Слова ученых про Шайха аль-Ислам Ибн Таймийа



Скачать 187.65 Kb.
Дата02.05.2016
Размер187.65 Kb.
Слова ученых про Шайха аль-Ислам Ибн Таймийа
Последнее время появилось большое количества людей, говорящих нехорошие вещи об этом учёном, обвиняющие его в искажениях, заблуждениях и чуть ли не в неверии.

Давайте посмотрим, как думали про Ибн Теймию его современники - такие великие учёные Ислама, как Ибн Касир, Джалаладин ас-Суюти, Ибн Хаджар аль-Аскалани, Ибн Раджаб, имам аз-Захаби, и другие.

Из работы брата Имама: "В заключение я хотел бы поговорить о Шейх уль-Исламе Ибн Теймийе, и о том, что о нем говорил Ибн Хаджар Хайтами аш-Шафии, да смилуется над ними Аллах, и те, кто без оглядки последовал за ним, из шафиитов.

Для наглядности я приведу то, что сказал о Ибн Теймийе дагестанский ученый Хасан ибн Мухамад Хильми аль-К’ахиби ан-Нахшбанди аш-Шазили аш-Шафии, да смилуется над ним Аллах, со слов Ибн Хаджара Хайтами, в своей книге ”аль-Бурудж аль-мушайяда би ан-нусус аль-муайяда”: ”Сказал Ибн Хаджар в отношении его, дословно: ”Ибн Теймийя- раб, бросил, заблудил и ослепил его Аллах”. А так же сказал: ”Не придается его словам никакого значения, их следует отбросить и быть убежденным в том, что он заблудший нововведенец и перешедший границы невежда”. Это приводится в книге ”Фатава аль-Хадисия””.

Исxодя из этих слов и непревзойденного авторитета Ибн Хаджара Хайтами для поздних Шафиитов и Хасана Хильми для дагестанцев, понятны частые дурные высказывания со стороны некоторых их последователей в отношении Ибн Теймийи, что является продуктом необъективного подхода к личности Ибн Теймийи, а иногда результатом банальной неграмотности.

Аллах Всевышний говорит в Коране: ”О те, которые уверовали! Будьте стойки ради Аллаха, свидетельствуя беспристрастно, и пусть ненависть людей не подтолкнет вас к несправедливости. Будьте справедливы, ибо это ближе к богобоязненности. Бойтесь Аллаха, ведь Аллах ведает о том, что вы совершаете”. Сура аль-Маида 8 аят.

Я надеюсь, что мы все желали бы оказаться среди тех, о ком сказал посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: ”Справедливые, у Аллаха в судный день, будут сидеть на креслах из света [нура], по Его правую [Руку]. Это те, которые поступали справедливо во всех решениях порученных им”.

Мне хотелось бы дать слово всем Шейхам, предшественникам и учителям Ибн Хаджара Хайтами, а затем слово его ученикам о Ибн Теймийи, но в виду того, что я хотел вкратце дать информацию читателю, то ограничусь некоторыми из них.

При жизни Шейха аль-Ислама Ибн Теймийи распространялось множество слухов, наговоров и домыслов за него. После его смерти в тюрьме по наговору, это все немного улеглось, но в 9 веке дело дошло до обвинения его в неверии, и мало того, обвинения в неверии того, кто считал его мусульманином и именовал его титулом Шейх аль-Ислам. Это была участь несчастных невежд, либо крайне необъективных в исследовании людей, решивших прославиться, занявшись наговорами и обвинением в неверии этого выдающегося Ученого.

Но Аллах избрал рабов своих праведных для того, чтобы те встали на защиту Его авлия [любимцев], и одним из этих ученых был Хафиз, Мухаммад ибн Абу Бакр Ибн Насыр ад-дин ад-Дамашки аш-Шафии, написавший книгу ”Рад аль-вафир ‘аля ман за’ама: бианна ман самма Ибн Теймийя Шейх аль-Ислам,- кафир”./ ”Большое опровержение тому, кто заявил, что назвавший Ибн Теймийю Шейх аль-Ислам, становится неверным”. Эту книгу он написал опровержением на ‘Аля аль-Бухари .

В ней он привел слова около сотни известнейших Ученых современников Ибн Теймийи, говоривших о нем с похвалой, восxищавщихся его знанием и признававших его главенство в науках над ними, а так же титуловавших его как Шейх аль-Ислам.

Я приведу для внимания читателей рецензию современника Ибн Насыр ад-дина ад-Дамашки, выдающегося Ученого, Хафиза Ибн Хаджара ‘Аскалани аш-Шафии, да смилуется над ними всеми Аллах:

Рецензия Амира Му`минин в науке Хадиса, выдающегося учёного Ибн Хаджара ‘Аскалани аш-Шафии

”Хвала Аллаху Господу миров, приветствия Его рабам, которых Он избрал.

Я изучил этот полезный труд и собрание, которое собрал автор для цели, выраженной в нем. И я убедился в широкой осведомленности Имама (автора), который написал этот труд, как убедился я, в обладании им знаниями в науках, чем он и заслужил уважение и признание среди Учёных.

Известность [принадлежности] титула Имама, для Шейха Такъия–дина (Ибн Теймийи) известнее, чем солнце, и титулование его как Шейх аль-Ислам в его время остается и по сегодняшний день на чистых языках и продолжится завтра, как и было вчера. Никто не отвергнет этого, кроме того, кто не знает его достоинств, и отклонившегося от справедливого подхода.

И кто может быть грубей и невежливей того, кто занимался этим (из невежд), да еще и приумножил в этом свои спотыкания (т.е. постоянно ошибался в наговорах на Ибн Теймийю - прим. пер.). А Аллах Всевышний является Тем, к Кому обращаются, чтобы освободил Он нас от зла наших душ и от зависти на наших языках, по Милости и Щедрости Его.

Если бы не было указания на достоинства этого человека (Ибн Теймийи) титула Имама, кроме того, что привел Хафиз ‘Ильму-дин аль-Барзали в своем труде по Истории; о том, что не было в истории Ислама такого человека, чтоб на его похоронах собиралось такое же количество мусульман, как на похоронах Шейха Такъия-дина Ибн Теймийи, да смилуется над ним Аллах, то этого было бы достаточно. И он указал лишь на похороны Имама Ахмада [в Багдаде], которые посетили сотни тысяч мусульман, с той лишь разницей, что если бы в Дамаске было подобное количество населения как в Багдаде, то ни один из них не опоздал бы, присоединиться к похоронной процессии [Ибн Теймийи]. А так же [разница в том,] что все, кто был в Багдаде, кроме единиц, были убеждены в титуле Имама для Имама Ахмада, а правитель Багдада и Халифа в то время были преисполнены любовью и уважением к Имаму, что было абсолютно противоположно в отношении Ибн Теймийи, сам правитель вообще отсутствовал в это время в стране, а большинство Факихов (учёных) были его фанатичными противниками, пока не умер он заключенный в темнице. Но не смотря на это, никто из них не опоздал на его похороны и погребальный намаз (джаназат) выражая свое сожаление и печаль о нем, кроме трех личностей, которые не пришли, лишь боясь за себя от простых людей (т.е. народ не простил бы им те козни, которые они строили против Шейха Ибн Теймийи - прим. пер.).

Присутствие этого великого собрания (указывает на то), что побудило их к этому только убеждение в его (Ибн Теймийи) достоинстве [на титул Имама] и его благодати (баракат), а не то, что там присутствовал правитель или кто-то другой. Ведь достоверно известно от Пророка (да благословит его Аллах и приветствует), что он сказал: "Вы свидетели Аллаха на земле".

Известно, что выступали с опровержением Шейха Такъии-дина группа учёных, выражая порицание в вопросах Основ и второстепенных частей (религии). Для этого устраивались заседания в Каире и Дамаске, но не известно ни от одного из них, что кто-то вынес решение о его еретических воззрениях, либо постановил о необходимости казнить его. И это вместе с тем, что среди правителей (ах1лю ад-довля) были те, кто считался очень фанатичными его противником, что способствовало его тюремным заключениям в Каире, затем в Александрии. И не смотря на это, все они (учёные) признавали широту его знаний, величину его набожности и аскетизма, и описывали его смелым и великодушным, а так же тем, что он стоял на страже и помощи Исламу, призыву к Аллаху Всевышнему, скрытно и явно.

Так как же мы не будем порицать тех, кто сказал о нем, что он неверный (кафир), да мало того, еще назвал описание его как Шейх aль-Ислам - неверием! Нет в этом описании того, что ведет к подобному (неверию). Поистине он - Шейх aль-Ислам, без сомнения, а вопросы, из-за которых на него посыпались порицания, и которые он, смакуя (с удовольствием), выражал, то он никогда после предоставления ему доказательства не упрямился в них, и работы его переполнены опровержением тех, кто говорит о "таджсиме" (придание Аллаху тела), и его не причастности к этому.

Вместе с этим он - человек, ошибается и оказывается прав, то, в чем он оказался прав, является большим, берется польза из этого и молятся о ниспослании Милости на него по причине этого, а то, в чем он ошибся, не следуют за этим, и ему за это прощено, так как Имамы из его современников свидетельствовали, что в нем собрались все условия Муджтахида (высочайшая степень Учёного), что даже заставило некоторых стать его фанатичными противниками (т.е. по причине зависти - прим. пер.) и старателями причинить ему всяческое зло .

И это (т.е. те ученые, которые свидетельствовали ему о иджтихаде) Шейх Камалуд-дин аз-Замалкани, и Шейх Садру-дин ибн аль-Вакиль, единственный, кто мог выдерживать дискуссии с ним (Ибн Теймийей).

Cамое удивительное, что этот человек был из величайших людей, стоявших против новшеств Рафидитов и приверженцев Хулюлия и Иттихадия (воззрения некоторых суфиев, как Халлядж и ибн ‘Араби - прим. пер.), работ его в этом русле очень много и они всем известны, а количество фатв его об этом не поддаются исчислению.

Ох, как бы они обрадовались, если бы услышали тех, кто обвиняет его (сегодня) в неверии.

Поэтому, на том, кто "оделся в одежду знания" (тот, кто имеет отношение к Знаниям) и обладает разумом, лежит обязанность рассматривать речь этого мужчины из его известных книг, либо со слов тех, кто надежен [в знании о нем] из передатчиков. Отделяя из этого то, что порицаемо, предостерегая от этого в виде благого наставления и хваля его за те преимущества, в чем он являлся правым, как это в отношении всех остальных Учёных.

И если не было бы у Шейха Такъи-дина (Ибн Теймийи) заслуг, кроме его известнейшего ученика Шейха Шамсу-дина ибн Кайима Джавзия, автора полезнейших книг, от которых получили пользу и единомышленники и противоречащие (ему), то это было бы достаточное указание на его (Ибн Теймийи) великое место.

Да как же так, ведь о главенстве его в Науках и отличительных его способностях в соображении и изложении свидетельствовали Имамы, его современники из Шафиитов, не говоря уже о Ханбалитах! А тот, кто вместе с этим, говорит в отношении него о неверии или на того, кто назвал его Шейх аль-Ислам, - неверный, то не следует даже оборачиваться в его сторону и не стоит даже обращать на него внимания [в его наговоре], напротив, необходимо удержать его от этого, пока не осведомится он об истине [в этом вопросе] и не станет повиноваться правде.

А Аллах излагает Истину, и Он ведет по истинному пути. Достаточен нам Аллах, прекрасен Он как Покровитель”.

Из Шафиитов - предшественников Ибн Хаджара Хайтами, критикующих Ибн Теймию, были Такъияд-дин ас-Субки аш-Шафии и его сын Тажуд-дин ас-Субки. Однако, всем известны его слова после того, как Имам аз-Захаби написал ему письмо, заступившись за Ибн Теймийю и попросившего его объясниться, на что Такъияд-дин ас-Субки, да смилуется над ним Аллах, ответил:

«Его [Ибн Тейимйи] значение велико, его знание обильно, он необычайно широк в науках шариатских и умозрительных, он обладает огромным интеллектом и усердием, и во всем этом он достиг той степени, которая за пределами описания…».

«…Он еще ценнее для меня благодаря тому, что выше и важнее сказанного: благодаря тому, чем одарил его Аллах из благочестия, религиозности, готовности помогать истине и отстаивать ее не ради посторонних целей. Благодаря тому, что привержен пути предшественников и получил из этого великую долю, тому, что такие, как он, чужды сегодняшнему времени и временам вообще».

Другой ас-Субки, Абу аль-Бакьа, Бахауддин ас-Субки, да смилуется над ним Аллах, сказал спросившему его о Ибн Теймийе и указавшему на то, что некоторые люди ругают его: "...Клянусь Аллахом, ”о такой-то”, не относится пренебрежительно к Ибн Теймийе никто, кроме джахиля (невежды), или следующего за (своей) страстью. Невежда не знает что говорит, а последователь страсти - закрывает ему его страсть путь к правде (о Ибн Теймийе) после того, как он узнал её".

Из знаменитых Шафиитов и предшественников Ибн Хаджара Хайтами, примечательна личность Джалялуд-дина ас-Суюти аш-Шафии, да смилуется над ним Аллах, и его слова о Ибн Теймийе:

”Шейх, Имам, Выдающийся Хафиз, Критик, Факьих, Муджтахид, блестящий Муфассир, Шейх аль-Ислам, апологет аскетизма, редчайший в свое время, Такъияд-дин, Абу Абас, Ахмад, сын Муфтия Шихабуд-дина ‘Абдул-Халима сына Имама Муджтахида, Шейха аль-Ислама Маждуд-дина ‘Абдус-Салама ибн ‘АбдуЛЛаха ибн Аби Кьасима аль-Харрани, один из выдающихся Ученых. Родился в месяце Рабиуль-Авваль (10 [12] числа) 661 года, получал знания от Ибн Аби аль-Яср и Ибн ‘Абдул-Даима, занимался Хадисом, анализировал и определял (в хадисе), был блестящ в знании передатчиков (хадиса), в науке "’Ильяль аль-Хадис" и понимания его (хадиса), а также в науках Ислама и науке "Каляма" и других науках. Был морем Знания и мудрецом, которых можно на пальцах пересчитать, и одним из немногих аскетов. Написал 300 томов (книг), был испытан и подвержен мучениям. Умер 20 числа месяца Зуль-Кь’ада 728 года”.

Это были предшественники Ибн Хаджара Хайтами, а теперь дадим слово его известнейшему ученику, выдающемуся Ученому, Муле ‘Али аль-К’ари, да смилуется над ним Аллах, который говорит о известнейшем ученике Ибн Теймийи, Ибн Кайиме Джавзия, комментируя слова последнего о Качествах и Атрибутах Аллаха в концепции выраженной его учителем Ибн Теймийей:

"Закончились его слова,- Ибн Каийма - прояснилось желаемое им и стало ясно, что его убеждения согласованы с убеждениями приверженцев Истины из Салафов (предшественников), и большинства Халафов (последователей). А отвратительные оскорбления и порицания не имеют места и не в праве адресоваться ему. Поистине, слова его в точности соответствуют тому, что сказал Великий Имам Муджтахид (Абу Ханифа) в книге "Фикх аль-Акбар".

Шейх, Абу аль-Баракат, Ну’ман ибн Махмуд Афанди аль-Алуси, да смилуется над ним Аллах, в главе, посвященной словам ученых в непричастности Ибн Теймийи к тем словам, что на него наговорил Ибн Хаджар Хайтами, говорит:

”И из них [т.е. Ученых указывающих на его непричастность] Выдающийся ученый земли Аллаха, Запретной [Мекки], Муля ‘Али аль-К’ари. Поистине, он в своей книге ”Шарх аш-Шамаиль” и других произведениях, хвалил его [Ибн Теймийю] и пояснил непричастность его к наговорам”.

Так же в биографии Муля ‘Али аль-К’ари, аль-Алуси пишет: ”Он был из тех, кто указывал на непричастность Ибн Теймийи и Ибн Каийма к наговорам на них, и восxищался ими. Из того, что он говорил в книге ”Шарх аш-Шамаиль”, следующее: ”Тот, кто прочтет книгу ”Шарх маназиль ас-саирин”, тому прояснится то, что они оба [т.е. Ибн Теймийя и Ибн Каийим] были величайшие ученые Ахлю-Сунны валь-Джамаа, рабами Аллаха праведными [АвлияуЛлахи] в этой Умме”.

Семья аль-Алуси, да смилуется над ними всеми Аллах, посвятила много слов в пояснении непричастности Ибн Теймийи к наговорам на него и домыслам за него. Это и глава семейства, Выдающийся Ученый, толкователь Корана, Имам, Муфтий, Шихаб ад-дин, Саийид Махмуд Афанди аль-Алуси аш-Шафии. Автор многих книг, и Тафсира ”Рух аль-Ма’ани”, а так же его сын Абу аль-Баракат, Ну’ман ибн Махмуд Афанди в книге ”Джала аль-‘айнейн би мухакамати аль-Ахмадейн” [Ибн Теймийя и Ибн Хаджар]. А так же внук, выдающийся ученый Махмуд Шукри аль-Алуси в книге ”Гьаятуль амани фи рад ‘аля ан-Набахани”.

В завершении главы в исследовании тех слов, которые Ибн Хаджар Хайтами высказал о Ибн Теймии, Шейх Ну’ман аль-Алуси пишет: ”И если вы задумаетесь над тем, что мы привели, и прислушаетесь к тому, что мы пояснили, то само собой отстранится то, что сказал выдающийся ученый Ибн Хаджар на Шейха Ибн Теймийю, и что не является достоверным в передаче от него. Так поймите же это, и не упрямьтесь!”

Это лишь некоторые слова, с которыми я желал ознакомить объективного читателя, желая лишь довольства Аллаха и напоминания моим верующим братьям о том, чтобы они не говорили по незнанию, и предостережения от того, что пришло в словах посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Добавим еще некоторые слова:

Пишет великий алим, ученик Ибн Теймии Ибн Раджаб аль-Ханбали (8 век):

"Затем, в 705 году, по приказу Султана стали проверять его в вероубеждениях. Наместник Султана собрал Ученых Судей во дворце, прибыл Шейх и приступили к вопросам. Шейх попросил, чтобы принесли из его дома "Акъиду аль-Васатию" и она была зачитана на трех заседаниях, в процессе которых проходили дискуссии и исследования в ее отдельных пунктах. После чего все согласились на том, что это Суннитские Салафитские вероубеждения".


Ибн Касир, ученик Ибн Теймии (8 век) пишет:

"В понедельник седьмого Раджаба, во дворце наместника Султана собрались Ученые и Судьи, среди них был Шейх Такъийяд-дин Ибн Теймийя. В этом заседании были зачитаны убеждения Шейха Ибн Теймийи, изложенные в книге "Акъида аль-Васатийя", после чего начались исследования в некоторых ее пунктах, а некоторые пункты были отложены на второе заседание. В пятницу 12 числа, после молитвы, вновь все собрались, пришел Шейх Софийю-дин аль-Хинди и много говорил с Шейхом Такъийяд-дином Ибн Теймийей, однако его "ручей" растворился "море". Затем условились, что Шейх Камалу-дин бин аз-Замалкани бескомпромиссно будет заключать в этом деле, после диспутировали по этому поводу. Люди выразили признательность достоинствам Шейха Камалу-дина бин аз-Замалкани, его высокому интеллекту и хорошему исследованию, благодаря чему он противостоял Ибн Теймийи в этой дискуссии. Затем дело разрешилось объявлением приемлемыми этих убеждений и Шейх Ибн Теймийя вернулся к себе, окруженный почтением и величием.

У Шейха Ибн Теймийи среди ученых-современников была группа завистников. Они завидовали в том, что он был уважаемым в стране, единственным кто выступал, порицая запретное и приказывая одобряемое, его любил простой народ и подчинялся ему, у него было много последователей, завидовали за его знания и действия в соответствии с ними, за его стойкость за правое дело".

Говорит имам, Хафиз, Мухаддис, выдающийся историк и библиограф Мухаммад ибн Ахмад ибн ‘Усман аз-Захаби, ученик Ибн Теймии: ”Ибн Теймийя, Шейх, Имам, Величайший Учёный, Хафиз, Критик, Факих, Муджтахид, Искуснейший Муфассир (толкователь Корана), Шейх уль-Ислам, апологет аскетизма, редчайший в своё время, …, из величайший Храбрецов и щедрец, отзывались с похвалой о нём согласные с ним и противоречащие ему, …я не видел таких как он”.


Ибн Сайид Ан-Нас, автор книги «’Уюн аль-асар» (умер в 734 году хиджры, да смилуется над ним Аллах) сказал об Ибн Теймии следующие слова:

«Я нашел его мужем, достигшим в познании доли великой,

Памятью, почти целиком охватившим хадис и преданья,

Когда толковал он Коран, то нес высоко свое знамя,

Фетвы по фикъху давая, всегда достигал своей цели,

Когда же хадиса касался, то знанье являл - путей передачи и версий знаток несомненный,

Среди толков и вер, избирал прямоту и простор своей веры, ставя знамя ее превыше стягов иных,

Блистая в науках во всех не имел себе равных.

Очи тех, кому встретиться с ним довелось, подобных ему не видали,

А очи его не видали такого как сам».

Камалюддин Ибн Аз-Замалкани Аш-Шафи’и, один из оппонентов Ибн Теймии (умер в 727 году хиджры, да смилуется над ним Аллах), сказал:

«Когда Ибн Теймии задавали вопрос из какой-либо науки, то смотрящий на него и слушающий его ответ решал, что знания Ибн Теймии ограничены исключительно этой наукой и заключал, что никто не знает так, как знает он. Знатоки фикха, представляющие иные мазхабы, общаясь с ним, получали пользу, узнавая о своих мазхабах то, чего не знали.

Неизвестно, чтобы он, дискутируя с кем-либо, прерывал дискуссию, и относительно какой бы науки он ни говорил, будь то шариатская или иная наука, всегда превосходил ее деятелей и всех имеющих к ней отношение. За последние 500 лет не было никого, кто хранил бы в своей памяти больше, чем он».

Ибн Дакъикъ Аль-‘Ид Аль-Малики Аш-Шафи’и (умер в 702 году хиджры, да смилуется над ним Аллах) сказал о нем: «Когда я встречался с Ибн Теймией, я видел перед собой человека, имеющего перед своими очами все науки, и он брал из них, что хотел, и оставлял, что хотел».


Абу Аль-Хаджджадж Аль-Музи Ад-Димашкъи, автор самой большой книги о передатчиках хадисов «Тахзиб аль-Камаль» (умер в 742 году хиджры, да смилуется над ним Аллах), сказал: «Я не видел подобного ему, и он сам не видел подобного себе. Я не встречал человека, более, чем он, сведущего в Книге Аллаха и Сунне Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и более, чем он, следующего им обоим».

Бадруддин Аль-‘Ини (ханафит), автор книги «’Умдату-ль-Къари шарху Сахихи-ль-Бухари», да смилуется над ним Аллах, сказал:

«Ибн Теймия - достойнейший, выдающийся имам, богобоязненный, чистый, набожный. Он светило таких наук, как «Хадис», «Толкование Корана», «Фикх», «Усуль Аль-Фикх», острый меч, взметнувшийся над последователями страстей и нововведений, человек, заботящийся о деле религии, из тех, кто всегда приказывает одобряемое и запрещает порицаемое, обладающий пылкостью, храбростью, смелостью против того, что страшит и пугает, много поминающий Аллаха, много постящийся, много молящийся и много поклоняющийся…» (далее автор сих строк приводит еще много похвальных слов об Ибн Теймии и долго перечисляет его достоинства).

Хафиз Аз-Захаби составил полную биографию Ибн Теймии. Ниже она представлена в кратком изложении:

«Они (семья Ибн Теймии – прим.пер.) прибыли в Дамаск в 67 году. Здесь они прослушали уроки… (далее Аз-Захаби упоминает целый ряд ученых, уроки которых они прослушали)».

«Ибн Теймия прослушал «Муснад» имама Ахмада многократно, и большие книги, и отдельные части, и занимался хадисом, и обучался письму и счету в мактабе, и выучил Коран, а затем принялся за изучение фикха. Язык он изучал у Ибн Аль-Къави, затем, усвоив науку, начал рассмотрение книги Сибауейхи, пока не постиг ее, и проявил способности в арабском синтаксисе (ан-нахв).

Он отдался целиком изучению тафсира, пока не достиг в нем первенства. Он освоил в совершенстве науку «Усулю-ль-Фикх» и другие науки, и все это в возрасте, когда он был еще подростком. Достойнейшие мужи изумлялись его поразительной смекалистости, мощи его ума, силе запоминания, скорости понимания.

Он рос в обстановке нравственной чистоты, целомудрия, набожности, поклонения, умеренности в одежде и пище. С малого возраста он посещал школы и собрания, выступая, участвуя в дискуссиях, сражая аргументами взрослых и вводя в замешательство высокопоставленные лица города. Он выносил фетвы, когда ему было 19 лет, и с этих пор приступил к собиранию и написанию трудов, посвятив себя усердной работе.

Когда умер его отец, который был одним из крупных ученых и имамов ханбалитского толка, Ибн Теймия начал преподавать вместо него, будучи юношей двадцати одного года от роду. Он стал известен и слава о нем пошла по миру. Он начал преподавать по пятницам толкование Великого Корана, делая это по памяти. Выступая перед аудиторией, он говорил без запинок и давал уроки спокойно, громозвучно, красноречиво. За одно собрание он выговаривал по две тетради, или около того».

«Он знал в совершенстве передатчиков хадисов, степень их добросовестности, то, к какому поколению передатчиков они принадлежали. Также он обладал широким познанием в категориях хадисов, знал, является ли тот или иной хадис хадисом «‘али» либо относится к хадисам «назиль» (Хадис «‘али» – это хадис, цепочка передатчиков которого состоит из малого числа передатчиков, хадисом «назиль», напротив, называется хадис, иснад которого состоит из большого числа передатчиков - прим. пер.), знал степень достоверности хадисов, выделялся тем, что хранил в памяти тексты хадисов. Никто из его современников не достиг его уровня и даже не приблизился к оному. Он был поразителен в том, что касается воспроизведения хадисов и выведения из них доводов, и достиг пределов в способности определения того, к какому сборнику хадисов (из «сунан» и «муснадов») принадлежит тот или иной хадис так, что о нем по праву говорили: «Всякий хадис, который не знает Ибн Теймия, не является хадисом». Всеобъемлющее знание принадлежит лишь одному Аллаху, однако в том, что касается хадисов, Ибн Теймия черпал из самого моря, тогда как другие имамы черпали у берегов.

В науке толкования Корана он был корифеем. Он обладал удивительной способностью приводить аяты из Корана и выдвигать их в качестве довода в том или ином вопросе. Всякий знаток Корана, видевший его, приходил в смущение. Его несомненное превосходство в толковании Корана и величие его осведомленности позволили ему выявить ошибочность и слабость многих мнений толкователей Корана и оказать поддержку тому из мнений, которое соотносится с тем, на что указывают доводы».

«Он не переставал давать уроки и преподавать науки и выносил фетвы не иначе, как своими устами, и говорил: «Я не могу скрывать знания». Его отличала неустрашимость и сила духа, и это ставило его в сложные обстоятельства, а Аллах защищал его. Он не был женат и не имел наложницу, и владел лишь немногим. Братья пеклись о его интересах, он же, как правило, не требовал от них ни обеда, ни ужина. Я не встречал на земле человека более щедрого и более независимого от динаров и дирхемов. Он даже не упоминал о них, и я не думаю, чтобы мысли о них посещали его разум. Его характеризовали благородство, доблесть, чувство товарищества и стремление к оказанию соратникам помощи. Он был нечто удивительное и необычное».

«Его научный метод отличала снисходительность к людям, учет их обстоятельств. Он никогда не называл человека кафиром прежде предъявления этому человеку довода и аргумента. Он говорил: «Это высказывание – куфр и заблуждение, произнесший же его – человек ищущий, но невежественный, до него не дошел довод, аргумент Аллаха. Возможно, он откажется от своих слов и покается перед Всевышним».

«Немало людей излечивались от падучей болезни, вызванной кознями джиннов, только лишь посредством угрозы Ибн Теймии, произнесенной им в адрес джинна. Шейхом было много сказано и сделано на этом поприще. Излечивая больных, он всегда ограничивался только чтением аятов».

«Затем они (противники - прим. пер.) придрались к нему в вопросе путешествий с целью посещения могил пророков, к его словам о том, что снаряжаться и отправляться в путь специально для посещения могилы запрещено. Эти свои слова Ибн Теймия аргументировал тем, что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Снаряжаться в путь можно только для посещения трех мечетей». В то же время Шейху-ль-Ислам признавал, что посещение могилы без специально совершенного для этой цели путешествия, является богоугодным делом. Противники принялись чернить Ибн Теймию за эти высказывания, выказывая возмущение, и группа лиц написала о том, что следует запретить ему подобное умаление достоинства пророков, и что он тем самым совершил куфр. Несколько человек вынесли фетвы, заявив, что Ибн Теймия ошибся, однако его ошибка является ошибкой муджтахида и потому простительна. Группа ученых выразила свое согласие с Ибн Теймией, и проблема достигла большего размаха. Тогда он был вновь помещен в крепость и пробыл там более двадцати месяцев».

«Дело дошло до того, что ему запретили писать и читать и не оставили у него ни тетрадей, ни чернильницы, и в таком положении он пребывал многие месяцы. Тогда он принялся читать наизусть Коран, и прочитывал его полностью за три ночи или более, и совершал ночные намазы, и поклонялся своему Господу, пока к нему не пришла очевидность (якъин)».

Кадий Кадиев, Ибн ал-Хурири сказал: «Если Ибн Таймия не был Шейх ал-Исламом, тогда кто им был?» («Хаят Шейх ал-Ислам» стр. 26)

Сказал Джалаладин Ас Суюты: «Я процитировал его биографию из рукописи ученого, уникальной личности этого времени, Шейха Камаал ад-Дин аз-Замлакани, который говорил: "Того, кто запомнил бы больше него, не видели за последнии 500 лет"». («Ал-Ашбах ва ан-Надааир ан-Нахвиях» 3/681, также смотрите «Даил Аля Табакат ал-Ханабила» 2/392).

Ал-Хафиз ал-Баззаар сказал, описывая оппонентов Ибн Таймии: «Вы не увидели бы ученого, противостоящего ему (Ибн Таймии), отговаривающего от него, полного злобы на него, кроме как того, что он был бы самым алчным из них в собирании мирских вещей, коварным из них в добывании их, самым хвастливым из них, больше всех стремящихся к репутации.. и самым изобилующим ложью на языке». («Ал-Алам ал-Улийях» стр. 82, от Ал-Баззаара).

И подобных высказываний великих учёных про шейхуль Ислама Ибн Теймию очень много. И как же странно видеть невежд, которые едва научившись читать Коран, начинают обвинять в неверии и заблуждении великих учёных Ислама. И воистину, сколь нечестен метод этих людей, приводящих "цитаты" заблуждений Ибн Теймии, на деле являющиеся перечислением заблуждений заблудших групп, перед тем, как их опровергнуть.. Эти люди вырезают места, где Ибн Теймия перечисляет подобные заблуждения, а затем говорят что это его взгляды! СубханАЛлах! Воистину, только Аллах наставляет на прямой путь!

Да и одни ученики шейх уль Ислама, ставшие великими учёными мусульман, говорят сами за его масштаб. Ведь это:

- Шейх-уль-Ислам, лекарь сердец, автор великих книг по акиде и совершенствованию души, Ибн Аль Каййим Аль Джаузи

- Хафиз, мухаддис, муфассир, автор многих выдающихся книг Ибн Роджаб Аль Ханбали,

- Хафиз, муфассир, автор знаменитого тафсира Ибн Касир Ад Димашки,

- Хафиз, историк, автор великих книг по сире и акиде шейх Аз-Захаби,

- Хафиз Ибн Абдул Хади,

- и ряд других алимов.

Аллаху Акбар. Стала ясной истин, и развеялась ложь. А вся хвала за этого принадлежит Аллаху.


Абу Айяд Ас-Саляфи, 1430 год хиджры.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница