Составил Мирза Гасан-Эфенди сын Гаджи Абдулла-Эфенди Алкадари Дагестани Перевод и примечания али гасанова махач 1929 кала слово об алкадари



страница2/12
Дата24.04.2016
Размер2.68 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12
ГЛАВА 1-ая.

О событиях в Дагестане после появления Ислама и до эпохи Хромого Тимура.

О том, когда именно истинная религия мусульманская пришла в Дагестан, между арабскими историками возникло некоторое раз­ногласие, а именно: историк Ибн-Кесир в «Истории начала и кон­ца» пишет, что проникновение ислама в Дагестанские окраины на­чалось по одному рассказу в царствование Омара Ибн Хаттаба, да будет он угоден аллаху, в 22 году Гиджры, 643 году русском, а по другому рассказу в царствование Османа Ибн-Аффана, да бу­дет он угоден аллаху, в 32 году Гиджры. Когда бы ни было нача­ло, но по приказу халифа того времени Сурака бен Амр, по проз­вищу Зуннун, двинулся сюда с мусульманским войском со стороны Армении.

Командиром авангарда был Абдурахман бен Рабиа, и этот Абдурахман также имел прозвище Зуннун. Командиром одного кры­ла войска был Хузайфа бен Асад, а другого Бекир бен Абдулла. Заведующим снабжением был брат упомянутого Абдурахмана, Салман бен Рабиа. Когда в таком порядке Сурака достиг границ Армении, то между ним и царем Армении Шахрияром начались мирные переговоры и был составлен мирный договор, который был послан халифу. Неизвестно: на каких условиях он был заключен, но Сурака оттуда прошел без боя, двинулся в сторону Дагестана, завладел Дербентом и начал войну с племенами и группами, жив­шими к северу, и к западу от его окраин, в особенности с хазара­ми, которые, будучи могущественны и владея теми странами, име­ли большие силы в Баланджаре (в Тарки36) и его окрестностях. Между тем от халифа того времени прибыло из Сирии на помощь еще некоторое количество войска из сирийцев. Командиром этого отряда был сириец Хабиб бен Маслама. И вот здесь главнокоман­дующий, упомянутый Сурака, умер и на его место по приказу ха­лифа главнокомандующим был назначен Абдурахман бен Рабиа. По прошествии значительного времени в битве с хазарами около сел. Тарки Абдурахман пал в бою и там же пали многие мусуль­мане; но уцелевшие воины того отряда уложили тело Абдурахмана в гроб и похоронили в той стране, так что впоследствии его моги­ла для мусульман стала местом поклонения. Однако Ибн-Кесир не пишет определенно, где эта могила, а также и в этих краях нет достоверно знающих ее. Вероятно, он тогда был похоронен на се­верной стороне Дербента на кладбище павших за веру, известном под названием «Кирхляр», и затем, когда здесь же были погребе­ны мусульмане, павшие за веру впоследствии, он очутился на одном с ними кладбище, ставшем священным саркофагом и местом поклонения для мусульман.

После того как Абдурахман умер, из уцелевших воинов сирий­цы, прибывшие позже в подкрепление со своим Хабибом, захотели, чтобы главнокомандующим стал Хабиб, но воевавшие здесь рань­ше них куфийцы захотели, чтобы главнокомандующим стал быв­ший здесь брат Абдурахмана, вышеупомянутый Салман бен Рабиа. На этой почве в мусульманском войске произошел раскол, дошед­ший до сражения одной партии с другой. Время этого раскола ис­торики приурочивают к эпохе царствования почтенного Османа, так как это явствует из стихотворения, написанного одним куфийцем во время этой усобицы сирийцам37:


Если вы нападете на Салмана, то мы нападаем на вашего Хабиба.

Если вы вернетесь к Ибн-Аффану38, то и мы вернемся.

Если судить по справедливости, то фронт этот есть фронт нашего вождя.

И он вождь, к которому прислушиваются племена,

Мы владеем границами, мы их защитники,

Ночами сражавшиеся за каждый порученный нам проход.


Почтенный Ибн-Кесир рассказывает, кто, когда, наконец меж­ду мусульманскими отрядами оказалось возможным примирение, главнокомандующим над ними стал Салман бен Рабиа. Он пишет также, что этот раскол, произошедший здесь между сирийцами, и куфийцами, был первым из расколов, возникавших среди мусуль­ман. В общем, когда Салман стал главнокомандующим, между му­сульманами и хазарами произошли ожесточенные битвы около сел. Тарки и здесь Салман и с ним многие воины пали за веру. Уцелев­шие мусульмане, потерпев жестокое поражение, бежали оттуда назад, но взяли с собой тела Салмана и его товарищей и похоро­нили их на северной окраине Дербента на известном священном кладбище Кирхляре, да будет к ним милостив аллах. Рассеевшиеся остатки войск разбрелись оттуда, некоторые мимо Армении вернулись в Сирию, а большинство ушло в Туркестан, Джирджан и Джилан (Джирджан и Джилан арабизированные Гиркания и Гилян). В числе последних находились из лиц, достойных уважения, мир им, Абу Хурейра и Салман Фарис39, да будет к ним милостив аллах.

Примечание: В «Гюлистан-Ирем», а также в некоторых тюркских источ­никах и в «Дербент-наме» написано, будто на Дербентском Кирхлярском кладбище похоронены Салман и Рабиа с другими павшими за веру. Но это ошибка, потому что Рабиа - отец Салмана и Абдурахмана не приезжал в эти край. Надо было вместо того написать, что похоронен Салман бен40 Рабиа, или же, пропустив слово сын на персидский и тюркский манер, похоронен Салман Рабиа, так как пропуск слова сын у них общепринят. Напр., Саида бен Вакаса называют Саад Вакас, а Рустама бен Зала - Рустем-Зал.

После ухода из Дагестана войск Салмана хазары, достигнув своей цели, установили в этих краях свою власть. Затем до 42 г. Гиджры (662) нет известий о приходе сюда войск мусульманских халифов. А в этом году, по словам Ибн-Кесира, прибыл в эти края мусульманский отряд, который имел сражения с хазарами и вер­нулся отсюда в Сирию с богатой добычей. Это произошло в царст­вование Моавия бен Абу-Суфьяна.

После этого события вплоть до 89 (703) года нет известия об отправке сюда войск со стороны мусульман. В последнем же году в царствование Валида бен Абдул-Мелика сюда по его приказу совершил поход с большим войском Кутейба бен Муслим, который, как пишет Ибн-Кесир, отнял здесь у хазар многие города и кре­пости, а потом вернулся обратно с богатой добычей41.

Также Ибн-Кесир пишет, что 91 (710) году упомянутый Валид бен Абдул-Мелик послал с войском в Дагестан своего брата Масламу бен Абдул-Мелик, но и этот Маслама на этот раз после по­бед, одержанных в этих краях в битвах с хазарами, вернулся от­сюда в Сирию с большой добычей.

Также Ибн-Кесир пишет, что в 105 (724) году, в царствование Язида бен Абдул-Мелика, сюда по его приказу был совершен по­ход под предводительством Джарраха бен Абдуллы Хакеми. Но и на этот раз мусульманские войска, собрав добычу, вернулись от­сюда в Сирию.

Также Ибн-Кесир пишет, что, когда власть над мусульманами перешла к Гишаму бен Абдул-Мелику, то по его приказу упомяну­тый его брат Маслама бен Абдул-Мелик прибыл сюда с войском, повоевал немного, и с большой добычей вернулся в Сирию. После того хазары со своими войсками направились из Дербента на юг и, покоряя все округа, дошли до Ардебиля. Между бывшим там в то время Джаррахом бен Абдуллой и хазарами произошло сраже­ние около Ардебиля. В этой битве Джаррах был убит и его войска рассеялись. Когда слух об этих, событиях дошел до Гишама бен Абдул-Мелика, он снова заставил собрать большие отряды и с ни­ми в 112 (730) году послал сюда упомянутого своего брата Масламу бен Абдул-Мелик. На этот раз Маслама прошел через Дербент и отнял у хазар все округа и города вплоть до Баланджара (Тар-ки). В происходивших при этом сражениях был убит также сын хазарского царя. На этот раз Маслама бен Абдул-Мелик, желая превратить Дагестан в мусульманскую страну, позаботился поста­вить здесь в разных местах мусульманские отряды, назначить ко­мендантов и принять меры к выполнению необходимых распоряже­ний. В итоге в 115 (733) году благодаря целесообразным распоряжениям и проницательным мероприятиям этого самого Масламы, покорение Дагестана было закончено42. По его же приказанию были назначены кадии и ученые для обучения исламу населения деревень и городов, а также правители и старейшины для управ­ления ими, и были построены мечети и минареты. Хвала Аллаху великому за это, и да будет бог милостив к нему, к сражавшимся вместе с ним за веру и к их верным спутникам во веки веков.

Примечание. Как выше выяснилось, завоевателем Дагестана был Маслама бен Абдул-Мелик. Но по молве, распространенной среди мусульман и не мусульман, этому завоевателю присваивается имя Абу-Муслим. По поводу присвоения ему этого прозвища критики разноречивы: некоторые объясняют, что-де этот почтенным Маслама в действительности имея так­же прозвище Абу-Муслим, под каковым он и стал известен в этих стра­нах, а некоторые пишут, что здесь ему с самого начала было, несомнен­но - по ошибке, присвоено имя Аба-Мушим, которое так и сохранилось в предании. Во всяком случае завоевателем Дагестана был этот почтенный Маслама бен Абдул-Мелик. Умер он в 121 (739) году в Сирии в местности Хайут, да будет к нему благость и милость. Историк Ибн-Кесир пи­шет, что упомянутый Маслама был великий полководец, обладавший со­вершенством, известный храбростью и равный почтенному Халиду бен Ва­лиду, да будет к нему милостив бог.

Если, говорят, что помимо него другой Абумуслим является за­воевателем, то это наверно, так как кроме него было выступавших два ли­ца по имени Абумуслим, но ни один из них не мог в то время отправить­ся в Дагестан. А именно один - это тот Абумуслим, который в 129 (747) году, выступив из Хорасан содействовав переходу власти от Омейядов к Аббасидам. Его походы ограничились теми краями, а в Дагестан ни одно­го его похода не было. Другой же тот Шейх Абумуслим, который в пя­том веке Гиджры*3) прибыл сюда с семьею из Аравии, занялся в Дагестан­е обучением религии и распространением шариата и под конец умер в Аравии в центральном селении Хунзаке, где его могила, стала известным местом поклонения.

Исключительное известие

Автор «Гюлистани-Ирем» заимствуя из истории Кятиб Челеби44 рассказывает, что когда Абумуслим (почтенный Маслама) был за­нят покорением Дагестана, мусульманский падишах того времени и брат упомянутого завоевателя - Гишам бен Абдул-Мелик при­был в Дагестан, лично наблюдал присходившие здесь события, и что по просьбе лиц, принявших здесь новую религию ислам45), Ги­шам оставил у них на хранение свою саблю и велел ее положить в какую-то пещеру, чтобы она была памятью о нем. Поэтому те лица и их потомки почитали ту пещеру и охраняли там ту саблю.

Я позволю себе сказать, что теперь подтверждением этого из­вестия может служить то, что в Северной Табасарани в Кыракском магале в селении Чордаф есть пещера, в которой находится какое-_ то оружие вроде кинжала. Местное население говорит, что это кин­жал Абумуслима завоевателя и они всегда свою поминальную милостыню приносят туда во имя Абумуслима и раздают. В настоя­щее время этот кинжал хранится в доме одного благонадежного жителя селения Чордаф, дабы кто-нибудь его не украл из пещеры. Кроме этого случая здесь почитания сабли нет. Покойный Абас-Кули-Ага, в порядке толкования, пишет, что, вероятно, Кятиб-Челебк сообщает это, услыхав о кинжале, как о сабле.
Мероприятия завоевателя Абумуслима в Дагестане

Взяв Дербент, Абумуслим построил там великолепную беспо­добную соборную мечеть, сохранившуюся до сих пор и, кроме того, в отдельных магалах построил маленькие мечети. В Кайтаге и Табасарани он построил мечети в разных местах. Тоже самое и в Даргинском округе, и, в частности, как передают, в городе Акуше большая мечеть была построена во имя его. Так же в Кюринском округе он приказал построить мечеть в селениях Рича, Фита и Кучхюр и эти мечети в настоящее время известны среди населения н упоминаются, как связанные с именем самого Абумуслима, как по­строенные его именем. Также и в Самурском округе он построил мечети, причем в большом селении Ахты построенную от его име­ни мечеть называют мечетью Абумуслима. В том же округе в се­лении Кар-Кюрта есть великолепная мечеть, построенная в его время и его именем. Также в Казикумухском округе, в частности, в городе Кумухе большая соборная мечеть построена и названа его именем. И также в остальных районах Дагестана, как-то: Аварс­ком, Сюргинском, Цудахарском и других46.

В «Дербент-маме» написано, что, когда Абумуслим, взяв Дербент, построил мечети и утвердил религию ислам, то он разбил город на 7 магалов и в каждом; магале поселил группы из мусульман, при­веденных им с собой. Кроме большой соборной мечети каждая ме­четь, построенная в магале, была названа сообразно происхожде­нию поселенных в том магале воинов. Например в одном магале были поселены мосульцы, и их мечети присвоено было наименова­ние мосульской. В магале, в котором поселены были палестинцы, мечеть названа была палестинской. В магале, где поселены были дамасские выходцы, мечеть была названа дамасскою. В магале, где поселены были хамецы, мечеть была названа хамсскою. В ма­гале, где поселены были иорданцы, мечеть была названа иорданс­кой. В магале, где поселены были месопотамцы, мечеть названа была мессопотамской. Соборная же мечеть, бывшая в одном из ма­галов, так и названа соборной мечетью. Кроме того, Абумуслим, сделав в Дагестане в разных местах необходимые распоряжения, назначил для всей Дагестанской страны на должность правителя одного бывшего при нем в этом походе потомка почтенного Аббаса, да будет милостив к нему аллах, уважаемого дяди великого нашего пророка, да будет над ним и его народом благословение и благо­денствие. Этот правитель известен под именем Шамхала и он сын Абдуллы, сына Касыма, сына Абдуллы, сына Аббаса. В отношении упомянутого его имени историки разноречивы. Некоторые пишут, Шахлал, с искажением стало Шамхал. Некоторые же пишут, что так как это лицо было жителем Сирии (Шам) селения Хал, то оба эти названия были соединены и, таким образом, ему присвое­но было имя Шамхал. В результате вошло в обыкновение этим име­нем называть после него всякого, из его потомков, занимавшего должность правителя Дагестана и, таким образом, его имя превра­тилось в название должности.

Этому правителю Абумуслим назначил резиденцией город Кази-Кумух. Причина, почему Абумуслим Кази-Кумухскому народу дал прозвище «гази», в том, что как выше было сказано, они не от­казались сопутствовать ему и воевали с аварским народом для рас­пространения религии, так как до того времени царствовавшие в Аварии лица, имевшие резиденцией своей Хунзах, а старший из них именовался прозвищем «нуцал», были христиане и выступили войной, не желая принять ислам. В виду этого Абумуслим остерег­ся дать из них даже принявшим ислам какую-либо в Дагестане большую должность вроде правителя. Из них он нашел возможным оставить только правителя собственно в Аварии в звании нуцала и распорядился, чтобы нуцалы во всяком деле повиновались Шамхалу47.

Также Абумуслим назначил из своего племени Амир-Гамзу старшим правителем в Кайтагский район, а при нем поставил дру­гих лиц и отряд из арабов. Первоначальное их местожительство и теперь называется «Кара-Корейш», или иначе «Кала-Корейш», причем первое название есть сокращенное из слов Карьян-Корейш, а второе из Калаи-Корейш48). По преданию рассказывают, что кайтагцы также без войны приняли религию ислам и Абумус­лим с ними тоже обошелся хорошо. И вошло в обыкновение прис­ваивать прозвище Усми каждому назначавшемуся правителем в этот район из потомков упомянутого Амир-Гамзы. Относительно причины присвоения этого прозвища некоторые пишут, что оно про­изошло от изменения слова исми, а исми в арабском языке, буду­чи производным от исм49, относится к обозначениям похвалы, вро­де именитого и известного.

Также Абумуслим в Табасаранском районе назначил правите­лем одного из состава бывших при нем почтенных старейшин Ма­гомеда, известного под именем Майсум, и вот всякого, кто из его рода становился там правителем, вошло в обыкновение называть прозвищем Майсум. По значению слово Майсум, как известно, относится к похвальным эпитетам50. Точно также Абумуслим назна­чил в Табасаранский район из ученых, прибывших с ним из Аравии, двух лиц кадиями для обучения народа предписаниям ислама и для решения дел по шариату и установил, чтобы Майсум правил делами по соглашению с этими кадиями. Прозвище кади, которое стали давать впоследствии лицу, достигавшему власти в Табасарани, из рода тех кадиев, произошло от слова казий51 путем искаже­ния. Также Абумуслим назначил кадиями в Акушу, Цудахар, Сюрги, Кази-Кумух и Андалял подходящих лиц из бывших при нем ученых52, и впоследствии из их потомков также получились ста­рейшины с прозвищем кади. Рассказывают, что в Кюринском ок­руге, в селении, теперь называющемся Кура53, Абумуслимом был поставлен один ученый и правитель, называвшийся Халифа; дру­гое имя его неизвестно. В настоящее время в том селении из его предметов одеяния осталась обувь на одну ногу, нечто вроде одной галоши, к эта вещь хранится с уважением, как памятник. В этом селении есть также следы построек вроде старой крепости. Но ник­то не слыхал, чтобы там из его рода кто-нибудь был известен, как ставший правителем. Даже о его собственном существовании, кро­ме кюринцев, никто из жителей других районов не рассказывает, или какой-либо достоверный историк не пишет.

Также Абумуслим, назначив правителя города Дербента, оста­вил при нем отряд из воинов и, наложив в Дагестане подати на население каждого района, приказал, чтобы все сборы доставля­лись и расходовались по распоряжению Шамхала, и чтобы населе­ние и правители упомянутых районов повиновались Шамхалу, а каждого, кто ему воспротивится, пусть дербентский правитель, взяв с собой необходимое количество войска, усмирит и приведет в повиновение Шамхалу54.

Рассказывают, что селение Арабляр, находящееся в окрестнос­тях Дербента, было местожительством стоявших здесь в то вре­мя арабов. Точно также есть несколько таких же селений, называ­емых Арабляр, в Кубинском, Шемахинском и Нухинском уездах. Также в Самурском округе было местожительством арабов селе­ние Куруш, название коего Куруш произошло от искажения назва­ния племени Корейш. Даже в северной Табасарани предки жите­лей селения Дарвах были арабы, и до начала последнего столетия у них был в употреблении своеобразный арабский язык, который затем был заброшен и забыт. Но аллах лучше знает.

(Вышеприведенные известия взяты из «Дербент-наме»)55.

В книгах истории написано, что в 118 году Г. (736) Гишам бен Абдул-Мелик послал в Дербент новое войско под предводительст­вом командира по имени Асад бен Зафар и таким образом усилил в этих краях мусульманское могущество. Также точно и в эпоху Валида бен Язид бен Абдул-Мелик, царствовавшего после Гишама, в эти края был послан с войском Мерван бен Мухаммад. Этот Мерван, перейдя с отрядом, до двадцати тысяч воинов, в наступле­ние против хазар, рассеял их, а из их подданных многих заставил принять ислам5".

Но когда Мерван был здесь упомянутый Валид умер и власть над мусульманами досталась его сыну Язиду, который также через шесть месяцев умер, после чего власть должна была достаться Ибрагиму бен Валиду. Когда это известие из Сирии дошло сюда Мерван отсюда быстро отправился в Сирию и присвоил лично себе власть халифа. В 132 (750) году этот Мерван был убит, власть над мусульманами перешла от Омейядов к Аббасидам и сан халифа по­лучил Абдулла Саффах, сын Мухамада, сына Али, сына Абдуллы, сына Аббаса. И этот Саффах, послав войско в Дагестан, укрепил Дербент.

Также пишут историки, что когда упомянутый Саффах, процар­ствовав три года и девять месяцев умер и власть халифа доста­лась его брату Абу-Джафару Ал-Мансуру, то и он послал войско в Дербент, при чем правителем в Дербент послал Язида бен Асада. Когда этот Язид был правителем Дербента, в 116 (763) году, ха­зары, придя с большими силами, осадил» Дербент и между ними и мусульманами произошли большие сражения. Однако, хазары не достигли цели и вернулись в свои владения на север. Затем упо­мянутый халиф Ал-Мансур вызвал к себе Язида и в результате со­вещания с ним между прочим нашел необходимым, чтобы в окрест­ностях и на окраинах Дербента были поселены мусульмане, пере­селенные туда из других мест, дабы хазары не могли во всякое время переходить сюда в наступление57. Поэтому из Сирии, Ме­сопотамии и Мосульского округа сюда было выслано семь тысяч мусульман с семьями и Язид их поселил в окрестностях Дербента п велел построить крепости в Рукеле, в Кала-Суваре, в Митаги, в Мугатыре, в Мараге, и в Бильгади (Бильгади произошло от Ба­буль Хадид)58, так что у них и теперь известны остатки крепос­тей. В частности в селении Бильгади теперь остаются крепостные башни и стены, выстроенные из красного кирпича и камня, а так­же известен его водный колодец. Историки пишут, что когда в 170 году Гиджры, в 787 году христианской эры, сан мусульманского халифа достался Гаруну аль-Рашиду, то он сильно укрепил Дер­бент и послал сюда правителем человека по имени Джеюн бен Наджм. Но когда этот человек оказался жестоким тираном, и дербентское общество послало Рашиду на его притеснения жалобы, Рашид, установив в этом отношении истину, послал сюда другого правителя по имени Рабиа-ал-Бахли, а упомянутого жестокого правителя велел арестовать и вернуть отсюда в Багдад.

В 173 году, в 790 христ. эры, Гарун аль-Рашид послал в Дер­бент правителя по имени Хузейма бен Хазим с отрядом до двух тысяч воинов. Этот новый правитель Хузейма, заставив прорыть канаву из реки Рубаса, провел воду на дербентские земли, дал раз­вести ниже этой канавы сады, огороды, пашни и построить мель­ницы. Даже Гарун-аль-Рашид сам приехал в Дербент и, пробыв здесь до семи месяцев, обсуждал необходимые мероприятия и по­том вернулся в Багдад. По преданию рассказывают, что с ним в эту поездку прибыла сюда его жена Зубейда, дочь Абу Джафара ал-Мансура, и что в городе Дербенте умерло двое сыновей Рашида и они похоронены на северной стороне от ворот Кирхлярского клад­бища на площадке, окруженной каменной стеной, и называемой в настоящее время «местом молитвы». Рассказывают, что Рашид в 180 году Гиджры, в 797 христ. эры, послал в Дербент правителя по имени Хафса бен Амр.

Примечание. Автор «Гюлистан-Ирем», покойный Абас-Кули-Ага, заимст­вуя из истории Катиб-Челеби, пишет в своей книге, что в 180 (797) году хазарские войска, совершив набег, покорили Дагестан, Дербент и другие страны до Ширвана, перебили много мусульман, причем многие лица, при­нявшие было ислам, снова стали отступниками, и что хазарами причине­ны были здешним мусульманам такие несчастья и унижения, какие никог­да не постигают мусульман.

Я позволю себе сказать, что должно быть это предание неверно, так как, если бы такое событие совершилось, и хазары бы, завоевав Дагестан, Дербент и даже Ширван, смогли избивать мусульман и делать их ренегатами, то в этих краях они бы разрушили все мечети и минареты, постро­енные здесь до того времени мусульманами, подобно тому, как арабы, придя сюда, совершенно разрушили бывшие здесь до того времени мо­лельни различных религий и никакого следа их не оставили. Кроме того, они упразднили бы должности правителей, назначенных здесь Абумуслимом, - Шамхала, Уцмия, Майсума. и Кадиев и из них здесь никого не оставили бы. Между тем, здесь до сих пор остались в разных местах ме­чети и минареты, построенные в эпоху Абумуслима, а также должности тех правителей, их наследники и потомство дошли здесь до настоящего времени по наследству и путем размножения в таком состоянии, какое соответствует исламу.

Впрочем, бог лучше знает правду59).

Историки пишут, что в 270 году Гиджры, 884 г. христианской эры, когда в сане мусульманского халифа был Мутамид-Алаллах, по его приказанию, некоторое количество доходов от месторожде­ний нефти и соли в окрестностях Баку было назначено и передава­лось мусульманскому войску, бывшему в Дербенте и в этом деле был специальный агент - некто по имени Мухаммад бен Уммар.

Кроме перечисленных, о других мероприятиях, имевших место в этих краях в дни халифов Абассидов, или о других происшест­виях ни одного сведения, занесенного на страницы истории, мы не нашли, причем теперь, по прошествии многих веков, обнаружить те события посредством словесных преданий нет возможности.

Историки пишут, что, когда халифат Аббасидов пришел в упадок и расшатанность и их вельможи и правители, наружно на сло­вах выражая повиновение им, в сущности, каждый в своем углу основывали политически самостоятельные владения, в это время из стран Средней Азии, из группы татар, из племени потомков некое­го по имени Сельджук, названных его же именем, выступило не­сколько мусульманских царей, и что их власть затем дошла и до окраин Дагестана. Первым из этих царей был Тогрул-Мухаммад, сын Микаила, сына Сельджука, Когда он вступил на престол в го­роде Хамадане, то бывший в то время Аббасидским халифом в Багдаде Каим Биамриллах его утвердил во власти, и тот, со дня на день увеличивая свое могущество и затем, женившись на доче­ри того халифа, в сущности захватил бразды правления. После его смерти сын его брата султан Альп-Арслан-Мухаммад, став царем, завоевал Грузию и все персидские владения. Начало этого Сельд­жукского царства было в 432 году Гиджры, а по христианской эре 1040. Как происходило в их времена управление Дагестаном, ни­какого достоверного письменного известия мы не нашли.

Историки пишут, что в 656 году Гиджры, а христианской эры в 1258 г., Аббасидский халиф Мутасим-биллах, сын халифа Мансур-ал-Мустансир-биллаха был убит и над мусульманами власть Аббасидов пресеклась. Обстоятельства дела вкратце таковы. Всту­пивший на престол в китайских странах Чингисхан покорил пер­сидские владения, отнял их у султана Алаеддина Сельджукского, а также разгромил Хорезмшаха и, его сына. В это время визирь халифа Мутасим-биллаха Муидеддин-Иб-Алками, занявшись подготовкой передачи власти от Аббасидов к почтенным потомкам Али, да облагородит аллах их лица, начал втайне переговоры с по­томками Чингисхана и предложил им придти в Багдад, перебить Аббасидов и передать халифат одному из потомков Али. Те сдела­ли вид, что согласны на это дело и приготовились всячески хитро завладеть Багдадом. Затем Гулагу-хан, сын Тулы-хана, сына Чин­гисхана, в месяце мухарраме означенного года в десятый день, с двухсоттысячным войском пошел и окружил Багдад. Когда халиф, застигнутый врасплох, растерялся, визирь Иб-Алками успокоил его и сказал, что мол, «я пойду и заключу мир с ними». Затем визирь отправился, повидался с Гулагу-ханом, условился с ним истребить всех Аббасидов, а вернувшись, сказал халифу, что мир оказался легким. «Гулагу выдаст свою дочь за сына вашего, сам присягнет вам и во власти будет вашим соправителем. И совершенно необходимо без кровопролития заключить мир на этих условиях». В об­щем, визирь таким образом обманул халифа и всех его придвор­ных и родных, вывел их из Багдада и повел к Гулагу-хану. Гулагу сначала встретил халифа с почетом, потом пригласил с его родны­ми и придворными на обед и подобающим угощением привел их в хорошее настроение. Потом под предлогом разговора наедине, он повел халифа и его сына в другое внутреннее помещение и дал их убить. Также предал он смерти бывших там вельмож мусульманс­ких, уводя поочереди со словами: «вас халиф зовет вовнутрь». За­тем, приказав поспешно соорудить мост через Тигр, он ввел в Баг­дад свои войска и учинил такое общее истребление мусульман, ка­кого не наблюдалось никогда. Там Гулагу назначил правителя из своей свиты и этим доказал, что его соглашение с визирем было хитрой ложью.

Историки пишут, что Гулагу не спешил убивать там визиря И-б-Алками. Он лишь арестовал его там и в течение двух лет держал для унижения в тюрьме, а потом убил. Впрочем, аллах знает.

Историки пишут, что Гулагу-хан сделал своей столицей Тавриз, и что границы государства он довел до Сирии, Дербента и Дагестана. По его смерти в 663 году Гиджры, а по христианской эре в 1265, власть перешла к его сыну Ибак-Хану60). По смерти этого Ибак-хаиа власть перешла к его брату Никудару, сыну Гулагу-Хана. Этот Никудар-хан был первым из их рода, принявшим ислам, причем, он был назван Ахмедом и приобрел известность под именем султана Ахмед-хана.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница