Смирнов Денис Владимирович



Скачать 251.39 Kb.
Дата09.11.2016
Размер251.39 Kb.

Смирнов Денис Владимирович «МИЗГИРЬ» (г. Киров), тел/сот: 8-961-568-82-20 e-mail: diss-s@yandex.ru Пьеса зарегистрирована в Российском авторском обществе. Любое воспроизведение только с разрешения автора!

Денис Смирнов



М И З Г И Р Ь

Пьеса в одном действии


Убившему паука семь грехов прощается…

Действующие лица:


СЭМ (Сергей Маруськин)

КЕША


ЛЮДКА ВАСИЛЬЕВА

ЮЛЬКА ЛЫКОВА

КАЛИНИН Георгий Андреевич, отец Юльки

СОЛОВЬЕВ
Ничем не примечательное морозное утро. Комната общежития. Три панцирные кровати. На полу разбросаны бутылки. Вчера кто-то отлично погудел. У приоткрытого окна в одних трусах курит Сэм, поеживаясь от холода. Из-под одеяла появляется мятое лицо Кеши


КЕША: (сдавленным голосом) Але, есть кто живой?..

СЭМ: Че тебе?

КЕША: Сэм, ты?.. Который час?

СЭМ: Спи. Легли недавно…

КЕША: Пить охота. Кинь чего-нибудь.

СЭМ: На полу, Кеш. Руку протяни.


Кеша начинает шарить под кроватью, находит бутылку «минералки». Хорошенько прикладывается. Откидывается на подушку, смотрит в потолок
КЕША: Мля, че за бодягу вчера пили?

СЭМ: Это ты пил. Мы на пивасик налегали.

КЕША: А че, был пивасик?

СЭМ: Бабка деревенского послала. Сам же отказался.

КЕША: Плохо предлагал значит… А че дубак такой?

СЭМ: Курю.

КЕША: А, ясно... Слышь, Сэм?.. А эта, со мной которая, где?

СЭМ: Домой утопала.

КЕША: Ниче такая, да? Волосы, глаза, грудь ништяк – самое то. И говорит так, приятно. Как ведущая на этом… на радио. Аж мурашки по коже. Скажи, да? Слышь, Сэм?.. А может, она правда… ну, того, на радио?

СЭМ: Че, влюбился?

КЕША: А че, думаешь, сердца нету? У меня натура романтичная. Мне полюбить – раз плюнуть… Слышь, Сэм, а телефончик она не оставляла?

СЭМ: Кажись, нет. А ты где такую склеил?

КЕША: А че, не сказал?.. На остановке, прикинь! Стоит, автобус ждет. Замерзла вся. В куртешку кутается. Юбчонка короткая. Я ей: зря вроде ждете, такси надо ловить. Она: денег, мол, нет. Тогда, говорю, пешком. Тут кварталов пять – там посветлее будет. Не идет. Боится. Ясно дело: заволокут в кусты – и ищи свищи. Ну, я к нам предложил, до утра перекантоваться.

СЭМ: Как хоть звали-то? Так ведь и не сказал вчера.

КЕША: Да фиг ее знает… Память у меня странная. Мне человек когда говорит, я тут же забываю. А потом спросить неудобно… Блин, как искать-то? На радио что ли позвонить? А на какое?.. У нас их штук семь. Да и че я скажу?.. Вечерком, наверное, прогуляюсь до остановки. Вдруг встречу.

СЭМ: Забудь. Давалка местная.

КЕША: Базар фильтруй, понял ты? Не знаешь про человека и нечего…

СЭМ: Ладно, все, не шуми.

КЕША: Не шуми ему… Знаток, мля, во всех делах. А сам койки перепутал. Не на той, сука, проснулся.

СЭМ: Ну, че завелся?

КЕША: Да ни хера!
Кеша садится на край кровати, оглядывает комнату, встает, поднимает с пола недопитую трехлитровую банку пива и допивает остатки. Смачно рыгает. Подходит к Сэму, берет с подоконника пачку сигарет, раскуривает одну, смотрит в окно. Некоторое время Сэм и Кеша стоят молча
СЭМ: Деревья прихватило.

КЕША: Че?

СЭМ: Вроде недавно еще осень была.

КЕША: И че?

СЭМ: Че-че… Мороз и солнце, день чудесный – вот че!

КЕША: (кричит) Сука, красота-то какая!

СЭМ: (поддерживает) Э-э-э-э-э-й… Красота-а-а!
Из-под одеяла Сэма доносится недовольный голос Людки Васильевой
ЛЮДКА: Ну, че вы орете? Люди кругом спят. Идиоты…

КЕША: (переходит на шепот) Сэм, я не догнал… Она че тут делает?

СЭМ: (шепотом) Прикинь!.. Час ночи, мы уже бухие, Светка у меня на кровати в одной футболке сидит, а эта вваливается… Картина маслом «Не ждали».

КЕША: И че?

СЭМ: Че… Светке клок волос вырвала, а та ей - финик под глаз. Еле растащил. А ты сидишь, сука, ржешь.

КЕША: Слушай, убей – не помню!.. А че ей в своей общаге опять не сидится?

СЭМ: Соседка у нее замуж вышла. Как муж придет – эта ко мне тащится.

КЕША: Дурак ты, Сэм. Такую девку просрал. Она и матери твоей нравилась. Че, не так, скажи?.. Вот и кантуйся щас со своей Людкой. Брюхо ей заделал - считай, на крючке сидишь.

СЭМ: Ты-то хоть на мозги не капай. И так тошно.

КЕША: Слышь, Сэм?.. А может, она тебя за нос водит? Тест при тебе делала? Полоски-то видел?


Сэм упрямо молчит, смотря в окно
КЕША: Че молчишь-то? Видел? Или на слово поверил.

СЭМ: Ну, видел. Че изменится-то?

КЕША: Да гонит, наверное. Взяла у кого-нибудь.

ЛЮДКА: Я все слышу!

КЕША: Вот сука!.. Васильева, кончай харю давить. Тут тебе не гостиница. Иди вон, хавчик готовь.

ЛЮДКА: На, жри!


Из-под одеяла появляется рука Людки с поднятым средним пальцем. Кеша и Сэм смеются. Сэм идет надевать вышарканные джинсы и футболку
КЕША: А че, где Санек? Опять круги наматывает?

СЭМ: Опять…

КЕША: (потягивается) Чайку что ли поставить? Сахарок-то остался?

СЭМ: Был где-то.

ЛЮДКА: Мне тоже налейте. Только я без сгущенки не буду.

КЕША: Не борзей, Людка. Дома похаваешь.

ЛЮДКА: Поешь с ними. Нинкин муж опять все слопает… (Копируя соседку) Ой, у моего такой аппетит хороший. Он так кушает. Как начнет, так остановиться не может. Я ему говорю: Дим, Людочке бы оставить, ее ведь котлетки, а он все ест да ест, ест да ест. Ну, что я могу с ним сделать?

КЕША: Сэм, поговорил бы ты с ним. У нас тут тоже не пищеблок.

СЭМ: Ты видел его?.. Вот и молчи.

КЕША: Тюфяк твой пацан, Васильева. Самый настоящий.

ЛЮДКА: Не обзывай его. Он у меня хороший.

КЕША: Надо Сашке намекнуть, чтобы аппетит этому испортил.


Кеша ставит чайник и идет одеваться, а Сэм молча берет старый батон и начинает крошить его на карниз
ЛЮДКА: Сэм, иди в кроватку.

СЭМ: Отвяжись.

ЛЮДКА: Ну, Сэмик…

СЭМ: Отстань, говорю.

ЛЮДКА: Опять своих птичек кормишь?

СЭМ: Хочу и кормлю.

ЛЮДКА: Ну, корми, корми… Обосрут вам подоконник.
С улицы доносятся хлопанье крыльев и стук когтей по карнизу
СЭМ: О, приперлись… А ну, пошли. Кыш!.. Кому говорю? Не вам это. Сами ищите. Кыш!.. Заметили уже, глазастые. Вот, жрите, больше не дам.

ЛЮДА: Хлеба зажилил? И не жалко тебе птичек?

СЭМ: Птичек жалко, голубей – нет. Все, летите отсюда. Кыш!..
Людка садится на край кровати, поводит плечами от холода, заворачивается в одеяло и подходит к Сэму. На ее лице красуется смачный фингал. Она отрывает кусок от старого батона и жует его
ЛЮДКА: Отдай им хлебушек. Птичкам холодно. А мы свежего купим.

СЭМ: Пробьются… Ой, ну и рожа у тебя, Людка. Шла бы, оделась.


Людка молча мотает головой, обнимает руку Сэма и прижимается к нему
ЛЮДКА: Сэм, мы с тобой когда заявления подадим?

СЭМ: Да хоть щас. Жить-то где будем?

ЛЮДКА: У тебя.

СЭМ: Иди-ка ты… Вы с матерью как кошка с собакой.

ЛЮДКА: Внук появится - притремся. Она с коляской гулять будет.

СЭМ: А если не появится?

ЛЮДКА: С чего вдруг? Я к врачу ходила.

КЕША: Да ей прописка нужна. У нее ж на лбу написано.

ЛЮДКА: А я и не скрываю. Меня в деревню после учебы не манит. Дура что ли?.. Я уже здесь освоилась.

КЕША: Сэм, я с тебя офигиваю. На твоем месте давно бы промеж глаз…

ЛЮДКА: Нет, он у меня хороший. Правда, Сэмик?..

СЭМ: Правда…

ЛЮДКА: Я ведь не просто так. Я ему ребеночка рожу. Здорового. Кто ему тут такого родит? Тут каждый день выбросы. Гавном как из коровника тащит. А Семик нам заработает. Ему начальника цеха обещали. Мы тогда за городом домик построим. Маленький такой. А пока у мамы поживем.

КЕША: (улыбается) Мля, Сэм, соглашайся. Дело говорит!

ЛЮДКА: Кеш, отвянь, а? Без тебя как-нибудь…

СЭМ: Люд, давай потом поговорим?

ЛЮДКА: Опять потом?.. Сэмик, тебе что, сложно? Ну, давай, подадим заявления? Хоть попробуем. Я же все понимаю… Не понравится – заберем через месяц. Так можно, я узнавала.

СЭМ: Ну и смысл тогда подавать?

ЛЮДКА: Вот и я о том. Смотри, Маруськин, на тебе груз ответственности. Если я сейчас замуж не выйду, кто потом возьмет?

СЭМ: Дура что ли? Тебе сколько лет?

ЛЮДКА: Не хочешь жениться, так и скажи. Найду другого, помоложе…

СЭМ: Иди, ищи! Кто тебя держит?

ЛЮДКА: Ага, щас! Побежала.
Людка отпускает руку Сэма и молча смотрит в окно. Потом снова прижимается к нему
ЛЮДКА: Сэмик, давай тогда я к вам перееду, а? Никто и не узнает. Я же утром на учебе, потом - в библиотеке… А Таисья не выдаст. Мы ей конфет купим.

СЭМ: А ребенок появится? Орать будет.

ЛЮДКА: К этому времени мы что-нибудь придумаем. Правда?

КЕША: А нас с Сашкой кто-нибудь спросил? Или нам в коридор съехать?

ЛЮДКА: Отвали моя черешня!.. Сэмик, а ты не против, если я брошу учебу?

СЭМ: Че вдруг?

ЛЮДКА: Не хочу быть библиотекарем. Перегорела. Я, наверное, на культурно-массовые переведусь. Зато шабашки всегда будут. А что в библиотеке?.. Книги мало берут, все чаще журналы. Со сканвордами. Один раз разгадали, считай – никому не нужен. Пачками закупаю новые. Уже класть некуда. Была бы библиотека общедоступной, а то заводская… Только свои и ходят. Главный тут ругался, что книги не приобретаю. А куда их? Также пылиться будут. Агитацию, говорит, надо проводить. Как в советские времена. Чтобы молодежь к книгам потянулась… Блин, кому это сейчас надо? Любое чтиво в инете закачаешь. Прочитал и стер.

СЭМ: Это точно.


Раздается уверенный стук в дверь
СЭМ: Кажись, гости у нас.

КЕША: (Громко) Чего надо?


Дверь открывается и на пороге появляется лейтенант Соловьев с кожаной папкой для бумаг. Заходит в комнату, молча оглядывает присутствующих
СОЛОВЬЕВ: Лыков Александр Михайлович здесь обитает?

КЕША: Ну, допустим.

СОЛОВЬЕВ: (достает удостоверение) Лейтенант Соловьев, уголовный розыск…

КЕША: Опля! Картина маслом… А че стряслось?

СЭМ: А Лыков сейчас бегает, товарищ лейтенант. Тут, рядом, на стадионе.

СОЛОВЬЕВ: (очень удивленно) Бегает?

КЕША: Боксер.

СОЛОВЬЕВ: (хмурит брови) Ясненько… И когда появится?

СЭМ: Да черт его знает. С самого утра бегает. Да вы садитесь…

СОЛОВЬЕВ: Успеется. У вас, граждане, окна куда выходят?

КЕША: Ну, на стадион, а че?

СОЛОВЬЕВ: Ну, покричи тогда, че… Глядишь, услышит.


Кеша упрямо не двигается с места. Сэм и Людка смотрят в окно
ЛЮДКА: Он может не услышать. Саша всегда в наушниках бегает…

СЭМ: Не, не видать его. Уже в душе, наверное.

СОЛОВЬЕВ: В душе?

ЛЮДКА: Тут душ хороший. Всегда горячая есть. Мы из другой общаги бегаем.

СОЛОВЬЕВ: Тоже спортсмены? Ну-ну… Вы бы, гражданочка, оделись. Простынете. Вам еще рожать.

ЛЮДКА: А вы откуда знаете?

СОЛОВЬЕВ: Интуиция.

СЭМ: (спешно закрывает окно) Я тебе говорил, оденься. Ну, че стоишь?..

ЛЮДКА: Мне что, прямо сейчас обнажиться?

КЕША: Подожди, Васильева, я только музыку врублю.

ЛЮДКА: (Кеше) Да пошел ты!

СЭМ: (Соловьеву) Скажите все-таки, а что случилось?

СОЛОВЬЕВ: Значит, с утра как убежал, так и не было?.. А вчера вечером?

ЛЮДКА: Вчера мы здесь были. И Саша тоже.

СОЛОВЬЕВ: Я вижу. С глазом-то что?

КЕША: Бытовая драма.

ЛЮДКА: Да это Светка, сука... Ой, простите!

СОЛОВЬЕВ: Да не, нормально… Короче, жопы прижали и сидим не рыпаемся. Я отлучусь ненадолго. Если вдруг Лыков вернется, пускай никуда не бегает. Вопросы есть?.. Вопросов нет (Кладет на стол папку). Я папочку пока здесь оставлю?..

КЕША: По коридору до конца и направо.

СОЛОВЬЕВ: Чего?

КЕША: Только там вечно бумаги нет. Со своей идите, товарищ лейтенант.

СОЛОВЬЕВ: Ты у меня доборзеешь, пацан. Смотри! Я тебе устрою.

КЕША: А че я такого сделал?

СОЛОВЬЕВ: А я тебе на выбор предложу. Пакетик дури под подушкой устроит?

КЕША: Не, не получится. Я этим не увлекаюсь.

СОЛОВЬЕВ: Да ладно… А ствол, на котором три трупа? А то смотри, подсажу к уркам. Они тебя на раз откупорят… Сиди, сука, не дергайся, чтобы я тебе всю жизнь не испоганил.


Соловьев выходит из комнаты
КЕША: Гнида… Давить таких, чтоб не ползали.
Кеша подходит к кожаной папке Соловьева и приоткрывает ее
СЭМ: Кеш, не трогай. Мало тебе?..

КЕША: Да ладно, я только гляну. Интересно ведь.

СЭМ: Он спецом оставил. Че ты, не понял? Стал бы опер папку с документами оставлять?

ЛЮДКА: Пусть смотрит. Ему же хуже.


Кеша боязливо отдергивает руки от папки и отходит от стола
СЭМ: Все, Сашка, добегался.

ЛЮДКА: Может, избил кого…? Он же подраться любит.

СЭМ: Да тут, кажись, посерьезней будет.

КЕША: (идет к двери) Я в коридор выгляну…

ЛЮДКА: Сиди. Он же сказал, не рыпаться.

КЕША: Тебя не спросил… (Выглядывает в коридор) Слышьте, там еще один бродит. Точнее, одна. Дылда такая в юбке. К Сиплому стучатся… Не открывает… Нет, смотри, открыл (Смеется). Красава Сиплый, без трусов вылез. Хотите глянуть?

ЛЮДКА: Сэм, а Саша много вчера выпил?

КЕША: Ты че, Васильева? Ему кранты сразу.

ЛЮДКА: Зашился что ли?

СЭМ: Припадки у него…

КЕША: (смеется) А-а, Сиплый – дурак, от ментов побежал. Трусы надень!
Из коридора доносятся удаляющиеся крики Соловьева и топот ног
СОЛОВЬЕВ: Стоять! Стоять, я сказал!..

ЛЮДКА: (переходит на полушепот) Сашка что, эпилептик?

СЭМ: Черт его знает! Врачи ему всю башку просветили, таблетки пачками жрет. Один хрен валится.

ЛЮДКА: Вот тебе и спорт.

СЭМ: От отца досталось. Сам рассказывал. Старик у него в деревне кантуется. Дальше калитки носа не высовывает. Начальником цеха был. Потом приступы начались – и все к едрене фене. Какие бабки были, на лекарства спустил. Нихрена не помогло. Как сглазил кто-то… Отлежится в ссанине – и домой ползет. А все думают, алкаш.

ЛЮДКА: Короче, «повезло» парню…

КЕША: (закрывает дверь) Слышь, Сэм?.. Надо бы Санька предупредить. Кабы чего не вышло. Он - парень резкий. А там, может, делов-то…

СЭМ: И че ты ему скажешь?

КЕША: А то и скажу. Пускай сам думает. Я с твоего брякну? У меня по нолям.
Сэм молча кивает головой. Кеша берет его телефон и набирает номер. Слышится: «Абонент выключен или находится вне зоны действия сети»
КЕША: Вырубился…

ЛЮДКА: Да в душе он. Там не ловит.

КЕША: Знать бы, сука, че натворил.

СЭМ: Он вчера как чумной был. Я ему: Сань, проблемы? А он ухмыльнулся: мол, проблемы – это когда решить можно. Я, короче, дальше с расспросами не полез.

ЛЮДКА: Может, с женой что? Она, вроде, родила недавно.

КЕША: Санек тестя вальнул!.. Как пить дать. Они с тестем на ножах со свадьбы. У Юльки своя хата, а он им жить не дает. Каждый день ползает, проверяет. Я давно говорил Саньку: че ты терпишь, поставь козла на места. Ну, нету у тебя своей хаты. Кончились времена, когда раздавали… Дали комнату в общаге – и на том спасибо. А он только молчит да на двух работах вкалывает. А его, дурака, тайком как собаку на порог пускают, когда, сука, тестя нет.

ЛЮДКА: Кошмар…

КЕША: Вот так, Васильева, подумай, когда опять замуж потянет.

ЛЮДКА: Надо его жене позвонить. Может, она что знает?

СЭМ: А если там жмурик?

КЕША: Какой нахер жмурик?

СЭМ: А такой… Короче, никто никуда не звонит. Санек вернется – сам расскажет. А нет, наше дело маленькое. Лично я жрать хочу.


Кеша молча возвращает телефон. Сэм достает из шкафчика пакет и что-то в нем ищет. Людка пытается переодеться. Кеша с улыбкой наблюдает за ней
ЛЮДКА: (Кеше) Ну, чего уставился? Голой бабы не видел?

КЕША: С «фонарем» так себе зрелище.

ЛЮДКА: Вот и отверни башку… Сэм, скажи ему.

СЭМ: (продолжая шариться в коробке) Люд, ну че ты? Все свои.

ЛЮДКА: Ну и хрен с вами, смотрите.

КЕША: (отворачивается) Да больно надо…

СЭМ: Люд, я лапшу заварю – будешь?

ЛЮДКА: А ты для Светки как обычно делаешь?

СЭМ: Ну, че ты опять начала? Зашла баба на минутку…

ЛЮДКА: А потом и ты бы к ней заглянул, да?

КЕША: (Сэму) Саньку тоже делай. Сейчас голодный прибежит.
Сэм разворачивает пакеты с лапшой и раскладывает по четырем мискам. В коридоре раздаются шаги. Слышно, как кто-то подходит к комнате
КЕША: А вот и он, кажись…

ЛЮДКА: Может, мы его пока под кроватью спрячем?

КЕША: Че, дура, Васильева?

ЛЮДКА: Сам дурак! Сэм, ну скажи ему…


Дверь открывается, и в комнату заходит Калинин в охотничьем камуфляже
КАЛИНИН: Здрасте вам. Открыто было, вот я и без стука. Уж извиняйте… (Замечает Кешу) О, Иннокентий! И ты здесь? Приветствую (Жмет руку) Как оно, ничего?.. Что, не узнал? Ай, паршивец. Как блевать на свадьбе, так он первый.

КЕША: Как не узнать-то? Узнал… Картина маслом «Юлин отец».

КАЛИНИН: Георгий Андреич я.

ЛЮДКА: Здрасте.

СЭМ: Доброе утро.

КАЛИНИН: Доброе, доброе… А это, стало быть, твои друзья? На свадьбе вроде не были. А то бы я запомнил… А где Сашка? Где этот черт?

СЭМ: Так он в душе. После пробежки.

КАЛИНИН: В душе? Ай, паршивец. Я его в машине жду, мотор не выключаю. Мы ж на охоту собрались ехать, а он – намывается.


Наступает неловкая пауза
СЭМ: Да он вроде ничего не говорил вчера.

КАЛИНИН: Ну, как так-то?.. Договорились ведь. Взрослые вроде люди. Ну, я не знаю…

КЕША: Забыл, наверное… От счастья.

КАЛИНИН: Как?.. А ну, да (Улыбается). А чего дома-то сидеть? Прогуляемся с Сашкой по лесу. Воздухом морозным подышим. Глядишь, кого подстрелим.

ЛЮДКА: А сезон-то еще не открыт.

КАЛИНИН: Как это не открыт?.. Все открыт. Много вы понимаете, девушка.

ЛЮДКА: У меня отец – охотник.

КАЛИНИН: Ну, охотник, так охотник… Кеш, где душ-то? Дойду-ка до него, потороплю Сашку. А то, пошли вместе – покажешь. Заблужусь у вас тут нафиг.

КЕША: Че ходить-то? На третий этаж спустились. Первая дверь налево.

КАЛИНИН: Первая, налево… Ну, ладно. Если он вдруг придет без меня, скажите: мол, тесть искал. Пусть подождет что ли (Выходит из комнаты). Ведь договорились же. Ну, зятек! Ну, как так-то?..


Сэм и Кеша переглядываются
КЕША: Че-то я не догнал. Это че было?

СЭМ: Главное – живой и ладно.

КЕША: На его месте лучше сдохнуть, а он, сука, сюда приперся.

СЭМ: Исправиться решил. Вину загладить.

КЕША: Ты сам-то в это веришь?

СЭМ: Да вроде нормальный мужик. Зря ты на него бочку катишь. Че он зятя на охоту позвать не может?

КЕША: Сэм, ты че, мля, прикидываешься?.. Он его из хаты гонит, а тут в лес потянул. Нахера спрашивается?

ЛЮДКА: Ребят, я вам говорю: в это время не охотятся.

КЕША: А если он Сашку решил вальнуть? Способ нашел, как отделаться.

СЭМ: Да ну, перестань…

КЕША: А че? Зароет под елочкой – и поминай, как звали. Ты же сам трещал, что Сашка вчера чумной был. Может, о чем-то догадывался?

СЭМ: Нет, чушь все это. На охоту они пошли – и баста! За бабки, знаешь, все можно. И сезон – не сезон.

ЛЮДКА: Ребят, Юлькин отец в резиновых сапогах пришел. Там же минусовая…
Кеша кидается к двери, но она открывается перед ним и заходит Калинин
КАЛИНИН: Опа, чуть не убил! Что ж ты, Иннокентий, осторожней надо.

КЕША: Где Сашка?

КАЛИНИН: А я откуда знаю. Нет его в душе и не было. Не хорошо старших обманывать.

КЕША: А вы тут не понтуйтесь.

СЭМ: Кеш…

КЕША: Мы к Лыкову надзирателями не приставлены. И он перед нами не отчитывается. Где он сейчас – мне по барабану. Ясно вам? У него жена есть. Законная. И ребенок. Может, с ними гуляет?

СЭМ: Георгий Андреич…

КАЛИНИН: Что ж ты на меня как собака кидаешься? Обидел чем? Не припомню… Из-за Сашки, да?.. Друг, понимаю. Только и ты пойми, Иннокентий. Только сам, ладно? Я тебе объяснять ничего не буду. Дочь у тебя появится, вот тогда и поговорим. Когда с пеленок один растить будешь…


Калинин собирается уходить, открывает дверь
КАЛИНИН: (глянув на Сэма и Людку) Там, в душе, трубу порвало. Слесаря всю плитку разворотили. Так что, не мыться вам, ребятки. Вот так вот…

СЭМ: Сашка рано ушел, мы его не видели.

КАЛИНИН: Ко мне что ли поехал? Так мы вроде у общаги договорились. Твою ж мать!.. (Звонит по мобильнику) Але, Петрович?.. Спишь что ли?.. Ну-ка, глянь, зятек мой у подъезда не мерзнет? Разминулись мы с ним… Да какая тут уже охота?.. Нету, говоришь?.. Ну, ладно, будь здоров.

ЛЮДКА: Он, наверное, в нашу общагу пошел. Там тоже душ есть. Только вода холодная.

КАЛИНИН: Это которая через дорогу?.. Ладно, загляну.

ЛЮДКА: А вы, правда, на охоту?


Пожав плечами, Калинин молча покидает комнату. Кеша молча подходит к окну, открывает раму и закуривает. Кипит чайник. Сэм заливает кипятком лапшу, оставив Сашкину миску без воды.
ЛЮДКА: Ну, что вы молчите? Сэм…

СЭМ: А че говорить-то?

ЛЮДКА: Ну, ведь лажа какая-то получается.

СЭМ: А, по-моему, все ясно. Даже слишком.

КЕША: Че тебе опять ясно?

СЭМ: Пока мы тут бошки ломаем, Сашка с Юлькой в постели кувыркаются…


Пауза. Все смотрят на Сэма, потом валятся со смеху
КЕША: (сквозь смех) Сука, Сашок! Развел всех! А я… я, прикиньте, чуть этому не втащил. Еще бы немного…

СЭМ: (сквозь смех) Стоит такой кабан в камуфляже. В комнату зашел – нам тесно стало. А Кеша на него снизу «тяф-тяф, тяф-тяф».

КЕША: Пузырь с него за тестя. Мы его тут развлекаем, а он… он там Юльку… А-а, сука, Сашок!

ЛЮДКА: Мне только сапоги резиновые не нравятся.


Смех резко прекращается
КЕША: У него, наверное, сменка в машине есть.

ЛЮДКА: Позвонить бы куда следует. Пусть проверят. Мало ли что у него на уме.

СЭМ: Сначала Юльке брякнем… Кеш, номер скажи.

КЕША: Как у Санька, только в конце 64-57.

СЭМ: (Звонит по мобильнику) Але, Юль?.. Юль, привет, это Сэм. Сергей, который… Да-да (Краснеет) Ма… Маруськин. Прости, что отвлекаю…

КЕША: Сашке привет. Скажи, мужик!

СЭМ: К нам идешь?.. (убирает телефон, Кеше) Говорит, к нам идет…

КЕША: Нафига?


Раздается стук в дверь. Кеша открывает ее. На пороге стоит Юлька
КЕША: Юлька?.. Ты че тут делаешь?

ЮЛЬКА: Кеш, мне бы с Сашей поговорить… П-привет…

КЕША: Мы думали, он у тебя.

ЮЛЬКА: Нет. Он три дня дома не появлялся.

КЕША: Не появлялся или не пускали?

СЭМ: Кеш, перестань… Юль, заходи. Че на пороге стоять?

ЛЮДКА: А где тогда Сашка?
Юлька робко заходит в комнату. Кеша выглядывает в коридор, затем закрывает дверь
ЮЛЬКА: (Сэму) Привет, Сереж!

СЭМ: Привет. А это моя Людка. Вы, наверное, еще не знакомы?

ЛЮДКА: Заочно только. (Показывает на лицо) Вот такая я у него красавица.
Юлька улыбается, глядя на Людку. Людка начинает спешно заправлять кровать
СЭМ: Ты, Юль, чаек будешь?

КЕША: (ставит стул) Будет. Садись.

ЮЛЬКА: Спасибо (Садится на стул).
Сэм ставит перед Юлькой кружку, наливает заварку, разбавляет кипятком, достает пакет сушек и сахарницу, вручает потемневшую от чая ложку
СЭМ: Прости, печенья нет. Зато чай на травах.

ЮЛЬКА: Ничего, я и с сушками могу…

СЭМ: Случилось что?

ЮЛЬКА: Поссорились мы с ним.

КЕША: И только?

ЮЛЬКА: Я вчера звонила, хотела еще раз все объяснить - он ведь тогда не дослушал, сразу убежал... А у него телефон не работает. Сегодня вот опять… Решила сюда прийти.

ЛЮДКА: Ничего, подруга, помиритесь. Здесь и не такое бывало.

ЮЛЬКА: А Саша где?

СЭМ: Сами ищем. Придет, наверное, скоро.

КЕША: Че хоть сцепились-то?

ЮЛЬКА: Кеш, я не буду говорить. Не обижайся. Слишком все сложно.

КЕША: Че, думаешь, не понимаю?.. Батя, небось, да?.. Точно. Твой предок вообще многое себе позволяет. Не заметила?

СЭМ: Кеш…

КЕША: Че, Кеш?.. (Юльке) Я не прав? Плюнь мне тогда в харю.

ЮЛЬКА: Я уже разговаривала с папой. Просила принять Сашу таким, какой есть…

КЕША: А че в нем не так, а? Че он, монстр какой?

ЮЛЬКА: У папы другие представления о моем замужестве.

КЕША: Охереть! Во парень не слышит.

ЛЮДКА: Видать рылом не вышел.

ЮЛЬКА: Не надо так говорить.

СЭМ: Юль, а Сашка в курсе всего этого?

ЮЛЬКА: Да, в курсе…

КЕША: Ниче у вас не будет, разные вы, понятно? Я Саньку еще на свадьбе сказал. И дело не в бабках и не в жилплощади. Разные вы – и все тут.

ЮЛЬКА: Папу тоже можно понять. Когда моя мама… (Голос дрожит) Теперь он боится потерять и меня.

ЛЮДКА: А выйди ты замуж за другого, папа перестал бы бояться?

ЮЛЬКА: Я не знаю.

КЕША: Он был здесь недавно…

ЮЛЬКА: Кто, папа?.. Что он тут делал? Он же в командировке.

КЕША: Как видишь, приехал.

СЭМ: Зятя на охоту позвал, а его нет.

ЮЛЬКА: Они, наверное, по телефону договорились. А иначе как?..
Бросив взгляд на Сэма, Людка присаживается за стол
ЛЮДКА: Юля, скажи, твой папа может причинить вред человеку?

ЮЛЬКА: В каком смысле?

КЕША: Че ты спрашиваешь? Он и так им всю жизнь испоганил.

СЭМ: Отец сможет ради тебя, скажем так… кого-нибудь убить?

ЮЛЬКА: Да ты что, Сэм? Как ты мог такое подумать?

КЕША: А че нам, по-твоему, делать? Пацан пропал - никто не видел, как уходил. Где он сейчас – хер его знает. С утра опер к нам приперся, потом – предок твой. Теперь вот ты. Ощущение, что все что-то знают, одни мы ни ухом, ни рылом.

ЮЛЬКА: Вы меня в чем-то подозреваете?
Из коридора доносятся шаги по направлению к комнате
ЮЛЬКА: (кидается к двери) Саша!.. Саша!
Дверь в комнату распахивается и на пороге появляется Калинин
ЮЛЬКА: Папа?

КАЛИНИН: Юля?.. Что ты здесь делаешь? А где Кирилл?

ЮЛЬКА: Я потом тебе объясню.

КАЛИНИН: Кажется, я просил не приходить сюда. В чем дело?

ЮЛЬКА: Мне нужно поговорить с Сашей.

КАЛИНИН: Что помешало сделать это в другом месте?

ЮЛЬКА: Ты, папа.

КАЛИНИН: Что?

ЮЛЬКА: А ты что здесь делаешь? И на какую охоту ты собрался?

КАЛИНИН: А вот это совершенно тебя не касается.

ЮЛЬКА: Ты подаешь хороший пример, папа.

КАЛИНИН: Сейчас же марш домой! Слышишь… Вечером мы с тобой поговорим.

ЮЛЬКА: Не кричи на меня. Я не уйду, пока не увижусь с мужем.

КАЛИНИН: А ну-ка, марш (Замахивается рукой). Марш, я сказал, пока я тебя…

КЕША: Только попробуй!
Калинин поворачивает на Кешу раскрасневшееся лицо
КАЛИНИН: Не понял. Это ты че, мне?

КЕША: Тебе, козел, тебе.

КАЛИНИН: (подается в сторону Кеши) Сопля! Да я тебя…

КЕША: (достает из кармана «викидуху») Давай, мля, рискни. Ну, че, сука, встал?

ЛЮДКА: Сэмик, останови его. Быстрее!

ЮЛЬКА: Кеша, не надо! Прошу тебя. Слышишь?

СЭМ: (встает между Юлей, Калининым и Кешей) Кеш, брось нож. Не дури. Убери от греха подальше. Ты же нормальный пацан. Зачем тебе это?

КЕША: Уйди нахер. Порежу.

СЭМ: (пытается выхватить нож) Отдай нож. Дай сюда. Ну, че ты… А!
Освобождая руку от захвата, Кеша наносит удар ножом Сэму. Сэм хватается за бок и падает на пол. Людка истошно кричит и кидается к нему. Увидев кровь, Юлька вскрикивает и закрывает лицо руками. Увидев бледное лицо Сэма, Кеша роняет нож на пол и бросается из комнаты
ЛЮДКА: Сэмик!.. Сэмик, посмотри на меня. Сэмик, тебе больно? Ты слышишь?..

СЭМ: (хрипит) Не кричи, дура…

КАЛИНИН: Юля, звони в скорую. Живо! (Людке) Отойдите, девушка, я гляну. Все будет хорошо, только не волнуйтесь. Он парень крепкий, выдержит. (Сэму) Ну-ка, браток, разожми руку. Давай, давай, разжимай...
Сэм убирает руку от раны, кривясь от боли
КАЛИНИН: Вот так. Замечательно. Сейчас поглядим… Рана, кажись, не опасная. (Людке) Вату, бинт, перекись, что есть – живо.

СЭМ: Люд, в верхнем шкафу… Там марля и хлоргексидин.


Людка находит медикаменты и отдает Калинину. Калинин подбирает нож с пола и прячет в карман. Юлька набирает номер трясущимися руками
ЛЮДКА: Ты потерпи, Сэмик. Я рядом. Только не умирай. Пожалуйста.

СЭМ: Ой, не смеши меня, Людка…

ЮЛЬКА: Але, скорая?.. Ножевое ранение… Крюкова, 101, 36 комната… Около тридцати… Знакомая… Хорошо, ждем… Говорят, полицию надо вызвать.

СЭМ: Юль!.. Я сам. Слышишь?.. Сам. Он пацан еще. Глупый. Ему жизнь поломают… Не надо. Пожалей его… Ой, ой, больно!

КАЛИНИН: Все-все, больше не трогаю. Рану я обработал. Сейчас марлей прикроем, и будем ждать медиков. Если органы не задеты, завтра бегать будет (Накладывает марлю). Вот так. Придерживай рукой. Только сильно не дави, понял?.. (Подхватывает Сэма под спину) Ну-ка, подсоби мне…
Калинин поднимает Сэма на руки и укладывает на кровать
КАЛИНИН: Давай, браток, поправляйся.

СЭМ: (тянет руку Калинину) Спасибо вам…

КАЛИНИН: Лежи, лежи… Я пойду скорую встречу, все объясню… Ты, Юль, беги-ка домой, ага? Не хватало тебе еще… После с Сашкой, ладно?..

ЮЛЬКА: Да, папа.

КАЛИНИН: Вот и хорошо.
Калинин быстрым шагом выходит из комнаты. Юлька подходит к кровати
ЮЛЬКА: Сэм, ты выздоравливай… Я пойду, наверное… Ты прости меня.

ЛЮДКА: Папа опять скомандовал?.. Молодцы! Сэмика вообще-то из-за вас порезали, а ты линяешь.

СЭМ: Заткнись, дура!.. Иди, Юль, иди… Потом поговорим.

ЛЮДКА: Сука она. Тварь. Вот увидишь, и Сашку угробит. Из-за нее все.

ЮЛЬКА: (закрывает лицо руками) Господи…

СЭМ: (Людке) Захлопнись, противно слушать.


В коридоре раздаются шаги. Дверь в комнату распахивается и появляется Соловьев. Тяжело дышит
СОЛОВЬЕВ: Я смотрю, у вас тут полная общага спортсменов. Спринтеры сраные… (Сплевывает на пол) Ну, че, Лыков не появлялся?

ЛЮДКА: Не было вашего Лыкова. Не приходил.

СОЛОВЬЕВ: А этот че разлегся? Че у тебя там? Ну-ка, руку убрал.

СЭМ: Живот крутит. Консервой траванулся.

СОЛОВЬЕВ: А вы поменьше всякую херню жрите… (Смотрит на Юльку) Так-так, а это что за птица перелетная?

ЮЛЬКА: Я жена Лыкова.

СОЛОВЬЕВ: Да ладно… Тоже своего боксера ждете, Юлия Георгиевна?

ЮЛЬКА: Жду.


Соловьев присаживается за стол и открывает папку
СОЛОВЬЕВ: А че ж вы с мужем-то своим по разным щелям живете?

ЮЛЬКА: (после паузы) Папа против.

СОЛОВЬЕВ: А мне не сказал. Заходил я тут к нему позавчера. Пообщались.

ЮЛЬКА: Он вообще-то в командировке был…

СОЛОВЬЕВ: Даже так? Странная у вас семейка.

ЛЮДКА: Не странная, а больная!

ЮЛЬКА: Нормальная у нас семья.

СОЛОВЬЕВ: Да где ж нормальная? Где зять – никто не знает. Батя заявление на себя накатал, что человека застрелил. Дурдом какой-то! А дочка ребенка слила.

ЮЛЬКА: (меняется в лице) Не надо. Пожалуйста.

СОЛОВЬЕВ: Че не надо? Кукушка ты, Лыкова.


Сэм, превозмогая боль, поднимается и садится на край кровати. Юлька пытается куда-нибудь спрятать глаза, но встречается с испытывающим взглядом Людки
ЛЮДКА: Как это «слила»?

СОЛОВЬЕВ: Да просто. Наставили по городу сраных «Беби-боксов», вот туда и запихнула…

СЭМ: Юль, это правда?

ЮЛЬКА: Вы же ничего не знаете. Вам мужикам просто говорить. А вы побудьте на моем месте. Хоть раз…

СОЛОВЬЕВ: Да знаем мы все. И про болезнь Лыкова, и что у ребенка тот же диагноз был. Слила ты его. От греха подальше.

ЛЮДКА: (Юльке) Ну и тварь же ты! Ох, и тварь!

СОЛОВЬЕВ: Тихо-тихо. Не надо волноваться. Спокойней (Бросает телефон на стол, Юльке). Узнаете мобилу?

ЮЛЬКА: (после паузы) Да, это его телефон. Откуда он у вас?

СОЛОВЬЕВ: Нашли на месте преступления.

ЮЛЬКА: Не понимаю…

СОЛОВЬЕВА: Ваш муж, Юлия, со спортом давно завязал. Как на ринге один раз обоссался. Припадок у него начался. Все думали, обморок, пройдет, а случай-то серьезный. Короче, намекнули ему. Так он свою злобу начал на чурках вымещать. Народный мститель, мля. Только Робин Гуд из него херовый. В квартиру врывался, мужиков до полусмерти бил, а бабам угрожал: мол, не свалите, снова приду. Чурки потом кучковались и тоже начинали беспорядки чинить. От чего люди невинные страдали. Вопрос: нахера нам такой сдался?

ЮЛЬКА: Не может быть. Вы наговариваете на Сашу.

СОЛОВЬЕВ: Если бы… А Лыков ваш – стратег, каких поискать. Все до секунды выверено. Никакого экспромта. А все почему?.. Во время драки у него подпрыгивало давление. Минут через пятнадцать начинался приступ. Ему надо было уйти как можно дальше, чтобы не спалиться.

ЮЛЬКА: Бред… Не может быть… Я вам не верю. Саша не преступник.

ЛЮДКА: Ему сейчас что, тюрьма светит?
Соловьев достает из папки какие-то фотографии и бросает на стол
СОЛОВЬЕВ: Отмазался ваш Лыков. Способ нашел…

ЛЮДКА: (подходит к столу) Что это?

СОЛОВЬЕВ: Сегодня ночью он пацана своего из «Беби-бокса» забрал. Опять драку учинил. Только до дому не дошел… Замерз. Вместе с ребенком. То ли приступ начался, то ли… идти больше некуда было. Вот такие пироги… Да.
Юлька замирает, уставившись в то место, где лежат фотографии. Соловьев молча встает и закрывает папку
СОЛОВЬЕВ: Юля, вы папе скажите, чтобы не дурил. Уговор?.. Нам психов и без него хватает. Мы заявление пока порвали, но в следующий раз…
Соловьев смотрит на фотографии, забирает их и покидает комнату
СЭМ: Юль… Юлька… Ты слышишь меня?..
Юлька резко встает с кровати и выбегает из комнаты. Людка и Сэм переглядываются. Сэм пытается встать, скривив лицо от боли
ЛЮДКА: Сэм, ты куда? Не пущу. Тебе лежать надо.

СЭМ: Уйди. Дай мне встать. (Ковыляет к Сашкиной кровати и садится на нее) Он вчера еще тут сидел. Как чумной. Я ему: Сань, проблемы? А он: проблемы – это когда решить можно… Он на ринге никогда не проигрывал. И болезнь его победить не смогла. Ничья у них вышла.

ЛЮДКА: Страшно. Не могу в это поверить.

СЭМ: Люд…

ЛЮДКА: Что, Сэмик?

СЭМ: Мне надо тебе кое в чем признаться. Если после этого дашь мне по морде, я пойму.

ЛЮДКА: Ну что ты такое говоришь?

СЭМ: Ты должна знать обо мне правду. Чтобы потом также вот… (Не сразу решается сказать) В общем, не люблю я тебя.

ЛЮДКА: А я знаю. Зато я люблю.

СЭМ: Это не то, нет… Короче, помнишь, мама выписала тебе гормональные таблетки?.. Их нельзя было принимать. Они вредные. Это я попросил. Она не виновата… Просто мне не нужен ребенок. Я хотел от него избавиться.

ЛЮДКА: Я не принимала их. Думаешь, из деревни, значит, дура?

СЭМ: Не принимала?

ЛЮДКА: (показывает на живот) Там уже никого нет. Расслабься. Но все равно, спасибо, что набрался смелости. Давай, пока!
Людка идет к выходу
СЭМ: Люд, ты куда?

ЛЮДКА: Домой. Может, хоть Нинка накормит. У вас не дождешься.

СЭМ: Постой, там, наверное, лапша заварилась. Нет, давай другую откроем… У нас еще картошка есть. Я сейчас поджарю. Только масла нет.
Людка уходит, громко хлопнув дверью. Сэм некоторое время сидит в тишине, потом встает, подходит к окну, открывает раму, ставит стул, поднимается на подоконник и смотрит вниз. С улицы доносятся хлопанье крыльев и стук когтей по карнизу. Сэм сползает по стенке и садится на подоконник
СЭМ: Прилетели все-таки. Дождался. А я вам хлеба накрошил. Только эти хитрожопые почти все склевали… И не боятся, главное. Только бы брюхо свое поскорее набить. А что до остальных, так дела нету…
Сэм отнимает руку от марли. Марля вся пропиталась кровью
СЭМ: Мы чем-то похожи с вами, правда? Только у вас грудка красная, а у меня… Вы клюйте, клюйте, я не обижу. Я сейчас за свежим сбегаю. Денег не пожалею – горячий возьму. Вы только меня дождитесь, ладно? Не улетайте.
Сэм прижимается щекой к оконному стеклу и смотрит вниз. Из подъехавшей кареты скорой помощи выбегают люди. Сэм закрывает глаза.
Занавес
8.08.2015

2:31


Денис Владимирович СМИРНОВ
драматург, журналист, член Союза журналистов России
Россия, Кировская область, город Киров (Вятка)
Тел\сот. 8_961-568-82-20
E-mail: diss-s@yandex.ru

Сайт: http://dsmirnof.ucoz.ru








База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница