Софья воронецкая



Дата09.05.2016
Размер64.3 Kb.
По заслугам

Софья ВОРОНЕЦКАЯ


В июле 2009 года суд Тракторозаводского района удовлетворил иск Людмилы Банных и назначил ей досрочную трудовую пенсию по старости, согласно статье 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 года. Правда, этому решению предшествовали несколько лет отчаянного поиска справедливости: из-за неразберихи с документами Людмила Петровна могла лишиться права на льготную «педагогическую» пенсию.
Людмила Банных более двадцати лет проработала музыкальным руководителем в детских садах, принадлежащих когда-то заводу ЧТЗ, и в 2004 году обратилась в управление Пенсионного фонда Тракторозаводского района за назначением досрочной трудовой пенсии. Однако ей отказали, сославшись на то, что она не вырабатывала положенный педагогический стаж: его насчитали чуть более 17 лет вместо необходимых 25. При этом специалисты Пенсионного фонда в качестве первоисточника для их решения ссылались на справку, выданную Управлением образования Тракторозаводского района.

После первой неудачи Людмила Банных опустила руки. Связываться с системой правосудия ей не хотелось, да и в благоприятный успех этого мероприятия она не верила. Однако прошло три года, во время которых Людмила Петровна продолжала работать в детском саду музыкальным руководителем, и вопрос о льготной «педагогической» пенсии снова встал перед ней. Но и повторное обращение в Пенсионный фонд не принесло результатов: рассмотрев все представленные документы, работники не нашли оснований для начисления пенсии. За ней признали педагогический стаж в 20 лет 4 месяца и 4 дня, хотя фактически педагог отработала более 25. Не признали время декретного отпуска, период переименования ЧТЗ в ОАО «Уралтрак» и еще несколько спорных периодов времени. Отчаявшаяся женщина стала искать пути выхода из ситуации.

«Основной аргумент отказа Пенсионного фонда был в том, что я якобы не вырабатывала ставку, – рассказывает Людмила Банных. – Об этом свидетельствует мой тогдашний оклад и справка, которую в 2004 году мне выдала экономист районного управления образования: в ней у меня значилось только 0,9 от ставки. Но на самом деле я работала и на ставку, и на ставку с четвертью и даже на полторы ставки, получая положенные за переработку деньги в виде премий и материальной помощи. Расчетные листки (табуляграммы) это подтверждают, но разобраться в них – процесс долгий и непростой. Пенсионный фонд должен был проверить первичные документы, включая табуляграммы, но не сделал этого. Поэтому я первым делом обратилась в наш районный профсоюз работников образования к Валентине Окатовой и Валентине Вороновой, чтобы разобраться, что творится с моим педагогическим стажем. Меня отправили в обком профсоюза.

Далее последовала череда встреч и письменных обращений председателя областной организации профсоюза работников образования и науки Юрия Владимировича Конникова к начальнику Управления образования Тракторозаводского района Игорю Видергольду. Разобраться в проблеме оказалось не так просто, как может показаться на первый взгляд. На встрече, где присутствовали и юристы, и управленцы, и педагоги (Людмила Банных не одна ходатайствовала о досрочной пенсии, музыкальных руководителей было четверо), и представители профсоюза, прояснить ситуацию не удалось: имеющиеся документы говорили не в пользу педагогов, поэтому было принято решение искать правду в архивах управления образования.

Юрисконсульт управления образования Тракторозаводского района Нина Сынчина, которой было поручено это дело, провела грандиозную работу: подняла все документы и табуляграммы, сравнила множество цифр, перечитала массу различных постановлений и приказов и выяснила, что педагогам занижались часы. Это было смутное время с 1989 по 1994 годы, когда завод лихорадило, и соответственно, это отражалось на всех подведомственных ему организациях. На основе полученной информации консилиум трех специалистов: заведующей детским садом № 370 Ольги Санниковой, главного правового инспектора обкома профсоюзов Марины Бугаевой и юрисконсульта Нины Сынчиной – пришел к выводу, что нужно составить некий документ, который бы наиболее ярко отражал сложившуюся ситуацию и стал бы основой для последующих судебных разбирательств. Нина Сынчина написала такой документ – Отзыв, который и сыграл основную роль в судебном разбирательстве, потому что доказывал: в справке, выданной Тракторозаводским управлением образования в 2004 году, указаны неверные сведения.

Анализируя штатные расписания по учреждениям, юрист пришла к выводу, что в детских садах функционировало не менее четырех укомплектованных групп воспитанников (исходя из количества воспитателей по штатному расписанию – не менее восьми на одно учреждение при обязательном условии работы двух воспитателей в группе). Следовательно, музыкальные руководители детских садов работали не менее чем на ставку заработной платы, поскольку на оплату труда музыкальных руководителей предусматривалось 0,25 ставки заработной платы на каждую группу в детских садах, в которых было не менее 4 групп, а как правило – 6. Получилось, что при попустительстве бухгалтерии управления образования бухгалтерия ЧТЗ музыкальным руководителям устанавливала ставки и начисляла зарплату ошибочно несколько лет и неверно учитывала количество отработанных педагогами часов. Это и требовалось доказать в суде.

«Дела, связанные с отстаиванием прав педагогов на досрочную пенсию, составляют больше половины от оказанных услуг, – поясняет главный правовой инспектор обкома профсоюзов Марина Бугаева. – Часто возникают проблемы с наименованием или переименованием учреждения, наименованием должности, с выполнением нормы рабочего времени на ставку заработной платы. Постановлением Правительства РФ № 781 с 1 сентября 2000 года установлено жесткое требование о включении в специальный стаж педагогический работник должен выполнять норму рабочего времени, установленную за ставку заработной платы, кроме учителей сельской местности и начальной школы. Например, как в случае Банных, когда дошкольные образовательные учреждения находились в ведомстве ЧТЗ, его бухгалтерия не везде верно выставляла рабочие часы педагогам, а руководители детских садов не обращали на это внимания, принимая как должное».

При положительном решении суда, назначение досрочной пенсии производится с момента обращения педагога в Пенсионный фонд и принятия им документов. В случае отказа УПФ назначения досрочной пенсии работник может обжаловать его в течение трех лет. Оказание юридической помощи по обжалованию отказов УПФ на сегодняшний день является одной из главных мотиваций работников образования состоять в профсоюзе. Тем более, что отказы в назначениях досрочной пенсии – повальные.

Закономерно возникает вопрос: почему проигрывая массу дел о назначении льготных пенсий, Пенсионный фонд снова и снова отказывает педагогическим работникам в ней? Видимо, такова политика экономии пенсионного бюджета: любыми средствами, в том числе и использовании неграмотности педагогов или путаницы в их документах, отказывать им в льготной пенсии. К тому же специалисты фонда говорят, что не обязаны обобщать правоприменительную практику и пусть каждый пенсионер свои проблемы по досрочной пенсией решает индивидуально. Эту ситуацию Пенсионный фонд аргументирует тем, что при утверждении Правительством РФ списка наименований образовательных учреждений и должностей, работа в которых учитывается при назначении досрочных пенсий за педагогическую деятельность, мнение Министерства образования РФ учитывалось. Если Министерство не обратило внимания на какие-то нюансы, то они, очевидно, будут признаваться существенными. Каково бы ни было законодательство, мы сегодня руководствуемся тем, что есть.

Дело Людмилы Банных стало судебным прецедентом: обкому профсоюза удалось защитить право на досрочную пенсию музыкального руководителя дошкольного учреждения с учетом работы в детских садах, находящихся в ведении завода ЧТЗ.

Отзыв юриста Управления образования района Нины Сынчиной сыграл в деле Банных Л.П. существенное положительное значение. Такой отзыв в будущем может помочь музыкальным руководителям детских садов, чьи ситуации схожи с делом Людмилы Петровны.

«Активное участие в моем деле приняла Марина Бугаева, – рассказывает педагог. – Она и исковое заявление помогала составлять, и была моим представителем в суде. Она очень дельно меня поддержала, потому что самой мне не справиться».

«Составлять исковые заявления мы стараемся очень подробно, иногда они занимают несколько листов в объеме, – продолжает Марина Бугаева. – Мы делаем это для того, чтобы облегчить педагогам участие в судебном процессе, поскольку основания, в исковом заявлении приводятся конкретные с учетом норм права и правоприменительной практики (т.е. решений суда по аналогичным спорам).

Зачастую отказ в назначении пенсии происходит по причине ненадлежащего оформления специалистами и руководителями образовательных учреждений наименования должности, наименования самого учреждения, учета рабочего времени, неверного внесения записи в трудовую книжку, в приказы и тарификационные списки. В этом случае, от образовательного учреждения требуется только согласиться с ошибкой и подтвердить право работника на досрочную пенсию.



Полагаем, что залогом победы является не только совместная работа специалистов районного управления образования, обкома профсоюза и руководства того учреждения, где работал когда-то истец. Решающую роль в таких делах играет отношение работодателя к своему сотруднику. Если руководство не намерено выступать третьим лицом или свидетелем и отстаивать позицию истца, то решение суда может получиться не в пользу педагога.

В случае с Людмилой Банных история имела положительный финал. В решении суда говорится: отказ УПФ в назначении досрочной трудовой пенсии истцу не правомерен, поскольку ранее действующее законодательство (в период работы в детских садах завода ЧТЗ) не содержало требования о выработке нормы рабочего времени, установленной за ставку заработной платы, а в последующие периоды работы она выполняла норму рабочего времени за ставку. Следовательно, спорные периоды работы Людмилы Банных подлежат включению в педагогический стаж для досрочного назначения пенсии и, поскольку ей выработан необходимый педагогический стаж – 25 лет, обязать УПФ назначить досрочную пенсию по старости на основании подпункта 19 пункта 1 статьи 27 ФЗ «О трудовых пенсиях в РФ» с даты обращения в УПФ за назначением такой пенсии.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница