Славныесын ы



Скачать 391.62 Kb.
страница1/3
Дата05.11.2016
Размер391.62 Kb.
  1   2   3






Л и т е р а т у р н а я

К У Б А Н Ь

№ 21 (247) 1-15 ноября 2006 г.

№ 22 (248) 16-30 ноября 2006г.



Общественно-политическая и литературно-художественная газета Краснодарского края

---------------------------------------------------------------



С Л А В Н Ы Е С Ы Н Ы

----------------------------------------------------------------


Анатолий Вершигора

Кубанские казаки

в полках черкесских
От редакции.

В ноябре 2006 года в Краснодаре состоится встреча потомков Георгиевских кавалеров, участников 1-й мировой войны. Из городов и станиц края прибудут потомки кубанских казаков. Приедут представители и других народов Северного Кавказа: абазин, дагестанцев, ингушей, балкарцев и карачаевцев, кабардинцев, осетин, черкесов, чеченцев и многих других. Большинство из них это потомки всадников и офицеров полков Кавказской Туземной конной дивизии. Так получилось, что в Краснодаре и крае очень мало литературы документальной об этом соединении, прославившегося массовым героизмом своих воинов. и боевым единением казаков и других северокавказцев в той забываемой постепенно войне. Но оказалось, что у нашего краснодарского историка-краеведа полковника в отставке Анатолия Дмитриевича Вершигоры кое-что есть. Он передал Кубанскому казачьему войску полные сведения о кубанских казаках, сражавшихся в Кавказской конной дивизии. Он не литератор, он документалист. Поэтому мы отступаем несколько от нашего литературного направления газеты, чтобы получить первичные сведения о Кавказской Туземной конной дивизии и кубанских казаках, в ней служивших. А также и о других полках из народов Северного Кавказа.







В течение всей Кавказской войны относительно мирные годы чередовались с лихолетьем. Исход для большинства западных адыгов оказался трагическим, они покинули родину и оказались в Турецкой империи. Я помню слова молодого инженера адыга из Майкопа, который в 1971 году с осуждением говорил о предводителях своих предков. «Если бы они могли предвидеть как мы теперь живем, такого бы не случилось».

В 1962-1964 годы в Кубанской области были созданы военно-народные округа в местностях где проживало адыгское, карачаевское и ногайское население. Перед командой помощника начальника Кубанской области по делам горцев полковника Генерального штаба П.Г. Дукмасова стояла задача обеспечить мирное развитие горских аулов. В штате начальников округов были врачи, в Каладже была размещена Лабинская горская школа, действовали аульные и окружные суды для разбора внутренних дел. Все больше и больше вокруг аулов осушались малярийные болота, а в домах ставились каменные печи по русскому образцу. Из начальников округов особым умением работать с горцами и настойчивостью отличались артиллерии капитан Н.Г. Петрусевич и выпускник Кубанской гимназии войсковой старшина казак А.Г. Пентюхов. Они удачно провели раскрепощение крестьян, старались умело, по мирному, решать возникающие конфликтные ситуации, при этом как можно меньше вмешиваться во внутреннюю жизнь аулов.

Торговля и совместный труд на ниве смирил былых соперников, особенно этому способствовало куначество. Кубанский профессор Малич Аутлев по этому поводу относительно недавно писал так: «Завершилась Кавказская война. Наступил мир. Народы жили мирно, но не благодаря нагайке и мечу, а вопреки им, жили благодаря «оралу», честному труду, взаимопомощи, взаимообмену хозяйственным опытом, искусством и т. д…. Все ближе сходились вчерашние противники развивалось куначество и хозяйственные связи между адыгейским и русским казачьим населением. Адыги живо перенимали у русских более совершенные орудия труда и машины, позволяющие совершенствовать земледелие, сами делились своими ценностями духовной и материальной культуры, развивалась торговля, добровольная трудовая взаимопомощь и т. д….(«Слово о правде истории», Майкоп, 1993 г., стр. 33).


1. РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОЙНА 1877-1878 гг.
Россия много потеряла в Крымскую войну, особенно болезненным был запрет иметь военный флот на Черном море. Но выводы были сделаны правильные. Из центра России на юг до Севастополя и Владикавказа были построены железные дороги, телеграфные линии протянулись ко всем административным центрам и военным объектам. Военная реформа 1874 года дала приток новых сил в армию; выросли военная и общая грамотность офицеров и урядников. повысилась выучка войск, хотя не хватало еще подготовленных офицеров. Горцы тогда не несли воинскую повинность, а выплачивали небольшой налог. Но в войсках служило немало офицеров из горцев, получивших достаточную военную подготовку. Так, Уманским кубанским полком в 1877 г. командовал кабардинец Т.А. Шипшев. В подавляющем большинстве аулов возражений против участия в военных действиях в составе Российской армии не было. В селениях, где было мало добровольцев, называемых тогда «охотниками», вопрос решался «по выбору общества», обычно определяемым жребием. Число зачисляемых на службу, а она была временной, согласовывалось с аульной общественностью, нередко кандидаты определялись заранее. Все это позволило командованию не ставить остро вопрос о привлечении кавказского коренного населения в милиционные части, как это практиковалось ранее при приближении войны. Так получилось, что прежде формирования Кубанско-горского конно-иррегулярного полка Чеченский и Кабардино-Кумыкский полки уже были в Закавказье в составе Действующего корпуса.

Кубанско-горский конно-иррегулярный полк начал формироваться только 12 (24) апреля 1877 года в день начала войны. Но уже к 6 мая все офицеры и всадники были собраны в Усть-Лабинской крепости; здесь были казармы и склад с оружием. Всадников и их лошадей осматривали специалисты, больных аульные старшины заменяли.

Командиры сотен, младшие офицеры, юнкера (старшие урядники в горских формированиях), урядники были горцы. Мало кто из них был грамотен, не очень многие говорили по-русски. Но все были прирожденными воинами, прекрасно владели конем и холодным оружием. И жаждали отличиться, проявить доблесть, добыть славу. Из аулов Майкопского уезда были составлены 1-я, 2-я, и 5-я, «Кабардинская», (аулы Кошехабль, Ходзь, Блечепсин) сотни, черкесы Екатеринодарского уезда вошли в 3-ю «Бжедугскую» сотню. В Баталпашинском отделе были собраны 4-я, «Зеленчукская» сотня, из абазин, ногайцев и черкесов, и 6-я «Карачаевская», в которой были и абазины. Таким образом, адыги или, иначе, черкесы, были в 4 сотнях полностью и более чем наполовину в 4-й сотне. Не было бы ошибки, если бы полк назвали Черкесским. Муллой полка стал Алимхан Нагоев из Джерокая, в Зеленчукской сотне был свой мулла.

Остро стоял вопрос о кандидатуре на должность командира полка. Как правило командиром становился подготовленный в военном отношении соплеменник, занимающий высокое положение и пользующийся непререкаемым авторитетом. Однако начальник Кубанской области и наказной атаман генерал-лейтенант Николай Николаевич Кармалин решил иначе. Командиром полка был назначен приказом по Кубанскому казачьему войску подполковник Алексей Гаврилович Пентюхов. Это была незаурядная личность. Он родился 17 марта 1836 г. в семье известного тогда регента певческого хора Гаврилы Пентюхова. Оставшись сиротой, воспитывался в пансионе при Екатеринодарской гимназии, которую успешно окончил. Службу начал казаком, потом за боевые отличия был повышался в чинах. Был награжден орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» и «Золотой» шашкой. Как грамотный офицер был адъютантом у генерала Ф.Н. Сумарокова-Эльстона.

Адъютантом полка (начальником штаба) стал Косякин Николай Иванович, 1848 года рождения, казак станицы Хадыженской. В офицерском чине с 1870 года, участвовал в Хивинскиом походе в 1873 году. В его обязанности входило также руководить действиями отдельных сотен в случае прорыва вражеских партий на занятую русскими войсками территорию. Третьим офицером из казаков был хорунжий Моренко Кузьма Иванович, сын урядника станицы Сергиевской. Исполнял обязанности казначея и квартирмейстера, одновременно отвечал за разведку. Особо трудной была должность казначея, учитывая, что грамотных офицеров в полку почти не было.

Вскоре по приказанию наказного атамана в Усть-Лабинскую крепость прибыли для зачисления в полк 1 штаб-трубач и 6 трубачей, 2 старших и 1 младший фельдшеры (среди них Максим Живило и Иван Конышев) и 5 писарей. Вскоре к ним добавили еще казаков «для обучения строю». Они были определены в полк на службу временно до окончания боевых действий. Офицеры носили черкески, бешметы, шаровары и папахи черного цвета, как и казаки. Погоны – также казачьего образца с вышитыми литерами «К. Г.». У всадников – черные папахи, черкески и бешметы произвольного цвета, с желтыми погонами и буквами металлическими «К Г».

Полк лично проверил генерал-лейтенант Кармалин. Всадники ему понравились, у многих был молодцеватый вид. Они ловко сидели на хороших лошадях. Кармалин решал, как поступить с полком. Настораживали сообщения о бегствах в Черноморской сотне, Кабардино-Кумыкском и Чеченском полках в Закавказье. Эти побеги в полках были трудно объяснимы, так как оба полка проявили доблесть в боях.

Хорошо знавший быт и настроения горцев подполковник Пентюхов уверял: полк – не подведет. Сложности и большие были. Позднее он писал: «Война ведется с Турцией, единоверной черкесам, и хотя между горскими жителями Кубанской области есть достаточно людей, понявших свое положение впредь подданных России, вполне преданных правительству и готовых доказать свои чувства, но нельзя сказать этого о всей массе все еще своеобразно понимающих свое положение в России…»

В полку был надежный костяк, многих офицеров и всадников он хорошо знал лично. Решено было оставить две сотни – 5-ю Кабардинскую и 6-ю Карачаевскую для охраны перевалов от возможного продвижения турецкого десанта из Сухума. По прибытии полка в Закавказье и некоторой акклиматизации в мирной еще обстановке полк выдвинулся в Ахалкалаки, бывшую турецкую крепость, центр уезда Тифлисской губернии. На полк из 4-х сотен возлагалась задача: обеспечить стабильность на 50-ти верстном участке оставленной турецкой границы от села Сульды на дороге Ахалкалаки – Ардаган до села Шиш-Тапа под Александрополем (Гимры, ранее Ленинокан). У этого селения 12 апреля 1877 года с крупным кавалерийским отрядом пересек границу полковник Яков Дмитриевич Малама, будущий наказной атаман Кубанского казачьего войска. Проводники показывали ему с высоты плоскогорья располагавшиеся в распадках турецкие, карапапахские, армянские и черкесские селения.

Русские войска ушли под Карс, а на освобожденной от войск противника земле хотя и установилась русская администрация, но оставалось много вооруженных групп и целых отрядов, которые и в мирное время не гнушались промыслом разбоя. В их числе был отряд известного предводителя Михр-Али, способного выставить 500 сабель. В его отряде были и турецкие офицеры.

Пентюхов расположил сотни вблизи пограничных кордонов, определил участки ответственности. Граница контролировалась передвижными постами, засадами а более всего конными разъездами. Местность была пересеченная и почти безлесная. В тылу вдоль дороги Ахалкалаки – Александрополь (ныне Гюмры) в небольших селах проживали русские крестьяне, члены секты духоборов, переселенные сюда в 1841 г. с реки Молочной на Украине, отсюда их второе название «молокане». Местность называлась Мокрые горы или Духоборье. Из-за холодного климата и скудности плодородных земель население в основном занималось извозом.

Уже на второй день пребывания 31 июля 1977 года была замечена вооруженная группа, направляющаяся в наше пределы. В схватке двух пленили. Были случаи и кровопролитные. Однажды урядник Тамбиев, чтобы захватить супротивную группу, применил хитрость и добился успеха, но сам был легко ранен. Граница оказалась закрытой, что было оценено местным русским и армянским населением. В одну из ночей на кордон к командиру 1-й сотни Тугузу Хакуринову прибежал с сообщением о нападении на отару овец раненный пастух. Поднятая по тревоге сотня догнала похитителей уже на турецкой стороне, была схватка с ранениями. Был схвачен предводитель отрядика, отару в несколько сот голов вернули владельцам.

В тылу охраняемого участка располагались запасные сотни и эскадроны конных полков, но они участия в охране границы не участвовали. Пентюхов же бил тревогу, понимая, что с своим малочисленными и растянутыми силами ему не справиться с крепким отрядом. Слал донесения и предупреждения своему прямому начальнику в Александрополе генералу А.Б. Мерхелевичу, встречался с командирами запасных сотен. Предчувствие его не обмануло.

В ночь на 25 августа получено было известие об угоне в тылу табуна одного из запасных эскадронов. Полковник Суринов, командир резервного эскадрона Нижегородского полка, как старший воинский начальник, приказал Пентюхову перекрыть направление к границе. Между тем Алексею Пентюхову удалось сделать большее. По его приказанию немедленно была поднята расположенная поблизости 4-я сотня штабс-ротмистра Лоова, отравленная на поиск. В другие сотни поскакали нарочные с приказом выдвигаться по сходящимся направлениям в глубь Турции. Затем со штабом и резервной командой Пентюхов отправился вслед за Лоовым. В этой Зеленчукской сотне были ногайцы Масалау Отхаганов и Магомет Али Кумуков, знавшие местность. В свое время они выселялись в Турцию, но затем возвратились на Кавказ, и их обратный путь пролегал именно по этим местам. Очень скоро они вывели сотню на возвышенное место, откуда был хороший обзор. На расстоянии 10 верст в сторону горы Агбаба на турецкой земле заметили движение людей и лошадей. Преследование начали тотчас.

Местность была каменистая, но ехали быстро. Противник, обнаружив погоню, устроил завалы и встретил сотню залпами. Лоов, используя складки местности, стал теснить противника, не давая ему возможности оторваться. Захватили двух пленных, узнали, что это отряд самого Михр-Али и что в отряде было человек 80 черкесов, зазвучала перебранка. У противника было более современное оружие, но полученные уже навыки действия сотней, а, главное, моральное превосходство были на стороне кубанских абазин и ногайцев. На звук выстрелов подоспела 1-я сотня Хакуринова, затем командир полка с штабной командой. Общими усилиями противник был выбит из укрытий и бежал, угоняя табун. Гонка продолжалась верст на 50 в глубь Турции – до глубокой темноты и полного изнеможения людей и лошадей. Удалось отбить часть табуна, но была создана возможность для действия более сильных отрядов.

Эта схватка, точнее – бой, окончательно стабилизировала положение на границе. С полным правом А. Пентюхов писал позднее, что служба на кордоне полком отбывалась на кордоне безукоризненно. «Ни одного из покушений неприятельских хищнических партий не удались, и жители пограничных сел были ограждены от проходивших прежде в этих местах разорительных набегов». А генерал Кармалин в итоговом приказе в 1878 г. отметил, что местное население встречало полк как бы настороженно, а провожало с сожалением.

Перед отправлением домой группа всадников во главе с командиром участвовали в штурме Карса. Там были: подполковник Пентюхов, поручик Асланов, прапорщик Хакуринов и еще 16 всадников.

В ноябре 1877 году полк прибыл в Армавир и был расформирован. За отличия в схватках 31 всадник был награжден Знаком отличия военного ордена и более 40 медалями с надписью «За храбрость». Многие получили чины юнкера и урядника. Пентюхов был повышен в чине до полковника, орденами были награждены Косякин и Моренко. Урядник казак Григорий Кузьминов был награжден Георгиевским крестом, а писарь Филимонов из Ярославской стал урядником.

Очень лестное письмо в отношении Пентюхова поступило в Екатеринодар от высшего командования на Кавказе. Ему было доверено в 1878 г. командовать новым составом Кубанско-горского полка, отправленного на Западную границу. По результатам смотра в Луцке высшее командование также высоко оценило деятельность Пентюхова, он был принят царем. Около трех лет он прослужил в Комитете иррегулярных войск, с 1882 по 1885 годы был атаманом Екатеринодарского отдела, позднее командовал бригадой. Всегда отлично рекомендовался, особо подчеркивалось, что он годен как для административной, так и строевой службы. Но в личной жизни ему не везло, рано овдовев, оставался холостым. Генерал-лейтенант А.Г. Пентюхов умер в Екатеринодаре в 1905 году. Но в казачьих войсках продолжали службу и воевали его племянники. Однако их след оборвался.


2. РУССКО-ЯПОНСКАЯ ВОЙНА
Немного истории. 24 января (6 февраля) 1904 года Япония разорвала дипломатические отношения с Россией. В этот же день в Корее начала высадку армия Куроки. В ночь на 27 января (9 февраля) 10 японских эсминцев напали на русскую эскадру у Порт-Артура и потопили 2 броненосца и крейсер и только 28 января была объявлена война. Русское правительство и окружение Николая II проглядели стремительный рост экономики и вооруженных сил Японии. Русское командование никак не ожидало начала военных действий на суше и ставило задачу сдерживать японцев до подхода основных сил из центра России на 7-й месяц войны. При том, что тогда только три военных эшелона в сутки могли проследовать по Забайкальской железной дороге. Из корпусов с Западных границ России никакие части на Восток не отправлялись. С началом войны в театр военных действий постепенно переправлялись резервные части из восточной Сибири и спешно готовились к отправке кубанские и терские части. Так убыли 1-й Екатеринодарский имени Чепеги полк, Кубанские 7-й, 9-й, 10-й, 11-й пластунские батальоны. Из народов Северного Кавказа на добровольных началах формировалась Кавказская конная бригада в составе 2-го Дагестанского и Терско-Кубанского конных полков. В этом полку две сотни были из Кубанской области. Кроме того Кубанским казачьим войском был сформирована обозная команда из казаков. Их было около полусотни. Обычно обозниками были солдаты из местных команд и вообще нестроевые. Но отправлять в Маньчжурию в состав Терско-Кубанского поста начальство доверило кубанцам. Некоторые из обозников участвовали в боевых действиях в составе кубанских сотне. Например Трофим Пахарь и Василий Кудинов, начинавшие службу в обозе, отличились в составе кубанских сотен Терско-Кубанского полка.

1-й Кубанской (в полку 3-й) сотней из черкесов Екатеринодарского и Майкопского отдела командовал штабс-ротмистр Шереметьев из 44-го драгунского Нижегородского полка. Младшим офицером в сотне был сотник Султан-Крым-Гирей.

2-й сотней (в полку 4-й) из Баталпашинского отдела командовал кубанский казак есаул Павел Никифорович Камянский из 2-го Полтавского полка. Младшими офицерами у него были сразу подъесаул Эльмурза Мистулов и хорунжий Виктор граф Толстой. Далее сотни будем называть по их порядковому номеру полка – 3-й и 4-й.

Екатеринодарская полусотня была собрана в Екатеринодаре 23 марта, всадники размещались на постоялых дворах на новом и старом базарах. В последующие дни провели медицинский осмотр, приняли присягу, провели смотр полусотни, 29 марта после молений православного и мусульманского сотню тепло проводил наказной атаман Я.Д. Малама и весь его штаб верхами и толпы горожан далеко за город по Ставропольской дороге. Обе полусотни соединились в ауле Хакуриновском. Там также тепло провожали Майкопскую полусотню с молебном, гулянием с национальными танцами. Окончательное формирование и обучение было в Армавире. Инспектирующий полк генерал Михайлов 27 апреля 1904 года доложил о двух кубанских сотнях: «Всадники производят впечатление молодцов, все опытные наездники, вооружены хорошими шашками, большинство их выдано Кубанским войском. Седла новые, одежда теплая». Командовать полком был назначен полковник Плаутин из лейб-гвардии Гусарского полка. Позднее из-за болезни он был заменен полковником Шуваловым.

20 мая из Армавира под звуки оркестра эшелонами № 739 и 740 Кубанские сотни Терско-Кубанского полка отправились в далекий путь. Не для всех дорога была удачной, некоторые остались в госпиталях Иркутска и других. В Харбин эшелоны прибыли 26 июня.

Одним из самых подготовленных офицеров к боям в Маньчжурии оказался офицер Терско-Кубанского полка сотник Султан Крым-Гирей. До этого он служил в 1-м Екатеринодарском имени Чепеги полку. Являясь младшим офицером 3-й Кубанской сотни он участвовал во всех без исключения боевых делах полка и выделяемых от полка разведывательно-поисковых команд. Они записаны в специально подготовленном ему Удостоверении № 1508, выданном командиром полка 9 июня 1906 г. во Владикавказе при расформировании бригады. По его отличиям в них можно проследить и боевой путь в Маньчжурии 3-й и 4-й кубанских сотен. Ниже приводится выписка из выданного ему удостоверения.


«УДОСТОВЕРЕНИЕ № 1508

Выдано от Терско-Кубанского конного полка Кавказской конной бригады сотнику того же полка Султану-Крым-Гирею в том, что означенный офицер за время службы в сем полку участвовал в составе сего в следующих делах и походах против японцев.

1904 год 14 июля рекогносцировка Пьенминского перевала в составе отряда генерал-майора Грекова;

18 и 19 июля бой у Лагоулина в составе 10-го армейского корпуса;

с 14 августа по 23 августа бой под Ляояном, по 16 августа в составе 10-го армейского корпуса, а по 23 августа в составе 17-го армейского корпуса;

с 23 сентября по 5 октября бой на реке Шахе в составе 5-го Сибирского армейского корпуса;

с 26 декабря 1904 г. по 4 января 1905 г. набег на Инкоу в составе отряда генерал-адъютанта Мищенко;

с 31-го января по 4-е февраля 1905 г. набег на Сяохе в составе отряда генерал-лейтенанта Ренненкампфа;

с 5-го по 10-е февраля в набеге полковника Гилленшмидта на Хайченский мост;

с 13 по 26 февраля бой под Мукденом в составе конного отряда генерал-майора Грекова;

с 22 по 26 марта рекогносцировка на Цинзентунь Чангафу и Цилюшу в составе конного отряда генерал-адъютанта Мищенко;

с 21 по 23 апреля рекогносцировка у деревни Пойбатунь в составе того же отряда;

с 4-го по 11-е мая 1905 г. в набеге конного отряда генерал-адъютанта Мищенко на Фокумынь ….»
Наградами ему согласно документов 1907 г. были ордена св. Анны 2-й степени с мечами, св. Анны 3-й степени с мечами и бантом и 4-й степени с надписью «За храбрость», св. Станислава 2-й степени с мечами, св. Станислава 3 степени с мечами и бантом, св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Награда орденом св. Станислава 2-й ст. подтверждается тем, что знак этот имел № 2812. Отлично проявит себя Султан Крым-Гирей и в войну 1914-1917 годов.

Из наград Камянского известны боевые ордена св. Станислава 2-й степени, св. Анны 2-й степени и св.Владимира 4-й степени.


Камянский по своей инициативе направлял рапорта в штаб Кубанского казачьего войска, они сохранились в архиве. Из его донесения от 14 сентября 1904 года в Екатеринодаре узнали о тяжелом бое сотни 18 июля. Это было у Лагоулина. Были убиты сразу и скончались от ран 8 всадников и пропал без вести Степан Бойко из Леушковской. Были ранены Иван Варламов из Убеженской, Андрей Мальченко из Уманской, Тимофей Герасименко. Они остались в строю и были награждены Георгиевскими крестами 4-й степени. За отличие в бою получил награду и вахмистр Свищев. Потом были другие бои и новые подвиги.

Кубанские казаки храбро и умело сражались в Маньчжурии, показывая пример подчиненным и обучая их военному искусству в составе разъезда, взвода и сотни. Пожалуй, самым результативным в боях был Сергей Рыбакин из станицы Махошевской, ныне в Мостовском районе.


Георгиевский кавалер Сергей Рыбакин. 33 года это возраст зрелого человека в расцвете сил. На службе был в Урупском полку 4 года. У него был отличный конь темно серой масти завода Трамова стоимостью в 150 руб. Не самый дорогой, но конь этот отлично понимал команды хозяина. В 4-й сотне урядник Рыбакин был примером как для казаков, так и черкесов и карачаевцев.

23 сентября 1904 года есаул Камянский послал в Войсковой штаб Кубанского казачьего войска свое второе донесение, а отдельно с возвращающимся после ранения казаком боевых трофеев. Это были 2 сабли, из которых одна была офицерская, 2 карабина, сумку с патронами, офицерский револьвер и трубу. Трофеи были взяты разъездом урядника Рыбакина. Рапорт этот сохранился в архиве Краснодара. Вот что писал командир сотни.

«Оружие отбито 3 сентября при уничтожении японского разъезда, состоявшего из офицера, трубача, шести рядовых, Офицер и два рядовых были убиты, три ранены. За лошадей, седла, снаряжение было выручено около полутора тысяч рублей, розданных участниками. 19-го сентября был уничтожен другой японский разъезд, из которого два всадника убито, три взято в плен. В это же день (сотня) славила своего старшего урядника Сергея Рыбакина, сразившего 4-х японцев. Высланный в разъезд урядник Рыбакин, обнаружив японский разъезд, с криком «братцы за мной, японцы» понесся на японский разъезд; японцы отстреливаясь, поскакали назад. На своем резвом коне Рыбакин, не смущаясь свистящих мимо пуль, быстро настиг японцев, двумя выстрелами из винтовки он убил первого, ближайшего, второго, не имея возможности выхватить шашку, прикладом свалил с лошади, настигнув третьего молодецким ударом шашки рубнул его по голове и тот замертво рухнул с лошади (для наглядности удара представлена фуражка), желая оставить живым четвертого, унтер-офицера, стрелявшего револьвером, Рубакин ударом шашки и напором коня, выбил японца из седла. Вскочивший на ноги японец, стреляя левой рукой, из револьвера, правой успел рубнуть, но только коня Рыбакина, но был сбит и схвачен. Рыбакина стали звать Рубакин».

Дополним, что Сергей Рыбакин был награжден Георгиевскими крестами 4-й степени № 98647, 3-й степени № 11295, отмечено представление к кресту 2-й степени. Домой он возвратился вахмистром. Очень нужно побывать в Махошевской и рассказать станичникам о их земляке, быть может его там помнят.

Вот сведения о награждении Георгиевскими крестами других казаков из Терско-Кубанского полка:

Воробьев Григорий из Тенгинской, Георгиевскй крест 4-й ст. №108953,

Воронов Михаил, вахмистр, из Афипской, крест 3-й степени № 5147,

Коваль Даниил из 4-й сотни, крест 4-й степени № 101426

Кудинов Василий из Урупской, крест 4-й степени № 101392,

Медведев Кирилл из Рязанской, кресты 4-й степени № 103211 и 3-й степени № 8274,

Пахарь Трофим из Калниболотской, 4-й степени № 117190

Свищев Павел из Воронежской награжден Георгиевскими крестами 3 ст. №6182 и 4-й №

Субботин Андрей из Упорной, 4-степени № 117191.

Это те награды, сведения о которых удалось найти в Москве. Их было значительно больше, как и подвигов, но сведений пока нет. Участникам боев в Маньчжурии из Екатеринодарского и пластунских батальонов повезло в смысле сохранении документации о наградах. Число награжденных в Екатеринодарском полку и батальонах превышает 500.

Не все вернулись домой. Например, отлично сражался Михаил Слюсарев из Севастопольской, но любимая жена его Марина не дождалась мужа.
В числе отличившихся и награжденных Георгиевскими крестами в 1877 году и в 1904-1905 годы абазин, черкесов и карачаевцев были такие, которые продолжали дело своих отцов или дядей как в 1904 г., так и в 1914 г. В 1877 году отличился Тугуз (Тугуж) Хакуринов, а в 1904 г. Хакуринов Едыч. За отличие в 1877 году Гатагу был повышен в чине, а его сын Джигит Гатагу за отличия в 1904 и 1916 годы был награждаем Георгиевскими крестами. Внуки Джигита живут в Адыгейске, работают в Краснодаре и дружат с Кубанским войском. Умар Кандауров из Блечепсина отличился в 1877 году, его племянник Мат Кандауров за отличия в 1904 и 1916 годы был награжден Георгиевскими крестами. Его помнит Руслан Кандауров, аспирант, совместно с друзьями готовящий фильм в Адыгее о своих земляках, сражавшихся совместно с казаками в те годы. Мустафа Мардов из Кувинского отличился и в 1904 году и в 1916 годы. Сын его уже Дзыба Алий Мустафович, являвшийся депутатом местного совета, по просьбе земляков писал Сталину письмо с просьбой оказать помощь их маленькому абазинскому народу в разработке письменности. Дедушку Мустафу помнит внук Дзыба Аслан Алиевич, полковник МВД и его сыновья. Тох Джанчатов и Асланмурза Егибоков отличились в 1904 году и сражались успешно на Австрийском фронте в 1916 году. Так протягивается эстафета служения России от Кубанско-горского 1877 года до Черкесского 1914-1917 годы. Отметим еще что в 4-й сотне Терско-Кубанского полка офицерами какое-то время были Мистулов и Нальгиев. Ингуш Эльберт Асланзарович Нальгиев, магометанин, терский казак, в 1910-1915 годы будет командовать 1-м Полтавским конным полком, будет Георгиевским кавалером и генералом, но из-за ран скончается в 1918 году в возрасте 55 лет. Эльмурза Асланбекович Мистулов, магометанин, уроженец станицы Черноярской Терской области. За отличие 12 декабря 1904 года у селения Бейдагоу он будет в 1907 году награжден орденом св. Георгия 4-й степени, станет генералом и казачьим командиром.

  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница