Социологическая библиотека



страница5/9
Дата30.10.2016
Размер1.87 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Король-Луна. Когда то во Франции правил бестолковый и недалекий Людовик, который называл себя «Королем-Солнцем». Отлакированный языками придворных, он и впрямь сверкал, но скорее не как светило, а как начищенный пятак. Что ж, тогда мы с полным правом можем назвать Наполеона I «королем Луны», или даже Полнолуния, принцем вампиров. Он прошел к трону императора через анфилады комнат якобинских клубов, как оборотень. Он наслаждался пролитием крови, как вурдалак. Перед ним, как перед чародеем рассыпались в прах границы и крепостные стены европейских стран.

Большинство историков верят в сверхгениальность Наполеона. Я -человек желчный, и в свергениальностях всегда сомневаюсь. Конечно, люди бывают бездарными и одаренными, однако есть вещи, которых отдельный человек, как бы гениален он не был, в одиночку не в силах сотворить.

Многие великие свершения, приписываемые Одиночкам, на самом деле плод слаженного и упорного коллективного труда больших и скромных коллективов, человечьих муравейников, во главе которых возвышается столп Гения, руководящего всем. Ещё Некрасов убедительно доказывал (в стихах) что николаевскую железную дорогу построил не граф Клейнтмихель, а «толпа мертвецов».

«Толпу мертвецов» ищу я и вокруг Наполеона, вокруг его удивительного и небывалого полководческого дара. Вначале - несколько общих замечаний. Границы Европы до Наполеона сложились не сами по себе, а в результате многовековой упорной, решительной вооруженной борьбы. И если в итоге, при разных королях, талантливых или бездарных, исторические «ядра» основных субстратов европейской истории остались целы, значит, была существенная причина Франции быть Францией, Германии - Германией, а России - Россией. Она не зависела от субъективных качеств правивших людей, личностей, она являла собой объективный водораздел этнических процессов.

Даже сверхгениальный полководец не смог бы сам по себе, просто так, за «здорово живешь» перешагнуть все эти многовековые барьеры и подчинить себе ВСЮ Европу. На его стороне должна была оказаться сила, не менее объективная, чем национально-государственные особенности. И, по логике вещей, это должна была быть объективная сила корыстного и циничного общемирового космополитизма, лежащая в основе лож и отдельных, частных заговоров.

Позволим повторить себе цитату из современного историка Назарова, приводившуюся в разделе общих сведений о масонстве: «Наполеон был антихристиански настроенным революционером-масоном как и его отец и четыре брата. Из них Жозеф стал «королем Испании» и гроссмейстером французского «Великого Востока»; Луи - королем Голландии и гроссмейстером Великой ложи шотландского устава, а затем - «Великого* востока»; Жером -«королем» Вестфалии. Масонами так же были все его приближенные и маршалы. Именно Наполеон превратил масонство из тайного общества, каким оно было раньше, в новую официальную государственную религию, объединив все ложи вокруг «Великого Востока». Он установил обелиск с пятиконечной звездой (главный символ масонства) на месте казни французского монарха Людовика XVI, устранил его легитимного наследника и короновал себя «императором» всего Запада в соборе Парижской Богоматери в присутствии главного раввина и папы римского».

Потомственный масон, Наполеон, безусловно, обладал незаурядными военно-стратегическими талантами. Однако многие их склонны переоценивать. Наполеону очень часто ПОМОГАЛИ побеждать силы по ту сторону фронта, тайные, но могущественные силы. На заре своей карьеры, как агент, Бонапарт пытался внедрится во многие армии мира, включая и русскую. Очевидно, многие его официальные «противники», подобно ему самому ходили когда-то наниматься к монархам Европы, и достигли у последних больших чинов.

Но вместо роли агента в стане врага масонство приподнесло Бонапарту куда более щедрый подарок. Ему предстояла роль «красного царя» - в пику «белым королям и царям», роль военного лидера всемирного масонства. Смены власти во Франции носили карнавальный характер, это были (как после на буржуазных «демократических» выборах) не смены власти, а их симуляции, имитации для профанов. Финансисты и банкиры Франции (например, Фуше) переходили «по наследству» от якобинцев директории, от директории -Бонапарту, не теряя, а только наращивая капиталы с каждым «переворотом».

«Бешенные псы» Робеспьера были устранены с легкостью, несопоставимой с силой и накалом террора при них. Обычно террористический режим убрать очень трудно - он прибивает к земле все, способное сопротивляться, парализует страхом, а битва с ним - всегда титаническая. Но во Франции террористический режим и не менялся - просто Ложа дала санкцию на

отстрел нескольких психически-неуравновешенных позеров, кормившихся и кормивших своих приспешников с рук Фуше и компании. Террором, как огнем Ложа выжгла монархические «белые» внутренности «кувшина Франции», и перебралась к олигархии Директории.

Эта олигархия франк-чубайсов завершила начатый с первого дня революции «прихватизаторский» процесс, перераспределила все богатства и ценности, все активы Франции окончательно среди своих. В этом и был её этапный смысл, как этапа масонского плана.

Когда во Франции делить стало нечего, план развернулся в сторону общеевропейской «прихватизации», а для неё нужно было иметь военное единоначалие и милитаристский имперский дух.

Масонство не выхватило в военные вожди, кого попало, соответствующую кандидатуру оно загодя выращивало в своих «кадровых теплицах».

Первое «чудо» Наполеона первого. Сверх-укрепленный Тулон он взял в ничтожном чине капитана у АНГЛИЧАН. В школьных учебниках любят писать, что Тулон в 1793 году был, якобы «отбит штурмом» у революции англичанами. Это не совсем так - точнее совсем не так. Тулон захватили местные, французские роялисты - и только потом, без боя, без «шума и пыли» по наивности своей ПРИГЛАСИЛИ английский флот.

Обратим внимание - английский флот ВОШЕЛ в Тулон без боя - и без боя же он оттуда ВЫЙДЕТ - «английский флот успел уйти в открытое море» -запишет историк Е. Тарле (в книге «Наполеон», М-1991 г. стр. 17). Но он забывает выделить тот факт, что флот «ушел в открытое море» ЧЕРЕЗ ДЕНЬ после взятия укреплений Тулона. Штурм удался 17 декабря, а англичане ушли из города только 18 декабря, взяв с собой на корабли не всех желающих, а только тех, кого «посчитали нужным», бросив основную часть монархистов на произвол судьбы и якобинских мясников.

Похоже ли это на действие противников? Скорее, Наполеон и англичане как бы отсалютовали друг другу огнем выстрелов с дальней дистанции...

Теперь - о том, кем был перед Тулоном Бонапарт. Лучше об этом сказать словами Тарле: «После долгого сопротивления и проволочек со стороны высших властей, не очень доверявших какому-то неизвестному молодому человеку, случайно очутившемуся в лагере, новый командующий Дюгомье разрешил ему (Наполеону - А.Л.) наконец привести свой план в исполнение» (ук.пр. стр. 16).

Итак, «Буанопартий» был «никто и звать никак» для французской армии и французских властей. Он только что вернулся из рейда по найму в армии всех ведущих европейских государств, куда внедрялся, видимо, для масонерного шпионажа, и теперь означал на политическом и военном Олимпе число «нуль».

Ни Карто, ни сменивший его Дюгомье не имели представления об этом «постороннем». Но параллельно военной власти была в армии политическая, зоркая и тайная, масонская власть. Её при Карто и Дюгомье представлял на правах «политкомиссара» корсиканский масон, член «антипаолийской» Ложи господин Саличетти. Именно к нему направился Бонапарт, нашел протекцию и был определен в «помощники начальника артиллерии».

Наполеон проявил безусловную личную храбрость ещё в ноябре, когда шел впереди атакующей колонны и был ранен монархистами. 17 декабря он так же действовал смело, решительно и энергично. Никто не отрицает этого - но

нужно помнить, что и 17 декабря штурм бы провалился, если бы не «верные невидимые помощники» Бонапарта, желавшие сдать город именно ему, и никому другому.

Дело в том, что на самом деле штурм 17 декабря провалился, как и все предыдущие. «Штурмующих было 7 тысяч человек, и они были после ожесточенного боя отброшены» - пишет об этом дне Тарле. И вот только ПОСЛЕ ТОГО, как тулонцы отбились от основных сил Дюгомье, в бой пошел несколько запоздавший Наполеон с РЕЗЕРВНОЙ колонной. Именно этой колонне и суждено было ворваться первой в Тулон.

Очевидно, Наполеон знал пароли и пункты пропуска, которые другим были неизвестны. Очевидно, ему было послабление с той стороны фронта. А куда стреляли 17 декабря английские корабли?

Они стреляли по Эгильету - командной высоте рейда Тулона, захваченному тоже Наполеоном двумя днями ранее, 15 декабря. Два дня с Эгильета ОЖЕСТОЧЕННО ОБСТРЕЛИВАЛИ английский флот на рейде. После чего он снялся в полном составе с якорей и ушел в открытое море - куда, вообще-то, с сильными повреждениями нельзя уходить...

Давайте вообразим себе флот образца 1793 года. Это деревянные корыта, тонущие после часа интенсивного обстрела пушками. Чугунные и даже турецкие, каменные ядра, прошивали эти корабли насквозь, через оба борта! И если Наполеон два дня бомбит английский флот, а тот не превратился в груду щепок полосы прибоя - объяснение только одно: ядра с Эгильета НЕДОЛЕТАЛИ до рейда, падали где-то в самом Тулоне, среди города. Но ведь тогда надо говорить, что Бонапарт обстреливал улицы Тулона, а не портовый рейд! Об этом не говорят.

НО! Ядра Бонапарта летят СВЕРХУ ВНИЗ, с горы к морю - и все-таки не достигают английского флота. Ядра флота летят СНИЗУ ВВЕРХ, с моря в гору, то есть объективно могут преодолеть меньшую траекторию. Если ядра Наполеона не долетели до флота, то куда упали ядра флота 17 декабря, когда флот стрелял по Эгильету?

Думаю, несложно догадаться, что английские ядра, выпущенные по Эгильету, упали как раз в спину оборонявшим город защитникам... Взявший Тулон Бонапарт вмиг стал национальным героем. Английский подарок сделал его бригадным генералом. Когда термидорианцы «мочили» якобинцев, Наполеона тоже чуть было не «замочили» за компанию, но вовремя подоспел масонский эмиссар, и Наполеона немедля выпустили, разом простив ему все связи с «бешеными псами». В 1795 году Наполеон выступает в мало почтенной роли карателя, картечью расстреливая гражданских лиц.

В северную Италию Наполеон шел с нескрываемой целью грабежа, т.е. как обеспечитель и гарант экстремального масонского бизнеса на хаосе, о котором мы много писали. Здесь он тащил и сбывал подешевке все, что плохо лежит, и это - бесспорно запротоколированный историей факт. Это и даст ему впоследствии право кричать на членов Директории: «Я Вам оставил итальянские миллионы, а нахожу грабительские законы и нищету!» (см. Тарле, ук. пр., стр.73).

Затем он почему-то ворвался в Египет. Этот поход едва не покончил с военной карьерой «блистательного» стратега, потому что он, как школьник-недоучка, не обеспечил тылов ни на суше, ни на море. На его счастье, к берегам

Египта подплыл АНГЛИЙСКИЙ флот, который дал-таки ему улизнуть, бросив гибнущую армию.

Из Египта. Наполеон бежал из Египта и прибыл во Францию, чтобы взять власть в свои руки. Об этом знают все, но не все задумываются, как это с такой легкостью удалось Наполеону. Путь по Средиземному морю потребовал 47 дней - и это был путь по морю, целиком и полностью подконтрольному вражеским флотилиям. Французского флота больше в принципе не существовало, а море - не лес, в нем не спрячешься. Напомню, что позже именно невозможностью укрыть корабли на море в условиях британского господства на морях Наполеон оправдывал свой саботаж переправы через Ла-манш, где проскочить можно менее, чем за день. А тут 47 дней...

Конечно, если бы Наполеон оделся клошаром и поплыл бы на рыбацкой шхуне, он имел бы шанс тайно пробраться в какой-нибудь французский порт. Правда, неизвестно, как его, вышедшего с моря, подобно диверсанту, приняли бы защитники республики, но это уже другой вопрос.

Однако все было не так. Наполеон отплыл во главе военной флотилии из четырех кораблей, под французскими флагами, погрузив с собой около 500 сподвижников. Современникам встреча с англичанами в море казалась «близкой и неизбежной» (см. Е.В.Тарле, «Наполеон», М-1991, стр.63) На судах царила паника. И только Наполеон - единственный! - оставался в эти «страшные минуты» абсолютно хладнокровен. Это удивляло спутников -слишком многое было брошено на карту, а Наполеон вообще-то не относился к числу спокойных и выдержанных от природы людей, он был по южному, по корсикански эмоционален. Однако 47 дней он вел себя так, будто совершал морской круиз в мирное время. Английские корабли иногда маячили в отдалении, но не трогали французскую эскадру. Без всяких приключений наполеон добрался до бухты Фрежюс.

Переворот путем «голосования свергнутых». Принято считать, что Наполеон «сверг» правившую до него Директорию. Это не так. Директория с большой помпой приняла этого «драного кота», еле вывернувшегося из нелепой авантюры, погубившего армию в далеких песках. Прием, оказанный Бонапарту, был совершенно несопоставим с его деяниями. Его встречали, как победителя, народными гуляньями, цветами и войсковыми парадами, осуществлявшимися как бы «без приказа» ( а точнее, по тайному масонскому приказу).

Бонапарта назначили командовать Парижским гарнизоном, а банкиры немедля завалили его деньгами. Директория не боялась Бонапарта, она сама отдавала ему ключи от собственного дома.

Из пяти членов Директории - пяти совладельцев верховной власти в стране Сиейес и Роже-Дюко изначально поддерживали планы Наполеона, Гойе и Мулен присоединились к заговору позже, а самый «упорный» из директоров -Баррас - был ласковым словом убежден в своей неправоте и подписал заявление об отставке. После чего удалился на покой в свое великолепное поместье с почетным воинским экскортом.

Правда, в Законодательном Корпусе, который стоял, в сущности, НИЖЕ Директории, депутаты немного пошумели, покричали, некоторые даже выпрыгнули в окна от французской эмоциональности. Но потом все же приняли закон, по которому власть переходила Наполеону. Поэтому говорить о «18 брюмера» как о перевороте нелепо — за Наполеона законным порядком, хоть и не без эмоций проголосовало большинство членов Директории и большинство депутатов-законодателей. Это был не переворот (т.е. смена власти) а плановая

смена декораций самой власти, изменявшей интерьер в сожженной дотла стране на свой вкус.

Спасение «утопающих»... Совершенно очевидно, что без помощи со стороны масонства Наполеон не сумел бы ни преодолеть сотни километров по ВРАЖЕСКОЙ территории, разделившей его и Францию, ни мягко завладеть властью в Париже.

Не будем забывать, что пока «Буонапартий» перекидывался ядрами с арабами и ломал носы сфинксам, русская армия Суворова очистила от французов Италию, СНОВА открыла себе дорогу на Париж.

Далее следует невероятное: дипломатические игры берут государя российского за нос, и отменно водят под масонскую дудку. Трудно поверить, что самодержец сознательно спасал цареубийц, но от царя следует приказ Суворову: на Париж не ходить, а зачем-то идти в Швейцарию. Здесь русских грубейшим образом, больше себе, чем России на беду, предали австрийцы (невольно опять возникает мысль - КТО сидел в австрийском генштабе, австрийцы ли, или космополиты ложи?). Тем самым «Избранник» масонства был спасен, русские плюнули на Европу и вернулись домой в большой обиде.

Далее австрийская армия Мака сдалась Наполеону в Ульме БЕЗ БОЯ. Навряд ли это может добавить кому-то полководческих лавров, но в актив Бонапарта вошло ещё одно победоносное сражение.

Русские снова, скрепя сердце, пошли спасать Австрию. Но невозможно спасти того, в голове у кого поселился чужеродный паразит. Решающую битву компании, битву в 1805 г. при Славкове, выиграли, как всем известно со школьной скамьи, у русских, не столько французы, сколько австрияки, нежданно-негаданно обрушившиеся на русских союзников и смявшие русский строй.

Командующий левым крылом русской армии Буксгевден, имея 29 батальонов пехоты и 22 эскадрона кавалерии, вместо того, чтобы спешить на помощь погибавшей русской армии, все время битвы простоял около третьестепенного пункта. Здесь происходила -и это не укрылось от очевидцев -ИМИТАЦИЯ боя. Буксгевден делал вид, что атакует, а против него стоял ничтожнейший французский отряд, осуществлявший выстрелами «шумовое прикрытие» бездействия генерала.

Затем, когда контуры поражения уже вырисовались, Буксгевден приказал отступать, но так, что все его действия были известны Наполеону, вывел солдат (без особой тактической нужды) на лед полузамерзших прудов, и в итоге сдал в плен весь свой корпус.

Все было, как обычно, списано на фантастическую, феноменальную глупость Буксгевдена. Но мы видим, сколь непохоже на глупость поведение генерала, как смахивает оно на прямую измену. Да и кто такой человек с сомнительной фамилией Буксгевден?!

Вставка о Буксгевдене

На его месте запросто мог быть и сам Наполеон, если бы в свое время, когда он ходил наниматься на русскую военную службу, его бы приняли. А.гентура масонства внедрялась в армии в те годы очень легко — любой иностранец мог попытать свое счастье на том или ином поприще чужой страны, предложить свои услуги правительству, скажем, России. А в случае с масонами

- подкрепить свое предложение услуг солидными суммами взяток и служебной поддержкой, протекцией «братьев», уже внедренных в структуру государственной власти страны.

Под Иеной, где была развеена независимость могучей Пруссии, мы вновь встречаемся со старым знакомым, герцогом Карлом В.Брауншвейгским, столь «блестяще» проявившем себя при Вальми. По какой-то непостижимой причине Карл снова пролоббирован на должность верховного главнокомандующего, теперь уже отдельных прусских войск, хотя он по прежнему остается суверенным монархом ДРУГОГО государства. На дворе 1806 год, Наполеон наступает в Пруссию со 150-тыс. армией, Карл выходит ему навстречу со 100 тыс. контингентом.

Историки, подробно описывающие битву при Иене, в десятках монографий упоминают одно и то же: якобы Брауншвейгский оставил возле Иены заслон, а сам, опасаясь окружения с фланга, с ОСНОВНЫМИ СИЛАМИ стал отступать к Ауэрштедту. Мы так привыкли к этому подлогу, что не замечаем его прошитость «белыми нитками»; Более того, если бы Карл Брауншвейгский сделал ТАК, он заманил бы Наполеона в ловушку и выиграл бы битву. Историки пишут о стандартном приеме, который вполне допустим военной стратегической наукой. Пишут, чтобы хоть как-то объяснить логику Брауншвейгского, непостижимую для постороннего наблюдателя.

Самоуверенность и невнимательность к мелочам чуть было не погубила Наполеона. Он был убежден, что основные силы Карла под Иеной, и выслал к Ауэрштедту только авангард маршала Даву.

Имей Брауншвейгский при Ауэрштедте ОСНОВНЫЕ СИЛЫ, как льстят ему историки, он разгромил бы наполеоновский авангард и, по меньшей мере, весьма затянул бы компанию.

Но ларчик открывается просто - достаточно взглянуть на цифры. В Иене под командой Гогенлоэ и Рюхеля Карл оставил 50 тыс. человек, и с собой под видом ОСНОВНЫХ СИЛ увел 50 тыс. То есть перед лицом превосходящего противника Брауншвейгский разделил свою, и без того небольшую, армию на две АРИФМЕТИЧЕСКИ РАВНЫЕ половины! Затем развел их поодаль друг от друга и дал разбить по частям.

Ловушка армии стала ловушкой и для командующего. Карл Вильгельм Фердинанд Брауншвейгский пал в бою при Ауэрштедте при странных обстоятельствах. Его непонятное поведение обернулось загадочным концом, по поводу которого можно предполагать что угодно. Или это нелепая случайность, которые нередки в стихиях боя? Или с ним рассчитались за услуги свинцом вместо земель и золота? Или он был несчастной, темной марионеткой в руках своего штаба, своих советников, подосланных Ложей, сам не ведал, что творил, невольно давал воспользоваться своей стратегической бездарностью и недалеким умом?

А может быть, его вовлекли в масонство на низкий или средний уровень посвященности, где он, считая себя в среде «братьев», был для них на самом деле манипулируемым попутчиком? Делал нечто, не догадываясь об истинных причинах и последствиях своих действий, удовлетворяясь некими искусственно созданными для него поводами и ложными идеалами? История масонства знает массу таких «манипулируемых попутчиков», среди которых были и некоторые российские монархи...

Вскоре и русские замирились с Бонапартом. Бонапарт вроде бы стал размахивать кулаком в сторону Англии, но его и эту страну (точнее, ТО, что

базировалось в этой стране) связывали особые отношения. Да, англичане периодически сжигали французский флот (видимо, на всякий случай, если вдруг «Избранника» сменит другое правительство) и вели с Бонапартом «странную» войну. Но это была игра в поддавки. Наполеон усиленно делал вид, что не может пересечь узенькую полоску Ла-манша, за которой лежала беззащитная в сухопутном смысле страна, богатая добыча для завоевателя. Это делалось для солдат и офицеров армии, которые конечно, не посвящались во все тонкости. Как известному плохому танцору, Наполеону все время мешали сапоги. Один раз он заявил, что отечество в опасности, что необходимо отложить десант, и помчался... принимать капитуляцию дружественного Мака в Ульм. Что, с этим нельзя было подождать?

Наполеон навязал всем, включая Россию т.н. «Континентальную блокаду» - якобы страшно вредное Англии дело. Однако при внимательном рассмотрении мы заметим, что и без Наполеона Англия вплоть до конца XIX века проводила политику «блестящей изоляции». «КБ» била не по Англии, а по европейской промышленности. В Европе закрывались сотни производств, потому что сырье к ним подвозилось на британских и американских судах. Теперь сырье для европейской промышленности, не имея возможности пробиться на континент, шло по дешевке в Англию, обеспечивая рост, загрузку и занятость её промышленности. Затем уже готовый продукт грузился на американские корабли и развозился, куда надо - в Россию, в колонии - оставляя Европу без работы и без сбыта.

Наполеон не столько «покорил» Европу, сколько «получил» её от доброхотов в стане противника. Всерьез он воевал только с испанцами и с русскими, которые весьма подмочили его лавры величайшего военного гения.

В 1812 году началась отнюдь не французская, как пишут, а ОБЩЕЕВРОПЕЙСКАЯ экспансия в автономный от масонства центр силы - в Россию. Сюда вошло 640 тыс. европейцев, а вышло...ну, сами знаете. Наполеона, как стратега, это не красит.

Но тем не менее, проект «Избранник» почти удался. Наполеоновский штык в грудь и масонский нож в спину Европе дали потрясающий, со времен Римской империи небывалый результат.

Однако в 1815 году в сердце Европы стояли совсем неподконтрольные масонству русские и пруссаки, что не отнюдь устраивало масонерию. Видимо, было пролито немало горьких слез в подушки Ротшильдов, когда пришлось «сливать» такой успешный проект, как Наполеон, но, чтобы скорее выставить непрошенных спасителей за дверь «европейского дома», Наполеона пленили его хозяева - англичане. Наполеон был убежден, что это все снова «понарошку», как в Египте. Да так оно и выглядело: собственный остров в полное владение, сохранение при особе 500 гвардейцев - несчастному Людовику масоны эдаких подарков в плену не делали.

Бонапарт сбежал с о. Эльбы в Париж и двинул новую армию на англичан, надеясь на очередной, как в Тулоне, подарок. Но теперь уже он сам был подарком. Масоны (скорее всего, лично Ротшильд) посоветовали генералу Груши идти с резервами к Наполеону под Ватерлоо «со скоростью Брауншвейгского», а Наполеон очень рассчитывал на Груши. Шутки кончились, «непобедимый» стратег был побежден, пленен, и в конечном итоге, видимо, отравлен на о.Св.Елены, куда англичане его законопатили подальше от вдумчивых следователей и конспирологов.



Масонерия. «Метастазы». На примере Франции мы с Вами наблюдаем другой тип патологии поражения социального организма масонерией, не формирующейся, а уже сложившейся и развитой. Она, атакуя через государственную границу, естественно, ведет себя иначе, нежели описанная в главе о «вирусном» поражении.

Каналы передачи масонерного заражения - прежде всего финансовые, и только во вторую очередь - идеологические, диверсионные, культурные. Сравнительный анализ 1789-94, 1830, 1848, 1905-17 и 1985-91 гг. показывает, что методики атаки масонерии довольно однотипны и мало меняются век от века.

Развитая и господствующая масонерия государства «А» проникает в традиционное или эгалитаристское общество государства «Б» вместе с конвертируемой валютой, мировым рынком и товарообменом. Благодаря им масонерия может создать первичные финансовые шанкры (язвы), переводя капитал в валюте «А» во внешне законные коллекторы валюты «Б» на территории противника.

Данные внеэкономические базы богатства, не связанные по сути с хозяйственной деятельностью и рентабельностью становятся садками для выкармливания преступных тунеядцев - агентов влияния, «масонерных голосов», которые могут проповедовать по зарубежным сценариям.

Далее формируются три финансовые группы. Группа «Верх» осуществляет «выкуп карьеры» в официальных структурах государственной власти «Б». Креатуры группы «Верх» внедряются на государственную службу. Здесь они тайно поддерживают друг друга, вытесняя и дискредитируя конкурентов, получают финансовую поддержку сами, финансовый резерв для подкупа своих начальников и способных помочь карьере лиц. Так же финансируется показуха служебных успехов и травля, диверсии в отношении препятствующих карьере лиц. Внедренных в недра официальной власти агентов-сановников мы условно назовем «официалами».

Группа «Центр» финансирует проникновение и карьеру по той же схеме агентов - «лоялистов» - то есть деятелей и впоследствии лидеров общественных структур, партий, блоков, объединений и организаций, не имеющих антиправительственной направленности. Это - кадры будущей так называемой «умеренной», «конструктивной» оппозиции. Им отведена роль «доброго следователя» в будущем диалоге-шантаже с правительством «Б».

Группа «Низ» атакует радикальную среду, внедряется в ряды маргиналов и ущербных лиц, в ряды обиженных и недовольных. Из аморфного и бессистемного «кухонного» естественного недовольства низов формируется ударный террористический радикальный таран против правительства «Б». Здесь возникают добренькие «лидеры-спонсоры» решительной и бескомпромиссной борьбы, назовем их «радикалоидами».

Матричная масонерия координирует действия всех трех групп. Официалы помогают «пиару» Лоялистов, те в свою очередь - продвижению авторитета Официалов. Радикалоиды получают прикрытие официальных и легальных структур, всю информацию о контр-мерах правительства «Б», тайную протекцию в делах и указания о направлении террора против служебных врагов и разоблачителей Официалов. Это делает радикалоидов «неуловимыми», «непотопляемыми», «сверхсильными».

Официалы направляют исполнение правительственных указаний в область абсурдного перевыполнения, чем вызывают отвращение народа к

«тупости» власти. Кроме того. Официалы применяют «качели» из озлобляющего массы нелепого, неэффективного террора и якобы «вырванных» массами уступок, соглашательства, слабости.

Радикалоиды получают негласную «лицензию» на террор и отстрелы, при этом всегда выходят сухими из воды. Создается искусственное ощущение бессилия правительства перед якобы «объективными» общественными переменами. Когда Радикалоиды достаточно запугают правительство, Лоялисты выходят к Официалам с предложением «решить по хорошему». Официалы «вынужденно» идут на уступки по вопросам, которые делают Радикалоидов ещё «неуязвимее», Лоялистов - ещё влиятельнее, а Официалов - ещё более высокопоставленными.

Затем круг повторяется по второму, третьему разу, до полного уничтожения государственной независимости «Б». При этом патологически-легковерное население и такая же «туземная» власть ничего не понимают в творящейся беде, идут на плаху слепыми.

Очень важно учесть два социологических закона. Во первых, по мере роста масонерной метастазы происходит автоматическое усиление её сжатости, сплоченности: продвиженцы с «начального капитала» шанкр первичного поражения переходят на питание активами своей службы и должности. Этот «частный бизнес» на масонских постах не только расширяет до невозможности общие обороты средств в масонерии, но и глубже «замазывает», «заваривает» игроков в нерушимое единство. Чем больше масонерная метастаза, тем она монолитнее. Во вторых, масонерное искушение в отличии от любого подобного по стилю предложения разведслужб или революционных заговоров опирается на частнособственнический инстинкт, стремление к ЛИЧНОЙ выгоде, требует не жертв вопреки им, а напротив, действий для их удовлетворения. Иначе говоря, карьера и обогащение членов масонерии есть конечная цель масонерии, все иные цели и задачи промежуточны.

Это обуславливает огромную опасность масонерного поражения, тяжелый, зачастую летальный для социального организма характер патологии, сложность и многоярусность разрушительных процессов, общий план между которыми усмотреть порой очень сложно.


1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница