Социология насилия. Произвол правоохранительных органов глазами граждан. Нижний Новгород: Комитет против пыток, 2006, 71 стр., ил.



страница1/8
Дата20.11.2016
Размер1.41 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8


Социология насилия. Произвол правоохранительных органов глазами граждан.

Социология насилия. Произвол правоохранительных органов глазами граждан. - Нижний Новгород: Комитет против пыток, 2006, 71 стр., ил. (Научное издание)


Сборник подготовлен по результатам исследования, проведенного Социологическим институтом Российской Академии наук. Руководили исследованием, разрабатывали инструментарий, собирали информацию из пяти регионов и обрабатывали данные исследований:

к.с.н., ст.н.с. К.Ю. Белоусов, д.ю.н., проф. Я.И. Гилинский - руководитель проекта, к.с.н., зав. сектором В.В. Гольберт, к.с.н., ст.н.с. Я.В. Костюковский, ст. лаборант-исследователь Э.Р. Кочетков. Г-н Патрик Болл оценивал разработанный инструментарий исследования.
В исследовании участвовали:

АНО «Забайкальское региональное агентство общественных коммуникаций» (Чита),

ЗАО «Научно-исследовательский социологический центр» (Н. Новгород)

РОО «Комиссия по защите прав человека «Мемориал»» (Коми)

АНО «Служба социологической и маркетинговой информации» (Псков)
Неоценимую помощь в исследовании оказали:


  1. ЙГОО «Человек и Закон», г. Йошкар-Ола, респ. Марий-Эл

  2. Региональный координатор НРОО «КПП» по Оренбургской области, г. Орск

  3. Региональный координатор НРОО «КПП» по республике Башкортостан, г. Туймазы, респ. Башкортостан

  4. МОО «Инициатива», г. Ижевск, респ. Мордовия

  5. «Правозащитный центр г. Казани», респ. Татарстан

  6. «Ульяновская правозащитная организация», г. Ульяновск

  7. «Самарская правозащитная группа», г. Самара,

  8. МОО «Щит и Меч», Чебоксары

  9. РОО «Комиссия по защите прав человека «Мемориал»», г. Рязань

  10. ОО «Общественный правозащитный центр Сахалинской области», г. Сахалин

  11. МОО «Матери в защиту прав задержанных, подследственных и заключенных», г. Краснодар,

  12. Международное правозащитное движение, г. Воронеж

  13. «Общественный комитет по защите прав человека», г. Красноярск

  14. ГОО «Тульский правозащитный центр», г. Тула

Волго-Вятский центр исследований общественного мнения (г. Н. Новгород)


Проведение социологического исследования стало возможным благодаря финансированию, предоставленному Фондом Джона Д. и Кетрин Т. МакАртуров в рамках проекта «Комплексные исследования практики пыток в России»
В оформлении обложки использованы фотографии граждан, которым оказал помощь «Комитет против пыток»
Идея настоящего исследования принадлежит С. М. Шимоволосу.
Дизайн обложки: Прытков М. А., Фомин Р. А., Утукин Д. И.
© НРОО «Комитет против пыток»
Содержание

с.


  1. Предисловие…………………...……...........................6

  2. Вступление……………………..…………..................8

  3. Терминология

и методика ………......................................................10

  1. Актуальность исследования………………………...........................12

  2. Итоги:

Опросы населения …………………….....................17

    1. Общие сведения…………………………………............17

    2. Отношение к пыткам………………………….…….......18

    3. Способы и мотивы применения пыток; ведомства, сотрудники которых наиболее часто применяют насилие………………………………..............................20

  1. Итоги:

Опрос заключенных …………..................................28

  1. Итоги:

Опрос экспертов ……………....................................29

  1. Итоги:

Уличный опрос ……………………..........................36

  1. Применяются ли пытки в России?........................................................................39

  2. Опыт мониторинга практики пыток правозащитными организациями .....………...........40

Приложение 1. Результаты опроса населения

(анкета А)……………………......……..................59
Приложение 2. Результаты опроса населения

(анкета В)……………………….............................78


Приложение 3. Результаты опроса заключенных

(анкета С)……………………….............................87

Приложение 4. Результаты опроса

экспертов………………………....................…...106

Приложение 5. Результаты уличного опроса

в Санкт-Петербурге……………............….........128




  1. Предисловие.

Исследование, результаты которого мы представляем в этом издании, инициировано НРОО «Комитет против пыток» (Нижний Новгород) при финансовой поддержке Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров.

Разработка инструментария, сбор информации из пяти регионов и обработка данных исследований проведена Социологическим институтом РАН (к.с.н., ст.н.с. К.Ю. Белоусов, д.ю.н., проф. Я.И. Гилинский - руководитель проекта, к.с.н., зав. сектором В.В. Гольберт, к.с.н., ст.н.с. Я.В. Костюковский, ст. лаборант-исследователь Э.Р. Кочетков).

Социологический институт РАН имеет многолетний опыт проведения репрезентативных опросов населения Санкт-Петербурга и других регионов, в частности по проекту «Население и милиция в большом городе», финансировавшемся Фондом Форда (1999-2002). По результатам четырех опросов, проведенных институтом в течение четырех лет, известно, что в среднем 7,9% опрошенных в течение года подвергались задержанию сотрудниками милиции1. При этом, по мнению самих задержанных, сотрудники милиции были «невежливы» в 66,8% случаев задержания, задержание было «несправедливо» в 58,1% случаев, сотрудники милиции «действовали в рамках закона» только в 21,6% случаев. Конечно, это еще не пытки (или не всегда пытки), но это определенное свидетельство об отношении милиции к задерживаемым гражданам.

В своей исследовательской деятельности (с 1989 г.) упомянутый коллектив использует все известные методы социологических исследований: анкетный опрос, интервью, опрос экспертов, анализ статистики, фокус-группа, контент-анализ. Методические и содержательные разработки отражены, в частности, в серии книг по результатам проекта «A Survey around the Baltic See»2. Неоднократно опросы проводились в пенитенциарных учреждениях Санкт-Петербурга, Ленинг-радской и Орловской областей.
Разработанный инструментарий согласовывался при личной встрече с Патриком Болом, директором Группы анализа информации о правах человека, Бенетонской Инициативы. Г-н Патрик Болл был избран в качестве эксперта для оценки разработанного инструментария, поскольку он обладает большим опытом анализа статистических данных в рамках работы по программам, осуществлявшимся Бенетонской Инициативой. Группа анализа информации о правах человека разрабатывает информационные технологии и статистические технологии, которые помогают правозащитникам создать аргументы, основанные на доказательствах. Группа оказывала техническую помощь международному Трибуналу по Бывшей Югославии, неправительственным правозащитным группам в Камбодже, Гватемале и Шри-Ланке, миссиям ООН в Тимор-Лесте и Гватемале.
Цель проведения исследования - получить представление о масштабах и подробностях применения пыток при принуждении к даче показаний и практики жестокого обращения при задержании.

Получение достоверных данных о масштабах применения пыток (физического и психологического воздействия в отношении лиц, задерживаемых по разным основаниям и предлогам) весьма затруднительно. Опрос тех, кто заведомо подвергался пыткам и обращался по этому поводу с жалобой в прокуратуру или иные организации, важен, он дает определенные «качественные» сведения о происходящем, но не может служить надежным источником количественных оценок.

Репрезентативный опрос населения – один из возможных методов получения информации о практике пыток в правоохранительных органах. Он помогает избежать искажений, возникающих при получении информации исключительно по официальным каналам, а также от адво-катов или правозащитников либо же от лиц, непосредственно в настоящий момент затронутых данной проблемой. Нам представляется, что получение более или менее реальных представлений о масштабе распространенности пыток можно получить в результате опроса именно населения, а не только тех, кто обращался, куда бы то ни было по этому поводу.


  1. Вступление

Нижегородская региональная Общественная Организация “Комитет против пыток” закончила масштабное социоло-гическое исследование проблемы применения пыток в Российской Федерации. Данная брошюра представляет вашему вниманию результаты социологического исследо-вания, совместно с Институтом Социологии Российской Академии Наук.

С 2000 года Комитет против пыток оказывал помощь жертвам незаконного жестокого обращения, проводил расследования по жалобам на пытки, обеспечивал правовую поддержку пострадавших в государственных органах, при необходимости организовывал медицинскую помощь жертвам пыток. За шесть лет мы выиграли более ста судебных процессов. 32 сотрудника правоохранительных органов были привлечены к уголовной ответственности и понесли наказание. Одно из наших дел было рассмотрено Европейским Судом по правам человека и стало беспрецедентным в практике Суда по отношению к России. Еще четыре дела, на настоящий момент, коммуницированы и мы ожидаем их рассмотрения в ближайшее время. В течение шести лет мы каждый день работаем с конкретными делами и поэтому знаем, кто, как и почему применяет пытки. Мы имеем собственную, основанную на фактах и документах позицию, относительно причин, по которым практика применения пыток продолжает существовать и воспроизводиться в правоохранительных органах России. Но для эффективного решения этой проблемы необходимо выявить всю совокупность причин этого явления и комплексно на них воздействовать. Необходимо было выяснить, насколько этой проблемой озабочено российское общество, и насколько активно оно готово участвовать в ее решении.

Поэтому одним из направлений такого исследования является изучение общественного мнения. Нам крайне важно знать, насколько широко практика пыток распространена в России и как это отражается в общественном сознании. Нам крайне важно понять, как разные группы российских граждан относятся к проблеме пыток. Нам необходимо это знать, чтобы наиболее эффективно влиять на ситуацию.

С этой целью нами был разработан проект социологического исследования практики применения пыток в регионах России. Проект был реализован группой научных сотрудников Института социологии РАН под руководством профессора Я. И. Гилинского. В данной брошюре мы представляем результаты проведенного исследования одной из самых серьезных проблем современного общества.
НРОО “Комитет против пыток” выражает глубокую благодарность Фонду Джона и Кетрин МакАртуров, который поддерживал реализацию данного проекта на протяжении трех лет.


  1. Терминология и методика.

Под пыткой в настоящем исследовании, согласно ст.1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчело-вечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания3 понимается «любое действие, которым какому либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать его или принудить его или третье лицо или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия». Под понятие «пытка» не подпадают действия, связанные с законным применением силовых санкций.


В базовых пяти регионах (Санкт-Петербург, Псков, Нижний Новгород, республика Коми, Чита) проводился массовый репрезентативный квартирный опрос взрослого населения (с 16 лет) по прилагаемой анкете. Анкета состоит из двух блоков: «А» - для всех опрашиваемых4 и «В» - для тех из опрошенных, которые подвергались физическому или психическому насилию со стороны сотрудников милиции5.

Всего было опрошено 5565 человек, в том числе:



    • в Санкт-Петербурге (СПб) - 2005 человек,

    • в Пскове - 600 человек,

    • в Нижнем Новгороде (НН) - 1000 человек,

    • в Коми - 1101 человек,

    • в Чите - 859 человек.

Исследования в этих регионах проводились профессиональными группами социологов (в Санкт-Петербурге - Центром девиантологии Социологического института РАН, руководитель - Я.И. Гилинский; в Пскове - Службой социальной и маркетинговой информации, руководитель - Т.В. Кувенева; в Нижнем Новгороде - НИСОЦ, руководитель - Д.В. Зернов; в Чите - Забайкальским региональным агентством обществен-ных коммуникаций, руководитель - Е. Федорова; в Коми – «Мемориал» - И. Сажин

В трех регионах были проведены интервью с «экспертами»6, к числу которых относились:



  • Санкт-Петербурге-2 адвоката, 3 сотрудника милиции, 2 правозащитника, по одному – сотрудник прокуратуры, судебный медик, лицо с криминальным опытом;

  • в Нижнем Новгороде - 4 адвоката, 4 сотрудника милиции, 2 сотрудника прокуратуры;

  • в Чите - 7 сотрудников прокуратуры, 3 адвоката, 3 медика, правозащитник, судья.

В Коми и Чите были осуществлены опросы заключенных по специальной анкете,7 учитывающей насилие над подозреваемыми, совершаемое до их осуждения и направления для отбытия наказания. Это условие освобождало осужденных от необходимости отвечать на вопросы, связанные с пребыванием в пенитенциарных учреждениях.

В Санкт-Петербурге был проведен уличный опрос, всего опрошено 540 человек8.




  1. Актуальность исследования.

В России проблема применения пыток имеет чрезвычайную актуальность и значимость. Масштабы и безнаказанность пыток и жестокого обращения, применяемых органами правопорядка серьезно угрожают жизни и здоровью, правам и свободам жителей страны, всей системе правосудия, основам гражданского общества и государственности. Особую актуальность эта проблема приобрела с началом объявленной государством кампании «борьбы с преступностью», а позже - с наведением так называемого «конституционного порядка» на Северном Кавказе. Масштабные акции проверок паспортного режима, применения вооруженных специальных формирований в экономических спорах, нагнетание средствами массовой информации атмосферы насилия и жестокости под лозунгом войны с криминалом формируют опасное представление о верховенстве силы, а не закона.

Некоторые виды пыток распространены в различных регионах России и подробно описаны в прессе («слоник» - применение противогаза с прерыванием дыхания, а иногда и с использованием газа, «ласточка» - растяжка на веревках, «распятие Христа» - название говорит за себя, «конвертик» - пытаемого складывают как конверт для отправки, «смерть Бонивура» и др.). Пытки стали повседневной практикой, заставившей «Общую газету» в конце 90-х годов открыть постоянную рубрику «Пытки как будни России», а «Новую газету» - рубрику «Общественный вердикт», посвященную той же теме.
Отдельная тема - пытки в пенитенциарных учреждениях.

Сами условия нахождения в СИЗО, а то и в ИК носят пыточный характер. В пенитенциарных учреждениях имеют место пытки как для получения «признательных показаний» от подследственных в СИЗО, так и для наказания «злостных нарушителей режима» в ИК. Незаконным физическим воздействием в отношении задержанных грешат сотрудники различных служб милиции. Не представляет исключения персонал пенитенциарных учреждений. В СИЗО имеются так называемые «пресс-хаты» - камеры, в которые помещают подследственных, не признающих свою вину, и где роль палачей выполняют другие заключенные, разумеется, за определенные льготы9. Печальную известность приобрели «Белые Лебеди» - пыточные колонии, куда направлялись «злостные нарушители режима» из других ИК. Факты пыток многократно зафиксированы в прорвавшихся на волю жалобах заключенных, представителями отечественных и международных правозащитных организаций.


В течение последних лет для пресечения применения пыток органами власти России никаких реальных мер так и не было принято. Не были искоренены причины, обусловливающие широкое распространение пыток.
Широкое применение пыток вызвано, во-первых, утратой профессионализма (в силу разных причин - низкая оплата труда, уход профессионалов в бизнес и частные охранные структуры, растущая коррупция, приводящая к изгнанию «белых ворон», не берущих взятки, из органов дознания и следствия и др.) работников дознания и следствия, когда вместо тщательного поиска и исследования объективных доказательств совершенного преступления обращаются к самому «простому»: вымогательству «признательных» показаний подозреваемого и обвиняемого путем угроз, обмана, провокаций и - пыток.

Во-вторых, «раскрытие» преступлений путем применения пыток подстегивается требованиями руководства - «быстрее, быстрее» - и таким показателем оценки работы милиции, как «раскрываемость преступлений».

В-третьих, отсутствие наказания за применение недозволенных методов расследования, включая пытки. На практике, привлечение к ответственности виновного в применении пыток сотрудника правоохранительных органов является редчайшим исключением. Безнаказанность пыток обусловлена все теми же требованиями поднять «раскры-ваемость», раскрыть преступления, находящиеся «на личном контроле» руководителей органов МВД, регионов, государства, явным нежеланием руководства служб МВД и органов прокуратуры осуществлять эффективный надзор за соблюдением органами милиции законности в процессе дознания, предварительного следствия, при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, а также полным пренебрежение судебных органов к таким фактам.

В-четвертых, нравственная деградация многих сотрудников правоохранительных органов, относящихся безразлично или даже с «удовольствием» к пыткам людей.
Надо ли напоминать, что применение пыток противоречит Всеобщей декларации прав человека10, Конвенции против пыток и других жестоких, бесчело-вечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Европейской конвенции о защите прав человека11, Конституции Российской Федерации12 и само признается уголовным преступлением (в частности, ст. 302 УК РФ)?

Россия, как участница различных международных организаций, неоднократно получала от мирового сообщества рекомендации, связанные с искоренением причин пыток. Так, в 1994 году решением Будапештской конференции ОБСЕ Россия, в числе прочих участников, приняла обязательства «вести дело к искоренению пыток, расследовать все заявления о случаях применения пыток и преследовать виновных в судебном порядке, включать в свои программы обучения и подготовки личного состава сил по поддержанию правопорядка и полиции конкретные положения, имеющие целью искоренение пыток»13.

С 13 по 16 мая 2004 г. Комитетом против пыток рассматривался 3-й периодический Доклад России по соблюдению Конвенции против пыток. Правозащитными организациями России был подготовлен Альтернативный доклад. В его составлении принимали участия эксперты Комитета против пыток и Московской Хельсинской группы.

По итогам рассмотрения Доклада Комитет, в частности, признал факты «многочисленных и постоянных заявлений о распространении пыток совершаемых сотрудниками правоохранительных»; «устойчивой системы безнаказанности пыток и иного жестокого обращения, чрезвычайно низкое количество лиц, осужденных за нарушение Конвенции»; «Фактический отказ судей принимать во внимание представленные обвиняемым доказательства применения пыток и жестокого обращения, выливающийся в общую практику отсутствия расследования и преследования подобных случаев».

Комитет также выразил озабоченность условиями содержания заключенных, проблемой дедовщины в армии и особо ситуацией в Чечне.
Таким образом, было констатировано широко-масштабное применение пыток и насилия, происходящих в стране, усугубляющееся отсутствием какой бы то ни было системы контроля и защиты от пыток. Это отражает состояние государственной политики не признавать проблему пыток и, на основании этого - отказываться принимать меры, направленные на ее изменение. Так, несмотря на очевидность многочисленного применения пыток в России, количество зарегистрированных фактов принуждения к даче показаний (ст.302 УК) и лиц, выявленных в совершении этого преступления смехотворно мало: 2001 г. - соответственно 19 и 3; 2002 г. - 18 и 4; 2003 г. - 2 и 0 (!); 2004 г. - 4 и 0 (!)14. Неудивительно, что по данным московских исследователей по результатам анонимного экспертного опроса в 2001-2002 гг., коэффициент латентности принуждения к даче показаний в 2002 г. составил 70,7315.
На этапе составления альтернативного доклада и позже, - при его рассмотрении на Комитете эксперты столкнулись с тем, что крайне сложно представить и обосновать актуальность и масштабность практики пыток в России. Имеющиеся материалы16 противоречивы и не показательны. Правительство России, со своей стороны, не имеет никаких данных (в т.ч. статистики по уголовным делам), благодаря чему эта проблема не только успешно замалчивается, но и не признается как явление. Изложенное явилось основанием проведения настоящего исследования.


V. Итоги: Опросы населения:
1.1 Общие сведения

Из числа опрошенных подвергались пыткам со стороны сотрудников милиции17 в течение 2004 г.:

в Санкт-Петербурге (СПб) - 68 чел, или 3,39% опрошенных; в Пскове - 28 чел., или 4,66% опрошенных, в Нижнем Новгороде (НН) - 34 чел., или 3,40% опрошенных, в Коми - 51 чел., или 4,63% опрошенных, Чита - 39 чел., или 4,54% опрошенных. Средний показатель по всем регионам - 4,12% респондентов подвергались в течение одного только – 2004 - года пыткам18.

Совершенно очевидно, что кумулятивный19 процесс даст значительно больший удельный вес лиц, подвергавшихся пыткам, среди населения. Это логичное предположение подтверждается и результатом уличного опроса в Санкт-Петербурге. Так, на вопрос «Можете ли Вы припомнить за всю жизнь случаи применения сотрудниками милиции в отношении Вас насилия, которое Вы определили бы как незаконное?»20 Положительно ответили 21,3%. Тогда как только за 2005 г. такому насилию со стороны работников милиции подвергалось, со слов респондентов, 5,9%21.

Кроме того, по мнению респондентов22, в целях воздействия на них - наказания, получения признаний и иных сведений, запугивания - применялись пытки в 2004 г. к третьим лицам (родственникам, друзьям, коллегам):

в Санкт-Петербурге - 1,5%, в Пскове - 1,2%, в Чите — 3,3%, в Нижнем Новгороде - 0,2%, в Коми — 1,0%.

Респондентам было известно, что в 2004 г. применялись пытки к кому-либо из ближайшего их окружения (родственники, друзья, коллеги) без цели воздействия на респондента:

Санкт-Петербург - 9,3%, Псков - 7,9%, Чита - 17,7%, Нижний Новгород - 12,3%, Коми - 14,9%.


1.2 Отношение населения к пыткам23

Практически по всем вопросам, характеризующим пытки в стране, во всех регионах большинство респондентов согласилось с их значительной распространенностью. Так, с утверждением «Невиновных не пытают» согласны:

в Санкт-Петербурге - лишь 25,6% респондентов (не согласны с этим утверждением - 51,9%), в Пскове - 36,2% (не согласны - 47,7%), в Нижнем Новгороде - 16,4% (не согласны - 58,9%), в Чите - 16,6% (не согласны - 64,5%), в Коми - 15,8% (не согласны - 68,6%).

За необходимость специальных мер против пыток в милиции выступают: 80,7% петербуржцев, 68,3% псковитян, 73,4% нижегородцев, 85,1% жителей Коми, 77,5% читинцев.

Вполне вероятно», что респонденту, его друзьям и близким потребуется реальная защита от пыток считают 47,6% опрошенных жителей Петербурга, 46,5% жителей Пскова, 53,0% жителей Нижнего Новгорода, 62,6% жителей Коми, 57,1% читинцев.

Проблема пыток не получает должного освещения в СМИ по мнению 45,4% петербуржцев, 38,2% псковичей, 50,3% нижегородцев, 39,3% жителей Коми, 41,1% читинцев.

Считают, что пытки применяются в России:

в Санкт-Петербурге - 64,3% (в т.ч., применяются систематически — 27,9%), в Пскове - 56,0% (в т.ч., применяются систематически - 26,5%), в Нижнем Новгороде - 64,4% (в т.ч., систематически -35,4%), в Коми - 72,7% (в т.ч., систематически - 30,9%), в Чите - 54,6% (в т.ч., систематически - 20,8%).

В Петербурге и Пскове наибольший удельный вес респондентов, верящих в то, что в России невиновных не пытают. В других трех регионах таких наивных людей значительно меньше.

Подтвердилась высокая степень ригоризма опрошен-ных: за смягчение в целом наказаний высказались: в Петербурге - всего лишь 1,8%; в Пскове - 2,7%; в Чите - 2,6%; в Нижнем Новгороде - 1,5%; в Коми - 8,5%, тогда как за ужесточение наказаний высказались - 20-41% опрошенных. Считают, что одним из наиболее верных средств решения проблем нашего общества является усиление борьбы с преступностью: в Петербурге — 82,9%, в Пскове - 85,2%, в Чите - 92,7%, в Нижнем Новгороде - 91,1%, в Коми - 74,2%.

Одновременно выявились наиболее либеральный регион - Коми24 и регион с наиболее выраженным репрессивным сознанием населения - Чита25. В Коми также максимальный процент респондентов (86,9%), не согласен с тем, что для решения проблем общества следует изъять у олигархов «незаконно нажитые состояния» и направить эти средства для решения социальных проблем... Интересно при этом, что именно в Коми оказался наибольший удельный вес респондентов, считающих, что в России применяются пытки, а также, что вполне вероятна потребность для них самих, их родственников и друзей в реальной защите от пыток.
1.3 Способы и мотивы применения пыток; ведомства, сотрудники которых наиболее часто применяют насилие.26

Поскольку количество людей, ответивших на анкету «В», сравнительно невелико и многие из ответивших отметили одновременно по несколько вариантов применяемых к ним физических воздействий и последствий, оценивать результаты в процентах от ответивших не представляется целесообразным. Поэтому мы вынуждены по каждому региону называть абсолютные цифры респондентов, ответивших на предложенные вопросы.



В большинстве регионов применяется большинство перечисленных в анкете методов физического насилия. Как и следовало ожидать, чаще всего встречаются избиение, содержание в холодных помещениях и антисанитарных условиях, а также принудительные позы, включая подвешивание, бросание, растягивание, выкручивание рук и т.п. Значительно реже - применение электротока, погружение в воду (кроме Коми, где было, со слов респондентов, 20 таких случаев), прижигание и иные пытки с использованием кипятка и горячих (раскаленных) предметов. Кроме того, респонденты упоминали угрозы оружием, тюрьмой, физическим и сексуальным насилием.
  1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница