Сообщества размышления об истоках и распространении национализма перевод с английского В. Г. Николаева москва канон-пресс-ц кучково поле 2001



страница16/16
Дата09.05.2016
Размер3.42 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

25

СИ. Рыжакова. Dievturiba. Латышское неоязычество и истоки национализма.

2 лата (около 1.8$) с человека в год. С июня 1998 г. издают листок - "Из­вестия диевтуров". Организация диев-туров Канады оплачивает аренду за комнату, где располагается правление.

Руководитель организации Латвии именуется vadonis. Должность "верхов­ного руководителя" (dizvadonis), кото­рую ранее занимали Эрнесте и Арвид Брастыни - теперь занимает Маргертс Грин (США).

Диевтуры Латвии зарегистрированы как нетрадиционная религиозная орга­низация, хотя сами они понимают свою религиозность как единственную тра­диционную для латышей. "Это все ос­тальные - христианство и прочие - не­традиционные религии, они пришли к нам извне" - рассуждает Рамантс Ян-сонс.

Сведения, приводимые ниже, полу­чены автором настоящей статьи в ре­зультате личного общения с диевтура-ми Латвии в сентябре-октябре 1998 г. Записи интервью, редкие опублико­ванные материалы, фото и видео запи­си хранятся в личном архиве автора настоящей статьи.

Любопытно, что слово "диевту-риба" употребляется среди членов ор­ганизации как нарицательное. В одной из бесед меня спросили: "А у вас в Рос­сии есть диевтуры?" При этом имелась в виду, конечно, национально-религи­озные, неоязыческие движения.

Общины собираются несколько раз в месяц. Один раз в месяц проходят со­брания правления, на котором обсуж­даются организационные вопросы. От­мечаются календарные праздники, проводятся обряды жизненного цикла.

Помимо этого, Э.Брастыньш в свое время ввел две формы религиозных со­браний диевтуров (не под влиянием ли протестантства?). Это "восхваление" (daudzinajums) и "доклад" (prieksla-syums). В настоящее время среди диевтуров Латвии один-два раза в ме­сяц проходит "восхваление" (daudzina*-jums), посвященное определенной теме ("восхваление" добродетелей, божеств, Даугавы, осени, и т.п.). Оно сопровож­дается совместным пением и музици­рованием. На докладах обычно обсуж-

дают вопросы национальной культу­ры.

"Восхваление" проходит обычно следующим образом. Собираются лю­ди - 20-30 человек, взрослые и дети. Проводящий ритуал рассаживает всех в круг, посередине ставит стол, на ко­тором зажигает свечи. Все присутст­вующие поют народные песни: "Мед­ленно, медленно Диевиньш едет с горы в долину..." При словах: "Разжигайте огонь, замолкайте молодые, Диевс входит в комнату" все встают. Поют другие песни - посвященные Маре или Лайме. Затем руководитель обряда рассказывает что-то на заданную тему (проповедь?), кто-нибудь из присутст­вующих может почитать свои стихи, высказаться. Далее проводится "укреп­ляющий обряд": все встают в круг, и, взявшись под руки, маленькими шаж­ками движутся направо и налево, при этом напевая тексты заклинаний, начи­нающиеся обычно формулой: "Пусть будут слова, у кого есть слова, / У меня самого сильные слова..." Потом все протягивают руки в центр и "собирают энергию в пучок". В "восхваление" мо­гут входить игры - символическая "передача" по кругу из рук в руки "добра", что-то вроде проповедей-размышлений. Некоторые участники могут затронуть политические пробле­мы, но большинством это не приветст­вуется.

В начале и конце всех собраний ди­евтуры поют народные песни: "С Бо­женькой сходимся, с Боженькой рас­стаемся, / С Боженькой пусть останется эта опетая комната./ Ты с Богом, я с Богом, мы с Богом хорошие люди./ Иди, Боже, ты вперед, я по твоим сле­дам, / Не дай мне по той дороге пойти, по которой ушел Злой день".

На праздновании календарных пра­здников обычно придерживаются оп­ределенной тематики - в песнях, разго­ворах.

22 сентября я побывала на праздни­ке "дожинок" (ApjumTbas), устраива­емом после сбора урожая. Основные его участники были члены фольк­лорного ансамбля "Силавоти". Руково­дил проведением праздника Рамантс



26

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 121

Янсонс. Устраивавшие его люди -горожане, но некоторые имеют свои небольшие приусадебные хозяйства. Продукты, принесенные на алтарь и на стол, были частично выращены ими самими, частично куплены в магази­нах. Первая часть праздника - уста­новление алтаря: на деревянных при­ставных лестницах расставлялись вазы с цветами и коробки с овощами и фруктами. Некоторые овощи - мор­ковь, кабачки, тыква - были разу­крашены в "человечков" или фаллические образы. Изготавливают ритуальный предмет - steberis: на трость привязывают хмель, цветы со стеблями и небольшие овощи -помидоры, лук, чеснок. Когда все подготовлено - ведущий праздник обращается к Диевсу, предлагая ему принесенные на алтарь дары, и ис­прашивая благословения. Затем сле­дуют совместное пение, хороводы, игры. Вторая часть праздника - тра­пеза. Она начинается и завершается обращением к Диевсу и ритуальным "накладыванием креста" - ведущий простирает над столом руки, сло­женные в косой крест. Трапеза, на которой я присутствовала, состояла из бутербродов с ветчиной, малосольных огурцов, помидоров, традиционных латышских пирожков со шпигом, ватрушек и печенья. Алкогольных напитков - даже пива - не было, пили морс из черноплодной рябины. Во время трапезы велись разговоры - в основном, об урожае, сборе клюквы, грибов, разных хозяйственных делах, а также обсуждали, почему не пришли многие из знакомых.

Среди диевтуров Латвии сейчас го­товится открытие курсов для руково­дителей общин по практике культовых отправлений. Обучению обрядам кре­щения, бракосочетания и погребения займется Рамантс Янсонс (по призна­нию некоторых диевтуров, он имеет большой личный опыт). Сам Рамантс понимает это как важную задачу: "С этим нам надо будет идти в народ". На мой вопрос - чем он руководствуется при совершении обрядов, он ответил: "Я сам чувствую, как их надо отправ-

лять. Произносимые тексты - это на­родные песни, они пришли к нам из глубины веков. Но что при этом надо делать - это подсказывает мне внут­реннее чувство. Это удивительная энергия. Участвуя в различных ритуа­лах, я ощущаю, где соблюден некий баланс, а где нет. Важнейшее при этом - единство и чистота мыслей участни­ков. Ритуалы диевтурибы не могут быть единообразными, хотя и должны быть некие общие пункты - прежде всего, в начале и в конце обращение к Диевсу (Богу), также - разжигание ог­ня... Очень важно устранить чувство ненависти и отчужденности".

В настоящее время диевтуриба Лат­вии не представляет собой организо­ванного единства. Она разбита на множество "братств" и независимых общин, которые нередко конфликтуют между собой. Это общины "Намей-сиса" (в которую входил и скандально известный Игорь Шишкин, арестован­ный за поджог памятника русским сол­датам в Риге), "Виестурса" Гунара Фрейманса, "Буртниекс", "Сидабрене". Число входящих в эти общины членов -от 15 до 50.

С руководителем последней - из­вестным в кругах диевтуров Латвии теоретиком их движения, доцентом Латвийского Технического универси­тета, преподавателем акустики, Карли-сом Томариньшем мне удалось побесе­довать 7 сентября 1998 г. Эта община по целому ряду причин не поддержива­ет основных организаторов. Среди ру­ководства сейчас, по их мнению, меж­национальная компания, люди, де­лающие карьеру, готовые сотрудни­чать с чуждыми религиями, враждеб­ными силами. "Мы считаем - никаких компромиссов. Ради цели можно пойти на многое...". Среди прочего, их от­вержение вызывает "мистическая на­строенность", якобы царящая сейчас в рядах диевтуров: "всякие суеверия, раз­говоры об энергиях". Они полагают, что среди древних латышей такого не было никогда, но царило "чистое по­нимание". К.Томариньш готовит к из­данию книгу по "латышской нацио­нальной философии"; вот названия не-


27

СИ. Рыжакова. Dievturiba. Латышское неоязычество и истоки национализма.

которых глав: "Тысячелетняя борьба продолжается", "Мудрость - основная добродетель латышей", "Бог латышей может жить только на латышской зем­ле", "Не латышский Бог, но Бог латы­шей", "Мудрость против мистики", "О музыкальных инструментах", "Бог и язык" и др. Автор рассуждает: "Хрис­тиане возвещают, что Бог один. Это не так: в самой Библии ощущается при­сутствие других богов, которые Один из них запрещает Своему народу почи­тать. У древних евреев понятие "Бог" могло согласовываться с числитель­ным - то есть, Его можно было сосчи­тать! Диевс у латышей никогда не имел числа. Он - то же, что честь, совесть".

На вопрос - какова же, собственно говоря, их цель, отвечают: "жить как люди, со своим народом, со своими думами. Например, у нас есть ан­самбль исполнителей на кокле (ла­тышском национальном струнном ин­струменте, родственном литовскому канклес, эстонскому кантеле, северо­русским гуслям). Мы отмечаем наши праздники, встречаемся, беседуем, го­товим угощение". Однако, наверное, это не все. По словам К. Томариньша, немалую часть в их деятельности (хотя бы и только публицистической) зани­мает "борьба против космополитиче­ских идей, против воздействий чужих культур". Он полагает, что "космо­политические идеи уничтожают на­циональную самобытность латышей". Ссылаясь на мысль Ф.Достоевского, заключает: "Если два Бога сочетаются, то и народы сочетаются, и оба гиб­нут".

В целом, члены этой общины живут с чувством, что с обретением Латвией независимости собственно говоря, ни­чего не изменилось. Латышей, якобы, по-прежнему хотят уничтожить, и "враг" "окопался" теперь даже в своих рядах. Крайне негативно К.Тома-риньш отзывается о большинстве фольклорно-этнографических ансамб­лей Латвии: "цель их - уничтожение латышской народной музыки". Общи­на издает на собственные средства журнал-альманах "Сидабрене", в ко­тором публикует статьи идейно близ-

ких им авторов. Среди них, между прочим, Волдемар Лейтис, который в 1920-30-е гг. особенно много писал о латышско-индийской культурной бли­зости. Вот и "влияние иных культур" -все-таки трудно от него избавиться...

Взгляды некоторых диевтуров мож­но рассматривать как экстремистские. Однако они не имеют сколько-нибудь широкой популярности в обществе. Вряд ли деятельность общин продол­жится дольше, чем одно поколение ди­евтуров. В большинстве случаев общи­ны существуют благодаря усилиям од­ного-двух лидеров.

В этой разобщенности заключается слабость, но, возможно, одновременно и сила диевтуров. Идеи, посеянные еще в 1920-х гг., по сей день теплятся в ла­тышском обществе. Они не исчезнут и в будущем, но, очевидно, видоизменят­ся. Отдельные диевтуры - например, Юлий Брач - еще мечтают об объеди­нении всех балтских народов в этнос "аэстиев": "Молодая Латвия, смотри на нацию аэстиев - там пруссы, литов­цы, все cboh!"S7. Большинство последо­вателей этого течения не интересуются иными культурами, кроме латышской. Некоторые отказывают и литовской культуре в "чистоте" сохранения "бал­тийского духа".

Современные диевтуры Латвии не добиваются цели придания диевтурибе статуса государственной религии. Пра­вда, Рамантс Янсонс заметил, что "во­обще-то это было бы неплохо". Но как можно придать статус государственной религии, которую исповедывают 500 человек из 2,5 миллионов населения Латвии? Диевтуры это понимают. Их сегодняшняя задача - "латышская Латвия". Р.Янсонс подводит итог: "Часть диевтуров хотели сделать диев-турибу политической партией. Я все­гда считал и считаю, что она и так есть настоящая политика. Я буду нести ду­ховный свет, сколько хватит моих сил".

Конечно, иногда поражает их само­уверенность в собственной правоте, при нередко встречающемся невежест­ве в вопросах истории и культуры. Ди-евтуру в голову не приходит, что вос-



28

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 121

хваляемая и культивируемая им тради­ция хорового пения возникла в Латвии | под влиянием церковных хоров люте-I ранских общин ХУШ-XIX вв., впервые » в северной Видземе, в городах Лимба-жи, Мазсалаца, Руйена, Страупе, Вец-салаца58. Кокле - сольный инструмент, так что идея создания ансамбля испол­нителей на кокле могла родится только у человека, имеющего представление о симфонической музыке. Наконец, мно­гие собрания диевтуров ("восхва­ление", "доклад") очень напоминают баптистские и другие протестантские собрания. В частности, чрезвычайно сильны у них элементы морализаторст­ва и личного размышления о смысле веры.

В заключении отметим, что диевту-риба как идея гораздо шире и глубже, нежели это может показаться на пер­вый взгляд. Не случайно и в довоенной Латвии, и теперь ее идеи в той или иной степени исповедывали и испове-дывают многие поэты, писатели, ху­дожники, инженеры, люди с разным образованием. Таким образом, саму диевтурибу можно понимать и, по сло­вам латышского философа Роберта Мука, как "брастынизм" (от имени ос­нователя - Э.Брастыньша), и как слой размышлений и представлений, широ­ко распространенных в латышском обществе и связанных с осознанием своей этнокультурной идентичности. Сюда же входят идеи существования национальной латышской религии.



Неоязычество становится характер­ным признаком нашего времени59. Как и романтизм, частично оно является попыткой устранить дисбаланс запад­ной психики, оживить религиозные пе­реживания, открыть внутренний мир, мистерию и божественную любовь. Используя элементы традиционных культур, его последователи строят свои здания по собственному образу и по­добию, прямо или косвенно, или даже на словах отвергая это, но впитывают разный этнокультурный опыт.

Нередко (как мы увидели это на ла­тышском материале) именно в таких движениях чрезвычайно отчетливо проявляется национальные идеи и за­рождаются истоки теорий национа­лизма. В большинстве случаев в на­циональных движениях ощущаются культовые элементы. Подъем нацио­нального самосознания, начавшийся проявляться особенно ярко в ХУШ-XIX вв., был тесно связан с упадком религиозности. Национальные идеи, а позднее и национализм начинают ее как бы замещать, подтягивая посте­пенно также функции власти. Если первый этап в истории национальных движений Европы (согласно делению М. Хроча60) связан со сферой культу­ры, литературой, изучением фолькло­ра, то в дальнейшем появляются ак­тивные сторонники национальной идеи, заметны первые признаки поли­тической агитации. Следующая же ста­дия начинается тогда, когда национа­листические движения получают более-менее массовую поддержку в обществе.

Как же может быть оценена совре­менная ситуация в Латвии? На мой взгляд, эта республика уже прошла все три описанные стадии развития нацио­нального-движения. Для нее вполне ха­рактерно замечание Э. Хобсбаума, что сейчас "национализм уже не является глобальной перспективой развития или всеобщей политической програм­мой..., теперь он лишь дополнитель­ный усложняющий фактор или катали­затор для иного рода процессов"61. Конечно, это не означает, что в куль­турной жизни Латвии (как и многих других небольших стран мира) нацио­нальная история и культура не будут занимать весьма важного места, - их роль, вероятно, даже возрастет. Одна­ко "национализм" больше не является термином, вполне адекватным для опи­сания многих развивающихся здесь на­строений, социально-культурных ин­ститутов и политических образований, которые в свое время осмысливались с его помощью.


29

СИ. Рыжакова. Dievturiba. Латышское неоязычество и истоки национализма.

ПРИМЕЧАНИЯ

l.Dievturiba // Latviesu konversacijas vard-

nica. Riga, 1929. 3.sq\ 5603-5604. 2.Biezais H. Dievturi - nacionalie romantiki -

senlatviesi // Cell. 1(44). ,b.g.

43.1pp. 3.Pussars R. Par Emestu Brastinu // Brastins

E. Tautai, Dievam, TeVzemei. Riga, 1993.

19.1pp. 4.Saivars J. Ka atbildSt dievturiem // Man-

tojums. (Riga), 1997. N.I.54.1pp. 5.J. Alunans. Raksti. 2.d. Peterburga, 1914.

330-331.1pp.

6.J. Alunans. Raksti. 313-318.1pp. 7.Ausekla kopotie raksti. Riga, 1923. 117-

118.1pp. 8.Saivars J. Ka atbildet dievturiem // Man-

tojums. (Riga), 1997. N.I.52-53.1pp. 9.Dokalnis J. Ateizma loma latvielu dzive //

Labietis. 6. 1933. 83.1pp. 10.Brastins E. Latvju Dievadziesmas. Riga,

1928.11.1pp. 11 .Lees J. SenlatvieSu dievticiba un dveseles

glitums sadave. Riga, 1917. 8.1pp. 12.Lecs J. Op.cit. 3.1pp. 1 З.Федосеев Л. Язычники возвращаются

//Советская молодежь сегодня. Рига,

17.08.1995. H.BrastinS E. Latvijas pilskalni.l. sej. Kursu

zeme. Riga, 1923; 2. sej. Zemgale un Augs-

zeme.RIga, 1925; 3. sej. Latgale. Riga,

1928; 4.s6j. Vidzeme. Riga, 1930. 15.Brastins E. Latviesu ornamentika. Riga,

1923; Latvju rakstu kompozicija. B.v.,

1924. 16.Dokalnis J. Vienlbu uz latviska pamata //

Labietis. 3. 1935.57.1pp. 17.Brastins E. Musu dievestibas tukstosgadi-

ga apkarosana. Riga, 1994. 87-88.1pp. 18.Latviesu dievtunbas atjaunojums. Riga,

1925. 5. 19.LWA F 5459. Apr. 1, 2.1ieta. // Saivars.

Op.cit. 64.1pp. 2O.Latviesu dievtunbas atjaunojums. Riga,

1925. 32.1pp. 21.Bregzis K. Latvju religijas maclba. l.dala.

b.v., b.g. 22.1pp. 22.Barons K., Visendorfs H. Latvju Dainas.

l-6.sej. Jelgava-RIga-Peterburga, 1894-

1915 (далее - LD).

23.Brastitii E. Dievturu cerokslis. 11932. Lat­vijas Dievturu Sadraudzes izd. 2oe изда­ние - Brastins E. Cerokslis. Dievtunbas katechisms. A'SV, 11966.

24.Biezais H. Op.cit. 44.1pp.

25.Dievturiba, knstianisms un politika // Dievturu Vestnesis. 1. 1928. 30.1pp.

26.Saivars. Op. cit. 71.1pp.

27.LWA F 5459, apr.l, 2.1ieta.

28.LWA F 3235, apr.3, 3O6.beta. Об орга­низации "Перконскрустс": Paeglis A. "Perkonskrusis" par Latviju (1932-1944). (Riga), (1994).

29.Paeglis A. "Perkonskrusts" par Latviju. B.v., b.g. 154-155.1pp.

30.LWA F 1370, apr. 1, 2800.1ieta.

31.Brastin§ E. Dievturlba ka bezdraudzes dievestlba // Labietis. 6. 1937. 316-318.1pp.

32.LWA F 3235, apr.3, 305.1.

33.BrastinJ E. Dievtunbas otrais posms // Labietis. 3. 1940. 164.1pp.

34.Pussars R. Op. cit. 10.1pp.

35.Топоров В.Н. Латышские народные пе­сни как источник для реконструкции архаичных мифопоэтических представ­лений // Слово в нашей речи. Вып.5.Рига,1'985.С.34-56; Иванов В.В. О мифо-поэтических основах латышских дайн //Балто-славянские исследова­ния. 1984. М., 1986.С.З-28.

36^Tin.Dievs - как имя христианского Бо­га, так и древнего (языческого, индоев­ропейского) божества, результат нало­жения двух культов. См. Biezais H. Die Gotesgestalt der lettischen Volksreligion // Acta Universitatis Uppsalensis. Historia Religionum. 1. Uppsala, 1961; Kreics J. Kur un ka E.Brastins atrodis senlatviesu Dievu? // Izglitibas MInistrijas Mene-sraksts. Riga, 1930.

37.Lecs J. Op.cit. 6-10.1pp.

38.CM. Рыжакова СИ. "Святая Мара" в ла­тышской народной культуре // Живая старина. М., 1996.N.2.C.42-46. Х.Бие-зайс выступал против понимания лтш.Мары как нехристианской богини - Biezais, 54.1pp.

39.Лтш. Perkons означает как имя божест­ва-громовержца (родственное лит.Пер-кунасу, слав.Перуну), так и "гром". Ср. лтш.: Perkons rue - "гром гремит", Perkona negaiss - "гроза". См. Иванов В.В. К этимологии балтийского и сла­вянского названий бога грома // Вопро­сы славянского языкознания. М., 1958.



30

Исследования по прикладной и неотложной этнологии № 121

40."Крестом" назывались как четырехко­нечный знак (собственно крест), так и пяти-, шести-, семи-, восьми-, девятико-нечные "звезды". Известен т.н. "крест лиетувена", используемый против не­чисти: это многоконечная звезда, кото­рую вырезали в один прием на пороге и дверях дома, хлева, конюшни, на спи­нах и рогах домашнего скота. См.: Lietuvena krusts // Mitologijas enci-klopedija. Riga, 1994. 2.s§j.203.1pp.

41.Brastins E. Latyju Gadskartas dziesmas. Riga, 1929. 12.1pp.

42.Brastinu E. Musu dievestlbas tukstos-gadTga apkaroSana. B.v., 11986.

43.Brastinl» E. Latvija, vinas dzTve un kultura. Riga ,1931.240.1pp.

44.Brastins E. Tautai, Dievam, Tevzemei.

' 54.1pp*.

45.Brastins E. TauGbas maciba. Riga, 1936. 13.1pp.


  1. .Там же 34.

  2. .Там же 147. Всякий человек, живший

среди латышей, заметит, насколько это утверждение курьёзно именно в отно­шении этого народа! Не зря бытует поговорка.: "где два латыша, там три партии".

48.там же, С.98.

49.там же, С. 103.

5О.там же, С. 163.

51.Saivars J. Op.cit. 80.1pp.

52.Viedas Vestis. 4. 1992. 2.1pp.

53.Latviesu tautas dzfveszina. l.-5.sq. Riga, 1989-1993.

54.Ziemas svStku roze. Sast.M. Misina. Riga, 1991; Mellena M., Muktupavels V., Sptcs E. Ziemas svetki. Riga, 1990; Rudens gramata. Riga, 1991; LielS diena. Riga, 1990; Metenis. Riga, 1990.

55.Latviesu tautas dzTveszina. Audziriataja stundu programma. Rlga.'l 991.

56.Biezais H. Op.cit. 50.1pp.

57 .Braes J. Aista (baltu) nacijas vierilbas un kopgas valsts atjaunos'anas ideja // Viedas Vestis. 3. 1993. 28.1pp.

58.Сайварс. 83.

59.Шнирельман В.А. Неоязычество и на­ционализм (Восточноевропейский аре­ал). М., 1998. (Серия "Исследования по прикладной и неотложной этнологии" Российская Академия наук, Институт этнологии и антропологии. № 114). О механизмах и путях этнической мифо­логизации см. в работе Романовой Е.Н.: Этнический феномен народа саха: мифосимволическая система, "культу-ротворчество" и понятие "границы" // Социальная и культурная дистанция. Опыт многонациональной России. М., 1998.С.152-Г71.

60.Hroch M. Social Preconditions of National Revival in Europe. Cambridge, 1985.



61.Хобсбаум Э. Нации и национализм по­сле 1780 г. СПб, 1998. С.302-303.

31
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница