Сокровища мудрости



страница8/8
Дата08.05.2016
Размер1.17 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Знать нрав тех, с кем имеешь дело, — чтобы понять их намерения. Зная причину, поймешь следствие, вначале исходя из причины, а только затем — из повода. Меланхолик всегда пророчит злосчастья, а злоречивый — злодеяния; им видится только дурное; неспособные воспринять добро в настоящем, они возвещают зло и в будущем. Страстный говорит на языке, искажающем действительную суть вещей: в нем говорит страсть, не рассудок. Так — каждый: согласно пристрастию либо настроению, но равно далеко от истины. Учись разгадывать выражение лица, по внешним знакам читать душу. Различай: кто всегда смеется — от глупости; кто никогда не смеется — от злости. Избегай любопытного — от легкомыслия, от наглости. Не жди добра от урода, таких обидела сама природа, и, как она их не уважила, так и они ее не уважают. А у красивых — чем больше красивости, тем больше глупости.

  • Быть привлекательным — в том чары политичной учтивости. Пусть твоя любезность служит приманкой скорее для чувств, нежели для выгод, либо для того и другого. Одних достоинств недостаточно, коль не прибегают к приятности, — только она сделает тебя любимым, она — самое действенное орудие владык. Стать общим любимцем — удача, но помочь тебе тут можно и искусством; к великим достоинствам природным лучше прививается и искусственное. Так породишь преданность, а там и всеобщее расположение.

  • Снисходить до обычного, но не до неприличного. Не держись чопорно, брюзгливо — это противно учтивости. Дабы снискать всеобщую благосклонность, лучше убавить церемонность. Иной раз можно пройтись по—простому, но в рамках пристойного, — ведь кого во всеуслышание величают глупцом, того и втайне не почитают благоразумным. За один денек глупого веселья утратишь больше, чем обрел за всю степенно прожитую жизнь. Также не мни себя исключением: вызывающее поведение — неуважение к другим; не дозволяй себе капризы, предоставь их капризному полу; даже капризы духа — достойны смеха. Лучшая роль для мужчины — быть мужчиной; женщина, та может достохвально подражать мужчине, но не наоборот.

  • Обновляй свой нрав с помощью природы и искусства. Говорят, через каждые семь лет меняется характер, пусть даже перемена сказывается в улучшении и изощрении вкуса. В первые семь лет входит в нас разум, пусть же и в дальнейшем, с каждым люстромб0, входит новое совершенство. Примечай эти перемены натуральные, дабы им содействовать, ожидая лучшего и от дальнейших. А ведь многие поведение свое меняют лишь при перемене положения или должности, а в характере это заметным становится уже когда в глаза бросается. В двадцать лет он — павлин, в тридцать — лев, в сорок — верблюд, в пятьдесят — змея, в шестьдесят — собака, в семьдесят — обезьяна, в восемьдесят — ничто.

  • Человек, умеющий себя показать. В этом — блеск достоинств. Для каждого из них своя пора: лови случай, не всякий день будет днем торжества. Есть люди блистательные, в которых и малое достоинство сияет, а большое — восхищает. Когда уменье себя показать сочетается с качествами выдающимися — человек слывет чудом. Есть народы, любящие блеск; испанцы в этом превосходят других. Свет дарован всему сотворенному, дабы оно блистало. Уменье себя показать многое восполняет, многое искупает, всему придает второе бытие, особенно когда способности способствуют. Наделяя совершенством, Небо предусмотрело и уменье красоваться — одно без другого было бы несносно. А чтобы показать себя, надобно искусство: даже отличное зависит от обстоятельств и не всегда его отличают; кто не вовремя его явил, терпел крах. Но ни в одном уменье так не опасно напускное, тут оно пагубно, ибо пребывает на грани тщеславия. Красуясь, соблюдай меру, дабы не впасть в пошлость, и помни, что неумеренность в этом благоразумными осуждается. Порою это искусство состоит больше в красноречии немом, в уменье показать некое отличие как бы невзначай; благоразумная сдержанность — наиболее приятный вид похвальбы: отрицая у себя способность, только подстегиваешь любопытство. Очень важно не выказать ее всю в один раз, раскрывать мало-помалу, все больше и глубже. И пусть одна способность служит залогом другой, еще большей, — похвала породит надежду на последующие.

  • Не быть слишком приметным. Только окажись на примете, сами достоинства станут недостатком. А причина в том, что необычное обычно осуждают; единственный одинок, даже необыкновенная красота не на пользу доброй славе: привлекая взоры, стесняет. Тем паче — странности осуждаемые. Но иным лестно прогреметь хоть бы пороками, стараются поразить недостойным, дабы удостоиться бесславной славы. Даже многоученость и та вырождается в болтливую глупость.

  • Не всегда возражать на возражения. Надобно различать, когда противоречат по невежеству, а когда из лукавства, иногда это упрямство, но может быть и хитрость. Итак, остерегайся сам впасть в первое и пасть жертвою второй. Более всего полезна осторожность с соглядатаями: против их отмычки для сердец лучшее средство — оставить в замке изнутри ключик сдержанности.

  • Человек чести. Добрым нравам пришел конец, обязательства не признаются, благодарность встретишь редко; чем усердней служба, тем скудней награда — такая мода пошла повсюду. Есть целые народы, склонные к злонравию: от одних жди вероломства, от других — непостоянства, от третьих — надувательства. Пусть же неверность других служит нам не для подражания, но для осторожности; глядя на этакое неподобство, совратиться может сама праведность. Но муж чести, взирая на других, никогда не забудет, кто он.

  • Одобрение разумных. Холодное «да» мужа выдающегося более лестно, чем похвала толпы, — мякинная отрыжка не больно радует. Мудрые судят с пониманием дела, только их похвала доставляет неисчерпаемую радость. Разумный Антигон61 именовал Зенона театром своей славы, для Платона всю его школу заменял один Аристотель. А иным лишь бы наполнить желудок, пусть и объедками черни. Даже владыки нуждаются в пишущей братии и больше опасаются их перьев, чем дурнушка — кисти живописца.

  • Отсутствие иногда полезно — прибавляет уважения, подымает цену. Присутствие умаляет славу, отсутствие увеличивает; тот, кого в отсутствии почитали львом, показался — и жалким порожденьем горы оказался. Достоинства вблизи блекнут — окружающим видна кора наружного, а не сердцевина духа. Воображение быстрей зрения, и очарование, что обычно через слух входит, через глаза выходит. Кто в зените славы скроется с глаз, тот ее сохранит. Даже феникс исчезает, дабы пуще заблистать: разжигая желание, освежить почитание.

  • Благоразумно изобретательный. Ума палата, да много ли толку в уме без толики безумия? Изобретательность — у талантливых; отбор — у благоразумных. Изобретательность — тоже дар, даже более редкий; отбирать удачно удавалось многим, изобретать удачно — немногим: тем, кто были первыми и по одаренности и по времени. Новое всем любезно, а коль еще удачно, вдвойне отлично. В суждениях новизна опасна, ибо приводит к оригинальничанью, а в творениях таланта — похвальна. Но и в первом и во втором случае, ежели удачна, — ее ждет восхищение.

  • Не будь назойлив — не хлебнешь позора. Уважай себя, дабы тебя уважали. На то, чтоб себя показать, будь лучше скуп, чем расточителен: приходи туда, где желанен, где тебя радушно встретят; не приходи, пока не просят, и уходи до того, как попросят. Кто за одного себя хлопочет, в случае неудачи всю брань тоже один схлопочет, а добьется удачи, благодарности не получит. Назойливый — постоянная мишень для поношений; как сам он втирается без стыда, так и его выпроваживают без стеснения.

  • Не губить себя из-за чужого злополучья. Гляди, кто тонет в болоте, и помни — туда же потянет и тебя, дабы вместе утешаться в общей беде. Такие ищут, кто бы помог им снести злосчастье, — кому они в дни преуспеяния подставляли спину, к тому теперь простирают руки. С утопающими надобна сугубая осторожность — дабы и его спасти и самому не утонуть.

  • Не давай себя опутывать обязательствами всем и каждому — станешь рабом, притом всеобщим. Одни родились более счастливыми, чем другие, — этим назначено благодетельствовать, другим — принимать благодеяния. Всех даров дороже свобода, и ее всего легче потерять. Лучше пусть от тебя зависят многие, нежели тебе зависеть от одного. У власти лишь одно преимущество — что позволяет творить добро многим. Главное, не почитай за милость то, к чему тебя вынудили, — чаще всего это обязательство, подстроенное коварством, дабы тебя опутать.

  • Никогда не действовать в пылу страсти — все сделаешь не так. Кто не в себе, тот и не отвечает за себя, страсть изгоняет разум. Пусть тогда его заменит благоразумный бесстрастный посредник: зрители видят больше, нежели игрок, они не горячатся. Как почувствуешь, что не в себе, пусть благоразумие бьет отбой, дабы не возгорелась кровь, — иначе поступок будет кровавым, и в один час натворишь такого, что на много дней хватит: тебе каяться, людям осуждать.

  • Применяться к обстоятельствам. В правлении, в суждении — все должно быть к месту; хотеть, когда можешь; должный час и пора никого не ждут. В действиях не следуй рутине, разве что в том, что согласно с добродетелью, а в желаниях никогда не зарекайся — может, завтра случится той воды напиться, на которую нынче и глядеть не хочется. Есть глупцы до нелепого требовательные — они хотели бы, чтобы обстоятельства применялись к их причуде, а не наоборот. Но разумный знает, что суть благоразумия — сообразоваться с обстоятельствами.

  • Самое пагубное для репутации человека — показать, что он всего лишь человек; в тот день, когда все убедятся в слабости его человеческой, конец всему божественному. Смертный враг доброй славы — легкомыслие. Как муж рассудительный больше, чем просто человек, так легкомысленный — недочеловек. Ни один порок так не подрывает доверие — ведь легкомыслие исключает серьезность. Легкомысленному не быть основательным, тем паче когда уже немолод и давно бы пора взяться за ум. И хотя порок этот — один из самых распространенных, он особенно достоин презрения.

  • Блажен, кто снискал и уважение и любовь. Дабы почитали, надо, чтобы не слишком горячо любили. Любовь дерзостнее ненависти; нежность и почтение плохо уживаются. Так что лучше не внушать ни великого страха, ни великой любви. Любовь ведет к панибратству, и чем его больше, тем меньше почтения. Ищи любви, идущей не столько от сердца, сколько от разума, — она-то достойна личности.

  • Подвергать пробе. Немалый ум требуется, чтобы понять чужой ум, — пусть проницательность разумного тут состязается со сдержанностью скрытного. Важнее разбираться в видах и свойствах людей, чем трав и камней. Это одно из самых тонких житейских искусств; металл узнается по звону, человек — по слову. Порядочность обнаруживается в речах, но куда вернее — в делах. Тут надобны внимание преострое, наблюдательность неустанная, тонкая приметливость, трезвое суждение.

  • Пусть человеческая натура возвышается над обязанностями сана, а не наоборот. Как ни высок пост, покажи, что личность выше. У кого велик запас духовного, тот с каждым новым делом сам растет и выказывает все больше достоинств. Дело до края заполнит лишь того, у кого сердце мелко, и в конце концов он потерпит крах и в делах и в репутации. Великий Август гордился тем, что он больше человек, нежели монарх. Для этого надобна высота души и благоразумная уверенность в себе.

  • О зрелости. Она блистает в облике, но еще вернее — в нраве. Вес материальный указывает цену золоту, вес моральный — личности: украшая дарования, он внушает уважение. Осанка человека — фасад души; степенность — не косная ограниченность, как полагает пустомыслие, но спокойная уверенность: в словах наставительна, в делах образцова. Зрелость свойственна лишь человеку во всем смысле слова — насколько он зрел, настолько он личность; выйдя из детства, он обрел важность и авторитет.

  • Умерять себя в суждениях. Всяк судит да рядит, как ему выгодно, и не скупится на доводы в пользу своего суждения. У большинства мнение во власти пристрастия. Два лица столкнутся в противоречии, и каждый полагает, что правда на его стороне, но разум никогда не двуличен. Пусть же разумный в щекотливых случаях хорошенько поразмыслит — и, может статься, оглядка на себя исправит оценку суждения другого. Пусть поставит себя на место противника, пусть поймет его доводы — тогда, быть может, и его не осудит и себя так безоговорочно не оправдает.

  • Не суетливым быть, а деловым. Очень деловыми притворяются те, кому всего меньше это свойственно. Из пустяка делают невесть что, да еще с видом преважным, — этакие хамелеоны, глотающие хвалу, отчего у людей кругом отрыжка смехом. Тщеславная суетность всегда несносна, в делах же смехотворна. Муравьишки эти, подбирая крохи почестей, притязают на славу подвигов. Меньше всего хвались высокими достоинствами; довольствуйся делом, хвалить предоставь другим. Деяния даром отдавай, не продавай. И негоже нанимать золотое перо, дабы воспевало твое ничто, в досаду достойным. Героем надо быть, а не казаться.

  • Муж достоинств величественных. Великие достоинства творят великих людей: одно такое равно множеству средних. Некто желал, чтобы все у него было большое, даже обиходные вещи:62 насколько же достойней, когда великий муж желает того же для уборов своего духа. В боге все бесконечно, все безмерно, а в герое все должно быть великим и величавым, дабы все его деяния и даже слова облечены были трансцендентно грандиозным.

  • Поступать всегда так, будто на тебя смотрят. Осмотрителен тот, кто смотрит, как на него смотрят — или посмотрят. Он знает, что у стен есть уши, что зло совершенное рвется наружу. Даже наедине он так себя ведет, словно весь мир его видит, ибо знает, что все узнается: видит свидетелей уже сейчас в тех, кто, возможно, ими станет впоследствии. Тот, кто желал, чтобы все его видели63, не боялся, что из чужих домов могут наблюдать за ним в его собственном.

  • Три качества делают из человека чудо — и это высшие дары Верховной Щедрости: плодовитый талант, глубокий ум, тонкий и счастливый вкус. Велико преимущество — хорошо придумать, еще большее — хорошо продумать. И оценить — хорошее. Талант не в позвоночнике сидит, иначе это —скорее прилежание, чем остромыслие; но верное суждение — плод рассудительности. В двадцать лет царит чувство, в тридцать — талант, в сорок —разум. Есть умы, подобные глазам рыси, как бы излучающие свет, — чем ночь темней, тем они ярче; есть другие, счастливые, всегда находят самое подходящее — таким удается сделать и много и хорошо: блаженное свойство, дарующее плодовитость. Но хороший вкус украшает человеку всю жизнь.

  • Оставлять неутоленным. Чтобы уста просили еще нектара. Желание — мера ценности. Хороший вкус советует даже телесную жажду разжигать, но не утолять; хорошо да мало — вдвойне хорошо. Во второй раз все кажется куда хуже. Пресыщение вредит удовольствию, вселяет отвращение даже к веками признанному величию. Верный способ быть приятным: захватить аппетит в тот миг, когда голод его разжег, и — оставить под голодком. Уж ежели ему раздражаться, то лучше от нетерпеливого желания, нежели от досадной сытости: наслажденье выстраданное вдвойне сладостно.

  • Одно слово: святость. Этим все сказано. Добродетель — центр всех совершенств, средоточие всех радостей. Она делает человека благоразумным, внимательным, проницательным, рассудительным, мудрым, мужественным, осмотрительным, прямодушным, счастливым, достохвальным, истинным и универсальным героем. Три дара даруют блаженство:64 святость, здоровье, мудрость. Добродетель — солнце малого мира нашего, ее небосвод — чистая совесть; прекрасная, она снискала любовь бога и любовь людей. Ничего нет любезней добродетели, ничего отвратительней порока. Лишь добродетель — подлинное, все прочее — поддельное. Глубина и величие измеряются не фортуной, но добродетелью, она себе довлеет. Пока жив человек, его любят; умрет — помнят.

    Конец

    «КАРМАННОГО ОРАКУЛА,



    или

    НАУКИ БЛАГОРАЗУМИЯ»



    КОММЕНТАРИИ

    1. чем в древности от семерых... — Семью мудрецами древней Греции называли живших в VII—VI вв. до н.э. философов и государственных мужей: Фалеса, Питтака, Солона, Клеобула, Периандра, Хилона, Бианта. Иногда назывались и другие имена — Мисон, Анахарсис.

    2. ... тучи Пифона борются со светозарными лучами Аполлона. — Аполлон, сын Юпитера и Латоны, сразу после рождения вооружился луком и стрелами и убил дракона Пифона, посланного ревнивой Юноной преследовать мать Аполлона и Артемиды, Латону. В космологическом толковании это борьба Солнца (Аполлона) с исходящими из Земли (Юноны) испарениями, которые, затмевая Небо (Латону), скрывают от глаз Солнце и Луну (Артемиду), сестру Аполлона.

    3. ... варварство Тиграна…— Речь, вероятно, идет о Тигране V, царе Армении с 60 г. н.э.

    4. ... свободных искусств. — «Семью свободными искусствами» (или «науками»), составлявшими основу схоластического образования в средние века, были: грамматика, риторика, диалектика («тривиум», первый цикл) и арифметика, геометрия, астрономия, музыка («квадривиум», второй цикл). Такое разделение предметов было введено в VI в. и сохранялось в европейских университетах до XV в.

    5. ... скрывал свою плешь лавровым венком. — Юлий Цезарь получил от сената право носить лавровый венок постоянно; до этого, по обычаю, венок надевали только в торжественных случаях.

    6. Синдересис (греч. συντέρεσιζ) — одно из основных понятий в этических воззрениях Грасиана: тонкое понимание, счастливо сочетающееся с верной интуицией.

    7. ... когда его творения нравились многим! — Имеется в виду римский философ Луций Анней Сенека (2—65), автор многих трактатов в духе стоической («моральной») философии. Приводимая мысль высказана в его «Нравственных письмах к Луцилию» (XXIX, 10—12).

    8. ... глупо после сорока взывать к Гиппократу о здоровье... — Таково было мнение римского императора Тиберия (14—37), как сообщает Тацит в «Анналах» (VI, 46), но называет он возраст не 40, а 30 лет.

    9. ... их головы, как в той мудрой басне, пусты. — Лиса, забравшись в мастерскую лепщика, увидела трагическую маску, но, заглянув вовнутрь, убедилась, что там пусто (Эзоп. Басни, 27).

    10. ... воображаемый наставник Сенеки. — Сенека. Нравственые письма, XLIII, 5.

    11. Страсти — гуморы духа... — В основе античной и средневековой медицины лежало сформулированное Гиппократом учение о четырех гуморах, или соках (кровь, флегма, светлая желчь и черная желчь), от соотношения которых зависит здоровье человека и его темперамент.

    12. ... торопись, не спеша. — Любимая поговорка императора Августа (Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. Август. 25,4).

    13. С доблестью не шутят... — Перефразированная испанская поговорка: «С любовью не шутят» (также название одной из комедий Кальдерона).

    14. «Время да я — на любого врага» (исп. El timpo y yo — буквально: «на любую другую пару»). — Изречение, приписываемое императору Карлу V.

    15. Луцина — прозвище Юноны (Juno Lucina от лат. lux — «свет») как покровительницы родов, появляющейся на свет новой жизни. Почиталась у римлян также как особая богиня, которой воздвигались храмы и алтари.

    16. ...как Митридату — без яда. — Митридат VI Евпатор (111—63 до н.э.) — царь Понта, заклятый враг римлян, принимал ежедневно некую дозу ядов, чтобы, привыкнув к ним, не опасаться отравителей.

    17. ...новый мир с новыми чудесами красоты... — Речь идет о короле Кастилии и Леона Альфонсе X Мудром (1252—1284), который прославился приверженностью к наукам и был автором исторических, философских, астрономических и поэтических сочинений. Ознакомившись с крайне запутанной системой движения светил в Птолемеевых таблицах, он, по преданию, сказал, что если бы он создавал вселенную, то устроил бы ее гораздо проще.

    18. Фавоний у римлян западный ветер (греч. Зефир).

    19. ...познавать себя. — «Познай самого себя» — надпись на фронтоне храма Аполлона в Дельфах. Изречение, приписываемое Фалесу Милетскому, Хилону Лакедемонскому, а также Бианту из Приены.

    20. ...успел еще заняться делами мира другого. — Исследователь Грасиана, Мигель Ромера-Наварро, опубликовавший в 1954 г. критическое издание «Карманного оракула», полагает, что речь здесь идет об Альфонсе X (см. 17) как авторе «Книг по науке астрономии». Артуро дель Ойо, издатель и комментатор однотомного собрания сочинений Б.Грасиана, по которому выполнен настоящий перевод, называет Фердинанда V Католика: он, «управившись со Старым Светом», успел еще заняться Новым. Более вероятно, что Грасиан здесь имеет в виду императора Карла V, который, отрекшись в 1555 г. от престола, удалился в монастырь.

    21. ...величайший из великих капитанов. — Имеется в виду Гонсало Фернандес де Кордова, «Великий Капитан» (1453—1515) — знаменитый испанский полководец, прославившийся в войнах с маврами (особенно в 1492 г. при покорении Гранады, последнего их оплота в Испании) и в победоносной кампании 1502—1503 гг. в Италии, где, нанеся поражение французам, завоевал для испанской короны Неаполитанское королевство. Грасиан видел в нем образец военного и политического деятеля и неоднократно упоминает его в своих произведениях.

    22. Александр оплакивал не Ахиллеса погребенного... — Возложив в Илионе венок на могилу Ахиллеса, Александр с горестью сказал, что считает Ахиллеса счастливцем, ибо при жизни он имел верного друга (Патрокла), а после смерти — великого певца своей славы (Гомера). (Плутарх. Жизнеописание Александра, XV).

    23. Некий мудрец сводил всю мудрость к мере. — Эту мысль приписывали Клеобулу из Линда (остров Родос), одному из семи древних мудрецов, или Солону Афинскому, тоже входившему в их число.

    24. Аргус — аргивский царь, наделенный сотней глаз, из которых половина была всегда открыта. Ревнивая Юнона поручила ему стеречь обращенную в корову Ио, возлюбленную Юпитера, но Меркурий сумел усыпить Аргуса игрой на флейте и отрубил ему голову. Тогда Юнона перенесла его глаза на хвост павлина.

    25. ...вздремнет Гомер... — «Но досадно, // Если и добрый наш старец Гомер иногда засыпает!» (Гораций. Наука поэзии, 359. Пер. М.Дмитриева).

    26. Согласием (Nemine discrepante). — Букв, «никто не возражает» — формула, которой экзаменаторы подтверждали свое единогласное одобрение.

    27. Арроба — испанская мера веса, около 11,5 кг.

    28. Элизиум (Елисейские поля) — в греческой и римской мифологии местопребывание доблестных и добродетельных душ после смерти.

    29. Не быть зеленой книгой. — Арагонская «Зеленая книга» (по цвету кожаного переплёта) была составлена в 1509 г. евреем Анчиасом; в ней он описал позорное прошлое многих знатных семей Арагона. Во времена Грасиана «зеленой книгой» называли генеалогическую запись недавно обращенных в христианство мавров и евреев. Выражение употреблялось также в нарицательном смысле.

    30. ...либо во всем — на скота. — Аристотель. Политика, I, 1, 14.

    31. Мудрый довлеет себе. — Сенека. Нравственные письма. IX.

    32. ...в книге, творении мысли. — Как передает Плиний Младший («Письма», III, 5, 10), его дядя Плиний Старший говорил, что нет такой плохой книги, в которой ненашлось бы чего-нибудь хорошего.

    33. ...того органа чувств, который... дан в парном виде общей нашей матерью. — По преданию, Александр Македонский, выслушивая спорящих, внимал доводам первого, заткнув одно ухо, чтобы оно было свободно для доводов другого.

    34. ...Марциалова Фабулла... — Марциал. Эпиграммы, VIII, 79.

    35. ...чтобы по тебе вздыхали... — Такое соображение приписывалось императору Августу, назначившему своим преемником жестокого и коварного Тиберия, — с чем, правда, не согласен Светоний, приводящий эту версию (Светоний. Жизнь двенадцати цезарей. Тиберий. 21,2).

    36. ...сказал один писатель... — Имеется в виду Цицерон (О дружбе, XVII, 63; XXII, 85).

    37. ...ты будешь первым "благоразумным на коне"... — Испанская поговорка: «Не бывает благоразумного на коне».

    38. Фанега — испанская мера емкости для сыпучих тел, около 55 литров.

    39. Эпиктет (ок. 50 — ок. 138) — римский философ-стоик, чье учение сохранилось в записях его последователя Арриана. Имеется в виду знаменитое изречение Эпиктета: Sustine et abstine — «Терпи и воздерживайся».

    40. ...исчезни на земле учтивость, великодушие и верность, их вновь отыскали бы в твоей груди. — Слова французского короля Франциска I.

    41. "Половина больше целого". — Изречение одного из семи мудрецов, Питтака из Митилены.

    42. ..."священный якорь"... — Самый большой якорь на корабле, применявшийся только в крайних случаях.

    43. ...того не надо делать. — Комментируя свой перевод «Оракула» на французский язык, Амело Делауссе сообщает, что о папе Александре VI Борджа и его сыне Чезаре Борджа ходила острота: «Отец никогда не делал того, что говорил, а сын никогда не говорил того, что делал».

    44. ...у монарха чопорность была осмеяна как чудачество. — Речь идет о короле Арагона Педро IV Церемонном (1336—1387), чрезвычайно строго следившем за соблюдением придворного этикета.

    45. ...умеют колдовать без фессалийских трав... — Фессалия, область древней Греции, славилась своими знахарями и колдовскими зельями.

    46. ...половина тех, что не кажутся. — В своем трактате «Остроумие» (XXVIII) Грасиан указывает, что эта мысль принадлежит дону Пабло де Парада, португальскому дворянину, служившему в испанской армии. Грасиан с ним познакомился во время военных действий в Каталонии.

    47. ...она безумие. — 1 послание апостола Павла коринфянам, 3,19.

    48. Великие начинания даже не надо обдумывать... — Правило Юлия Цезаря.

    49. ...поджегши чудо света... — Намек на Герострата, поджегшего одно из «семи чудес света», храм Дианы в Эфесе.

    50. ...в самом Коринфе... — Город-республика Коринф славился в древней Греции утонченностью культуры.

    51. ...как Янус уравновешен... — Древнеримского бога Януса, бога всякого начала, входа и выхода, изображали с двумя лицами — одно глядело вперед, другое назад. Отсюда ссылка на него как на воплощение «уравновешенности».

    52. ...окошка в груди. — Согласно мифологическому сказанию, бог Вулкан сделал человека и представил его на суд богов. Тогда бог смеха Мом заметил, что у человека нет самого необходимого — окошка в груди, чтобы можно было видеть, какие козни он замышляет. По мнению же Грасиана, важнее зоркость — глаза на ладони (человек с глазами на ладонях — одна из излюбленных у Грасиана эмблем знаменитого мастера этого жанра, итальянца Андреа Альчиати).

    53. ..открытым другое ухо для другой стороны.. См. 33.

    54. С голубиной кротостью да сочетается хитрость змеиная! Евангелие от Матфея, X, 16.

    55. Правило великого учителя... — Правило Игнатия Лойолы (1491—1556), основателя ордена иезуитов.

    56. ...скажет старуха Адриану. — Публий Элий Адриан, римский император (117—138), испанец по происхождению. Однако здесь Грасиану, видимо, изменила память. Подобный эпизод приведен Плутархом (Деметрий, XLII) в жизнеописании македонского царя Деметрия Полиоркета (301—288).

    57. ...коль поссорился с жуком... — Орел, не вняв просьбе жука, сожрал пойманного зайца, и жук стал ему мстить: всякий раз, как в орлином гнезде появлялось яйцо, жук выкатывал его из гнезда и разбивал. Орел взмолился к Зевсу, и Зевс разрешил класть яйца к нему за пазуху. Но тогда жук, взлетев повыше, сбросил за пазуху Зевса навозный шарик. Спеша стряхнуть навоз, Зевс уронил яйца, и они разбились (Эзоп, Басни, 3).

    58. ...католическая королева Изабелла... — т.е. Изабелла Кастильская (1474—1504). Она и ее муж Фердинанд V Арагонский (1474—1516) получили прозвание «католическая чета» за деятельную и успешную борьбу по освобождению испанских территорий от мавров, завершившуюся завоеванием Гранады (1492). При Изабелле также была учреждена инквизиция и произошло изгнание евреев из Испании.

    59. Великий Капитан — Гонсало Фернандес де Кордова (см. 21), чей талант полководца проявился в годы царствования «католической четы».

    60. Люстр — период в пять лет (а не семь, как здесь, где слово «люстр» употреблено в значении «срок»), которым пользовались римляне для счета времени.

    61. Антигон Гонат — македонский царь (277—240), сын ДеМетрия Полиоркета (см. 56). Когда скончался философ-стоик Зенон из Китиона (ок. 336—264), Антигон сказал, что он утратил свидетеля своих подвигов и театр своей славы (Диоген Лаэртский. Жизнь, учения и мнения знаменитых философов, VII, 1,6—8).

    62. Некто желал, чтобы все у него было большое, даже обиходные вещи... — Речь идет о короле Испании Филиппе II (1555—1598).

    63. Тот, кто желал, чтобы все его видели... — Желание, высказанное Марком Ливием Друзом, римским народным трибуном в 91 г. до н.э. (в том же году убит), когда архитектор предложил ему построить такой дом, чтобы никто не видел и не знал, что творится внутри. На это Друз возразил: «Выстрой мне такой дом, чтобы все, что я делаю, могли видеть все» (Патеркул. История Рима, II, XIV; также Плутарх. Наставление занимающимся государственными делами, IV).

    64. Три дара даруют блаженство... — По-испански здесь три слова, начинающиеся на “s” (santo, sano, sabio), и в оригинале говорится о трех «с», дарующих блаженство.



  • 1   2   3   4   5   6   7   8


    База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
    обратиться к администрации

        Главная страница