение в местности, называемой Кизил-Кая, в расстоянии получасового пути от Гянджи, и освободили арестованных ханов. В этом сражении с обеих сторон пало много людей. Грузинский губернатор, собрав большое войско, прибыл также и в Джарский район и захотел вновь вернуть в христианство из ислама енгилойцев, ставших в про­шедшие годы, из грузин мусульманами. Тогда население Джарского района, а также прочие дагестанцы и нухинский гаджи Челеби со своим отрядом собрались и жестоко сразились с грузинским губер-натором на левом берегу реки Канык-чай. С обеих сторон было много убитых, но грузины были разбиты и вернулись к себе. В 1155 (1742) году кубинский хан Гусейн-Али-хан, собрав в этом уезде войско, послал его со своим сыном Фатали-Ага в Сальян, причем этот Фатали отнял это владение у тамошнего Ибрагим-хана Ордубадского и путем завоевания стал там правителем. 72

В 1157 (1744) году кубинский хан Гусейн-Али-хан умер, а сын его Фатали-Ага, посредством завоевания ставший в Сальяне пра­вителем, стал ханом в кубинском уезде вместо отца, а также ханом в Сальяне, причем прозвище его стало Фатали-хан. С этого момента во многих местах будут указываться события с участием этого хана. В Кюринском округе у многих имеются от него посла­ния и письма, из коих видно, что он был человек очень обстоятель­ный, сведущий и занимавшийся стихотворчеством. На его перстне изображено:109
Предназначили божьи святые скрижали

Развернуться в сражениях знаменам Фатали.


К числу стихотворений, написанных им в конце жизни, отно­сится следующее:
«Красивая жизнь потрачена, жаль, что в невежестве.

Все, что осталось, потратится теперь в раскаяньи.

Не доверяйся влечению к черному локону: это риск, о сердце.

Будучи беспечно, не ставь себя в разбитое состояние.

Щедрость предвечного создает положение,

А жалкий муравей хвастает своим соломонством.

Выразить свою печаль мне мешает смущение лица,

И я не знаю, что сказать. Ох, эта растерянность!

Дыхание свежего ветерка дает духу свежесть,

Ведь оно проникло утром в душистость гиацинта.

Не всякий теперь ищет перлов поэзии,

Так не открывай ты, певец, сокровенных уст, для разбрасывания драгоценностей110 ».


В 1172 (1758) году дербентское общество, будучи недовольно поведением Мамед-Гусейн-хана Имам-Кули-хан-оглы, избранного ими после убийства Надир-Шаха, отстранило его и вручило звание дербентского хана упомянутому Фатали-хану, так что к нему перешло вместе с кубинским и сальянским владениями и дербент­ское ханство.

Между тем Кази-Кумухский хан Магомед-хан, сын Сурхай-хана, с лезгинским войском отправился отсюда в Нухинский край в Арешский магал, сговорился с тамошним беком по имени Мелик-Али и повел войско на Нуху. И бывшего в Нухе правителем вместо умершего Гаджи Челеби, сына его, Ага-Киши-бека, он вызвал к себе под предлогом совещания и убил. Там Магомед-хан насильно выселил из дома Агакиши-бека девицу, которая была раньше за­сватана им, и со всем ее имуществом и богатством послал в Елису и, наконец, выдал ее замуж за елисуйца Алхас-бека. Сам он (Магомед-хан) поселился в городе Нухе, причем, местное населе­ние было очень недовольно его притеснениями. Под конец племян­ник Агакиши-бека Гусейн-Ага, сын Гасан-Аги, бежал из Нухи в Дербент и обратился за помощью к Фатали-хану. Тогда Фатали-хан, собрав войска в Кубинском уезде, послал их с Гусейн-Агай в Нухинский уезд, после чего нухинцы, объединившись с последними, выгнали Магомед-хана с его сторонниками из Нухинского уезда, так что тот вернулся в Кази-Кумух. В Нухинском уезде правление Магомед-хана продолжалось не более сорока дней, а после его изгнания, ханом в Нухе стал упомянутый Гусейн-Ага.

Ставший в городе Дербенте, в Кубинском владении и в Сальянах ханом, - Фатали-хан происходит с отцовской стороны из ро­да уцмиев Кайтагских, а мать его тоже дочь уцмия Ахмед-хана. Когда ему досталась власть в Дербенте, он усиленно стал укреп­лять узы родства с уцмием Кайтагским Амир-Гамзой и для этого женился на сестре уцмия Амир-Гамзы Тути-бике. Уцмий Амир-Гамза через некоторое время также захотел жениться на сестре Фатали-хана Хадижа-бике. Но так как Хадижа-бике раньше была засватана бакинским Мелик-Магомед-ханом, сыном Гаджи Мирза-Магомед-хана Первого, то желание уцмия Амир-Гамзы не было удовлетворено. По этой причине уцмий Амир-Гамза поссорил­ся с Фатали-Ханом и бакинским Мелик-Магомед-Ханом и при пос­ледовавших затем событиях предпринял меры, чтобы отомстить им. В частности, в то время, как Фатали-хан поехал из Дербента в Кубинский уезд, уцмий Амир-Гамза собрал значительную кон­ницу из населения Кайтагского округа и прибыл с нею в город Дербент. Явившись повидать бывшую там свою сестру Тути-бике, он под этим предлогом проник со своим отрядом в дербентскую цитадель Нарын-кала, захватил там всю домашнюю обстановку, пушки и прочее оружие Фатали-Хана и объявил, что он прибыл, найдя возможным управлять Дербентом, и дербентское общество должно повиноваться ему. Тогда жена Фатали-Хана, т. е. сестра уц­мия Амир-Гамзы, Тути-бике, сбежала от брата и посредством уп­реков склонила городское общество на свою сторону и не позволила им повиноваться уцмию Амир-Гамзе. В результате Фатали-Хан, собрав в Кубинском уезде войско, явился и осадил Дербентскую цитадель. Затем уцмий Амир-Гамза защищался бывшими в цита­дели пушками и ружьями в течение трех дней, а потом с захваченным в цитадели движимым имуществом ночью вышел из ворот, называемых Чарчи, и со своим отрядом вернулся в Кайтаг, а Фатали-Хан поселился в городе Дербенте.

Фатали-хан, видя, что с одной стороны Магомед-Хан, сын Чулак-Сурхай-Хана, ставший силой ханом в Кази-Кумухе и Кюринском, округе, стал ему врагом, а с другой - уцмий Амир-Гамза, снизившись с Табасаранскими майсумами и кадиями, настроен против него, Фатали-хана, очень враждебно, предпринял различные шаги, чтобы подружиться с шамхалом и даргинцами, и усилил свое влияние там. В частности, он привязал к себе даргинских старейшин щедростью и увещаниями, всегда брал их куда хотел и с их помощью долгое время благоприятно осуществлял свои жела­ния. В то же время Фатали-Хан склонил на свою сторону двоюрод­ного брата Кази-Кумухского Магомед-Хана по имени Ильдар-Бек и возвысил его, назначив своим наибом в городе Дербенте. Этот Ильдар-Бек был очень храбрый человек.

В 481 (1767) Фатали-Хан вступил в союз с Нухинским Гусейн-Ханом и они сговорились, собрав подвластные им народы, дви­нуться на Ширван, завоевать это владение и разделить между со­бой. Когда затем отсюда Фатали-Хан со своими сторонниками, а из Нухинского уезда Гусейн-Хан со своими сторонниками двину­лись на город Шемаху, правившие там два брата Магомед-Саид-Хан и Агаси-Хан, собрав сколько могли людей, приготовились сра­зиться с ними. Но Фатали-Хан и Гусейн-Хан обманули упомянутых местных ханов и под предлогом переговоров пригласили их к себе. Агаси-Хан отправился к Гусейн-Хану, а Магомед-Саид-Хан к Фатали-Хану. Тот арестовал прибывшего к нему Магомед-Саид-Хана, не­медленно по этапу отправил его в Дербент и там велел посадить в тюрьму. А Гусейн-Хан выколол глаза пришедшему к нему Агаси-Хану, выслал его с семьей на берег Куры и поселил в местности под названием Кутван. Затем Фатали-Хан и Гусейн-Хан завоевали и разделил между собой Ширванское владение. Но через некото­рое время Фатали-Хан отнял у Гусейн-Хана его долю. Тогда слепой Агаси-Хан и выколовший ему глаза Нухинский Гусейн-Хан, заклю­чив на этот раз союз, решили предпринять меры, чтобы отнять Ширван у Фатали-Хана и для этого привлекли в свой союз часть населения Ширвана. Для этого также они обратились за помощью к хану Аварского владения. На основании соглашения, из Аварии из селения Хунзах выступили в Ширван сыновья хана Пулач и Магомед-Мирза с собранным среди своего народа войском, а так­же Нухинский хан Гусейн-Хан и сообщник его слепой Агаси-Хан двинулись также в Ширван со своими сторонниками, собранными в Нухинском уезде. Против них Фатали-Хан со своим войском вы­ступил на границу своих владений и приготовился к битве. С обе­их сторон некоторые лица взялись за посредничество, и кое-как уже налаживался мир, как вдруг в это время другая группа лиц послужила причиной возникновения битвы и между ними произош­ло сражение. С каждой стороны было много убитых, в том числе были убиты оба сына Аварского хана Пулач и Магомед-Мирза, а их люди бежали обратно. Гусейн-Хан и Агаси-Хан, потерпев пора­жение, бежали - Гусейн-Хан в Нухинский уезд, а Агаси-Хан в свое местожительство на берегу Куры под названиеим Кутван и там успокоился.
Параграф первый.
В то время в Южной Табасарани некто по имени Шихали-бек Мирза-оглы из рода майсумов того района убил майсума Муртуз-али, сына майсума Магомеда и стал домогаться майсумства вмес­то него. Но уцмий и кадий с прочими старейшинами Табасарани, сговорившись, явились и назначили там майсумом немого сына уби­того майсума Муртузали, Норузбека, а его мать Ханум-бике Карахан-бек-кизы, назначили опекуном этого немого, при чем эта жен­щина на правах поверенной своего сына очень хорошо исполняла обязанности майсума. Убийца майсума Шихали-бек бежал из Та­басарани к Фатали-Хану и стал под его покровительство.
Параграф второй.

В 1187-(1773) году шамхал Хаспулат-Хан умер и в виду от­сутствия детей, оказывается, оставил завещание, чтобы после не­го шамхальство было передано сыну его сестры Буйнакскому пра­вителю Муртузали, сыну Мехти, сына Муртузали. Но сын брата того шамхала, Казанишский правитель Магомед, известный под прозвищем Беззубый, получил помощь от уцмия Амир-Гамзы, Авар­ского хана Нуцала сына Умахана и правителей Эндерийских. Си­лами народа, собранного ими, Беззубый Магомед низложил Мур­тузали с должности шамхала, выгнал из Тарки и сел на место шам­хала, получив прозвище Тишсиз-шамхал. Но по прошествии около месяца Фатали-Хан и акушинские народы помогли Муртузали силой отставили Беззубого шамхала и поселили в Тарки Муртуза­ли в должности шамхала, так как в те времена стало адатом в Дагестане назначать шамхалов всегда соответственно мнению акушинского народа111.


Параграф третий.

В 1188-(1774) году Аварский хан - Хунзахский житель Нуцал-Хан сын Умахана, собрав большое войско, приготовился идти войной на Ширванское владение ради мести Фатали-Хану за уби­тых в вышеупомянутой Ширванской битве сыновей хана по имени Пулач и Магомед-Мирза. В союз с Нуцал-Ханом также вступили проживавший на берегу Куры и бывший раньше в числе Ширванских ханов вышеупомянутый слепой Агаси-Хан с народом, какой мог собрать. И вот, когда Фатали-Хан был в отъезде в Карабаге, Нуцал-Хан и Агаси-Хан пошли и завладели Шемахой. Но Фатали-Хан подготовил большую силу, собрав войско среди Кубинского и Дербентского населения, попросив помощи у бакинского хана Мелик-Магомед-Хана и призвав его с войском в Ширванские преде­лы. Также по просьбе Фатали-хана о помощи много народу даргинского отправилось в Ширван и присоединилось к Фатали-хану.

Между двумя сторонами произошла жестокая битва выше старого города, в тесной местности, причем группы, собранные слепым Агаси-Ханом, бежали вместе с ним, а Нуцал-хан с отрядом, прибыв­шим с ним из Аварии, сильно и стойко оборонялся, но под конец был разбит и попросил Фатали-хана обеспечить безопасность. Фатали-хан обещал ему безопасность, приостановил сражение, пригла­сил его к себе в палатку, сел с ним и начал мирно разговаривать. В той же палатке был и бакинский хан Мелик-Магомед-хан. Затем бывшие около палатки даргинцы сделали знак Фатали-хану, поз­вали, его к себе и стали настаивать на необходимости как бы то ни было убить здесь Нуцал-хана. Фатали-хан тоже дал на это поз­воление и они тогда окружили палатку, вывели оттуда Мелик-Магомед-хана, а Нуцал-хана убили. Из его отряда большинство было убито, а остальные бежали и вернулись на родину.
Параграф, касающийся Гаудушакской битвы.

Когда в Ширване при вышеупомянутых обстоятельствах был убит Аварский хан Нуцал-хан, то дагестанские эмиры сговорились за это пойти войной против Фатали-хана и наказать его. А именно: Кайтагский уцмий Амир Гамза, Казикумухский хан Магомед-хан, Казанишский правитель Тишсиз-Магомед, который, пробыв в дол­жности шамхала около одного месяца, в свое время лишился этой должности благодаря Фатали-хану, и Табасаранские правители, собрав сколько могли войска, стянули их к берегу Самура, чтобы пойти на Кубинский уезд. Фатали-хан, собрав в Кубинском уезде войско, также выступил им навстречу. И вот в 1188 (1774) году в Кубинском уезде в степной местности, под названием Гаудушан, встретились обе группы; произошло жестокое сражение, с каждой стороны погибло много людей, причем группа Фатали-хана была разбита и рассеяна. Этот хан с частью людей бежал оттуда и. не будучи в силах даже задержаться в Кубинском уезде, ушел в Сальянское владение. Кази-Кумухский Магомед-хан завладел Кубинс­ким уездом и начал там осуществлять ханскую власть. Здесь был убит Казанишский правитель Тишсиз-Магомед, тело коего уцмий Амир-Гамза перевез оттуда с почестями и доставил в Казаниш. Также был убит здесь наиб Фатали-хана Кази-Кумухский Ильдар-бек. Убит был также состоявший при Фатали-хане Табасаранский Шихали-бек.

Уцмий Амир-Гамза-бек, возвращаясь с трупом Тишсиз-Магомеда, распустил слух, будто убит был там Фатали-хан, и что это его труп. Под таким предлогом уцмий Амир-Гамза, подойдя к Дербен­ту, хотел войти в город, и завладеть им. Но его сестра Тути-бике, жена Фатали хана, узнав, что ее муж жив, и что уцмий Амир-Гам­за подобно прежнему хочет хитростью войти в Дербент, велела за­переть Дербентские ворота, подготовила общество и остававшихся служащих к битве с уцмием, Амир-Гамзой и обнаружила мужество в деле защиты крепости. Амир-Гамза, после того как сразился с ними и доставил в Казанищ тело Тишсиз-Магомеда, собрал неко­торое конное войско и двинулся оттуда на Баку. Так как бакинс­кий хан Мелик-Магомед-хан со своими силами, засев в крепости, оборонялся стойко, то уцмий Амир-Гамза ничего не мог сделать: отбил табун лошадей и прочий скот Мелик-Магомед-хана и из об­щественного скота то, что вне города попало в руки и вернулся в Кайтаг.

Примечание: Разбитые в Гагудушанской битве кубинцы и прочие сторонники Фатали-хана, среди огорчений, причиненных им потерями, оказы­вается, утешались и были довольны смертью павшего с их стороны дер­бентского наиба казикумухца по имени Илъдар-бек, так как это был че­ловек, постоянно бывший причиной втягивания народа в подобные распри и кичившийся своей храбростью, так что один кубинец сказал тогда: «В Гаудушане наше войско было разбито, но все же смерть Ильдара стоит тысячи туманов». Это выражение, соответствовавшее создавшемуся настро­ению, стало общей притчей в народе.

Фатали-хан во время бегства из Гаудушана отправил из Шабрана бывшего с ним дербентца Мирза-бека Баятского в Россию, к тогдашней русской императрице Екатерине Второй, просить помо­щи у той державы. Потом через некоторое время Фатали-хан тай­ком от состоявшего ханом в Кубинском уезде Магомед-хана Казикумухского прошел из Шабрана через Мушкюрский магал и при­был в Дербент. И вот кубинское население узнав, что Фатали-хан жив, здоров, вернулся в Дербент и собирает силу, начало постепен­но отдаляться от бывшего в Кубинском уезде Магомед-хана и об­наружило ему неповиновение, так что и сам Магомед-хан увидел близость перемены, вышел из Кубинского уезда и добровольно вер­нулся в Кюринский округ и Кази-Кумух.

В 1189 году Гиджры, 1775 христ. эры, из России на помощь Фатали-Хану прибыл в Дербент отряд войска с генерал-майором Медем. Фатали-Хан, собравший также свое войско, и этот генерал со своим войском отправились в Сторону Башлы и сразились там с уцмием Амир-Гамзой. сторона уцмия Амир-Гамзы была разбита и бежала, причем с обеих сторон много людей погибло, а у побеж­денной стороны отняты были скот и вещи. Оттуда Фатали-Хан по­шел с войсками на Терекемейские селения, разрушил их и разграбил их имущество. Потом, вернувшись в Дербент, Фатали-Хан повел те войска в Кюринский округ, рассеял войска, собранные там Магомед-Ханом, и, разграбил много имущества в селениях того края. Затем Фатали-Хан отправился с теми войсками в Табасаран­ский округ, сразился с табасаранцами в местности под названием Калук, разбил их и, собрав там также добычу, вернулся в Дер­бент. Наконец, после упрочения Фатали-Хана в землях, бывших под его властью, упомянутый генерал со своим русским войском вернулся из Дербента в Кизляр112.

После ухода этого генерала, Фатали-Хан обрадовал уже семь лет сидевшего в Дербентской тюрьме Магомед-Саид-Хана, выпус­тил его на свободу, а также перевел его брата Агаси-Хана с Куры в Ширван, вернул им Ширванское владение, поселил Агаси-Хана в Алвенде, а Магомед-Саид-Хана в Аксу, но с условием подчинять­ся Фатали-Хану. Также Фатали-Хан много старания приложил, чтобы установить хорошие взаимоотношения с прочими дагестан­скими правителями.


Параграф, касающийся ограбления Ардебиля и Гянджи.

Кайтагский уцмий Амир-Гамза, собрав из своих людей и прочих дагестанцев до трех тысяч конницы, прошел через Дербент, Кубин­ский уезд и Ширван и двинулся на город Ардебиль. Перебив горо­жан, выступивших на защиту общества, он велел разграбить город, а потом с имуществом и обильной провизией повернул оттуда на Гянджу. Точно также разграбив город Гянджу и перебив там лю­дей, оказывавших сопротивление, он отправился в Нухинский уезд, оттуда прибыл по Ахтинской дороге, прошел через Кюринский ок­руг и Табасаран и вернулся в свое владение. Население чужих владений по дороге вместо сопротивления оказывало ему из-за страха почет и внимание.


Параграф седьмой.

Чтобы обезопасить себя со стороны уцмия Амир-Гамзы, Фата­ли-хан посредством какого-то одолжения заставил его племянника по имени Хан-Магомед отвернуться от него и сделал его покорным себе. Из Кубинского уезда Фатали-хан переселил сто раятских се­мейств, поселил их в местности в расстоянии трех фарсахов от го­рода Дербента и дал поселению название Хан-Мамед-Кала. Посе­лив там с ними упомянутого Хан-Магомеда, он создал на террито­рии уцмия Амир-Гамзы силу вроде охранного пункта для себя. И также одолжениями Фатали-хан переманил на свою сторону сы­на осуществлявшего ханскую власть в Казикумухском и Кюринс­ком округах Магомедхана по имени Шахмардан-бек, так как Ма­гомед-хан больше, чем Шахмардан-бека, любил другого своего сына - Сурхай-хана второго, рожденного дочерью Абдал-хана и на этой почве Шахмардан-бек был настолько недоволен отцом, что, отделившись от него, отправился к Фатали-хану и вступил в союз с ним. Тогда Фатали-хан передал этому Шахмардан-беку селения Гюнейского магала, относившегося раньше к Кубинскому уезду и магалы Кабирской и Кутуркюринский, относившиеся к Дербентс­кому владению, так что таким образом Фатали-хан между собою и Магомед-ханом сделал его сына Шахмардан-бека укрепленной преградой и обезопасил с его стороны свою границу.


Параграф, объясняющий убийство немого Майсума.

Как выше было сказано, в Южном Табасаране, после убийст­ва майсума Муртузали, его немой сын по имени Новруз-бек был назначен майсумом, и его мать Ханум-бике Карахан-бек-кизы, став поверенной своего сына, хорошо управляла его владением. Но в 1190 (1776) году Ханум-бике умерла, и один из родственников май­сума Али-Кули Саид-оглы, под предлогом исполнения службы, при­шел к немому майсуму и в один из дней убил его и двух его сы­новей. Этот Али-Кули убийца захватил власть майсума силой. Ко­гда же к нему присоединились лица, связанные с ним предшество­вавшим соглашением, этот убийца укрепился в управлении. Это­му Али-Кули помог также кадий Северного Табасарана Рустам-Кади. Но двоюродные братья Али-Кули, сыновья Шихали-бека, Мамед-Гусейн-бек, Зохраб-бек. Шамхал-бек и Мустафа-бек отпра­вились к Фатали-хану в надежде на его помощь в этом случае, в виду гибели их отца на его службе в Гаудушанской битве, и про­сили его дать им майсумскую власть, отняв ее у Али-Кули. Через некоторое время Фатали-хан под каким-то предлогом зазвал май­сума Али-Кули в Дербент, арестовал его там и отправил в Сальян. Затем, вступив с войском в Табасаран, он вручил власть май­сума старшему по возрасту из четырех братьев Мамед-Гусейн-беку и поселил его в селении Джараг, причем после его смерти май­сумом стал брат его Зохраб.



Пояснение. По преданию отцов и дедов известно, что поставленные над мусульманами в Табасаранском округе майсумы и кадии, а после них их потомки, осуществляли управление, живя в одном селении, но в послед­нее время, когда они, живя в селении Хучни, управляли по соглашению, среди них произошел раскол и табасаранский народ, собравшись, выселил оттуда майсумов в селение Джараг, а кадиев в селение Зиль, причем, разделив также страну, вручил северную часть кадиям, а, южную – майсумам, и установил между ними мир.113.
Параграф относительно отправки Фатали-ханом войска из Дагестана в Гилян.

После смерти Надир-шаха, лет тридцать Персидское царство находилось под управлением некоего Керим-хана Зенда, который, назвавшись титулом поверенного иранского населения (векил), со­ответствующим образом управлял страной. Но после его смерти там возникли распри из-за власти, причем, из числа лиц, выступив­ших с притязанием на власть, Ага Магомед-хан Каджар приобрел влияние и силу и победил некоторых своих противников. Один из числа последних, правитель Гиляна Гидаятулла-хан, в 494 (1780) году, прибыв в Кубу, попросил помощи у Фатали-хана для возвра­щения Гилянского управления, отнятого у него Ага-Магомед-ханом. На этом основании Фатали-хан собрал из своих людей до девяти тысяч человек войска и послал их с дербентцем Мирза-беком Баятским в сопровождении Гидаятулла-хана в его владение. Водво­рив его там в столичном его городе Реште, Мирзабек с взятым им войском вернулся назад.


Параграф десятый.

В 1199 (1785) году, когда по смерти дагестанского шамхала Муртузали должность шамхала перешла к его младшему брату по имени Магомед, Фатали-хан, подружившись с этим шамхалом Ма­гомедом и желая больше сблизиться с ним, засватал его дочь по имени Гичи-бике за своего сына Ахмед-ага. В 1201 (1787) году не­веста была привезена в Дербент с полным почетом и бракосочета­ние супругов состоялось при больших пиршествах. В этом году уцмий Амир-Гамза умер и Кайтагское уцмийство досталось его бра­ту по имени Устар-хан.


Параграф одиннадцатый.

В Аварии занимавшие место хана раньше назывались прозви­щем нуцал, а в последнее время упоминаются и известны под ти­тулом хан. С момента распространения ислама и до двенадцатого (18-го) века они особой храбрости или подвигов не выявили, но с этой даты ими проявлены преобладающая сила и влияние. Так, племянник, он же свояк убитого в Ширване Нуцал-хана, по имени Умахан, будучи ханом в Аварии, на все края имел политическое влияние. (По поводу имени Умахана и этого же имени других лиц из их рода, некоторые передают, что Умахан взято от имени Омар-хан, как искажение в употреблении. Я считаю это толкование пра­вильным, так как в Дагестане искажения бывают часто и даже имя Магомед употребляется в форме Мухама). Этот Умахан искал слу­чая и готовился отомстить Фатали-хану за своих убитых при про­шлых событиях дядю Нуцал-хана и ханских сыновей по имени Пулач и Магомед-Мирза. Хотя Фатали-хан из арестованных им рань­ше Ширванских ханов Магомед-Саид-хана и его брата слепого Агаси-хана вернул туда и поселил в их владениях, но они не были на положении самостоятельных правителей, а были вынуждены управ­лять под властью Фатали-хана. Так вот однажды, когда Фатали-хан поехал в Ширван и поселился в городе Аксу, упомянутый Ума­хан отправился с войском своим из Аварии и окружил тот город. Фатали-хан, оказалось, также предпринял свои меры предосторожности, так что, хотя в течение девятимесячной осады между ними происходило неопределенное число сражений, победа не достава­лась ни одной стороне, и в конце между ними состоялось там со­глашение, чтобы Умахану оттуда вернуться и не враждовать боль­ше с Фатали-ханом и чтобы Фатали-хан кроме уплаты ему там имущества и денег, уплачивал ему ежегодно доходы с Сальянского владения. Точно также Фатали-хан должен был выдать за него за­муж свою дочь Пери-Джихан-ханум. Неизвестно сколько имуще­ства и денег досталось там Умахану от Фатали-хана и досталось ли ему потом что-нибудь из Сальянских доходов, но известно, что дочь Фатали-хана не стала его женой, так как вследствие малоле­тия этой засватанной Пери-Джихан-ханум Фатали-хан-кизы в тот момент ее замужество не было возможно, а потом ее судьба реши­лась не с Умаханом, а на ней женился в 1211 (1796) году уже пос­ле смерти Фатали-хана шамхал Мехти.

Когда Фатали-Хан таким образом избавился от Умахана, он доподлинно узнал, что привод его из Аварии дело рук поселенных им в Ширване Магомед-Саид-Хана и его брата слепого Агаси-Ха-на, которые и помогали ему. Поэтому Фатали-Хан арестовал этих двух ханов с двумя сыновьями каждого, всех их шестерых послал арестованными в Баку и там велел их убить. Из остальных их ширванских родственников кроме некоторых, спасшихся бегством в Карабаг, прочих он преследовал разными притеснениями и истя­заниями. Между прочим, он ослепил и пустил даже трех оставав­шихся в живых сыновей убитого слепого Агаси, не считая двух его сыновей, убитых с ним. И вот, когда Фатали-хан такими разного рода насилиями подверг преследованию этот род (который назы­вался Ал-серкяр) и другие роды, то те бежали оттуда к хану Нухинского уезда Магомед-Гасан-хану сыну Гусейн-хана и просили его помочь им сорвать злобу на Фатали-хане. Так как Фатали-хан причинил кое-какие неприятности и отцу Магомед-Гасан-хана, раз­бил его несколько раз и потому он был также зол на Фатали-ха­на, то Магомед-Гасан-хан написал по этому поводу письмо Дженгутайскому правителю Али-Султан-беку, сыну Мехти-бека, с прось­бой о помощи и этот правитель с конницей, сколько мог собрать в Дагестане, отправился в Нухинский уезд, вступил с Магомед-Гасан-Ханом в союз, двинулся с ним и с его войском в Ширван и они осадили Фатали-хана в городе Аксу. Но Фатали-хан, отстояв го­род с наличным там войском, попросил помощи у дагестанского шамхала. Шамхал на помощь Фатали-хану выслал в город Аксу с войском своего сына по имени Мехти. И вот в Аксу между ними произошла жестокая битва, причем, сторона Магомед-Гасан-хана и Дженгутайского правителя Али-Султана была побеждена и рас­сеяна. Магомед-Гасан-хан бежал оттуда в Нухинский уезд, а Али Султан, благодаря заступничеству Мехти, сына шамхала, избавился от "смерти и плена и здравым вернулся на родину. Но из его от­ряда много людей пострадало в качестве погибших и увечных, а также из отряда Магомед-Гасан-хана многие погибли и претер­пели.

Параграф, касающийся выступления Фатали-хана с войском на город Ардебиль в качестве претендента на персидский трон.

В 1201 году Гиджры (1788) Фатали-хан, собрав из своих людей какое мог войско и взяв с собой правителей владений Талышинского, Муганского и Шахсеванского, приготовился двинуться в Ар-дебильский уезд. Цель его заключалась в том, чтобы, явившись туда и подготовив в том краю себе помощь, захватить власть в Иране и взять в свое владение это царство, ставшее спорным после смерти Зенд Керим-хана. С этой целью Фатали-хан склонил в том вопросе на свою сторону всех бывших у Иранских границ правите­лей, старейшин и разные племена, причем, хотя Карабагский хан Ибрагим-хан, полагаясь на неприступность населенных пунктов своего владения, и не вступил с ним в союз, но степняки из соста­ва подчиненных ему обществ, покорились Фатали-хану и вступили с ним в союз. Фатали-хан также пригласил на совещание тогдашне­го грузинского правителя Ираклий-хана и тот послал к Фатали-хану от себя и своего рода некоего Садык-бека, через посредство коего и он стал союзником в этом деле. (Садык-бек происходил из рода грузинского правителя, а так как девятый его предок во вре­мя господства иранских шахов принял ислам, то он был мусульма­нином по происхождению). Также и нухинский хан Магомед-Гасан-хан, раскаявшись в прошлых войнах с Фатали-ханом, помирился с ним и тоже стал с ним союзником в этом деле. Он через свою же­ну (сестру Фатали-хана) даже пригласил Фатали-хана в Нуху в гости и вступил с ним в полное соглашение. В заключение Фатали-хан с большой толпой, какую мог собрать, двинулся из Нухи в гор. Гянджу, причем тамошний хан Джавад-хан, сын Шахверди-хана Зияд-оглы, из рода Каджар, вместе с вельможами своего владения встретил Фатали-хана на берегу Куры с почетом, привез его и ока­зал ему большое внимание в Гянджинской цитадели. Оттуда Фата­ли-хан взял его с его отрядом, встретился у Шамхора с грузинс­ким правителем Ираклий-ханом и они в тайном свидании довер­шили свои совещания, после чего нашли необходимым несколько отсрочить предполагавшийся поход и признали целесообразным предварительно войти посредством писем в соглашение также на иранской территории с карадагскими и тавризскими заправилами и с гилянским правителем по имени Гидаят-хан, который когда-то просил помощи у Фатали-хана. И Фатали-хан вернулся оттуда в Ширван и весьма усердно занялся подготовкой необходимых для дела мероприятий. Однако решение Аллаха иначе осуществилось; он тогда заболел какою-то затяжной болезнью, переехал оттуда в Баку, поселился у бывшей там своей сестры, после чего в 1203 (1789) году в 23 день марта месяца там отправился в вечность, бу­дучи в возрасте пятидесяти четырех лет.

В том же году умер и казикумухский хан Магомед-хан и ханом в казикумухском и кюринском округах стал его сын Сурхай-хан второй. Этому хану было присвоено также прозвище «Хан-бутай» и «Кумбутай», и в некоторых документах он упоминается под этими именами. Причина наименования та, что он был тезкой своему де­душке Сурхай-хану, и потому его называли Хан-бутай, что означа­ет - дедушка-хан. Называли также кумбутай, что означает боль­шой дедушка, так как по казикумухски кун значит - большой, а бутай - дедушка.

После смерти Фатали-хана его старший сын Ахмед-ага стал вместо него ханом под именем Ахмед-хан. Но как только власть перешла к этому Ахмед-хану, три брата из ширванского населения, бежавшие когда-то в Турцию, Аскер-бек, Касум-бек и Мустафа-бек явились к нухинскому хану Магомед-Гасан-хану, взяли у него войско и завладели Ширваном, причем, Магомед-Гасан хан послал и свое войско во главе со своим поверенным, родственником Нанаф-беком, сыном Гаджи Мамедали-хана. Затем завоеванное владение Магомед-Гасан-хан дал разделить между упомянутыми лицами и устроил соглашение на том, чтобы Манаф-бек завладел городом Аксу, а три брата остальной территорией Ширвана, причем, сам Магомед-Гасан-хан, прибыв туда, лично распорядился этими де­лами и вернулся в Нухинский уезд.

Как только Магомед-Гасан-хан вернулся оттуда, те три брата и прочие их родичи, называвшиеся Ал-серкяр, сговорившись, уби­ли поселившегося в Аксу Манаф-бека и на его место назначили от себя Аскер-хана, сына Магомед-Саид-хана. Тогда Магомед-Гасан-хан в гневе на них предложил Ахмед-хану, сыну Фатали-хана, вы­ступить с войском своим на Ширван с этой стороны, а что сам он выступит со своим войском со стороны Нухинского уезда и потом они вернут управление страной Ахмед-хану. Положившись на это, Ахмед-хан, сын Фатали-хана, собрал много народу из дербентцев, кубинцев и прочих дагестанских лезгин п двинулся в Ширван. Так­же прибыл туда из Нухинского уезда Магомед-Гасан-хан со своим войском. Эти союзники Ахмед-хан и Магомед-Гасан-хан осадили бывшего в городе Аксу Аскер-хана с его отрядом и прижали его. Но Аскер-хан собрал там около пяти тысяч туманов денег, роздал эти деньги через тайных посредников главарям бывших там лез­гин в качестве взятки, и те вернулись оттуда, выдвинув разные предлоги, что время жаркое и если они останутся там несколько дней, то все погибнут от болезни лихорадки. Вернулся также Маго­мед-Гасан-хан. Наконец и Ахмед-хан вернулся в Кубинский уезд

А через некоторое время умер, причем на ханство вступил его младший брат тринадцатилетний Шихали-хан, а делами управле­ния ведали его правители и министры.

В 1206 (1792) году умер Кайтагский уцмий Устар-хан, и на его место из его родственников уцмием стал Алибек, сын Амир-Гамзы.

Аскар-хан, ставший ханом в Аксу после убийства Манаф-бека и отвлекший от себя войска такою большою взяткой, ханствовал полтора года. Потом общество его отставило и сделало ханом его брата Касум-бека. Отставленный Аскер-хан бежал к Нухинскому хану Магомед-Гасан-хану, просил у него помощи, но там и остал­ся. Однако, через некоторое время общество Аксу, обиженное так­же Касум-ханом, пожелало отставить его и назначить другое лицо, но Касум-хан послал оттуда в Дагестан к шамхалу Тарковскому человека и письмо с просьбой о помощи и шамхал послал в город Аксу для охраны Касум-хана своего сына по имени Шахбаз-бек с значительным войском. Тогда Касум-хан сильно притеснил обще­ство, насильно дал в гости в, жительские дома всадников, прибыв­ших от шамхала, велел обществу оплачивать их расходы и этим оттолкнул от себя население. Поэтому, как только сын шамхала со своим отрядом вернулся оттуда, все общество, сговорившись, отста­вило Касум-хана и сделало себе ханом другого его брата Мустафа-бека. Отставленный Касум-хан бежал оттуда в Кубинский уезд и поселился здесь.
Параграф тринадцатый

В 1207 (1793) г. казикумухский и кюринский хан Сурхай-хан второй вступил в соглашение с упомянутым Мустафа-ханом и Ареш-ским повелителем Шахабуддином и они решили отнять Нухинский уезд у тамошнего Магомед-Гасан-хана и разделить его между со­бой. По этому соглашению три союзника двинулись на Нухинский уезд с отрядами, какие смогли собрать, но Магомед-Гасан-хан, со­брав для себя войско из нухинского населения и джарских лезгин, разбил тех правителей поочереди и заставил их удалиться оттуда. Когда Сурхай-хан вернулся в свое владение, а Мустафа-хан в свое владение, Магомед-Гасан-хан особенно притеснил Арешского сул­тана Шахабуддина и принудил его покориться ему. Даже когда тот, отказавшись, от своего владения и отправляясь на богомолье, приехал в город Нуху, Магомед-Гасан-хан велел там его убить.


Параграф четырнадцатый.

Вышеупомянутый Касум-хан, который бежал в Кубинский уезд, обратился за помощью к кубинскому и дербентскому хану Шихали-хану для отнятия у его брата Мустафа-хана его владения. Тогда Шихали-хан сделал соответствующее предложение нухинскому ха­ну Магомед-Гасан-хану и вовлек его в это предприятие, так что в назначенное между ними время Магомед-Гасан-хан со своим вой­ском из Нухинского уезда, а Шихали-хан с упомянутым Касум-ханом и своим войском из Дагестана отправились в Ширван и осади­ли в городе Аксу Мустафа-хана с его отрядом. Но время этой оса­ды затянулось, и в то время случайно выпало много дождей, так что войска вне города подвергались лишениям и начали сами расхо­диться. В то же время из отряда Мустафа-хана из числа осажден­ных в городе лиц правитель Сагдарского магала Омар-Султан с некоторой своей частью сделал вылазку и рассеял бывшие там вой­ска. После того как обе стороны понесли значительные потери, Ма­гомед-Гасан-хан и Шихали-хан вернулись к себе домой, а Касум-хан переселился с семьей и на границе между Кубинским и Нухинским уездами устроил себе жилище, где и поселился со своими при­верженцами.



В 1209 (1795) году умер Катагайский уцмий Алибек и на его место на уцмийство был назначен114 Рустам-хан, сын Султана, сы­на Магомед-хана, сына Ахмед-хана. Этот Рустам-хан имел прозви­ще Мамай.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница