Содержани е обращение к читателям Президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В



страница17/21
Дата01.05.2016
Размер3.62 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

Ответ. Глава 26 Гражданского кодекса Российской Федерации, устанавливающая основания прекращения обязательств, не включает в их число сам по себе факт вынесения судебного решения о взыскании денежных сумм.

Согласно п. 1 ст. 408 ГК РФ обязательство прекращается надлежащим исполнением.

В соответствии с п. 3 ст. 810 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором займа, сумма займа считается возвращённой в момент передачи её заимодавцу или зачисления соответствующих денежных средств на его банковский счёт.

Следовательно, при вынесении судом решения о взыскании основного долга и процентов по договору займа данный договор будет считаться исполненным также в момент возврата денежных средств или поступления денежных средств на счёт заимодавца.

В случае неисполнения решения суда указанный договор нельзя считать исполненным, а обязательство по выплате указанных сумм - прекращённым.

В силу п. 1 ст. 811 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором займа, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК РФ, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата заимодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК РФ.

Таким образом, если решение суда не исполняется, то заимодавец вправе обратиться в суд с требованием о взыскании с должника процентов на сумму займа, предусмотренную договором, и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере учетной ставки банковского процента (если иной процент не установлен законом или договором), начиная со дня, по который решением суда были взысканы указанные проценты, до дня фактического исполнения решения суда о взыскании полученной заёмщиком суммы займа.
Вопросы, возникающие из жилищных правоотношений.
Вопрос 3. Является ли соблюдение процедуры, установленной ч. 10 ст. 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, предшествующей изъятию у собственника жилого помещения, обязательным, и вправе ли суд по заявлению заинтересованных лиц признать неправомерным бездействие органа местного самоуправления, уклоняющегося от совершения указанных действий в случае признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу?

Следует ли из положения ч. 8 ст. 32 Жилищного кодекса Российской Федерации необходимость получения согласия обеих сторон на предоставление собственнику взамен изымаемого другого жилого помещения? Обязан ли орган местного самоуправления предоставить гражданину другое жилое помещение при наличии согласия гражданина на такое предоставление?



Ответ. В соответствии с разъяснением, которое дано в п. 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", судам следует учитывать, что в силу ч. 10 ст. 32 ЖК РФ признание в установленном порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции является, по общему правилу, основанием для предъявления органом, принявшим такое решение (то есть межведомственной комиссией, создаваемой, исходя из принадлежности жилого дома, федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления), к собственникам жилых помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции в разумный срок за счёт их собственных средств.

В том случае, если собственники жилых помещений в предоставленный им срок не осуществили снос или реконструкцию многоквартирного дома, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором расположен указанный аварийный дом, для муниципальных нужд (они заключаются в том, чтобы на территории муниципального образования не было жилого дома, не позволяющего обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан) и, соответственно, об изъятии каждого жилого помещения в доме путём выкупа, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию. К порядку выкупа жилых помещений в аварийном многоквартирном доме в этом случае согласно ч. 10 ст. 32 ЖК РФ применяются нормы ч.ч. 1-3, 5-9 ст. 32 ЖК РФ.

Таким образом, решение вопроса о выкупе жилого помещения либо предоставлении взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения требует соблюдения предварительной процедуры, как по направлению органом местного самоуправления собственникам жилых помещений требования о сносе аварийного дома либо его реконструкции, так и последующему принятию органом местного самоуправления решения об изъятии земельного участка, на котором расположен аварийный дом, если собственники жилых помещений в этом доме не выполнили требование о его сносе или реконструкции.

Бездействие органа местного самоуправления по принятию соответствующих решений, необходимых для соблюдения процедур, перечисленных в ч. 10 ст. 32 ЖК РФ, является основанием для его обжалования гражданами в порядке, предусмотренном гл. 25 ГПК РФ.

При ответе на вопрос о том, как следует применять положения ч. 8 ст. 32 ЖК РФ, предусматривающей, что по соглашению с собственником жилого помещения ему может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачётом его стоимости в выкупную цену, необходимо руководствоваться подп. "и" п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации", в соответствии с которым предоставление собственнику жилого помещения взамен изымаемого другого жилого помещения допускается только по соглашению сторон. При отсутствии согласия органа местного самоуправления на предоставление гражданину другого жилого помещения взамен изымаемого суд не может обязать орган местного самоуправления предоставить гражданину такое жилое помещение.
Вопросы, возникающие из трудовых правоотношений
Вопрос 4. Подлежит ли оплате стоимость проезда и провоза багажа к месту использования отпуска работника и обратно фактически проживающему с ним несовершеннолетнему ребёнку супруга работника организации, финансируемой из федерального бюджета, расположенной в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях?

Ответ. Согласно ст. 325 (части первая и вторая) Трудового кодекса Российской Федерации и ст. 33 (часть третья) Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. N 4520-1 "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" работодатели - организации, финансируемые из федерального бюджета, расположенные в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, оплачивают стоимость проезда и провоза багажа к месту использования отпуска работника и обратно неработающим членам его семьи (мужу, жене, несовершеннолетним детям, фактически проживающим с работником).

Исходя из буквального содержания изложенных норм, указанные организации обязаны осуществлять компенсацию соответствующих транспортных расходов лишь фактически проживающим с работником несовершеннолетним детям самого работника, а также усыновлённым им, поскольку в соответствии с п. 1 ст. 137 Семейного кодекса Российской Федерации усыновлённые дети по отношению к усыновителям, а усыновители по отношению к усыновлённым детям приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению.

Таким образом, к числу членов семьи работника, которым организации, финансируемые из федерального бюджета, расположенные в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, оплачивают стоимость проезда и провоза багажа к месту использования отпуска работника и обратно, не могут быть отнесены фактически проживающие с ним дети супруга работника, за исключением случая, если они были им усыновлены.
Вопрос 5. Сохраняется ли право выборного должностного лица местного самоуправления (главы муниципального образования) на получение заработной платы после окончания срока полномочий, предусмотренное нормами законодательства, которые к моменту прекращения его полномочий утратили силу?

Ответ. Согласно ч. 5.1 ст. 40 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" гарантии осуществления полномочий выборного должностного лица местного самоуправления устанавливаются уставами муниципальных образований в соответствии с федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Законом субъекта Российской Федерации и уставом муниципального образования предусматривалось, что в случае окончания полномочий и неизбрания на новый срок выборного должностного лица органа местного самоуправления ему гарантировалось право на получение назначенной заработной платы в течение одного года со дня освобождения от должности до момента трудоустройства.

Условием получения заработной платы в течение одного года со дня освобождения от должности до момента трудоустройства являлось прекращение полномочий выборного должностного лица. До наступления этого условия права на получение указанной выплаты не наступало.

Если к моменту прекращения полномочий выборного должностного лица местного самоуправления (главы муниципального образования) нормы материального права, устанавливающие вышеназванную гарантию, утратили силу, то у названного лица отсутствует законное основание на получение выплаты, поскольку нормы материального права применяются на момент возникновения правоотношения, в данном случае - на момент прекращения полномочий.


Процессуальные вопросы
Вопрос 6. Может ли судья вернуть ходатайство о признании и принудительном исполнении решения иностранного суда, если при его рассмотрении выясняется, что адрес должника, указанный в ходатайстве, не соответствует действительности и он проживает на территории, неподсудной данному суду либо место его проживания и пребывания неизвестно?

Ответ. Согласно п. 1 ст. 8 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (заключена в Минске 22 января 1993 г.) при исполнении поручения об оказании правовой помощи запрашиваемое учреждение применяет законодательство своей страны.

В соответствии со ст. 410 ГПК РФ ходатайство взыскателя о принудительном исполнении решения иностранного суда рассматривается верховным судом республики, краевым, областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области или судом автономного округа по месту жительства или месту нахождения должника в Российской Федерации, а в случае, если должник не имеет места жительства или места нахождения в Российской Федерации либо место его нахождения неизвестно, по месту нахождения его имущества.

Дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно станет подсудным другому суду (ч. 1 ст. 33 ГПК РФ).

Принятое к производству суда ходатайство уже не может быть возвращено взыскателю.

Если суд установит, что должник, проживающий на территории, неподсудной данному суду, проживал там и на момент подачи ходатайства, то ходатайство считается поданным с нарушением правил подсудности и, исходя из смысла ч. 1 ст. 33 ГПК РФ, не может быть рассмотрено данным судом. Такое ходатайство должно быть передано в суд по надлежащей подсудности.

Если суду неизвестно место жительства или место нахождения должника, а так же место нахождения его имущества на территории Российской Федерации, то ходатайство рассматривается в суде по последнему известному месту жительства в Российской Федерации (ч. 1 ст. 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из ст. 410 ГПК РФ, ходатайство о принудительном исполнении решения иностранного суда может быть рассмотрено лишь при определенных условиях, а именно, если известно или место жительства, или место нахождения должника на территории Российской Федерации, или место нахождения его имущества. При отсутствии этих условий, то есть если ни место жительства, ни место нахождения должника или его имущества, ни последнее место его жительства неизвестны, ходатайство не может быть рассмотрено судом Российской Федерации, поэтому суд оставляет ходатайство без рассмотрения.
Вопрос 7. В каком порядке Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации реализует право на обращение в суд надзорной инстанции с ходатайством о проверке вступившего в законную силу судебного постановления?

Ответ. В силу ст. 3 Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" (далее - Федеральный конституционный закон) деятельность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации (далее - Уполномоченный) дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан.

Согласно ст. 29 Федерального конституционного закона при наличии жалобы лица, считающего свои права и законные интересы нарушенными судебными постановлениями, вступившими в законную силу, Уполномоченный вправе обратиться в суд с ходатайством о проверке такого судебного постановления в порядке надзора. Государственной пошлиной ходатайство не облагается.

Условия реализации права на обращение в суд регламентированы законодательством о гражданском судопроизводстве.

В Федеральном конституционном законе не содержится жестких требований к содержанию жалобы, адресованной Уполномоченному. Обязательным является лишь наличие в ней фамилии, имени, отчества и адреса заявителя, изложение существа решения, нарушающего, по его мнению, его права и свободы, а также приложение копий судебных постановлений, подтверждающих эти доводы (п. 2 ст. 17 Федерального конституционного закона).

Вместе с тем неукоснительное соблюдение процессуальных норм надзорного производства призвано обеспечить права и законные интересы лиц, участвующих в деле.

Поскольку форма обращения заявителя к Уполномоченному значения не имеет, ходатайство Уполномоченного, обращающегося в суд надзорной инстанции, оформляется с учётом требований, установленных ст. 376-378 ГПК РФ, и является самостоятельным предметом рассмотрения в суде надзорной инстанции в соответствии с правилами гл. 41 ГПК РФ.


Вопросы применения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях
Вопрос 8. Можно ли признать надлежащим извещением законного представителя юридического лица о времени и месте составления протокола об административном правонарушении извещение, направленное в адрес руководителя филиала или представительства юридического лица при условии, что правонарушение связано с деятельностью филиала или представительства? Может ли руководитель филиала или представительства юридического лица участвовать в составлении протокола об административном правонарушении?

Ответ. Статья 25.4 КоАП РФ предусматривает, что защиту прав и законных интересов юридического лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, осуществляют его законные представители. Законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Полномочия законного представителя юридического лица подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение.

Согласно ст. 28.2 КоАП РФ орган, возбудивший дело об административном правонарушении, обязан обеспечить участие лица, в отношении которого ведётся производство по делу об административном правонарушении, в составлении протокола об административном правонарушении.

Системный анализ положений ст. 25.4 и ст. 28.2 КоАП РФ позволяет сделать вывод о том, что должностное лицо при составлении протокола об административном правонарушении обязано известить (уведомить) законного представителя юридического лица о факте, времени и месте составления названного протокола в целях обеспечения ему возможности реализовать гарантии, предусмотренные ст. 28.2 КоАП РФ. (Аналогичная позиция содержится в обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвёртый квартал 2005 г., утверждённом постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 1 марта 2006 г. (вопрос N 18).

КоАП РФ не содержит каких-либо ограничений, связанных с таким извещением, в связи с этим оно в зависимости от конкретных обстоятельств дела может быть произведено с использованием любых доступных средств связи, позволяющих контролировать получение информации лицом, которому такое извещение направлено.

Согласно ст. 55 Гражданского кодекса Российской Федерации представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Они не обладают самостоятельным правовым статусом, отделённым от правового статуса создавшего их юридического лица. Правоспособность филиала и представительства производна от правоспособности юридического лица, её пределы определяются в соответствии с законом самим юридическим лицом в положении о филиале или представительстве, на основании которого последние и действуют. Соответствующие полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, положении о филиале (представительстве) и т.п.

Руководитель филиала или представительства юридического лица может участвовать в составлении протокола об административном правонарушении при наличии у него соответствующих полномочий, выраженных в положении о филиале (представительстве) и общей доверенности, выданной ему юридическим лицом.

Исходя из вышеизложенного, а также учитывая, что в функции указанных подразделений общества в соответствии с законом входит представление интересов юридического лица вне места его нахождения, направление извещения о составлении протокола об административном правонарушении в адрес руководителя филиала (представительства) может быть признано надлежащим извещением законного представителя юридического лица.
Вопросы, связанные с осуществлением адвокатской деятельности
9. Почему нормы профессиональной этики адвоката не закреплены в отдельном законе?

Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1302-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сотникова Николая Егоровича на нарушение его конституционных прав подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 17 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"

Оспаривалась конституционность норм, закрепляющих основания прекращения статуса адвоката по решению совета региональной адвокатской палаты.

В числе указанных оснований - неисполнение или ненадлежащее исполнение адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем; нарушение норм кодекса профессиональной этики адвоката.

По мнению заявителя, нормы неконституционны, поскольку в них нет четких критериев неисполнения или ненадлежащего исполнения адвокатом своих обязанностей, а также норм о возможности или необходимости учета тяжести проступка и смягчающих обстоятельств.

КС РФ отклонил эти доводы, пояснив следующее.

Оспариваемые нормы рассматриваются в системном единстве с иными положениями Закона об адвокатской деятельности, предусматривающими возможность судебного обжалования решений совета, принятых по указанным основаниям.

Кодекс профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для каждого адвоката правила служебного поведения, а также основания и порядок привлечения адвоката к ответственности. Отсутствие подробного регулирования указанных вопросов на уровне федерального законодательства вызвано необходимостью соблюдения принципов независимости и самоуправления адвокатуры, а также тем, что предполагается их более полное и четкое регулирование самим адвокатским сообществом. Вместе с тем, это не исключает право (но не обязанность) законодателя конкретизировать непосредственно в федеральном законе основания и порядок привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности.


10. Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2009 г. N 462-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Камшекиной Ирины Николаевны на нарушение ее конституционных прав абзацем вторым пункта 8 статьи 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и абзацем первым пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда"
(извлечение).

Конституционный Суд Российской Федерации заслушав в пленарном заседании заключение судьи Г.А. Гаджиева, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка И.Н. Камшекина, являющаяся адвокатом, оспаривает конституционность следующих нормативных положений:

абзаца второго пункта 8 статьи 25 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которому размер и порядок вознаграждения адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, устанавливаются Правительством Российской Федерации;

абзаца первого пункта 1 постановления Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 года N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда" (в первоначальной редакции), согласно которому размер оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, составляет за один день участия не менее одной четверти минимального размера оплаты труда и не более минимального размера оплаты труда, предусмотренного законодательством Российской Федерации для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности.

По мнению заявительницы, оспариваемые нормативные положения, устанавливая для адвокатов, принимающих участие в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, равную - независимо от количества дел, рассматриваемых ими в течение одного дня, - оплату труда, нарушают право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации, закрепленное в статье 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, И.Н. Камшекиной, участвовавшей в уголовных делах в качестве защитника по назначению органов предварительного следствия, было отказано-во взыскании задолженности по оплате труда с Управления Судебного департамента в Иркутской области - решением мирового судьи судебного участка N 7 Правобережного округа города Иркутска от 30 мая 2007 года, оставленным без изменения апелляционным определением судьи Кировского районного суда города Иркутска от 10 декабря 2007 года, а с Главного управления внутренних дел по Иркутской области - решением Кировского районного суда города Иркутска от 9 июля 2007 года, оставленным без изменения определением Иркутского областного суда от 24 августа 2007 года.

2. Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи и устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно (часть 1 статьи 48). Конкретизируя названные конституционные положения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации закрепляет обязанность органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, обеспечивать участие в уголовном деле защитника подозреваемого или обвиняемого (часть вторая статьи 50, статья 51) и предусматривает, что в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета (часть пятая статьи 50).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003 года N 400 "О размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда", принятым в соответствии со статьей 50 УПК Российской Федерации и во исполнение предписания статьи 25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в первоначальной редакции устанавливалось, что оплата труда адвокатов в указанных случаях производится исходя из минимального размера оплаты труда, предусмотренного законодательством Российской Федерации для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности. Данное постановление в действующей в настоящее время редакции предусматривает, что размер оплаты труда адвоката, участвующего в деле в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, составляет за один день участия не менее 275 рублей и не более 1100 рублей, а за один день участия, являющийся нерабочим праздничным днем или выходным днем, а также в ночное время - не менее 550 рублей и не более 2200 рублей (постановлением Правительства Российской Федерации от 22 июля 2008 года N 555 указанный размер оплаты труда адвоката повышен в 1,085 раза); при определении размера оплаты труда адвоката учитывается сложность уголовного дела, а при определении сложности уголовного дела учитываются подсудность, число и тяжесть вменяемых преступлений, количество подозреваемых, обвиняемых (подсудимых), объем материалов дела, необходимость выезда адвоката в процессе ведения дела в другой населенный пункт и другие обстоятельства; оплата труда адвоката производится по его заявлению на основании постановления (определения) органа дознания, органа предварительного следствия или суда (пункты 1 и 5).

Во исполнение поручения Правительства Российской Федерации (пункт 4 постановления от 4 июля 2003 года N 400) приказом Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 6 октября 2003 года N 257/89н был утвержден Порядок расчета оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, в зависимости от сложности уголовного дела.

Этим актом конкретизировались критерии, характеризующие степень сложности дела, которыми должны руководствоваться дознаватель, следователь, прокурор или суд при определении размера оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве. В настоящее время действует аналогичный приказ Министерства юстиции Российской Федерации и Министерства финансов Российской Федерации от 15 октября 2007 года N 199/87н.

3. В соответствии со статьей 37 (части 1 и 3) Конституции Российской Федерации, закрепляющей свободу труда, право каждого свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, каждый имеет право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда.

3.1. Адвокаты, на которых законом возложена публичная обязанность обеспечивать защиту прав и свобод человека и гражданина по назначению органов дознания, следствия и судов, осуществляют деятельность, имеющую публично-правовой характер, реализуя тем самым гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, как это вытекает из статей 45 (часть 1) и 48 (часть 1) Конституции Российской Федерации. Такая деятельность, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 23 декабря 1999 года N 18-П, не является предпринимательской и не преследует цель извлечения прибыли.

Согласно Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокатская деятельность - это квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката, физическим и юридическим лицам в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию; данная деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, которое представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу, и существенным условием которого является выплата доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь; труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета (пункт 1 статьи 1, пункты 1 и 2, подпункт 3 пункта 4, абзац первый пункта 8 статьи 25).

3.2. По смыслу оспариваемых И.Н. Камшекиной нормативных положений, время занятости адвоката по назначению исчисляется в днях, в которые адвокат был фактически занят выполнением поручений по соответствующим уголовным делам, - вне зависимости от длительности работы в течение дня. Использование такого метода усредненной оплаты труда адвокатов по назначению, основанного на объективных критериях (исходя в том числе из финансовых возможностей государства) и связывающего размер оплаты их труда именно с количеством дней, затраченных на оказание юридической помощи, не нарушает требований статьи 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации о вознаграждении за труд без какой бы то ни было дискриминации.

Правительство Российской Федерации, указав в пункте 1 постановления от 4 июля 2003 года N 400 минимальный и максимальный размеры оплаты труда адвоката за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве, а также критерии, которыми следует руководствоваться при установлении конкретного размера оплаты труда адвоката в зависимости от сложности уголовного дела, тем самым предоставило право органам дознания, органам предварительного следствия и судам осуществлять дифференциацию в оплате труда адвоката, определяя размер оплаты его труда за один день участия в качестве защитника в уголовном судопроизводстве в установленных названным постановлением рамках и с учетом всех объективных обстоятельств - числа и тяжести вменяемых преступлений, объема материалов дел и других значимых факторов. При этом ко всем без исключений адвокатам по назначению - с учетом времени занятости и сложности уголовных дел - применяются одинаковые правила оплаты труда.

Данное правовое регулирование, в равной мере распространяющееся на всех адвокатов, само по себе не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявительницы. Что касается доводов относительно неправильного толкования оспариваемых нормативных положений правоприменительными органами, то, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, проверка законности и обоснованности решений, принимаемых судами общей юрисдикции, к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, установленным в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница