Софронов Вячеслав Юрьевич



страница1/8
Дата15.11.2016
Размер1.98 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ГОУ ВПО «ТОБОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

ИМЕНИ «Д. И. МЕНДЕЛЕЕВА»

Софронов Вячеслав Юрьевич



МИССИОНЕРСКАЯ И ДУХОВНО-ПРОСВЕТИТЕЛЬСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (КОНЕЦ XVII - НАЧАЛО XX ВВ.)

ЧАСТЬ I


Тобольск

2005

УДК 26


ББК 86.372.24(2Р5)

Софронов В. Ю. Миссионерская и духовно-просветительская деятельность Русской Православной церкви в Западной Сибири (конец XVII - начало XX вв.). Часть I. Тобольск, 2005. 144 с., ил.

В монографии представлены исследования миссионерской и культурно-просветительской деятельности Русской Православной церкви в Западной Сибири в конце XVII-начале XX вв., основанные на архивных материалах и результатах научных работ по данной тематике.

Книга предназначена для исследователей истории Русской церкви, студентов, аспирантов, а также всех читателей, проявляющих интерес к историческому прошлому сибирского края.

Ответственный редактор: Е. И. Тимонин, д-р истор. наук, профессор, действительный член Академии гуманитарных наук, академик.



@ Министерство образования и науки РФ.

ГОУ ВПО «Тобольский государственный педагогический институт имени Д. И. Менделеева», 2005

@ Софронов В.Ю., 2005
ISBN –

К ЧИТАТЕЛЮ

Предложенная вниманию читателей монография Вячеслава Юрьевича Софронова посвящена актуальной и научно-значимой теме исследования. В современных условиях значительно возросла роль Православной церкви в жизни российского общества. Она все больше влияет на возрождение высоких нравственных устоев, заложенных в основе гуманистического христианского учения. Идет процесс сближения деятельности Церкви с политикой государства по восстановлению культурного наследия, достигнутого за годы ее существования.

На протяжении многих веков Православие было идеологической основой духовных, социальных и политических устоев российского общества. Занимая значительное место в общественной политической системе, оно способствовало формированию и укреплению единого многонационального государства на Руси.

Огромное значение Русская православная церковь имела в истории духовного и культурного освоения и развития коренных народов Западной Сибири. Между тем эта проблема еще не получила широкого освещения в отечественной исторической науке. Поэтому выход монографии В.Ю. Софронова, посвященной миссионерской и духовно-просветительной деятельности Русской православной церкви в Западной Сибири является большим вкладом в изучение этой актуальной и научно-значимой проблемы.

К изучению духовного наследия Русской православной церкви в Западносибирском регионе В.Ю Софронов обращается не впервые. По этой тематике им опубликовано немало научных работ. Но в отличие от них, это монографическое исследование охватывает широкий круг проблем, отражающих многообразие миссионерской деятельности и духовного просвещения Русской православной церкви в Западной Сибири на протяжении более двух с половиной столетий, с конца XVII до начала XX веков.

Монография выполнена на основе широкого круга источников, имеющих непосредственное отношение к теме исследования. Многие из них впервые вводятся в научный оборот, обогащая источниковую базу историографии. Особенно ценным являются документы и материалы, в которых показана практическая деятельность православных миссий по духовно-просветительной деятельности Русской православной церкви в Западной Сибири среди коренного языческого наследия. Всесторонне раскрыта роль Тобольской семинарии в подготовке кадров церковносвященнослужителей и их участие в миссионерской деятельности в самых отдаленных уголках Западносибирского края.

В монографии широко представлена деятельность Российского государства и церкви против раскольнической деятельности староверов. Автором показаны различные формы и способы борьбы с антиобщественной практикой раскольников на различных этапах исследуемого периода. Новый подход проявлен в оценке раскола как проявления религиозного фанатизма, оказывающего негативное влияние на социальную атмосферу края. Рассмотрение этого вопроса увязывается с современными проблемами борьбы с международным экстремизмом и терроризмом, основанным на религиозной почве.

С научных позиций в монографии освещаются взаимоотношения православной церкви с исламом. К этой проблеме автор подходит с учетом на каждом этапе общеисторической обстановки как в России, так и в Западной Сибири, понимая сложность ее решения в многонациональном государстве.

В исследовании В.Ю. Софронова много действующих лиц, от крупных государственных и церковных деятелей до рядовых священников, принимавших участие в миссионерской и духовно-просветительной деятельности в Западной Сибири. Это еще одна серьезная работа Вячеслава Юрьевича. Ее выход не останется незамеченным в научных кругах сибирских ученых и широкой читательской общественности. Монография является существенным вкладом в изучении деятельности Русско-православной церкви по распространению православия и духовному просвещению коренных народов Сибири на различных этапах ее социально-культурного развития. Ценно, что исследование этих проблем освещается не изолированно, а в рамках общероссийских процессов. Это позволило В.Ю. Софронову раскрыть как общие закономерности, присущие Российскому государству в целом, так и особенности характерные для Западносибирского региона.
Заведующий кафедрой регионального развития Омского

государственного аграрного университета

доктор исторических наук, профессор С.В. Новиков.

ВВЕДЕНИЕ
История России не отделима от истории Православной Церкви, которая зарождалась и развивалась практически одновременно с Русским государством, служила не только вектором идеологической направленности его развития, но и связующим элементом межэтнического государственного учреждения. Православная Церковь участвовала, а нередко и брала на себя важную роль в формировании как внешней, так и внутренней государственной политики, основанной на нравственных положениях христианского учения, главное из которых заповедовало любовь к ближнему. На этой же базе строилась и культура всего русского общества, его быт и мировоззрение. «Культурное влияние церкви и религии было, безусловно, преобладающим в исторической жизни русского народа»1.

Трудно переоценить значение православной церкви как института социальной стабильности. Церковь была и остается важнейшим объединяющим началом, формулирующим мировоззренческие и идеологические положения социальной доктрины государства. Необходимо учитывать, что «господство церкви вовсе не всегда значило прямое насаждение специфического религиозного взгляда, но приведение имеющихся мнений, интересов и стремлений к единству. Христианская догматика являлась зароком такого единства»2.

В свое время А. Дж. Тойнби признал цивилизующую роль церкви, которая в процессе рождения и смерти цивилизаций «играет роль яйца, личинки и куколки»3. Почти синхронно возникшие мировые религии (христианство, ислам, буддизм) вобрали в себя основные культурные традиции воспринявших их народов, благодаря чему возникла письменность, устойчивые государственные образования, объединение этносов в монолитную

цивилизацию, чего дать «…язычество принципиально не способно именно в силу того, что оно многобожие, то есть разнобожие»4.

Благодаря деятельности Православной Церкви русское, российское общество сохранило единство на многие столетия, пройдя через труднейшее сопротивление со стороны внешних и внутренних разлагающих сил, оставшись единым государством. Ее основополагающие идеи православия позволили сохранить страну в прежних границах после революционных катаклизмов, гражданской войны и иных социальных потрясений.

На современном этапе осмысления российской истории изучение деятельности православной церкви представляется вполне закономерным, поскольку необходимо создание объективной картины нашего исторического прошлого, отражающего в полной мере как положительные, так и отрицательные стороны динамики исторического процесса. Поиск новой объединяющей национальной идеи не может быть решен положительно без пристального анализа предшествующих идеологических концепций, в основе которых лежал общенациональный лозунг: «Вера. Царь. Отечество».

История деятельности Православной Церкви в Западной Сибири многопланова. Без ее помощи государственно-административный аппарат не смог бы решить поставленную перед ним задачу создания единого правового пространства с многонациональным населением, исповедующим самые различные верования. Православие распространялось в Сибири одновременно с освоением территории русскими переселенцами, и его задачи совпадали с государственной политикой.

Одной из основных и главных задач православия на вновь осваиваемых землях было привнесение культурных традиций, которые бы помогли местному населению в полной мере и за незначительный период осознать себя подданными России. Решение этого вопроса могло стать возможным лишь при активной миссионерской и просветительской деятельности церкви. Распространение православия в Сибири и даже на побережье Северной Америки признается отечественными и зарубежными исследователями явлением уникальным, не имеющим аналогов. Если западное христианство для распространения своего влияния создавала строго регламентируемые ордена, то православие опиралось на подвижническую деятельность миссионеров.

В последние десятилетия ушедшего столетия сложилось новое научное направление, получившее название миссиологии – науки, которая, согласно определению Всемирного Совета Церквей, занимается изучением миссионерской истории, миссионерской мысли и миссионерских методов деятельности. В западных странах инициаторами деятельности по развитию миссиологии стали две наиболее влиятельные и ведущие международные ассоциации миссиологов – «Международная Ассоциация Миссионерских Исследований» (IAMS) и «Международная Ассоциация Католических Миссиологов» (IACM).

В то время как в России лишь недавно был открыт Миссионерский Отдел при Патриархате, в результате чего не успела сформироваться теоретическая база миссионерской доктрины православия, еще не начата практическая деятельность в данном направлении. Мнение Патриарха Алексия II по поводу миссионерства выражено им в «Обращении к клиру г. Москвы» 15 декабря 2001 г., в котором сказано: «Нынче каждый священник должен быть миссионером и учить миссионерскому служению свою паству», что подчеркивает сколь важное значение миссионерству придается верховным иерархом РПЦ.

С распадом Советского Союза утрачены не только экономические и политические связи с республиками Закавказья, Средней Азии, Прибалтики, но и религиозные с русскоязычным православным населением, что могло бы служить связующим звеном для формирования дружественных отношений со странами СНГ посредством миссионерской деятельности РПЦ. В то же время на всей территории бывших социалистических стран начали бурно расти католические, протестантские, в том числе, тоталитарные секты, занявшие идеологическую платформу, на которой традиционно базировалась православная церковь.

В силу вышесказанного изучение миссионерской и просветительской деятельности православной церкви в Западной Сибири, где был накоплен значительный опыт этой работы среди различных народов, имеет громадное значение. В настоящее время православное миссионерство могло бы стать одной из составляющих как внешней, так и внутренней политики российского государства, и тем самым оказать существенную помощь в стабилизации положения в регионах, где было традиционно сильное влияние России.

Территориальные рамки исследования охватывают пространство Западной Сибири в ее естественных географических границах. Административно данная территория носила в различные временные этапы различные наименования. В конце XVII в. рассматриваемая территория входила в состав Тобольского разряда. С 1708 г. была открыта Сибирская губерния с центром в Тобольске. В 1716 г. Сибирь разделилась на 3 провинции: две приуральские (Вятская и Соликамская) и одну собственно сибирскую – Тобольскую. В 1724 г. из Тобольской провинции выделились еще две – Енисейская и Иркутская.

Указом правительства от 19 января 1782 г. в Сибири были созданы три наместничества: Тобольское, Колыванское и Иркутское, а Тобольское разделилось на две области: Тобольскую и Томскую. В 1796 г. наместничества были упразднены, и в Сибири образованы вновь две губернии – Тобольская и Иркутская. Значительная часть территории Тобольской губернии в 1804 г. была отделена и включена в созданную впервые Томскую губернию, состоящую из восьми округов: Томского, Каинского, Красноярского, Енисейского, Туруханского (Нарымского – до 1823 г.), Кузнецкого и Бийского (по 1824 г.).

По новой реформе управления в Сибири, проведенной в 1822 г. под руководством М. М. Сперанского, сформировались стало два генерал-губернаторства – Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское с административными центрами в Тобольске (с 1839 в Омске) и Иркутске. В состав Западно-Сибирского генерал-губернаторства с 1822 по 1824 гг. входили Тобольская, Томская губернии и Омская область (упраздненная в 1838 г. и находившаяся в пограничном управлении). Тобольская губерния состояла из округов: Тюкалинского (с 1824 по 1838 гг.; затем его территория была включена в состав Омского округа), Ишимского, Ялуторовского, Курганского, Березовского, Тарского, Тюменского, Тобольского. В состав Томской губернии вошли округа Бийский (с 1824 по 1827 гг. – Чарышский), Барнаульский (с 1824 г.), Колыванский (с 1824 г.), Томский, Кузнецкий, Каинский. В Омскую область входили округа Аманкарагайский, Уч-Булагский, Барнаульский, Акмолинский, Каркаралинский, Кокчетавский, Кокбектинский, Аяузский, Петропавловский, Усть-Каменогорский, Семипалатинский. С 1868 г. была образована Акмолинская область, в состав которой вошел и Омский округ, а в составе Тобольской губернии был восстановлен Тюкалинский округ. В 1882 г. был образован Степной край с центром в Омске, в состав которого входили Акмолинская, Семипалатинская и Тургайская области.

В 1882 г. Западно-Сибирское генерал-губернаторство было упразднено, а губернии Тобольская и Томская переведены на одинаковое положение с губерниями Европейской России. В таком административном подчинении оставалась исследуемая нами территория вплоть до событий 1917 г.

Хронологические рамки исследования охватывают период с конца XVII столетия и по 1917 г. включительно. Столь обширные временные рамки взяты с целью целостного показа процессов и явлений миссионерской и культурной деятельности православной церкви, происходящих на территории Западной Сибири. Миссионерская и просветительская деятельность церкви началась среди сибирских народностей с момента появления за Уралом православного духовенства, и проследить динамику развития этих процессов возможно лишь на значительном временном отрезке.

Говоря о более точной датировке, предлагаем учитывать следующие факторы. Именно в конце XVII века происходили события, благодаря которым мы считаем необходимым взять этот рубеж за верхнюю точку отсчета. В 1681 г. издается царский указ о крещении всех народностей, проживающих в Поволжье. Сибирский митрополит Павел воспринял этот указ, как предписание к действию, в результате чего в Москву были направлены жалобы от сибирских татар. Но уже в 1685 г. был издан указ, который предписывал «… буде которые иноземцы похотят креститься в православную христианскую веру волею своей и их велеть принимать и крестить, а не волею никаких иноземцев крестить не велеть».

Другим государственным указом за 1685 г. предписывалось всех староверов «бить кнутом и казнить смертью», после чего началось повсеместное преследование ревнителей «старой веры» и массовое бегство раскольников за Урал.

1917 г. является естественной конечной границей исследования, поскольку именно с этого момента православная церковь перестала быть государственным институтом.

Деятельность церкви мы предлагаем разделить на внешнюю и внутреннюю. К внешней деятельности следует отнести – миссионерство, просвещение и общественную деятельность (открытие различных братств, обществ, помощь нуждающимся); а к внутренней – внутриконфессиональную (богослужение, канонизация, чиноположение и пр.) и хозяйственную деятельность. Думается, что такое деление даст возможность и в дальнейшем более четко разграничивать и соотносить многоплановую деятельность духовных властей и ее рядовых членов. Миссионерская деятельность распадается на три, практически независимых одно от другого, направления:


  • противоязыческое;

  • противораскольническое и противосектантское;

  • противомусульманское.

В рамках нашей работы сознательно не затрагиваются вопросы взаимодействия православной церкви с католиками, протестантами, иудеями и буддистами, поскольку незначительная численность представителей этих вероучений на территории Западной Сибири не позволяет говорить об их заметном влиянии на идеологию и общественно-политическую жизнь края. В то время как по отношению к язычникам, раскольникам, сектантам и мусульманам на разных этапах применялись различные меры миссионерского воздействия, что позволяет говорить о целенаправленной политике в этих направлениях сибирского духовенства и дает возможность показать динамику данной деятельности на протяжении ряда лет, а в отдельных случаях и столетий.

Ряд исследователей призывает отказаться от общепринятого термина «язычество», считая его уничижительным, не вполне корректным, и заменить его нейтральными: «этническая религия» или «религиозная традиция»5. Но ведь термин «язычество» получил свое название от такого старорусского слова, как «язык» - в значении «народ, чужой народ, иноверцы, язычники, идолопоклонники», подразумевая под ним и «народную религию»6. В то время как «этническая религия», допустим, у ненцев и славян совершенно различна, тем самым употребление новомодного термина может привести к путанице и потребует дополнительных пояснений.

В любом случае использование терминологии в каком-либо разделе науки имеет некоторое допущение, даже неточность, которое совсем не рассчитано на оскорбление или нанесение обиды. К примеру, разделение воюющих сторон в годы Гражданской войны на «белых» и «красных» - опять же условно. В связи с этим думается о допустимости терминов «инородец», «иноверец», которые в дореволюционный период были общеприняты, а при советской власти заменены «нацменом» или «аборигеном». Здесь, представляется, более уместно использование термина «автохтонное население», хотя его можно использовать лишь во множественном числе.

Хотелось бы также остановиться на использовании таких терминов, как «противораскольническая деятельность», «раскол», «раскольники». Авторы советской формации (Н. Н. Покровский, В. И. Байдин, Л. Н. Суслова и др.) в своих работах стоят на позициях использования терминов: «старообрядец», «старообрядцы», «старообрядчество». В то время как дореволюционные авторы (Н. И. Субботин, Н. Ф. Каптерев, Е. Е. Голубинский, П. В. Знаменский) называли явление разделения русской церкви в результате реформ - «расколом», а противников реформ – «раскольниками». Мы сочли возможным использовать именно такую терминологию, поскольку она была применима представителями православной церкви и гражданскими властями в рассматриваемый период, не считая употребление других терминов некорректным.


*** *** ***

Рассматриваемая нами тема имеет непосредственное отношение к истории Русской Церкви, а потому и историографический обзор необходимо проводить, согласуясь с тем, как он традиционно дается в последних работах по данной тематике. К особенностям обзора литературы следует отнести многоплановость вопроса, который охватывает такие отдельные темы, как: история российского раскола и сектантства, миссионерская деятельность православной церкви в Западной Сибири среди местных народностей, историю ислама у сибирских татар и, наконец, историю сибирского духовного просвещения. В связи с этим нам придется охватить довольно широкий круг печатных изданий, публикаций и источников.

Историографии Русской Церкви еще только предстоит стать самостоятельным и полноправным разделом русской исторической науки, поскольку русская церковная история как наука существует менее двух веков, из которых большую часть XX столетия она находилась под запретом. Литературу по истории Русской Церкви принято делить на следующие разделы: исследования по истории Церкви в Древней Руси (X–XVII вв.), труды синодального периода (1700–1917), работы по истории Русской Церкви XX столетия7. В нашей работе использованы труды конца первого и всего второго (синодального) периодов.

1. Работы обобщающего характера

В 1805 г. появился первый обобщающий труд по истории Русской Церкви митрополита Московского Платона (Левшина) «Краткая российская церковная история» (2 т.), где изложение доведено до 1700 г. Значительным вкладом в развитие отечественной науки явилась «История Русской Церкви» архиепископа Филарета (Гумилевского) (Рига; Москва, 1847–1848. 4 т.; 6-е изд. М., 1895. 5 т.), представляющая собой систематическое изложение истории. Каждая книга пятитомника соответствует определенному периоду: 1) до нашествия монголов; 2) до разделения митрополии; 3) до учреждения патриаршества; 4) патриарший; 5) синодального управления до 1825 г. Тогда же были выпущены первые тома монументального труда архимандрита Макария (Булгакова), впоследствии митрополита Московского и Коломенского, ставшие делом всей жизни историка. По полноте охвата материала «История Русской Церкви» митрополита Макария (СПб., 1864–1886; М., 1994–1998) может быть сопоставима лишь с «Историей России» С. М. Соловьева (М., 1851–1879. 29 т.).

Результатом многих исследований стали труды профессора П. В. Знаменского «Руководство к русской церковной истории» (СПб., 1871. М., 1996) и профессора А. П. Доброклонского «Руководство по истории Русской Церкви» (Рязань; М., 1886–1893. Вып. 4. М., 1999). Кроме того, П. В. Знаменскому принадлежит ряд монографических исследований по специальным вопросам истории синодального периода РПЦ. Наиболее важные его труды на эту тему: Чтения из истории Русской Церкви за время царствования Екатерины II». // Православные сборник.- 1875.- № 2–4, 9; Чтения из истории Русской Церкви за время царствования императора Александра I.- Казань, 1885; Приходское духовенство со времени реформы Петра Великого.- Казань, 1873; Основные начала духовно-учебной реформы в царствование императора Александра I.- Казань, 1878; Духовные школы в России до реформы 1808 года.- Казань, 1881; История Казанской духовной академии за первый (дореформенный) период ее существования (1842–1870).- Казань, 1891–1892. 3 т.; Богословская полемика 60-х годов: Об отношении Православия к современной жизни.- Казань, 1909.

Особое место в историографии Русской Церкви занимает незаконченный труд профессора Е. Е. Голубинского «История Русской Церкви» (М., 1880–1911. 2 т. 1997–1998). Автор довел повествование до времени святителя Макария Московского (XVI в.). В 50-х гг. ХХ столетия обобщающий курс по истории Русской Церкви «Очерки по истории Русской Церкви» (Париж, 1959. 2 т.; М., 1991; 1997) был создан в Париже А. В. Карташевым.

Когда уже в XXI в., в наши дни, стало возможным введение в высшей школе дисциплин теологической направленности, именно в Сибири одним из первых появилось учебное пособие Л. М. Марцевой, С. В. Новикова «История русской православной церкви» (Омск, 2004), рецензенты Е. И. Тимонин, Н. И. Мартишина. Уникальность книги состоит в том, что в ней в сжатой форме дается краткая история со времени появления христианства на Руси до современности.

Но во всех вышеназванных трудах очень кратко рассматривается исторический ракурс деятельности и становления православия в Западной Сибири. В большинстве своем приводятся даты открытия Сибирской епархии, монастырей, строительства храмов и соборов, сообщаются биографии сибирских архиепископов и митрополитов. Для работ обобщающего курса характерно давать описание событий через личности царей, патриархов, архипастырей, не вписывая их в общеисторическую канву происходящих событий, если они напрямую не затрагивают деятельность церкви. Но они незаменимы для описания общероссийской картины развития православия в различные периоды.


  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница