Сочинение по картинке для девятого класса 13 Сны 14 Псы Господни 15 Испанка 16 Печаль моя светла 16 Коса 17



Скачать 298.33 Kb.
Дата04.11.2016
Размер298.33 Kb.
Тим Скоренко, г. Москва

Большое досье

Оглавление


Оглавление 1

Общая информация 1

Ресурсы 2

Ссылки на материалы 2

Проза 3

Сольные книги 3



Награды и премии (проза): 6

Авторская песня и поэзия 6

Стихотворения 7

Топ песен 8

Награды и премии (поэзия): 8

Награды и премии (авторская песня): 9

Творческая активность 10

Прочая деятельность 10

Стихотворения, определяющие автора 10

Снайпер 10

Монах 11

Конура 11

Памяти Олега Янковского 12

Невербалика 12

Сильвия и Кристина 13

Сочинение по картинке для девятого класса 13

Сны 14

Псы Господни 15



Испанка 16

Печаль моя светла 16

Коса 17




Общая информация

Тим (Тимофей Юрьевич) Скоренко — современный российский писатель-фантаст, поэт, автор-исполнитель и журналист. Как писатель работает на границе жанров фантастики и реализма, автор в том числе ряда реалистических рассказов. Родился в Минске (Беларусь) в 1983 году. Окончил Белорусский национальный технический университет, работал в тяжёлом машиностроении. В 2009 году переехал в Москву, перешёл в сферу СМИ. Ныне работает редактором в журнале «Популярная механика». Блогер-тысячник.


Электронная почта: timskorenko@yandex.ru

Телефон: +7 (909) 938-13-60


А на фотографии я в килте, потому что я почти всегда хожу в килте. У меня их несколько штук, под разную одежду и погоду. Это удобно, и люди на улице смотрят и радуются. Пусть смотрят. Пусть радуются.


Ресурсы

- официальный сайт Тима Скоренко: http://www.timskorenko.ru. Сайт я написал сам, когда бы моложе и глупее. Как ни странно, сайт существует до сих пор и пользуется очень широкой популярностью. Особенно посещаем раздел «Трактат о стихосложении»; насколько я знаю, на данный момент это самый популярный из сетевых учебников стихосложения, потому что он интересный, всеобъемлющий и снабжён огромным количеством примеров.

- страница в «Википедии»: http://ru.wikipedia.org/wiki/Скоренко,_Тимофей_Юрьевич Не знаю, кто написал эту страницу, но сделал он это хорошо.

- страница на «Фантлабе»: http://fantlab.ru/autor5446 На «Фантлабе» я давно – появился там раньше многих мэтров. Видимо, заслужил эту честь.

- Живой Журнал: http://nostradamvs.livejournal.com/ Ну да, я – блогер-тысячник, иногда бываю в топе. В журнале можно найти мои стихи и песни. Не менее важным (а может, и более) содержимым являются занимательные исследования и факты, и в частности серия постов "Удивительные истории о людях". Иногда я выкладываю свою музыку. Также здесь можно найти обзоры кино и литературы. Иногда я публикую поэтические переводы на другие языки, иногда —байки и фотоотчёты о путешествиях. Ну и так далее. Ещё можно зайти на страницу с полным оглавлением моего ЖЖ.
Google относится ко мне неплохо.



Ссылки на материалы

Все стихотворения можно найти по ссылке: http://nostradamvs.livejournal.com/381736.html

Песни можно найти по этим ссылкам:

http://nostradamvs.livejournal.com/385535.html (по этой ссылке есть ряд онлайн-примеров)

http://nostradamvs.livejournal.com/310394.html (алфавитный список)
Концертные видеозаписи можно найти на канале Youtube:

http://www.youtube.com/user/timskorenko1983/videos

Например: http://www.youtube.com/watch?v=ZHiCG0QP6Oc

или http://www.youtube.com/watch?v=B3-cHN1aorE
К сожалению, хороших видеозаписей с чтением стихотворений нет. Точнее, в сети есть подобные ролики, но не очень удачные.

Проза

Литературой начал заниматься в 2004 году. В 2007 году вошёл в шорт-лист независимой литературной премии «Дебют». Первая публикация — рассказ «Тихие игры» в альманахе «Полдень. XXI век» (№ 9’2008). Первое крупное опубликованное произведение — роман «Ода абсолютной жестокости» (М.: «Факультет», 2010). Второй роман, «Сад Иеронима Босха» (2011), вошёл в лонг-листы премий «Большая книга» и «Национальный бестселлер» а также получил ряд жанровых наград, в том числе «Бронзовую улитку» Бориса Стругацкого. На данный момент опубликовано 35 рассказов (в периодике и сольном сборнике) и 4 романа.

Полный список бумажных прозаических публикаций:

http://www.timskorenko.ru/publ/proza.html

Сольные книги





«Легенды неизвестной Америки». Роман. М.: Снежный ком М, 2013. Серия: Нереальная проза. ISBN 978-5-904919-43-6.
Книга написана в 2009-2011 годах, вышла осенью 2012-го. Аннотация: «Великий автогонщик Рэд Байрон и прекрасные сёстры Сазерленд, скрывающийся от правосудия нацистский преступник и слепоглухонемая девушка, первое посольство США в Москве и военные действия в китайском Нанкине, провинциальные гангстеры 30 х и диковинный паровоз инженера Холмана. Казалось бы, между героями и реалиями этой книги нет ничего общего: многие из них вымышлены, иные же существовали на самом деле, реальность смешивается с фантазией, XVIII век мерно перетекает в XXI… Удивительные истории, захватывающие сюжеты, живые легенды, сплетающиеся на страницах романа, охватывают значительный временной период, и единственное, что их объединяет,— это то, что все они могли произойти на самом деле. Или — пусть остаётся крошечная вероятность! — на самом деле произошли».

Цитаты из рецензий:


ты видишь их [героев], как будто в старом чёрно-белом фильме. Где все немного переигрывают, музыка берёт за душу, а главное – в самом синема-воздухе разлита особенная лиричность. Эта интонация в рассказах и подкупает. Читаешь прозу, а послевкусие – как от поэзии.
Автору удалось с самого начала взять верный тон. Приглушенное, минорное, размеренное повествование напоминает кадры старинной кинохроники.
Забавный минус, но мне почему-то думалось время от времени – «а вот тут между абзацами хорошо бы фотографию сестер Сазерленд вставить».
Вряд ли найдется читатель, которому понравятся все очерки, но я уверен, что каждый найдет хоть один, который возьмет его за душу. И еще это редкая книга, которая заставила меня покопаться в энциклопедиях.
Книга как праздник, как наслаждение, когда читаешь медленно-медленно, чтобы растянуть удовольствие, сегодня такие книги встречаются нечасто, для меня «Легенды неизвестной Америки» стала именно такой книгой.
Проза Скоренко эмоциональна и при этом он изысканно умеет балансировать на грани эмоций, не переходя в нравоучительность и менторство. Читая книгу, разрываешься от желания поскорее узнать, что же было дальше и нежелания закрывать ее последнюю страницу.
это единственный сборник рассказов, где совсем нет слабых произведений. Есть рассказы просто хорошие, есть рассказы сильные, а есть просто великолепные, а слабых рассказов нет.
Возможно, именно благодаря фотографической реалистичности текста понимаешь — настоящие герои большинства легенд не люди, а обстоятельства. Скоренко мастерски показывает, сколько тонких нитей нужно свести, чтобы сложилась единственно возможная ситуация, чтобы уйти от преследования, дать жизнь изобретению, сунуть руку в огонь, доказывая свою правоту, и победить. Из коллекции postkards, видов и портретов, составляющих книгу, невозможно убрать ни единой открытки.
Как бы получше объяснить? Страна, где из откупоренной бутылки с шампанским выхлестывает не прохладная пена, а раскаленная лава. Ее спокойно разливают по бокалам и пьют, обжигая губы, но улыбаясь.



«Вдоль по лезвию слов». Сборник новелл. М.: «Фантаверсум», 2012. Серия: Талейдоскоп. ISBN 978-5-905360-15-2
Сборник рассказов 2007-2012 годов, вышел летом 2012-го. Аннотация: «Творчество Тима Скоренко — писателя, поэта, музыканта, журналиста, популярного блогера, путешественника, человека тысячи других увлечений — настолько же разносторонне, как он сам. Любитель экспериментировать, он редко когда пишет похожие друг на друга рассказы. Вещи, выходящие из-под клавиш его клавиатуры, всегда резкие, неожиданные, задающие непростые вопросы — и одновременно с тем увлекательные и запоминающиеся».




«Сад Иеронима Босха». Роман. М.: «Снежный ком М», 2011. Серия: Нереальная проза. ISBN 978-5-904919-12-2.
Роман написан в 2009 году, вышел зимой 2010-го. Аннотация: «Нет, Мессия не спустился с небес в белых одеждах в окружении ангелов и сиянии славы. Он приехал в Рим на случайной попутке, на ногах у него были грязные стоптанные ботинки, а во рту не хватало нескольких зубов. Он крал, убивал и прелюбодействовал, но это не имело значения, потому что его назвали новым Христом в прямом эфире всех телеканалов мира. И человечество получило того, кого заслуживало».



«Законы прикладной эвтаназии». Роман. М.: «Снежный ком М», 2011. Серия: Настоящая фантастика. ISBN 978-5-904919-22-1.
Роман написан в 2010 году, вышел летом 2011-го. Аннотация: «Вторая мировая, Харбин, легендарный отряд 731, где людей заражают чумой и газовой гангреной, высушивают и замораживают. Современная благополучная Москва. Космическая станция высокотехнологичного XXVII века. Разные времена, люди и судьбы. Но вопросы остаются одними и теми же. Может ли убийство быть оправдано высокой целью? Убийство ради научного прорыва? Убийство на благо общества? Убийство… из милосердия? Это не философский трактат — это художественное произведение. Это не реализм — это научная фантастика высшей пробы. Миром правит ненависть — или всё же миром правит любовь?».

«Ода абсолютной жестокости». Роман. М.: «Facultet», 2010. ISBN 978-5-904358-06-8.
Роман написан в 2008 году, вышел весной 2010-го. Аннотация: «Герои «Оды» живут в мире, где нет смерти, но он наполнен страданиями, убийствами и пытками. За всем этим хаосом скрывается главный вопрос: как поведет себя человечество в случае обретения бессмертия? Здесь может выжить только тот, кто обладает нечеловеческой силой и жестокостью. «Ода» — история берсерка Риггера, теряющего свое бессмертие. Сможет ли он выжить в жесточайшем мире, где все, кроме него, неуязвимы?»

Всякие прочие публикации:




Рассказы публиковались также в альманахах «Полдень. XXI век», «Реальность фантастики» и «Четыре сантиметра Луны», журналах «Мир фантастики», «Пойнтер» и «Октябрь», антологиях «Важнейшее из искусств», «Фантастика и фэнтези», «Хирургическое вмешательство», «Завтра не будет Луны», «Полдень. XXI век», «Беспощадная толерантность», «Мягкая конструкция с варёными бобами», «Настоящая фантастика-2012», «Яблони на Марсе», «Темпориум», «Мастер своего дела», «Антология странного рассказа», «Эльфы и их хобби», «Либеральный апокалипсис» и «Идут ли роботы на свист? И, если идут, то зачем?»

Награды и премии (проза):



1. Facultet, 2009 // Фантастика и фэнтези (подборка рассказов)

2. Серебряная стрела, 2010 // Лучший дебют (роман «Ода абсолютной жестокости») (http://fantlab.ru/autor5446)

3. Еврокон / EuroCon (ESFS Awards), 2011 // Лучший дебют. (Белоруссия) (http://fantlab.ru/autor5446)

4. Бронзовая Улитка, 2011 // Крупная форма (роман «Сад Иеронима Босха») (http://fantlab.ru/autor5446)

5. Звёздный Мост, 2011 // Лучший роман. 3 место «Бронзовый Кадуцей» (роман «Сад Иеронима Босха») (http://fantlab.ru/autor5446)

6. Дни фантастики в Киеве, 2011 // Лучший роман (роман «Законы прикладной эвтаназии») (http://sf-kievkon.org.ua/page/df-nov-2011-finished)

7. Странник, 2012 // Образ Будущего (роман «Законы прикладной эвтаназии») (http://fantlab.ru/autor5446)

8. Созвездие Аю-Даг, 2012 // Премия «Бегущая по волнам». — Майя (роман «Законы прикладной эвтаназии») (http://fantlab.ru/autor5446)

9. Серебряная стрела, 2012 // Лучший женский образ. образ: Майя (роман «Законы прикладной эвтаназии») (http://fantlab.ru/autor5446)

10. РосКон, 2012 // Роман. 3 место («Бронзовый РОСКОН») (роман «Сад Иеронима Босха») (http://fantlab.ru/autor5446)
Значимые номинации и дипломы:

1. Дебют, 2007, шорт-лист // Фантастика (подборка рассказов) (http://www.pokolenie-debut.ru/persons)

2. АБС-премия, 2011, шорт-лист // Крупная форма (роман «Сад Иеронима Босха»)( http://fantlab.ru/award13#c1426)

3. Большая книга, 2011, лонг-лист // Роман «Сад Иеронима Босха» (http://www.bigbook.ru/win/long-list-2011.php)

4. Национальный бестселлер, 2011, лонг-лист // Роман «Сад Иеронима Босха» (http://www.natsbest.ru/11_N2.html)
Также в разное время выдвигался на премии «Интерпресскон», «Басткон», «Аэлита», «Книга года по версии Фантлаба» и других. Информация по номинациям:

http://fantlab.ru/autor5446/awards

Авторская песня и поэзия

С 1998 года пишет песни и исполняет их под гитару, является лауреатом и дипломантом ряда фестивалей авторской песни и поэтических конкурсов. Долгое время состоял в клубе авторской песни Белорусского государственного университета. В разное время становился лауреатом и дипломантом фестивалей авторской песни «Славутич» (Славутич, Украина), «Лицедейство старого города» и «Листопад» (оба — Витебск, Беларусь), «Булат» (Сумы, Украина), «Уникальный автор» (Санкт-Петербург, Россия) и других. Записал студийный диск «Железное сердце» (студия «Сибирский тракт», Казань), а также ряд концертных и «домашних» альбомов. В качестве поэта публикуется чаще всего в собственном блоге. Первая «бумажная» публикация стихотворений — альманах «Панядзелак» (М.: Эксмо, 2006). В 2011 году в Германии вышел сборник стихотворений «Псы Господни» (Зиндельфинген: stella.ru, 2011. ISBN 978-3-941953-35-2). С 2003 года выступает с концертами — и как автор-исполнитель, и с чтением стихов. Выступал в Минске, Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Нижнем Новгороде, Витебске, Новополоцке, Полтаве и так далее.



Стихотворения



«Псы Господни». Сборник стихотворений. Зиндельфинген: «stella.ru», 2011. ISBN 978-3-941953-35-2.
Небольшой сборник стихотворений (32 текста, 94 страницы), выпущенный в Германии организацией под названием «Международная гильдия писателей». Я к этой книге имел опосредованное отношение: они определяли состав и порядок стихотворений, но в итоге вышло вполне неплохо.
Сейчас к выходу готовится второй сборник стихотворений «Снайпер» - уже большой, толстый, в твёрдом переплёте и включающий практически всё моё, если можно так выразиться, творческое наследие.
Стихотворения публиковались также в газете «F5», журналах «Сибирские огни» и «Ух», альманахах «Панядзелак», «Илья», «Венский литератор», «Новый Ренессанс» и «Южное сияние», антологиях «Колосс слова-2» и «Трёхколёсный велосипед»,

За бумажными публикациями поэзии я никогда не гнался – всё равно у сетевых аудитория больше. Все эти публикации получились совершенно случайно. Кто-то предлагал что-то напечатать, и я не отказывался. Полный список бумажных публикаций поэзии:



http://www.timskorenko.ru/publ/poezia.html
Примерно так (не всё):

Список стихотворений, которые стоит прочесть, чтобы составить более или менее адекватное мнение о моей поэзии.


«Снайпер»

«Памяти Олега Янковского»

«Невербалика»
«Сочинение по картинке для девятого класса»

«Трибунал»
«Пеппи»
«Коса»
«Печаль моя светла»

«Испанка»
«Лезвие»
«Шрам»
«Ад»
«Монах»
«Сильвия и Кристина»

Топ песен



Ювелиры http://www.realmusic.ru/songs/804707/
Объяли меня воды http://www.realmusic.ru/songs/916811/
Лебеди http://www.realmusic.ru/songs/523357/ 
Снежная королева http://www.realmusic.ru/songs/1082636
Конура http://www.realmusic.ru/songs/887527/
Анатом http://www.realmusic.ru/songs/938576/
Город грехов http://www.realmusic.ru/songs/523356/ 
Игра в классики http://www.realmusic.ru/songs/870126/
Тулуз-Лотрек http://www.realmusic.ru/songs/894136/
Маленький цирковой вальс 1971 года http://www.realmusic.ru/songs/1136114/
Отец http://www.realmusic.ru/songs/787945/
Пассажиры http://www.realmusic.ru/songs/523362/ 
Пчела http://www.realmusic.ru/songs/803429/
Павшим за Третий Рим http://www.realmusic.ru/songs/1136116/
Начинается дождь http://www.realmusic.ru/songs/804715/ 
Дитрих http://www.realmusic.ru/songs/327290/ 
Эйр Америка http://www.realmusic.ru/songs/390476/
Алярин http://www.realmusic.ru/songs/327273/
Вандалы http://www.realmusic.ru/songs/805612/ 
Парфюмер http://www.realmusic.ru/songs/327267/ 
Декадентский романс http://www.realmusic.ru/songs/327286/ 
Рим http://www.realmusic.ru/songs/327312/ 
Все песни можно найти здесь: http://www.realmusic.ru/skorenko/

Награды и премии (поэзия):



1. XV международный фестиваль авторской песни «Славутич-2009» (Славутич, Украина), дипломант в номинации «Поэт»

2. Лауреат международного литературного конкурса «Перекрёсток-2009» (1-е место в номинации «Поэзия», 3-е — в номинации «Проза»)

3. Лауреат литературного конкурса «Илья-премия-2009» в номинации «Поэзия» (http://ilyadom.russ.ru/dit2holl/dit2final/)

4. Лауреат конкурса, посвящённого 65-й годовщине победы в ВОВ, «Слагая строки в честь Победы...» в номинации «Поэзия»

5. Лауреат литературного конкурса «Трёхколёсный велосипед-2010» в номинации «Поэзия»

6. Лауреат литературного конкурса «Литературная вена-2010» в номинации «Поэзия» (http://www.litaustria.org/index.php?page=itogi)

7. Лауреат литературной премии имени Ольги Бешенковской (2010) в номинации «Поэзия» (http://schriftstellergilde.org/page12.php)

8. I международный поэтический фестиваль-конкурс «Уникальный автор-2010» (Санкт-Петербург, Россия), лауреат I степени в номинации «Читающий поэт» (http://www.oreanda.ru/ru/news/20100811/culture/article493725/)
Сканы большинства дипломов, полученных за победы в конкурсах авторской песни и поэзии в 2004-2010 годах, находятся здесь: http://fotki.yandex.ru/users/timskorenko/album/145009/.

Награды и премии (авторская песня):



1. IV открытый общеуниверситетский конкурс поэтической песни «ФЭСТ-А-2003» (Минск), лауреат в номинации «За свой стиль»

2. V конкурс авторской песни «ФЭСТ-А-2004» (Минск), лауреат (I место) в номинации «Автор», совместно с Максимом Николаенко

3. Фестиваль авторской песни в рамках регионального белорусского тура Международного Фестиваля авторской песни «Петербургский аккорд-2004», дипломант в номинации «Автор», совместно с Максимом Николаенко

4. I фестиваль авторской песни г.Минска - 2004 (ДК МАЗ), дипломант III степени

5. XXII фестиваль бардовской песни «Зелёный Гран-При-2004» (Гродно), лауреат, обладатель «Зелёного Гран-При»

6. IV открытый городской фестиваль авторской песни и поэзии «Борисфен-2004» (Орша), лауреат в номинации «Автор-исполнитель», дипломант в номинации «Поэт»

7. VII открытый городской фестиваль-конкурс авторской песни «Лицедейство старого города-2004" (Витебск), лауреат в номинациях «Автор-исполнитель» и «Поэт»

8. XVIII фестиваль авторской песни «Витебский листопад-2004» (Витебск), лауреат фестиваля

9. VI фестиваль авторской песни «Мартовский кот-2005» (Могилёв), дипломант в номинации «Автор»

10. IV фестиваль авторской песни «Апрельская капель-2005» (Подсвилье), дипломант фестиваля.

11. II фестиваль авторской песни г.Минска - 2005 (ДК МАЗ), дипломант II степени

12. XXIII бардовская арт-сессия «Зелёный гран-при-2005» (Гродно), дипломант в номинации «За ироническое творчество»

13. VII открытый фестиваль авторской песни-2006 (Могилёв), лауреат фестиваля в номинации «Автор»

14. XVIII международный фестиваль авторской песни «Булат-2006» (Сумы, Украина), дипломант в номинации «Автор»

15. Фестиваль авторской песни в рамках регионального белорусского тура Международного Фестиваля авторской песни «Петербургский аккорд-2006», лауреат III степени в номинации «Автор».

16. VIII традиционная «Маёвка», фестиваль-семинар авторской песни «Коктейль-2006» (Анусино), дипломант в номинациях «Поэзия» и «Лучшая женская песня»

17. XXXIII всероссийский фестиваль авторской песни им. Валерия Грушина (Тольятти, Россия), лауреат проекта «Часовые пояса», альтернативного конкурса в рамках фестиваля

18. XII международный фестиваль авторской песни «Славутич-2006» (Славутич, Украина), дипломант в номинации «Автор»

19. XVI конвент ролевых игр и фантастики «Зиланткон-2006» (Казань, Россия), третье место Турнира Менестрелей в номинации «Автор»

20. VIII открытый городской фестиваль авторской песни «Лицедейство старого города-2006» (Витебск), лауреат в номинации «Автор-исполнитель»

21. VIII волжский конвент ролевых игр «ВолК-2007» (Нижний Новгород, Россия), победитель Турнира Менестрелей

22. XXXIV всероссийский фестиваль авторской песни им. Валерия Грушина (Тольятти, Россия), лауреат проекта «Часовые пояса», альтернативного конкурса в рамках фестиваля

23. XIII международный фестиваль авторской песни «Славутич-2007» (Славутич, Украина), дипломант в номинации «Автор»

24. XVII конвент ролевых игр и фантастики «Зиланткон-2007» (Казань, Россия), победитель Менестрельника, 2-е место в «Турнире на Песнях»

25. XXXV всероссийский фестиваль авторской песни им. Валерия Грушина (Тольятти, Россия), лауреат проекта «Часовые пояса», альтернативного конкурса в рамках фестиваля

26. XIV международный фестиваль авторской песни «Славутич-2008» (Славутич, Украина), лауреат в номинации «Автор»

27. Фестиваль авторской песни в рамках регионального белорусского тура Международного Фестиваля авторской песни «Петербургский аккорд-2010», лауреат в номинации «Автор».
Сканы большинства дипломов, полученных за победы в конкурсах авторской песни и поэзии в 2004-2010 годах, находятся здесь: http://fotki.yandex.ru/users/timskorenko/album/145009/.


Творческая активность

С 2003 по настоящее время выступает с сольными концертами, на которых исполняет песни и читает стихи. Выступал в Москве, Минске, Казани, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, Зеленогорске, Партените, Витебске, Полтаве, Новополоцке, Жлобине.

Принимал участие в сборных концертах Клуба Авторской Песни БГУ, сборных концертах ЖЖ-юзеров, сборных концертах «Кольского бугорка» фестиваля им.В.Грушина, сборных концертах конвентов «Зиланткон», «ВолК» и «КомКон», сборных концертах «Радио Валар», литературно-музыкальных вечерах альманаха «Конец эпохи» и проч. Выступал с живыми концертами на интернет-радио «Радио Валар», дал интервью ряду FM-радиостанций. Участвовал в постановках студенческого театра «Прометей» (Минск, БАТУ).

Также занимался организацией бардроковых концертов в Минске и Москве — как клубных выступлений, так и квартирников. В Минске организовывал концерты Михаила Башакова, Лины «Йовин» Воробьёвой, Михаила «Соти» Панюшкина, Веры Полозковой, Леонида Каганова, Алексея «Крыса» Ширяева, а также три сборных бардроковых концерта ЖЖ-юзеров в бар-клубе «Граффити». В Москве помогал в организации концертов Леонида Каганова, Даны Сидерос, Михаила Башакова, Джека Сохорева, Владимира Пинаева, Евгена Барышникова и других исполнителей.



Прочая деятельность

В 2012 году выиграл грант имени Сергея Бондарчука-ст. (http://bestoflife.ru/sad-ieronima-boskha-prines-avtoru-grant-bondarchuka/) и окончил ускоренный курс питчинга и сценарного мастерства, мастерская Пола Брауна Нью-Йоркской кинематографической академии: http://nostradamvs.livejournal.com/410871.html



Стихотворения, определяющие автора




Снайпер

Всё дело не в снайпере: это его работа, он просто считает погрешность и дарит свет, прицел, запах пота, и выстрел — восьмая нота, и нет ничего романтичного в этом, нет. Ни капли романтики в складках небритой кожи, в измученном взгляде — страшнее всех параной, он так — на винтовку, на спуск, на прицел похожий — чудовищно сер, что сливается со стеной. Поправка на ветер, в виду горизонта — тучи, движение пальца, родная, давай, лети, он чует людей, как по подиуму, идущих, и смотрит на них в длиннофокусный объектив. Ребёнок ли, женщина, это не так уж важно, холодные пальцы, холодная голова, бумажный солдат не виновен, что он бумажный, хорват же виновен, к примеру, что он хорват. Все лягут в могилу, всех скосит одна перчатка, по полю пройдётся прицельный железный серп, бредущие вниз постепенно уйдут из чата: серб тоже виновен, постольку поскольку серб.


Мы вместе на крыше. Мой палец дрожит на кнопке. Я весь на пределе, поскольку ловлю момент, когда же он выстрелит, жмётся в бутылке пробка, он — главный на крыше, я — просто дивертисмент. Снимаю глаза, чуть прищуренные, так надо, снимаю движение взгляда, изгиб плеча, ты здесь, в объективе, небритый хозяин ада, сейчас заменяющий главного палача. Ты Бог мой, мишень, ты мой хоспис, моя отрава, моё хладнокровие, снайпер, готово сдать, а я всё снимаю твоё — эксклюзивно — право прощать и наказывать, путать и расплетать. Ты в фокусе, снайпер, ты — фокусник под прицелом — с прицелом в руках, с перекрестием на зрачке, в момент фотоснимка ты перестаёшь быть телом, карающий идол на крошечном пятачке. Лишь десять секунд ты их гонишь, как мячик в лунку, по пыльной дороге в колёсных стальных гробах; модели твои — точно лица с полотен Мунка, не знают о том, кем решается их судьба.
А он говорит мне с улыбкой, снимай, фотограф, я знаю твой стиль, я журналы твои листал, я тоже умею быть умным, красивым, добрым, таким же, как все, без вживлённого в глаз креста. Но помнишь, вчера на пригорке, вон там снимал ты каких-то вояк, поедающих сыр с ножа? Я палец на кнопке держал полминуты с малым.
Но я милосердней тебя. И я не нажал.

Монах

Казалось бы, всё успокоилось, стихла страна, рассеялась мирно нависшая было гроза. На площади в центре Москвы полыхает монах, идущие мимо старательно прячут глаза. У них телевизор и прочий домашний уют, у них ежедневные дрязги и склоки с женой, они, если выпьют, народное в голос поют, они на коллегу доносы строчат за спиной. Но в них просыпается гордость, когда персонаж с задатками лидера что-то вещает с трибун, они говорят: он — из наших! Нет, проще: он — наш! — на плечи чужие свою возлагая судьбу. А он ни при чём, он действительно — просто из них, он вышел за хлебом и был их потоком снесён, и стал неожиданно выше мышиной возни, и лишь на трибуне вдруг понял, что это не сон.


А где-то в проулках от холода тухнет ОМОН, им хочется выпить, но стоп! — на работе нельзя. Они-то как раз понимают, что это не сон, поскольку сомнения вычетом премий грозят. И кто-то тихонько бурчит, мол, на площадь пора, размяться, согреться чутка, подрумянить лицо; их деды ходили в атаку с бесстрашным «ура», они — молчаливо, как свора живых мертвецов. Приходит приказ: ожидать. Молодой капитан выходит из ПАЗа: становится тесно внутри, другой говорит — ты куда, без приказа — куда? А тот отвечает: послушать, что он говорит. И слушает молча, и слово летит над Москвой, теряется в снежном буране и стенах Кремля, и зрители слышат лишь мутный отрывистый вой, и думают: «скоро закончит» и «холодно, бля». Одно лишь спасает случайного лидера масс от мрачной работы в Сибири на колке руды — сидящий за тёплыми стёклами правящий класс не видит его через чёрный монашеский дым.
Затем все расходятся, мирно спускаются в быт. У всех — телевизор и прочий домашний уют. Трибунный оратор до будущей встречи забыт. Пришедшим — по кружке с гербом, над столицей — салют. И правящий класс гарантирует: скоро весна, и вновь обещает чуть-чуть посидеть и уйти. На площади в центре Москвы полыхает монах, и голая девочка с криком бежит в объектив.

Конура

Лето поселилось во дворе, лето в сентябре и октябре. Пусть бы так, но девочка осталась до зимы в собачьей конуре. Девочка смотрела на дома, всё ждала, когда придёт зима, но зима никак не наступала, медленно сводя дитя с ума. Звали дети поиграть в серсо, весело крутили колесо, вкусными конфетами кормили, но она осталась в будке с псом. Пёс был грозен, весел и умён, трюков знал без малого мильён, звали его Билли или Вилли, и его боялся почтальон. Девочка смотрела на восход, мимо пастухи гоняли скот, мама тихо плакала у печки, папа говорил: закрой свой рот. Девочку манила тишина, маму покрывала седина, мерно зарастала ряской речка. А потом обрушилась война.


Серые мужчины в кителях, лица, точно влажная земля, шли вперёд по улицам посёлка, громогласно родину хуля. Призвала, мол, родина идти, молча флягу прицепив к груди, башмаки стоптать совсем без толка, шапку потерять на полпути. А когда закончатся строи, те, кто шеи сохранит свои, по медали памятной получат за кровопролитные бои. Чёрные сверкали сапоги, были подполковники строги, над строями собирались тучи по щелчку божественной руки. Впереди несли большой портрет, лето продолжалось на дворе, на портрет смотрела исподлобья девочка в собачьей конуре. На портрете было так темно, как в ночном закрывшемся кино. Вперивши в портрет глаза холопьи, мама с папой пялились в окно.
Пёс скулил, рычал, бросался вслед, молоко стояло на столе, девочка смотрела на солдата, а солдат смотрел на пистолет. Пристрелить бы, думал, к чёрту пса, щурил близорукие глаза, только строй ушёл вперёд куда-то, распустив знамёна-паруса. Тем солдатом был, признаюсь, я. У меня была своя семья — мама, папа, младшая сестрёнка, пёс, петух, корова и свинья. Я прошёл все земли до конца и поймал собой кусок свинца, три недели я ходил по кромке, только смерть простила подлеца. Я вернулся, мать поцеловал, посмотрел на старый сеновал, на конюшню, на амбар сгоревший. А отца — убили наповал. Выросла сестрёнка — хоть куда, эта замуж выйдет без труда, профиль — хоть сейчас на стенку вешай, прямо не сестрёнка, а звезда.
Только ежегодно в сентябре вспоминаю сцену: на заре смотрит на солдат, идущих строем, девочка в собачьей конуре. Смотрит, и глаза её пусты, я боюсь подобной пустоты, мы же проходили как герои, а она предвидела кресты. Впереди несли портрет вождя, берегли от ветра и дождя, но от взгляда девочки из будки не смогли сберечь, прости, дитя. Мы тебя не поняли тогда, стрекотала в ручейке вода, на лугу светились незабудки, нам казалось: не придёт беда. Девочку убили через год. Шла чужая армия вперёд. Псу пустили в лоб покатый пулю, девочке — такую же в живот. В церкви — одинокая свеча. Хочется напиться сгоряча, в конуре пустить слезу скупую. И обнять собаку. И молчать.

Памяти Олега Янковского

Иду устало, сгибаясь низко, по-стариковски,

Свалившись в кресло, канал включаю и слышу плач.

Мне сообщают: сегодня умер Олег Янковский,

Барон немецкий, поэт Рылеев, дракон, трубач.
Я не смотрел половину фильмов, где он снимался,

Меня волнуют, простите, вести с других полей,

Но если роли для эрудитов уходят в массы,

То это значит, что нужно больше таких ролей.


Пред ликом смерти равны и кролики, и удавы,

Бечёвка рвётся, трещат опоры, крошится мел.

И я исчезну. Но я имею на это право,

А вот Янковский — или мне кажется? — не имел.



Невербалика

Иное молчание может быть ярче слов, значительней фраз, выразительней жестов ловких —

Так девушка молча сжимает своё весло, и поза её не нуждается в расшифровке,

Так фавн Барберини застыл, не прикрывши срам, так падает юный Адонис в разгар охоты,

Так тысячи лет охраняют подземный храм солдаты из обработанной терракоты.
Давай же молчать — есть отличный карибский ром. Мы можем смотреть друг на друга — и всё на этом.

И самое главное — молча, мы не соврём, как нам объяснял знаменитый профессор Экман.

Моторика мышц лицевых, выраженье глаз, движение пальца на кромке кофейной чашки

Способны гораздо точнее сказать о нас, чем годы совместной работы в одной упряжке.


Слегка улыбнись и чуть искоса посмотри, рукав подними, покажи мне своё запястье,

Я знаю: снаружи всё так же, как и внутри, и я становлюсь мягкотел и тебе подвластен,

И сразу не станет привычной нам чепухи, конфетных бумажек, шумящей вокруг столицы.

Я буду тебе объяснять, как писать стихи. Ты будешь учить меня бегло читать по лицам.




Сильвия и Кристина

Рассказывай мне о том, как была счастливой, красивой и, естественно, молодой,

Весёлой, беспокойной и торопливой, семейной неповторимой кинозвездой.

Шарфы вязала, на стенах — твои картины, на кухне — аппетитнейшая еда.

Близняшек звали Сильвия и Кристина, и каждая — как утренняя звезда.

Рассказывай, как ты с ложечки их кормила, как Сильвия первой сделала первый шаг,

Как обе они удивлялись большому миру, и жизнь была удивительно хороша,

Как муж приходил после трудной своей работы, как на руки брал их, со смехом их щекотал,

Под душем смывал отголоски дневного пота и вместе с тобою дышал абсолютно в такт.

Рассказывай мне о том, как они шли в школу, учились неплохо, но было куда расти,

Как в пятом Кристина вовсю увлеклась футболом, а Сильвия сочинила свой первый стих.

Как ты говорила друзьям: восхищённо, гордо, и муж раздувался от радости, точно слон,

Как пьяный водитель в восемьдесят четвёртом чуть-чуть их не сбил: но, бывает же — пронесло.

Рассказывай мне о том, как потом был колледж, Кристина ушла в экономику с головой,

У Сильвии появился какой-то кореш, от вечного передоза едва живой.

Как ты её вверх тянула — и получилось: она вернулась в обыденный твой мирок,

Пошла в медицинский, а после детей лечила от экстази, коки и музыки в стиле рок.

Кристина становится брокером, бизнес-леди, играет на бирже, серьёзна, строга, умна,

С утра на работу на новой машине едет, а ночью легко отдаётся в объятия сна.

Рассказывай мне, как Сильвия вышла замуж, но что-то не навещает уже давно,

Она родила мальчишку, ты точно знаешь, по-моему, позапрошлой ещё весной.

И Бог с ними — пусть они счастливы, эфемерны, рассказывай мне, рассказывай мне о них,

Жаль муж не дожил: что сделаешь, все мы смертны, плохие воспоминания схорони.

Рассказывай мне, как однажды весенним утром они приедут тебя навестить, и ты

Посмотришь на них с материнской улыбкой мудрой, сама захмелев от собственной доброты.
Я сдам тебя на руки доктору, он хороший. Он лучше других дипломированных докторов.

Ты ляжешь в постель, и тогда вот, в постели лёжа, увидишь во сне, как с капота капает кровь.

Как капает жизнь с капота старого «Форда», как замирают стрелки твоих часов.

Ведь мир оборвался в восемьдесят четвёртом под визг неполностью выжатых тормозов.




Сочинение по картинке для девятого класса

Мальчик играет, конечно, в мячик, мальчик от девочек мячик прячет, если найдут эти дуры мячик, бросят в соседский терновый куст. Мальчик ушёл далеко от дома, местность не очень-то и знакома, но по неписаному закону думает мальчик: «Сейчас вернусь». Мячик цветной и живой почти что, праздник для радостного мальчишки, в первом составе у «Боавишты» или, на крайность, у «Спартака». Гол — аплодируют все трибуны, гол — и ревёт стадион безумно, уно моменто, всего лишь уно, слава настолько уже близка. Воображенье ему рисует: все вратари перед ним пасуют, он переигрывает вчистую всех Канисаресов на земле. Он — нападающий от рожденья, через защиту промчавшись тенью, сеет в соперниках он смятенье, кубки красуются на столе. Мяч улетает куда-то дальше, через дорогу, пожалуй, даже. В следующий раз-то он не промажет, хитрый кручёный — его секрет. Мальчик бежит за мячом вприпрыжку, не замечая машину, слишком быстро летящую на мальчишку. В этот момент замирает вре...


Мама готовит обед на кухне, рыбе два дня: не сварить — протухнет, после, закончив, устало рухнет, будет смотреть по ТВ кино. Пахнет едой и чуть-чуть духами, пульт управления под руками, что по другой, например, программе, тоже какое-то «Мимино». Рыба всё варится, время длится, ночью без мужа давно не спится, хочется днём на часок забыться, чтобы ни звука и темнота, только никак, ни секунды больше, нужно успеть на работу, боже, строже к себе — да куда уж строже, слышите, это я вам, куда? Ночью — сиделкой, а днём — на баре, маму любая работа старит, тут о каком уж мечтать загаре, губы накрасить — минута есть. В маму внезапно стреляет током, что-то сынишка гуляет долго, в ней просыпается чувство долга, тяжек, поди, материнский крест. Мама выходит, подъезд свободен, улица тоже пустует вроде, мама кричит, мол, ты где, Володя, быстро темнеет в пустом дворе. Мамы ведь чувствуют, где их дети: что-то не так, это чует сердце, что-то не то, ощущенье смерти. В этот момент застывает вре...
Виктор сегодня почти доволен, утром пришло sms от Оли, Оля свободна: в бистро, в кино ли, это неважно, но мы пойдём. Виктор влюблён, как мальчишка глупый, зеркалу поутру скалит зубы, носит букеты размером с клумбу, ждёт у окна её под дождём. Виктор на съёмной живёт квартире, классно стреляет в соседнем тире, Виктору двадцать, кажись, четыре, молод, подтянут, вполне умён. Вот, на неделе купил машину, планы на отпуск теперь большие, ехать с друзьями в Париж решили, Олю, возможно, с собой возьмём. Радио бьёт танцевальный ритм, Виктор пьёт пиво с довольным видом, надо себя ограничить литром: всё-таки ехать потом домой. Друг говорит: погоди, останься, скоро начнутся такие танцы, Оля заждётся, поеду, братцы. «Оля, — смеются, — о боже мой!» Виктор садится за руль нетрезвым, скорость он любит, признаться честно, медленно ехать — неинтересно, если ты быстр — то ты в игре. Виктор себя ощущает мачо, красный мустанг по дороге скачет, тут выбегает на трассу мальчик. В этот момент замирает вре...
Время застыло и стало магмой, патокой, мёдом и кашей манной, чем-то таким безусловно странным, вязко-текучим, пустым на вкус. Время расселось в удобном кресле, время не знает «когда» и «если», так как все эти «когда» и «если» пахнут не лучше, чем старый скунс. Если мальчишка не бросит мячик, мячик, естественно, не ускачет, мама, естественно, не заплачет, так, отругает, и это всё. Если водитель не выпьет пива, Оля не будет слегка игрива, сложится паззл вполне красиво: жулик наказан, Малыш спасён. Время не знает, на что решиться, вроде не хочется быть убийцей, только надолго остановиться — это неправильно, сто пудов. Там ведь немного, не больше метра, хуже для паузы нет момента, тут уж какие эксперименты, чуть с поводка — и уже готов.
Здравствуйте, дети. Себя устроив в шкуре любого из трёх героев, пишем об этом красивым строем, на сочинение — полчаса. Пишем, пожалуйста, аккуратно, буквы желательно, чтобы рядно, почерк красиво, легко, нарядно, так, чтобы радовались глаза. Мальчик застыл в двух шагах от смерти, Виктор не видит его — поверьте, маме — бумажка в простом конверте, пишем об этом сквозь «не могу». Пишем о том, что ни дня покоя, пишем о том, что мы все — изгои.
Если рискнёшь написать другое — я у тебя в долгу.

Сны

Когда он приснится тебе, дружок, то это симптом любви. Иди к докторам, порошки глотай, под капельницей лежи. Но если по-прежнему сердце жжёт, то чёрт с ним, как есть, живи, поскольку всё лучше, чем пустота, чем жизнь в кромешной лжи. Пускай он приходит к тебе во сне, раз незачем наяву, пускай он целует тебя в висок и глушит с тобой вино, пускай улыбается по весне и курит тайком траву, прости ему всё, раз уж это сон, смотри его, как кино. На самом-то деле он где-то там, в далёкой чужой земле. Он пьёт своё виски и спит с другой, он счастлив, а как ещё? Его голова по ночам пуста, и так уже десять лет, а может, и больше, но под рукой всего лишь примерный счёт. Скорее всего, полагаю я, их двое, а не один. Которого видишь в полночных снах — такого теперь люби. Тот, первый, без снов, в неродных краях, с огромной дырой в груди — не нужен, останься с собой честна, он стёрся, исчез, убит.


Нам снятся пожарища городов, руины кирпичных стен, иссохшие русла равнинных рек, осколки могучих скал, торосы суровых полярных льдов в их гибельной красоте, метели в хроническом декабре и северная тоска. Затем мы мельчаем, и снится нам, как мы покупаем хлеб, как пьём в подворотнях чужой портвейн, разлитый из-под полы, и матом исписанная стена, и крабовое филе, и мерзкий узор проступивших вен, и вопли бухой урлы. Затем опускаемся мы на дно, в холодный пустой подвал, где нет ничего, да и жизни тут — две крысы да таракан, и больше, дружок, мы не видим снов, поскольку душа мертва, а тело, упавшее в немоту, продаст себя за стакан. Предсмертная стадия, высший сорт, шагающий прочь фантом, монета в любом из ослепших глаз и запах сухой травы, ритмичный пронзительный скрип рессор, но если уже никто во сне никогда не увидит нас, то, видимо, мы мертвы.
И если чужое лицо во тьме вдруг станет твоим лицом, и ночь превратится внезапно в день, и свет обовьёт кровать, то помни о нём и мечтай о сне, и локон крути кольцом, пускай он живёт неизвестно где — не смей его забывать. Он будет любить не тебя, прости, он будет совсем другим. Он будет снимать в подворотнях шлюх и пить с ними терпкий ром, в груди его будет дыра расти, дыра от твоей руки, от глупого слова, мол, не люблю, с обеих его сторон.
А там, за окном, самый первый снег, чуть видный, едва живой,

Ложись, засыпай до своей весны, когда уйдут холода.

Покуда ты видишь его во сне, он твой, ну, конечно, твой.

А значит, поскольку ты любишь сны, он будет твоим всегда.



Псы Господни

Так гляди на меня и беги, коли я на взводе,

Коли падают прямо на лапы комки слюны,

Потому что запомни, ублюдок, я — Пёс Господень,

За тобою, паршивец, не может не быть вины.

Ты уверен, что праведен, значит, латай прорехи

В избирательной памяти — все вы в одном ряду,

Ибо грех — это русло, в котором текут все реки

К безобразию, алчности, в темень и пустоту.
Лепечи — не отмоешься, сволочь, воды не вдосталь,

Оттирайся песком и пощады, давай, проси,

Тебя ждут пустыри и заброшенные погосты,

Твоё место — в канаве, на свалке, в дерьме, в грязи,

Улепётывай прочь, что мне толку в тебе, уроде,

Не наешься тобой, даже мяса — всего на зуб,

Но я должен терпеть, потому что я — Пёс Господень

И, подобно кресту, на себе этот ранг несу.


Говори, что старался быть добрым, хорошим, честным,

Что однажды слепому проспект перейти помог,

Что однажды в метро уступил старушонке место

И однажды принёс на могилу отца венок,

Что пытался пройти свою жизнь на высокой ноте —

Не закончить, как все, а вот именно что пройти,

Да не выйдет, мерзавец, поскольку я Пёс Господень,

И меня на подобной мякине не провести.


Показушные подвиги можешь оставить в прошлом,

Пионерские грамоты тоже к чертям пошли,

Я немало дурного видал, но паскудней рожи

До сих пор не встречал ни в одном уголке земли.

Ты сожмёшься в кулак, в инфузорию, в реверс, в решку,

Притворишься ничем, просто пёрышком на ветру,

Комаром в янтаре, мотыльком, на огне сгоревшим,

И пятном на стекле. И тогда я тебя сотру.


Раскрошу в порошок, разжую, размелю клыками,

Потерплю и не выплюну, сморщусь, переварю,

Пропущу сквозь себя, как случайно попавший камень,

Как проглоченный с косточкой высушенный урюк.

Ты посмотришь вокруг и заметишь, что мир — на взводе,

Что кругом — негодяи, глаза их во тьме горят.

Вот тогда ты поймёшь, что отныне ты — Пёс Господень,

И покажешь оскал, и отправишься в свой наряд.



Испанка

Ты едешь вниз, мостовая щекочет нервы,

Трамвай грохочет, кондуктор закрыл глаза.

Ты помнишь, Лиза, твой мальчик всегда был первым —

Прямым, как штык, и стремительным, как гюрза.
Ты едешь мимо кондитерской, мимо банка

И смотришь в окна, и время летит вперёд.

А он уехал. Его унесла испанка.

Но ты до сих пор не веришь в его уход.


Он был красив, как красивы бывают боги,

И щедр, как принц, хотя сам получал гроши,

Он мог быть ветреным или предельно строгим —

Но главное, он умел тебя рассмешить.


Умел играть на гитаре и пел романсы,

Ходил по театрам или порой в балет,

А, впрочем, больше всего обожал он танцы,

Но как иначе — ему было двадцать лет.


Ты видишь город и шепчешь себе: «Живая…»,

Целуешь молча совместный фотопортрет,

И каждое здание там, за окном трамвая,

Тебе намекает: нет его больше, нет.


Ты хочешь выйти, ты просишь: «Остановите!»,

В истерике бьёшь водителя по спине,

Но он не слышит, а, может быть, и не видит:

Взывать к нему — что молиться глухой стене.


Трамвай уже по-за городом. Полустанки,

Деревни и звонкий хохот сельских ребят.

А ты мертва, ведь тебя унесла испанка.

Но ты и сегодня веришь, что — не тебя.



Печаль моя светла

Казалось, я затем пишу стихи,

Зачем другие бьют в колокола —

Я извлекаю зёрна из трухи,

Затем дроблю в труху на новый лад,

Ношу по миру воду в решете,

Пытаюсь разом жить на две страны

И знаю, что меня читают те,

Кому стихи по жизни не нужны.
Вчера я понял, почему болит:

Всё очень просто, очень комильфо:

Во мне живут еврей-антисемит,

Нацист-мулат и пидор-гомофоб.

У каждого нелёгкая рука,

Они ведут промеж собой бои,

Сражаясь до последнего звонка

За оба полушария мои.


И я молчу — что скажешь тут, дружок,

Пишу лишь в стол, пою в кругу врагов —

Неспетое друзьям ужасно жжёт,

Но из друзей не соберёшь кругов.

В ночи горит Полярная звезда,

Опять стихи мерещатся во сне.

И думаешь: ни слова, никогда.

Но Бог смеётся над моими «нет».



Коса

Когда же ты выйдешь, мой мальчик, на поле боя, услышишь стрельбу и внезапно поймёшь, дурак, что здесь всё иначе, что время совсем другое и даже команды сержанта звучат не так, ты будешь бежать, заводя своё тело криком, ты будешь стрелять в непрозрачный горячий дым, и станет в какой-то момент непривычно тихо, и ты, слава богу, останешься молодым. Но это случайность, всего лишь свинья на бойне, планктон, попадающий в алчный китовый рот; как врач не задержит внимания на бубоне, так вряд ли твоё дезертирство заметит взвод. Ты будешь лежать, будут рядом лежать другие, смотреть в никуда, неподвижно врастать в траву, и будут бледнеть персональные берегини, которые без носителей — не живут.


Коса рассекает колосья, косец устало с покатого лба вытирает горячий пот; обеда-ссобойки опять неприлично мало, но нужно работать, пшеница — она не ждёт, сгнивает наутро и снова растёт под вечер, и нужно косить до предела и на износ; бывает, в такую систему сойдутся вещи, что день прогуляешь — не хватит десятка кос. Вон тот колосок — это мальчик, болевший долго и страшно уже надоевший плохим врачам; другой — это толстый владелец партийной «Волги», любивший кататься на скорости по ночам. А вот и старик, отходящий в своей постели среди одиночества, скорби и темноты. А вот и полярник, нашедший покой в метели. А вот и иракский смертник. А вот и ты.
Мы все лишь пшеница. Мы — рожь. Мы — овёс. Мы — просо. Мы — злаки, которым нельзя превращаться в хлеб. Скоси нас, работник, сорви нас, оставь вопросы; землёю рождённых назад возврати земле. Война или голод, болезни, цунами, сели, лавины, обвалы, теракты, эффект толпы, случайные выстрелы, выстрелы мимо цели — да мало ль причин для рутинной твоей косьбы? Когда же устанет косец, ослабеют руки и кошки в атаку пойдут, на душе скребя, взмахнёт он косой, засвистит, заглушая звуки, и точным последним ударом сорвёт себя.
Беги, дурачок, улепётывай с поля боя, беги через лес, через пашни, вперёд, вперёд — в далёкие земли, где небушко голубое, где льются в речных берегах молоко и мёд. Ты выйдешь на поле и скажешь «спасибо, Боже», найдёшь мертвеца в затвердевшей сухой грязи.
Возьми у него инструмент. Наточи, как можешь. А дальше — коси. Не отлынивай, брат, коси.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница