Социально-политическая ситуация в Сирии в период независимости



Скачать 214.8 Kb.
Дата11.11.2016
Размер214.8 Kb.




Содержание

Введение...3

Глава 1. Социально-политическая ситуация в Сирии в период

независимости...21

Глава 2. Система народного образования в Сирийской Арабской

Республике во второй половине XX в...45

Глава 3. Основные группы национальной интеллигенции Сирии:

количественные и профессиональные характеристики...92

Глава 4. Интеллигенция в общественно-политической жизни Сирии.. 133 Глава 5. Традиционная интеллигенция в общественно-политической

жизни Сирии...191

Заключение...221

Список использованной литературы...234

Введение

Изучение проблем социального развития стран Азии и Африки стало одним из основных направлений современной отечественной историографии. Выход этих стран на мировую арену как суверенных государств поставил вопрос о необходимости более углубленного изучения их социальной структуры, чтобы составить четкое представление о расстановке классовых и политических сил в борьбе за самостоятельное экономическое и политическое развитие.

После завоевания политической независимости в развивающихся странах, в том числе и в Сирии, усилился процесс социально-классовой дифференциации. Значительно возросла роль такой общественной прослойки, как интеллигенция. Именно потому становится необходимым изучение основных объективных характеристик этой социальной группы, и, прежде всего, - определение границ интеллигенции, ее внутренней структуры, количественных показателей темпов роста. Особое значение имеет обозначение места и роли национальной интеллигенции в общественно-политической жизни страны и степени ее влияния на массы.

В отечественной историографии фундаментальные исследования крупного советского востоковеда ЛА.Фридмана дали толчок дальнейшему изучению отдельных страт общества в арабском регионе. Появились исследования по проблемам рабочего класса, национальной буржуазии, роли этно-конфессиональных меньшинств в составе национальной буржуазии и т.д. Изучение процесса формирования национальной интеллигенции было неотъемлемой частью всего этого направления. Проблемы становления и развития интеллигенции стран Азии и Африки долгое время не были предметом специального исследования, хотя отдельные их аспекты затрагивались в работах советских и российских ученых. В 70-80-е гг. был написан целый ряд исследований, посвященных проблемам развития интеллигенции в афро-азиатском регионе. Именно авторы этих трудов разработали методики изучения и анализа проблем интеллигенции. Здесь стоит отметить такие работы, как «Формирование интеллигенции в Алжире» С.Г. Канаева, «Интеллигенция Нигерии» И.Т. Катагощиной, «Интеллигенция в странах

Магриба» В.И. Максименко, «Формирование национальной интеллигенции Ирака» СМ. Мурядян, «Интеллигенция Таиланда» Н.Г.Словесной, «Формирование египетской интеллигенции в XIX - первой половине XX в.» В.В. Черновской. Однако, несмотря на возросший интерес к исследованию данной темы, до сих пор остаются еще дискуссионными и нерешенными такие вопросы, как само понятие «интеллигенция» применительно к Востоку и обобщающие критерии ее выделения из общего состава населения. До настоящего времени не выработано определение интеллигенции как социального слоя, способное отразить не только специфику отдельных стран или отдельных исторических этапов, но и дать цельное представление о ее природе и месте в социальной структуре современного общества. Понятие «интеллигенция» возникло в России в 60-х гг. XIX в. Первоначально оно имело несколько значений, но постепенно эволюционировало и приобрело современный социологический смысл. На рубеже XX в. оно стало обозначать «часть общества, объединявшую людей, экономическую основу которых составляла продажа их интеллектуального труда»1. При всей расплывчатости этого определения оно подчеркивает важную особенность — специфику труда интеллигентов и их отличительную черту — наличие высшего или среднего специального образования. В остальном такая характеристика интеллигенции нуждается в уточнении и дополнении целым рядом других социальных признаков и критериев.

В ходе широких академических дискуссий и научных разработок по социально-политической структуре постколониального общества были предприняты новые попытки расширить и уточнить понятие национальной интеллигенции. Так, отечественный востоковед В.В.Черновская считает «правомерным рассматривать египетскую интеллигенцию как вертикальный слой, включающий отдельные части других классов и социальных групп общества, объединенные по признаку специфики и характера труда», который обусловлен образовательным цензом в объеме средней, средней специальной и высшей школы.2

1 Цит по: Черновская В.В. Формирование египетской интеллигенции в XIX - первой половине XX в. М., 1979, с.8.

2 Черновская В.В. Формирование египетской интеллигенции.., с. 18.

Другой отечественный ученый, В.И.Максименко, исследовавший социально-политические проблемы развития интеллигенции на примере стран Магриба, пришел к выводу, что данная социальная категория является «социокультурной средой, для которой не представляется возможным вычленить единый общественный статус, единую функциональную роль». По мнению В.И.Максименко, современная интеллигенция в странах Востока - не только и не столько социально-профессиональная категория, отличаемая по месту в структуре общественного воспроизводства, доле и способу получаемого общественного продукта и т.п., но «также общественное явление, отражающее сущностную специфику конкретно-исторического процесса переходности на современном Востоке. Она выступает одновременно как знак-символ, активный социальный агент и первоочередной толкователь специфической переходности развивающихся стран».4

Целый ряд «исключительных» качеств данной социальной группы (профессиональное обучение, умственная деятельность, способность к социальной критике и т.п.) органически взаимосвязаны, и только их синтез может создать в достаточной степени обобщенный облик афро-азиатской интеллигенции, играющей столь значительную роль в современной жизни стран Востока, и в частности, Сирийской Арабской Республики.

В западной историографии для обозначения той социальной группы, которую отечественные историки называют интеллигенцией, используются различные понятия и термины. Наиболее часто западные ученые обращаются к термину «специалисты». Однако, следует также обратить внимание на то, что понятия «специалисты» и «интеллигенция» - категории не совпадающие, хотя и теснейшим образом связанные. Взаимные их пересечения происходят в двух планах — социальном и культурном. Специалисты — это люди, получившие среднее специальное или высшее образование, обладающие необходимой компетенцией и занятые на постоянной работе. Они представляют профессионализированную и наиболее привилегированную часть новых средних слоев. В то же время интеллигенция, будучи наиболее образованным авангардом тех же новых средних

3 Максименко В.И. Интеллигенция в странах Магриба. М., 1980, с.5.

слоев, представляется их ядром, самым активным в общественно-политическом отношении элементом. Таким образом, категория «интеллигенция» далеко не исчерпывается понятием «специалисты». Разница не так легко устанавливается с помощью понятий и классификаций, но можно все-таки сказать, что специалисты -это новая для Сирии (как, впрочем, и для всех стран Востока) социально-профессиональная группа, возникшая в ходе общественного разделения труда и занимающая в социально-экономической структуре строго определенное место. Интеллигенция же - это не столько новые профессионалы, сколько новые люди. Они отличаются своим поведением, отношением к семейным, религиозным, корпоративным и клановым традициям, открытостью «чужим» идеям и особенностями повседневной жизни.

Арабские исследователи при обозначении социальной группы интеллигенции применяют следующие термины: «мусаккафун» («люди культуры»), «нухба» («избранные», «элита») и «хубара'» («специалисты»). Можно предположить, что эти термины, употребляющиеся для обозначения интеллектуальной элиты, хотя и имеют арабское происхождение, в своем современном смысле сформировались под влиянием западной историографии. Наиболее близко содержание русского понятия «интеллигенция» передает термин «мусаккафун», если брать понятие «культура» в широком смысле слова.

Как особую группу интеллигенции мы выделяем традиционную интеллигенцию, которая включает в себя служителей культа (имеющих религиозное образование - муфтии, имамы, хатыбы, кади), богословов, специалистов по мусульманскому праву, преподавателей религиозных вузов, преподавателей основ религии в учебных заведениях различных уровней и т.д.

Понятие об интеллигенции как о самостоятельной социальной группе развивающихся стран сформулировано в монографии «Интеллигенция и социальный прогресс в развивающихся странах Азии и Африки». Как считает один из авторов этого исследования отечественный востоковед В.Ф.Ли, «в широкую социальную группу азиатско-африканской интеллигенции могут быть включены идеологи, публицисты, литераторы, журналисты, другие работники печати, деятели

4 Максименко В.И. Динамика классообразования и интеллигенция в развивающихся странах // Классообразование на современном Востоке: проблемы и тенденции. М., 1978, с. 164.

искусства и иные представители свободных профессий, агрономы, инженерно-технический персонал, ученые, преподаватели вузов, учителя, врачи, студенчество, служащие, партийно-политические функционеры, служители религиозного культа» и т.д.5 В основном такая характеристика состава интеллигенции верна. Однако вряд ли можно включать в ее состав служащих. Существует два понимания категории «служащих»: в широком и в узком смысле слова. В широком смысле в число служащих включаются все работники нефизического труда. Среди них категории: специалисты, администраторы и конторские исполнительные функционеры. Для первых двух характерен сложный умственный труд, требующий соответствующего обучения. Их общественное положение и социальный престиж находятся на сравнительно высоком уровне. Последняя же группа, напротив, по своим образовательным и социально-профессиональным характеристикам мало отличается от работников физического труда.

Кроме того, приведенном перечне групп интеллигенции не фигурирует военное офицерство, которое, как правило, по образовательному уровню, представляет собой один из весьма значительных отрядов интеллигенции в развивающихся странах. Здесь следует согласиться с отечественными востоковедами Черновской В.В. и Мурадян СМ., которые считают офицерство одной из самых главных подгрупп интеллигенции в странах Востока.

Все эти определения, по сути, дополняют друг друга. Интеллигенция представляет собой столь сложное и неоднозначное социальное явление, что выработать всеобъемлющую его характеристику на сегодняшний день не представляется возможным.

Методологическую основу диссертации составили труды отечественных востоковедов, в которых содержатся как общие положения, так и конкретные оценки, относящиеся к странам Ближнего Востока. Первостепенная значимость в формировании методологического подхода автора к исследованию принадлежит фундаментальным трудам российских востоковедов М.Ф.Видясовой, С.А.Кириллиной, Р.Г.Ланды, З.И.Левина, М.С.Мейера, А.М.Родригеса-Фернандеса, Л.А.Фридмана. Кроме того, большую помощь в определении общетеоретической базы работы оказали научно-методические разработки, осуществленные на

' Интеллигенция и социальный прогресс в развивающихся странах Азии и Африки. М., 1981, с. 18.

кафедре истории стран Ближнего и Среднего Востока ИСАА при МГУ им. М.В.Ломоносова, в частности, «Источниковедение истории арабского мира», подготовленное В.В.Орловым и К.А.Панченко, «История арабской общественной мысли (XIX-XX столетия)», составленная С.А.Кириллиной и «История арабских стран в XX в.», опубликованная В.В.Орловым, К.А.Панченко, Д.Р.Жантиевым, Т.Ю.Кобищановым и В.Е.Смирновым.

Большое значение для выработки методологических подходов к изучению темы интеллигенции имели труды отечественных историков-арабистов С.Г.Канаева, В.И.Максименко, С.М.Мурадян, В.В.Черновской. Содержащиеся в исследованиях указанных авторов обобщающие положения и критерии выявления места и роли прослойки интеллигенции в обществе и основных функций интеллигенции послужили важными ориентирами при изучении различных подгрупп национальной интеллигенции Сирии.

Многоплановость избранной темы потребовала обращения к широкому кругу источников, которые подразделяются на несколько категорий.

Первую категорию источников составляют статистические материалы международных организаций, в частности, ООН, ЮНЕСКО, МОТ и ВОЗ. Важным подспорьем в работе были материалы ЮНЕСКО. В целом в ходе написания настоящего исследования было обработано 5 сборников ЮНЕСКО, посвященных проблемам образования: «International yearbook of education» и «World Survey of education». Из этих источников автор почерпнул ценные сведения, характеризующие все уровни образования в Сирии. Были также привлечены статистические ежегодники, представляющие собой обзор состояния трудовых ресурсов в мире. Они издаются Международной Организацией Труда в Женеве. Эти сборники предоставили в распоряжение автора материалы о трудовых ресурсах в Сирии, на основе которых стало возможным показать место интеллигенции в общем контексте рабочей силы Сирийской Арабской Республики.

Следующую группу источников составляют официальные сирийские статистические сборники, содержащие важные данные об экономике Сирии, народном просвещении, развитии высшего образования, здравоохранения, культуры.

Развитие статистической службы в Сирии относится, главным образом, к началу XX в. В этом отношении Сирия отстает от Египта, где всеобщие переписи населения начали проводиться в конце XIX в. На сегодняшний день в Сирии нет полноценных переписей населения, поэтому приходится довольствоваться периодическими изданиями, в частности, Statistical Abstract of SAR. Более или менее систематически это издание публикуется с 60-х гг. Однако в этом сборнике отсутствуют некоторые важные сведения, в частности, по социальной структуре населения Сирии. Официальная статистика Сирии не выделяет многие группы интеллигенции. Так, например, нет информации о численности творческой и традиционной интеллигенции, офицеров, а данные о юристах и инженерах публикуются далеко не в каждом издании. Тем не менее, несмотря на все недостатки, Statistical Abstract представляет собой важный источник: в нем содержится полезная информация о состоянии системы образования и здравоохранения в Сирии.

Отдельно стоит упомянуть об издании Сирийского Национального центра информации «Сурийя 2000. Дираса амма хауля аль-джумхурийя аль-арабийя ас-сурийя» («Общие сведения по Сирийской Арабской Республике»), опубликованном на арабском языке в Дамаске в 2000 г. В этой книге содержатся важные статистические данные о населении, рабочей силе, о состоянии образовании и здравоохранении. Благодаря сведениям о деятельности профсоюзов, приведенным в ней, удалось определить численность некоторых подгрупп сирийской интеллигенции за последние годы, в частности, учителей, медиков, юристов, инженеров. Данное издание было любезно предоставлено в распоряжение автора диссертации сотрудниками Сирийского посольства в Москве.

Особый интерес представляет путеводитель по Дамасскому университету, который содержит, помимо общих сведений о развитии университета, списочный состав преподавателей всех факультетов по кафедрам с указанием специальностей и места получения образования. Судить об уровне преподавания различных дисциплин в Дамасском университете помог анализ учебных программ по различным предметам, которые приведены в этом же издании. Хотя автором были изучены все учебные программы, в работу в качестве примера была включена только характеристика дисциплин исторической кафедры факультета филологии и

гуманитарных наук. Большую ценность представляли и включенный в сборник материал о шариатском факультете университета. Это, пожалуй, единственный источник, из которого удалось почерпнуть официальные данные о численности преподавателей указанного факультета, уровне их образования и месте его получения.

К третьей группе источников относятся материалы прессы. СССР традиционно поддерживал с Сирией дружеские отношения, что естественно, гарантировало интерес отечественной прессы к происходящим в этой стране событиям. В работе использовались советские и российские газеты «Известия», «Правда», «Российские вести», а также журналы «Новое время» и «Проблемы мира и социализма». Публиковавшиеся в этих изданиях сведения позволили собрать богатый биографический материал, с помощью которого стало возможным сделать некоторые общие выводы о социальном происхождении представителей интеллектуальной элиты Сирии, а также уровне их образования и степени участия в общественно-политической жизни страны. Изучение собственно сирийской прессы - газет «Тишрин» («Октябрь»6), «Аль-Баас» («Возрождение»), «Ас-Саура» («Революция») — сталкивалось с определенными трудностями, связанными как с отсутствием полных подшивок газет в российских библиотеках и закрытостью большей части газетных фондов, так и тем фактом, что после распада СССР соответствующие фонды практически перестали пополняться. В настоящее время важным подспорьем для изучения сирийской прессы являются электронные версии основных сирийских периодических изданий. Но и у них есть существенный недостаток - несмотря на то, что электронные версии газет публикуются уже несколько лет, многие из них не создают архивы своих старых номеров. Среди арабских газет стоит отметить «Аль-Хайат» («Жизнь»), «Ас-Сафир» («Посол»), «Аль-Кудс» («Иерусалим»), «Ан-Нахар» («День»). Кроме того, были привлечены англо и франко-язычные газеты и журналы, в частности, «The New-York Times», «Times», «Le Monde», «Tribune». Особый интерес представлял раздел хроники событий журнала «The Middle East Journal».

6 В арабских словарях слово «тишрин» отдельно не употребляется, только в сочетании с порядковыми числительными «первый» и «второй», что означает соответственно «октябрь» и «ноябрь».

Большое значение для выявления социального облика некоторых подгрупп сирийской интеллигенции имеют биографические справочники "Who's who in the Arab World", содержащие богатую информацию о жизни и деятельности верхушки административной элиты, офицерства, политических деятелей, врачей, инженеров, юристов, представителей науки, культуры и т.д. Благодаря материалам этих справочников удалось изучить и проанализировать биографии 359 представителей сирийской интеллектуальной элиты.

Не менее важной категорией источников являются использованные при написании работы Конституции Сирии 1950 и 1973 г. Основные законы САР помогли выявить место, которое отводило руководство страны исламу в политической жизни Сирии на современном этапе, а также развитию системы образования и подготовки кадров.

Немаловажным источников для выявления политической активности различных страт сирийской интеллигенции стал подготовленный международной организацией Human Rights Watch сборник «Syria Unmasked. The Suppression of Human Rights by the Asad Regime». Эта книга содержит много полезного фактического материала, который использован в работе при изучении деятельности сирийской оппозиции. Существенным недостатком издания является слишком заметная предвзятость и односторонний подход к оценке действий сирийских властей. В результате складывается исключительно мрачная картина внутриполитической жизни Сирии. Кроме того, при прочтении книги создается впечатление, что единственным занятием различных подгрупп интеллектуальной элиты Сирии была борьба против режима партии «Баас».

Отдельную группу источников составляют материалы интернет-сайтов. Так, при изучении современного состояния системы народного образования (доуниверситетского уровня) большую ценность представляют собой сведения официального сайта министерства образования Сирии. Здесь содержатся школьные программы, планы развития системы образования на ближайшие годы, а также самая последняя информация о количестве школ разных уровней, числе учеников и учителей.

Значительную информативную ценность для анализа роли и места традиционной интеллигенции в современной Сирии представляли материалы,

размещенные на сайте покойного Верховного муфтия Сирии Ахмада Куфтаро. Помимо полной биографии Ахмада Куфтаро, позволившей сделать важные выводы об участии служителей культа в жизни сирийского общества, а также авторитете сирийского «духовенства» в мусульманском мире, автору работы удалось выяснить характер и направленность деятельности современной традиционной интеллигенции САР.

В 70-80-е гг. в связи с возросшим интересом в отечественной историографии к вопросам социальной структуры афро-азиатских государств было написано несколько обобщающих исследований. Среди них следует, в частности, назвать такие труды, как «Интеллигенция и социальный прогресс в развивающихся странах Азии и Африки», «Национальная интеллигенция развивающихся стран Азии и Африки», «Просвещение и подготовка национальных кадров в странах Востока», «Средние слои городского общества в странах Востока», «Средние городские слои современного капиталистического общества», монографию А.Г.Смирнова «Национальные кадры освободившихся стран». Сюда же стоит отнести и уже упоминавшиеся работы С.М.Мурадян, С.Г.Канаева, В.И.Максименко, Н.Г.Катагощиной, Н.Г.Словесной и В.В.Черновской. Благодаря этим трудам удалось проследить общие тенденции формирования интеллигенции стран Азии и Африки и изменения ее роли в жизни восточных обществ на протяжении второй половины XX в. В то же время отметим, что в большинстве работ, посвященных пострановому изучению интеллигенции стран Востока мало места уделяется анализу фактической деятельности интеллектуальной элиты, ее участию в общественно-политической жизни своих стран. В некоторых исследованиях в силу различных обстоятельств не ставились проблемы развития традиционной интеллигенции. В настоящей работе традиционная интеллигенция будет рассматриваться как органическая часть национальной интеллигенции. Однако в ней не будет исследована проблема специфически религиозных функций, выполняемых традиционной интеллигенцией.

Другая группа использованной научной литературы — работы, посвященные социально-политическому и экономическому развитию Сирии. В 80-ые гг. в различных журналах появилось значительное число статей, посвященных изучению перспектив социально-политического и экономического развития этого

государства. Среди наиболее интересных можно назвать работы В.М.Федоренко, А.О.Филоника, А.Нотина, Э.П.Пир-Будаговой. При изучении социальной структуры сирийского общества большую помощь оказала монография отечественного арабиста Л.С. Бочаровой «Урбанизация и социально-экономическое развитие Сирии в 60-80-е гг.». В этом труде автор исследует динамику численности и удельного веса горожан в сирийском обществе, изучает основные источники роста городского населения и факторы сельско-городской и межгородской миграции, а также анализирует сдвиги в межотраслевом перераспределении рабочей силы и социальной структуре урбанизированного и сельского населения.

Труды видного отечественного арабиста З.И.Левина «Общественная мысль на Востоке. Постколониальный период» и «Арабская интеллигенция в сфере взаимодействия культур Запада и Востока» послужили важным подспорьем в изучении идеологической ситуации в арабском регионе, в частности, в Сирии.

Проблемы распространения коммунистических идей на Ближнем Востоке и организации коммунистических партий в этом регионе подвергнуты многостороннему анализу в исследованиях известного отечественного арабиста Г.Г.Косача.

Для изучения этно-конфессинальной ситуации в современной Сирии и, в особенности, роли отдельных религиозных общин в общественной жизни страны большую ценность представляют работы В.Н.Саутова, в которых впервые в отечественной историографии представлено место алавитского меньшинства в правящей элите Сирии.

Среди книг и статей, посвященных проблемам развития системы народного образования непосредственно в Сирии, наиболее интересными представляются работы С.И.Бестужевой «Развитие системы народного образования в Сирии» и ее диссертация «Социальные проблемы развития системы народного образования в Сирии (1970-1986 гг.)», А.Джалалова «Борьба за ликвидацию неграмотности в Сирии», «Содействие СССР в подготовке национальных кадров Сирии» и его диссертация «Основные направления в развитии системы просвещения в Сирийской Арабской республике», а также труды А.Е.Ширинского, В.М.Серебренникова, С.Малькольма, Ф.Кумбса. В своих работах С.И.Бестужева

рассматривает процесс становления современной системы образования в Сирии и связанные с ней проблемы, анализирует политику государства в области образования, выдвигает свою точку зрения о перспективах сирийского просвещения, предлагает пути решения некоторых проблем в этой сфере жизни сирийского общества. Те же вопросы в своих работах ставит и А.Джалалов, но он в большей степени заинтересован проблемой ликвидации неграмотности в стране. В.М.Серебренников и С.Малькольм акцентируют свое внимание на отдельных аспектах системы образования: так, Серебренников дает подробный анализ не только состояния различных ступеней образования, но и отдельных учебных заведений. С.Малькольм в своей работе исследует проблему «утечки умов» из арабского мира, ее причины, тенденции и варианты ее решения. Говоря о работах по данной теме, следует обратить внимание на тот факт, что и в них не ставился вопрос о роли религиозного образования в современной жизни страны.

К исследованию были привлечены также общие работы по развитию системы образования в развивающихся странах. Среди работ такого рода можно отметить монографии Г.Е.Скорова «Развивающиеся страны: образование, занятость, экономический рост», В.А.Кондратьева «Национальные кадры в развивающейся экономике» и С.А.Тангяна «Образование и общественный прогресс в развивающихся странах».

Все эти работы отличаются большой степенью достоверности, они написаны на основе первоисточников: текстов законов и постановлений, принятых в Сирии по вопросам образования, статистических данных министерства народного образования САР, текстов соглашений правительства с другими странами о научно-техническом и культурном сотрудничестве, отчетов о деятельности различных образовательных центров, включая исследовательские и учебные программы, материалы ООН и ее специализированных учреждений, в том числе Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО).

Проблеме места ислама в сирийской современной действительности, религиозных организаций и значения движения «Братьев-мусульман», как одного из примеров участия интеллигенции в общественно-политической жизни Сирии,

посвящены работы Э.П.Пир-Будаговой, Т.Б.Гасанова7, П.А.Сараджян8, Н.Ч.Ахундовой9, НЛ.Петрова10, А.Осипова11. Авторы этих статей дают анализ политической деятельности организации «Братья-мусульмане» и «Исламский фронт», частью которого она стала впоследствии, пытаются проследить эволюцию роли ислама в сирийском обществе в период правления партии «Баас», а также причины отказа исламских организаций от мирных способов политической борьбы в пользу силовых. Вообще нужно отметить, что проблема функционирования исламских институтов в современной Сирии на уровне социально-политической жизни не была предметом специального изучения, хотя определение роли и места «духовенства» в сирийском обществе, а также выявление его численных характеристик представляется исключительно актуальным. Некоторый всплеск интереса к данному аспекту возник в конце 70-х - начале 80-х гг. в связи с активизацией деятельности «Братьев-мусульман».

Специфика развития вооруженных сил стран Азии и Африки, особенно, офицерства, а также его роль в истории стран региона является одной из основных тем работ А.В.Федорова «Армия и модернизация в странах Востока», Г.И.Мирского «Армия и политика в странах Азии и Африки», «Третий мир. Общество, политика, армия». Огромную помощь в понимании особенностей современного состояния сирийского офицерства оказали работы В.М. Ахмедова: «Офицерство как особая социально-политическая сила в Сирии», «Сирия: политический облик режима». Эти труды, основанные на анализе конкретных исторических событий и биографий крупных политических деятелей, позволили автору диссертации определить место офицерства в сирийском обществе на современном этапе.

7 Пир-Будагова Э.П., Гасанов Т.Е. Ислам в идеологии Партии арабского социалистического возрождения // Ислам и проблемы социализма в странах Ближнего и Среднего Востока. М., 1986, сс.79-91.

8 Сараджян П.А. Активизация деятельности организации «Братья-мусульмане» в Сирии в 1979-1982 гг. // Ислам в политической жизни стран современного Ближнего и Среднего Востока. Ереван, 1986, ее. 134-176.

9 Ахундова Н.Ч. Об организации «Исламский фронт в Сирии», Концепция исламской оппозиции о социально-политическом развитии Сирии. // Проблемы современной советской арабистики. Вып.1. Ереван, 1988,сс.82-86.

10 Петров Н.Я. Исламский фактор в политике некоторых арабских государств. // Проблемы современной советской арабистики. Вып.1. Ереван, 1988, сс.124-129.

11 Осипов А. Сирия: борьба против сил империализма и реакции. //Международный ежегодник. Политика и экономика. Вып. 1983 г. М., 1983, сс.251-255.

В 80-е гг. существенно возросло и число статей по отдельным аспектам культурного развития Сирии. В диссертации были использованы работы А.Богданова «Художники Сирии вместе с народом», «Искусство арабского мира: традиции и современность», Стародуба Т. «Современное искусство Сирии», О.К.Дрейера «Культурные преобразования в развивающихся странах», А.С.Шахова «Современный кинематограф Арабского Востока: пути развития». Однако пока не появилось ни одной крупной научной работы, посвященной комплексному анализу социально-культурной жизни САР. Подобных работ нет ни в западной, ни в арабской историографии. Тем не менее, ценность указанных выше статей не вызывает сомнения, так как в них содержится богатый материал по творческой деятельности многих известных деятелей культуры Сирии.

В 90-ые годы в отечественной историографии несколько замедлился процесс изучения социально-политических проблем Сирии, в этот период появилось лишь около десятка работ, главных образом, статей.

В арабской историографии период развития Сирии после получения независимости изучен недостаточно. В частности, это касается анализа социальной структуры сирийского общества. Однако особо следует выделить труд арабского исследователя Ризкаллы Хилана «Ас-сакафа ва-т-танмийа аль-иктисадийа фи сурийя ва-ль-бульдан аль-мухаллифа» («Культура и экономическое развитие Сирии и других развивающихся стран»). В своей работе автор делает основной упор на анализе системы народного образования в Сирии, ее проблем, задач и ее связи с развитием культуры. Этот труд снабжен большим количеством таблиц, отражающих образовательный уровень рабочих, занятых в различных секторах экономики.

При характеристике такой подгруппы интеллигенции, как деятели театра и кино, были использованы работы Жана Алексана «Тарих ас-синима ас-сурийа, 1928-1988» («История сирийского кинематографа, 1928-1988 гг.») и Фархана Бульбуля «Аль-масрах ас-сурий фи миат амм 1847-1946» («Сто лет сирийскому театру, 1847-1946 гг.») на арабском языке. Эти книги повествуют о зарождении, эволюции кино и театрального искусства в Сирии, рассказывают о творчестве выдающихся сирийских актеров и режиссеров, показывают их тематические пристрастия.

Среди работ западноевропейских авторов следует отметить монографию Е.Беери «Army Officers in Arab Politics and Society», в которой автор рассматривает роль армии, и в частности, офицерства, в жизни арабского общества. Книга Д.Робертса «The Ba'th and the Creation of Modern Syria» посвящена истории создания и развития партии Баас, ее идеологии, что необходимо для понимания роли сирийской интеллектуальной элиты в партийно-политическом строительстве. История Сирии и анализ политического режима в стране является предметом изучения авторов книг «Modern Syria. From Ottoman Rule to Pivotal Role in the Middle East», «Political Elites and Political Development in the Middle East» и монографии Николауса Ван Дама «The Struggle for Power in Syria. Sectarianism, Regionalism and Tribalism in Politics. 1961-1978». Обширный фактический материал по проблемам политического развития независимой Сирии дополнен анализом причин прихода к власти в стране новой политической элиты, ее отличительных черт с точки зрения социального происхождения ее членов и выдвигаемой ею концепции развития страны. Большое место в труде Николауса Ван Дама отведено изучению офицерства, изменению его места в социальной иерархии и его роли в жизни страны. Кроме того, современная социально-экономическая и общественно-политическая обстановка в САР раскрывается в справочнике «The Middle East and North Africa, 1999».



В понимании идеологии партии Баас, ее отношения к исламу и роли ислама в современном сирийском обществе значительную помощь оказали статьи таких авторов как А.Р.Келидар «Religion and State in Syria», Джордж Н.Сфейр «Islam as State Religion. A Secularist Point of View in Syria», Р.Бейли Виндер «Islam as State Religion. A Muslim Brotherhood View in Syria», P.A. Хиннебуша «The Islamic Movement in Syria: Sectarian Conflict and Urban Rebellion in a Authoritarian-populist Regime». Проведенные этими учеными исследования дают подробную картину эволюции отношения к исламу приходивших к власти в Сирии в разное время (во второй половине XX в.) различных политических сил.

Несмотря на такое кажущееся обилие литературы, как отечественной, так и зарубежной, следует все же обратить внимание на нехватку работ, посвященных эволюции именно социальной структуры Сирии, а проблемам такого важного для


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница