Содержани е обращение к читателям Президента Адвокатской палаты Иркутской области Середы Г. В



страница15/21
Дата01.05.2016
Размер3.62 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21

5. Осуждение лица за незаконное приобретение наркотических средств в крупном размере признано необоснованным.

Х. и У. были осуждены за сбыт героина массой 0,2036 г. за 8 000 рублей гражданину С., участвовавшему в проведении проверочной закупки.

С учётом внесённых в приговор изменений Х. осуждён по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, отменил состоявшиеся судебные решения в отношении Х. в части осуждения его по ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ и производство по делу прекратил за отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

В постановлении Президиум мотивировал своё решение следующим.

Как видно из материалов уголовного дела, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, изменяя состоявшиеся судебные решения в отношении Х., пришла к выводу о том, что предварительная договорённость об оказании С. помощи в приобретении наркотического средства была у Х. не со сбытчиком - У., а с приобретателем. Такая договорённость не может рассматриваться как признак предварительного сговора между осуждёнными Х. и У. на сбыт наркотического средства. Умыслом Х. охватывалось оказание покупателю С. помощи в приобретении героина, а не в сбыте, в связи с чем действия осуждённого были переквалифицированы с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 228.1 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Однако в действиях Х. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ, поскольку осуждённым было незаконно приобретено 0,2036 г. героина, что не составляет крупного размера, который является обязательным признаком данного состава преступления.

В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 7 февраля 2006 г. N 76 крупным размером наркотического средства - героина признаётся размер свыше 0,5 г.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 122-П09ПР
Назначение наказания
6. В действиях лица, судимого за тяжкое преступление (ст. 103 УК РСФСР) и совершившего особо тяжкое преступление, имеется опасный, а не особо опасный рецидив преступлений.

К., ранее судимый по ст. 103, ч. 2 ст. 218 УК РСФСР, осуждён по п. "в" ч. 4 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 222 УК РФ. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений ему назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого, изменил судебные решения по следующим основаниям.

Выводы судов первой и кассационной инстанций о том, что преступление, предусмотренное ст. 103 УК РСФСР, за которое ранее осуждался К., относится к категории особо тяжких, поэтому в его действиях признано наличие особо опасного рецидива преступлений являются несостоятельными.

Согласно ст. 7.1, ч. 1 ст. 24 УК РСФСР (ч. 4 ст. 15 УК РФ), преступление, предусмотренное ст. 103 УК РСФСР и наказание за которое не превышало 10 лет лишения свободы, относится к категории тяжких преступлений, а не особо тяжких.

Поэтому в действиях К., имеющего неснятую и непогашенную судимость за тяжкое преступление и совершившего особо тяжкое преступление, имеется опасный, а не особо опасный рецидив преступлений.

Президиум изменил вид рецидива преступлений с особо опасного на опасный и назначил К. отбывание наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 114-П09
7. Суд обоснованно отказал осуждённому в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, не усмотрев в его поведении деятельного раскаяния.

Ц. признан виновным в том, что, участвуя в качестве подсудимого в судебном заседании по уголовному делу, проявил к суду неуважение, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства - потерпевшего и свидетеля, и осуждён по ч. 1 ст. 297 УК РФ.

В кассационной жалобе осуждённый Ц. просил приговор отменить, а уголовное дело прекратить по основаниям, предусмотренным ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений государственного обвинителя, изменила приговор в части обоснования принятого судом решения, указав следующее.

Суд правильно отказал Ц. в удовлетворении ходатайства о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, не усмотрев в его поведении деятельного раскаяния, так как на всём протяжении производства по уголовному делу осуждённый утверждал, что произнесённые им в судебном заседании слова были спровоцированы поведением самих потерпевших, и отрицал их оскорбительный характер.

По смыслу названных норм, освобождение лица от уголовной ответственности и прекращение в отношении него уголовного дела возможно при установлении как всей совокупности предусмотренных ими обстоятельств, так и какого-либо одного из этих обстоятельств, при условии, что оно свидетельствует о действительно деятельном раскаянии виновного.

С учётом этого Судебная коллегия изменила приговор в отношении Ц. и исключила из его мотивировочной части указание о том, что прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 75 УК РФ и ст. 28 УПК РФ, возможно только при наличии совокупности всех условий, указанных в этих статьях.
Определение N 16-О09-11
Процессуальный вопросы
8. Исполняющий обязанности начальника Следственного управления при УВД не относится к лицам, с согласия которых в силу ч. 3 ст. 109 УПК РФ может вноситься в соответствующий суд ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемых под стражей свыше 12 месяцев.

Постановлением судьи Магаданского областного суда в удовлетворении ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении О., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ, было отказано.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, обсудив доводы кассационного представления прокурора, оставила постановление судьи без изменения по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 109 УПК РФ в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 12 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлён судьёй соответствующего суда по ходатайству следователя, внесённому с согласия в соответствии с подследственностью Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации либо руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти), до 18 месяцев.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" в систему федеральных органов исполнительной власти входят федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства.

В соответствии с Положением, утверждённым Указом президента Российской Федерации от 19 июля 2004 г. N 927, Министерство внутренних дел Российской Федерации (МВД России) является федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 28 февраля 2009 г. N 233 "О территориальных органах Министерства внутренних дел РФ" министерства внутренних дел, главные управления, управления внутренних дел по субъектам Российской Федерации являются территориальными органами Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Таким образом, следует признать, что исполняющий обязанности начальника Следственного управления при УВД по Магаданской области не относится к лицам, с согласия которых может вноситься в соответствующий суд ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемых под стражей свыше 12 месяцев.


Определение N 93-О09-14
9. Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту (ст. 252 УПК РФ).

Установлено, что Б. и Е. с целью приобретения спиртного пришли в квартиру потерпевшего К. и его матери. Во время ссоры осуждённые решили убить потерпевшего К.

Осуждённый Е. в присутствии матери потерпевшего стал наносить ему множественные удары ножом по голове и телу, а Б. её удерживал. Убедившись в смерти потерпевшего К., осуждённый Б. нанёс матери потерпевшего К. удары ножом в различные части головы и шеи.

От полученных телесных повреждений последовала их смерть.

Действия Б. (с учётом внесённых изменений) квалифицированы судом по ч. 5 ст. 33, п. "д" ч. 2 ст. 105, ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор в отношении Б. без изменения.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осуждённого Б., отменил судебные решения в части осуждения его по ч. 5 ст. 33, п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а производство по делу в этой части прекратил на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

В постановлении Президиум мотивировал своё решение следующим.

В соответствии со ст. 254 УПК РСФСР, действовавшей в период времени, относящийся к рассмотрению уголовного дела, разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду. Изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Указанные требования уголовно-процессуального закона судом первой инстанции при постановлении приговора в отношении Б. были нарушены, что, в свою очередь, привело к ухудшению положения осуждённого.

Согласно постановлению о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительному заключению Б. обвинялся в убийстве двух лиц, совершённом группой лиц по предварительному сговору и с целью скрыть другое преступление.

Названные квалифицирующие признаки убийства, как не нашедшие своего подтверждения, судом при постановлении приговора исключены.

При этом, указав в приговоре, что Б. удерживал мать потерпевшего К., не давая ей пресечь действия осуждённого Е., суд пришёл к выводу о совершении Б. пособничества в убийстве потерпевшего, совершённом с особой жестокостью.

Между тем, как усматривается из постановления о привлечении Б. в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, эти конкретные действия, а также квалифицирующий признак "совершения убийства с особой жестокостью" Б. не вменялись.

Квалифицировав действия Б. по ч. 5 ст. 33, п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд вышел за пределы обвинения, изложенного в вышеназванных процессуальных документах, и нарушил право осуждённого на защиту.
Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 127-П09
10. Рассмотрение уголовного дела в отсутствие потерпевшего без установления причин неявки его в суд повлекло отмену оправдательного приговора.

По приговору суда от 17 июня 2009 г. Л. оправдан в совершении преступлений, предусмотренных ст. 317, ч. 2 ст. 222 УК РФ, в связи с непричастностью к их совершению на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело по кассационному представлению государственного обвинителя и кассационным жалобам потерпевших, отменила приговор в отношении А. по следующим основаниям.

Из протокола судебного заседания усматривается, что начиная с 6 мая 2009 г. потерпевший Т. перестал являться в судебные заседания. Ходатайства о рассмотрении уголовного дела в его отсутствие он не заявлял.

При неявке потерпевшего суд, в соответствии с положениями ст. 272 УПК РФ, должен был выслушать мнения сторон о возможности судебного разбирательства в его отсутствие и вынести постановление об отложении судебного разбирательства или о его продолжении, а также о вызове или приводе неявившегося потерпевшего.

В нарушение этого требования закона суд ни 6 мая, ни в последующие дни судебных заседаний не обсуждал вопрос о судебном разбирательстве в отсутствие Т.

Был ли извещён потерпевший о днях, времени и месте судебных заседаний, а также каковы причины его неявок, судом не выяснены. Между тем в период с 29 мая по 16 июня 2009 г. он находился в госпитале.

Поэтому рассмотрение дела в отсутствие потерпевшего является нарушением указанной нормы закона.

Тем самым суд нарушил предусмотренные ст. 42 УПК РФ права потерпевшего: права участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, выступать в судебных прениях, поддерживать обвинение.

Нарушение этих прав, гарантированных Уголовно-процессуальным кодексом РФ, ограничило право потерпевшего на представление доказательств, что могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Уголовное дело в отношении А. направлено на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе.
Определение N 30-О09-7сп
11. Требование о возмещении имущественного вреда реабилитированному разрешается судьёй в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

По приговору суда Г. осуждён по ч. 2 ст. 213, ст. 116, ч. 2 ст. 330 УК РФ.

По ч. 1 ст. 209, п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162, п.п. "б", "в" ч. 2 ст. 191, п. "а" ч. 3 ст. 163, ч. 3 ст. 222 УК РФ Г. оправдан на основании вердикта коллегии присяжных заседателей ввиду не установления события преступления (п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

В кассационной жалобе осуждённый Г. заявил о том, что суд необоснованно не признал за ним право на реабилитацию по тем эпизодам обвинения, по которым он был оправдан.

Отвечая на доводы жалобы осуждённого о его праве на реабилитацию, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указала, что для решения вопросов реабилитации лиц, подвергшихся уголовному преследованию, законом предусмотрен специальный порядок, который входит в компетенцию суда, постановившего оправдательный приговор.

В силу ч. 1 ст. 134 УПК РФ право на реабилитацию за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, признают: суд - в приговоре, определении, постановлении, а прокурор, следователь, дознаватель - в постановлении.

В соответствии с ч. 5 ст. 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном ст. 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.
Определение N 93-О09-10сп
4.11. Если свидетель умер, это не значит, что нельзя потребовать проверить его показания

Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1346-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алиева Орифа Шарифовича на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 29, частью первой статьи 184 и пунктом 1 части второй статьи 281 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Оспаривались нормы, касающиеся оглашения показаний потерпевшего и свидетеля.

По мнению заявителя, эти нормы позволили огласить в ходе судебного заседания изобличающие его показания умершего лица. Это нарушило принцип состязательности и равноправия сторон, а также гарантируемое Конвенцией о защите прав человека право обвиняемого допросить показывающего против него свидетеля.

КС РФ отклонил указанные доводы и разъяснил следующее.

УПК РФ не предусматривает каких-либо изъятий из установленного уголовно-процессуальным законом порядка доказывания по уголовным делам. В основу обвинительного приговора могут быть положены лишь доказательства, не вызывающие сомнения в их достоверности и допустимости.

Если суд оглашает (при наличии указанных в законе оснований) изобличающие обвиняемого показания отсутствующего лица, то сторонам должна быть предоставлена возможность защиты своих интересов в суде всеми предусмотренными законом способами. Такая защита может осуществляться, в т. ч., посредством оспаривания оглашенных показаний и заявления ходатайств об их проверке с помощью других доказательств, а также путем использования иных средств, способствующих предупреждению, выявлению и устранению ошибок при принятии судебных решений.

Кроме того, следует учитывать, что сомнения, возникающие при оценке оглашенных в суде показаний с точки зрения их допустимости и достоверности, должны истолковываться в пользу обвиняемого.


4.12. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28 "О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству"

Разъяснены вопросы относительно подготовки в общем порядке уголовных дел к судебному заседанию, а также порядок проведения предварительного слушания.

Рассмотрен порядок действий судьи при направлении дела по подсудности (в т. ч. в части, касающейся избранной обвиняемому меры пресечения), при принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, и возможной конфискации имущества.

Ходатайство стороны о проведении предварительного слушания должно содержать мотивы и основания для его проведения. В противном случае суд отказывает в удовлетворении такого ходатайства.

Приведен перечень не поименованных в УПК РФ мер, которые судья может принимать при подготовке заседания. К ним, помимо прочего, отнесены: вызов кандидатов в присяжные заседатели; меры по доставке в суд лиц, содержащихся под стражей; решение вопросов, связанных с присутствием на заседании представителей СМИ.

Отмечены некоторые моменты, касающиеся порядка судебного разбирательства в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. В первоочередном порядке суд обязан проверить, подтвердил ли гособвинитель основания для заключения этого соглашения.

Затронуты вопросы, связанные с применением особого порядка судебного разбирательства (когда обвиняемый согласен с обвинением).

Отдельное внимание уделено вопросам возвращения уголовного дела прокурору. В частности, указывается, что следует понимать под нарушениями, допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта.

В материалах дела может отсутствовать расписка о вручении обвиняемому копии обвинительного заключения. Однако, если по утверждению обвиняемого она была ему вручена, нет оснований для возвращения дела прокурору.

Рассмотрены вопросы, связанные с отложением и приостановлением разбирательства. Если в деле несколько обвиняемых и основания для приостановления имеются только в отношении одного из них, в отношении остальных подсудимых разбирательство должно продолжаться.


4.13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 3 декабря 2009 г. N 27 "О внесении изменения в постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)"

Из ранее подготовленных разъяснений исключаются положения, касающиеся назначения смертной казни.

Согласно этим положениям смертная казнь как исключительная мера наказания может применяться за совершение особо тяжкого преступления, посягающего на жизнь. Она применима лишь тогда, когда необходимость ее назначения обусловливается особыми обстоятельствами, свидетельствующими о высокой степени общественной опасности содеянного, и, наряду с этим, крайне отрицательными данными, характеризующими виновного как лицо, представляющее исключительную опасность для общества.

Такая корректировка разъяснений обусловлена позицией КС РФ (сформулированной в определении от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р).

Как указал КС РФ, с 16 апреля 1997 г. в России смертная казнь применяться не может, т. е. наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться.
4.14. Предварительное слушание не может проводиться для решения вопроса о мере пресечения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 ноября 2009 г. N 66-О09-196 Постановление судьи о назначении предварительного слушания для решения вопроса о мере пресечения подлежит отмене, поскольку решение вопроса о мере пресечения не является основанием для проведения предварительного слушания

Для решения вопроса о мере пресечения в отношении обвиняемых по уголовному делу постановлением судьи было назначено предварительное слушание.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ указала на незаконность такого постановления и пояснила следующее.

УПК РФ предусматривает исчерпывающий перечень оснований для проведения предварительного слушания. Решение вопроса о мере пресечения к таковым не относится. С учетом этого, такое постановление подлежит отмене как незаконное.
5. Вопросы гражданского и гражданского процессуального права

в практике Конституционного и Верховного Судов Российской Федерации
5.1. В случае розыска ответчика суд вправе, но не обязан приостановить производство по делу

Определение Конституционного Суда РФ от 13 октября 2009 г. N 1158-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Переводова Юрия Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 216 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации"

Оспаривалась норма о праве суда приостановить производство по делу.

По мнению заявителя, норма неконституционна, поскольку предоставляет суду право, но не вменяет ему в обязанность приостановить производство по делу в связи с розыском ответчика.

КС РФ отклонил доводы заявителя и пояснил следующее.

Установленное оспариваемой нормой право (а не обязанность) суда приостановить производство по делу в случае розыска ответчика вытекает из принципа самостоятельности и независимости судебной власти.

При рассмотрении вопроса о необходимости приостановить производство суд оценивает в совокупности все обстоятельства дела, исходя из задач гражданского судопроизводства и лежащей на нем обязанности вынести законное и обоснованное решение. С учетом этого норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права.
5.2. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2009 г. (утв. постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 25 ноября 2009 г.)
Судебная практика по гражданским делам
1. Требование собственника об истребовании от добросовестного приобретателя жилого помещения, выбывшего из владения собственника помимо его воли, признано законным.

Д. обратился в суд с иском к Е., К., Б., управлению федеральной регистрационной службы об истребовании квартиры из чужого незаконного владения.

По делу установлено, что Д. (собственник квартиры) предоставил её для временного проживания за плату ранее незнакомому лицу, которое в отношениях с Д. действовало под чужим именем. Полученная таким образом для временного проживания от Д. квартира, была продана гражданину Б. с использованием поддельной доверенности, выполненной от имени истца.

В дальнейшем сделки купли-продажи с указанной квартирой заключались неоднократно. Последний покупатель квартиры Е. зарегистрировал за собой право собственности на жилое помещение в управлении федеральной регистрационной службы. По факту неправомерного распоряжения спорной квартирой возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Разрешая спор по существу и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что поскольку спорное жилое помещение выбыло из владения Д. помимо его воли, то данное недвижимое имущество подлежит истребованию у Е. на основании ст. 302 ГК РФ. С выводом суда первой инстанции согласилась судебная коллегия по гражданским делам областного суда.

Президиум областного суда, отменяя решение суда первой и кассационной инстанций и принимая по делу новое судебное постановление об отказе в удовлетворении исковых требований, мотивировал своё решение тем, что недвижимое имущество выбыло из владения Д. по воле самого истца, передавшего принадлежащую ему квартиру нанимателю, действовавшему под чужим именем, поэтому предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания для истребования указанной квартиры у добросовестного приобретателя Е. отсутствуют. При этом суд надзорной инстанции сослался на обстоятельства, свидетельствующие о неосмотрительности Д. при осуществлении правомочий собственника в отношении принадлежавшей ему квартиры, в частности на передачу ключей от квартиры и предоставление доступа в неё постороннему лицу; незаключение в письменной форме договора найма, а также на отсутствие со стороны Д. контроля за пользованием посторонним лицом жилым помещением и его эксплуатацией в течение длительного периода времени.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации постановление президиума областного суда отменила, состоявшиеся по делу постановления суда первой и кассационной инстанций оставила в силе по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 302 ГК РФ, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать, о чём приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо выбыло из их владения иным путём помимо их воли.

Материалами дела доказано, что сделка со спорной квартирой оформлена не самим Д., а от его имени по подложным документам. По факту незаконной продажи квартиры возбуждено уголовное дело. Эти обстоятельства дают достаточные основания полагать, что спорное жилое помещение выбыло из владения Д. помимо его воли. Этот вывод мотивирован судом первой и кассационной инстанций.
Определение по делу N 50-В08-4.
2. Решение суда о признании права собственности на жилое помещение является самостоятельным основанием для регистрации перехода права собственности на это имущество.

Ф. обратилась в суд с заявлением к органу, осуществляющему государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании незаконным отказа в государственной регистрации права собственности на конкретное жилое помещение и требованием обязать ответчика произвести такую регистрацию.

По делу установлено, что вступившим в законную силу решением суда за Ф. признано право собственности на жилое помещение в порядке приватизации. В государственной регистрации права собственности на данную квартиру органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, отказано на основании абзаца одиннадцатого п. 1 ст. 20 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним". В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) содержатся сведения о государственной регистрации права собственности на весь жилой дом, в котором расположена данная квартира, за организацией (ОАО), то есть имеются противоречия между заявленными и зарегистрированными правами.

Разрешая дело и удовлетворяя заявленное требование, суд первой инстанции исходил из того, что отказ в государственной регистрации права собственности Ф. на жилое помещение нарушает её права, установленные ранее вынесенным решением суда, вступившим в законную силу. Имеющаяся в ЕГРП запись о государственной регистрации права собственности ОАО (ответчика по делу) на весь жилой дом не является препятствием для регистрации права собственности на конкретную квартиру в этом жилом доме.

Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявления, указал, что поскольку ОАО является собственником всего жилого дома, а, следовательно, - собственником всех помещений в данном доме, регистрация права собственности Ф. на указанное жилое помещение без регистрации прекращения права собственности на него ОАО невозможна; наличие противоречий между зарегистрированными правами и правами, заявленными на государственную регистрацию, в том числе и на основании судебного акта, является основанием для отказа в государственной регистрации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила определение судебной коллегии по гражданским делам областного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Согласно ст. 17 указанного Закона основаниями для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним являются, в частности, вступившие в законную силу судебные акты.

В силу п. 17 Правил ведения ЕГРП, утверждённых постановлением Правительства Российской Федерации от 18 февраля 1998 г. N 219 при прекращении права погашается соответствующая запись ЕГРП. Данные Правила предусматривают процедуру погашения регистрационных записей, в том числе и при переходе права собственности к новому правообладателю или без такого перехода (пп. 62-65).

Согласно ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Таким образом, ранее вынесенное решение суда по делу по иску Ф. к ОАО о признании права собственности на жилое помещение, вступившее в законную силу, подлежало безусловному исполнению и являлось самостоятельным основанием, как для государственной регистрации права на указанное имущество, так и для погашения регистратором соответствующей записи в отношении этого имущества.

Кроме того, из материалов дела видно, что решение суда о признании за Ф. права собственности на жилое помещение в порядке приватизации было разъяснено тем же судом и указано, что спорное жилое помещение относится к жилищному фонду, подлежащему бесплатной приватизации, в связи с чем переход права на указанную квартиру от ОАО к Ф. подлежит государственной регистрации.

При наличии таких обстоятельств у суда кассационной инстанции не имелось законных оснований для отмены постановленного по делу решения суда, которым заявленное требование удовлетворено правомерно.
Определение по делу N 4-В09-30.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница