Скелы ирландского Самайна о суамахе и яблоке



Скачать 124.01 Kb.
Дата02.05.2016
Размер124.01 Kb.

Скелы ирландского Самайна




О Суамахе и яблоке


Наложен был на короля Финда, сына Росс Руада Лейнстерского, гейс королем Западного Мюнсетера Ку Рои Мак-Дайром. Должен был король придти на Самайн к Слиаб Мис, чтобы сразиться с чудовищем из долины реки. Призвал король Финд великих героев со всей Ирландии. Собрались ирландские герои в Лейнстере, в доме короля. И были среди них и Эрк, сын Кайрпре, и Ларине и Блитмик, сыны Нойса, и Суамах, сын Самгуба, и Кодал Коркихех, сын Месс Руада Мак-Дато, и Этерскел, сын Эохайда, и Адна, сына Утидира, и многие другие герои. Славно проводили они время от Лугназада до Самайна в изобильном Лейнстере, в пирах и состязаниях. И сказал король Финд сыну Ку Рои МакДайра: Пойдешь ли ты поединщиком за меня? Будут тебе от этого почет и слава. Согласился сын Ку Рои и пошел к своему отцу, дабы сразиться с чудовищем из долины реки. Но отказал ему Ку Рои, ибо не желал он гибели своему сыну. Ни с чем вернулся сын Ку Рои в Лейнстер. Тогда отправился сам король Финд в крепость Слиаб Мис. Не сказал он об этом ирландским героям, чтобы не оспорили они его право на битву. Однако проснулись войны и герои Ирландии и увидели, что нет с ними короля. И устремились они за ним, потому что хотели они сохранить его жизнь для блага Ирландии. Резво скакали кони, быстро мчались колесницы ирландских героев, но впереди всех был Этерскел, сын Эохайда, потому что был он на волшебной колеснице Боанн, и сама Боанн, его мать, правила его колесницей. Резвы кони в той колеснице, могучие, широкогрудые, неутомимые, богато украшена та колесница...

Первым достиг Этерскел крепости Ку Рои и вошел через ворота мудрости. Затем и другие ирландские герои примчались к замку. И вошли они внутрь, так, что вздрогнула крепость. Сказала Минда, жена Ку Рои Мак-Дайра королю Финду: Вижу я, пришел ты ко нам во исполнение гейса, и многие воины и герои пришли с тобой. Но нужен нам лишь один поединщик, и пусть останется он в моем доме. И выбрал король Финд Суамаха, сыны Самгуба, что прославлен среди ирландских героев. А остальные покинули крепость вместе с королем Финдом. Стала угощать Суамаха Минда, ласкова и обходительна была она. О, Суамах, - сказала она, - пришел ты сразиться с чудовищем, но не сможешь победить его, если не съешь яблоко с верхней ветки дерева, что растет в замке Ку Рои. Попроси его себе. Неправду сказала она, но поступила так, как научил ее муж.

Тут вернулся в крепость сам Ку Рои Мак-Дайр.

- Приветствую тебя, - сказал он Суамаху, - да не будет тебе отказа ни в еде, ни в питье под моим кровом.

- Славно принимают меня в твоем доме, - сказал Суамах, - но хочу я от тебя подарок - верхнее яблоко с твоей яблони.

- Не дам я тебе это яблоко, ибо не знаешь ты, о чем просишь.

- Вошел я в твой дом через ворота мудрости, а потому дай мне верхнее яблоко.

- Не дам я тебе яблоко, ибо не по чести мне будет отказаться от своего первого слова.

- В третий раз прошу я у тебя яблоко, ибо сказал ты, что не будет мне ни в чем отказа, и не повредит твоей чести, если изменишь ты свое решение.

- И в третий раз скажу, что не дам я тебе яблоко, ибо не хочу я отдавать то, что принадлежит мне.

Тогда сказал Суамах, сын Самгуба: Трижды просил я у тебя не богатства и сокровища, а всего лишь яблоко, и трижды отказал ты мне. Но и без твоего согласия заберу я это яблоко!

Продолжили они пир и беседу. И дал Ку Рои Суамаху одного из своих людей, что бы проводил его в долину реки. Поднялся Суамах из-за стола, совершил геройский прыжок лосося, и сорвал яблоко с вершины дерева. Не по нраву пришлось то людям Мак-Дайра, но не смогли они остановить героя. Вышел Суамах через ворота доблести, да так, что обрушились ворота и перекосилась крепость на одну сторону. Проводник же из людей Мак-Дайра, а был он друидом, наложил гейс на Суамаха, что бы обошел тот всю Ирландию и нашел могилы Эбера и Эремона, сыновей Миля, прежде чем придет он на битву у Слиаб Мис. Исполнил герой этот гейс и вышел на битву с чудовищем. Победил он чудовище из долины реки, а еще победил он в поединке Фланна, сына Кермайда, доблестного воина из сидов, о чем печалились сиды по всей Ирландии.



О состязании с Херном


И еще один гейс был у короля Финда, сына Росс Руада. Должен был король выйти в ночь Самайна на состязание с Херном-охотником, или же прислать поединщика. Наложил этот гейс Кернуннос, бог лесов, на празднике Лугназад в славной Эмайн Махе, куда собрались ирландцы от всех пятин. Было собрание это шумным, многоцветным, блестящим. Славно принимал гостей король Конхобар, и сам Гоибниу был кравчим на пиру. Там признали ирландцы первенство Финда, сына Росс Руада, в мудрости и в воинских состязаниях, и провозгласили его Верховным королем Ирландии. Но лишь на Самайн освятят друиды его правление, если не нарушит он своих гейсов. И одним из гейсов, данных Финду, было состязание с Херном-охотником в ночь на Самайн. Узнал о том Этерскел, сын Эохайда, и пожелал прославиться. Пошел он к матери своей Боанн и сказал ей так: Не откажусь ни от вызова, ни от поединка, но не сравнятся ирландские кони с конями, что у сидов. Дай мне, матушка, твою волшебную колесницу, чтобы мог состязаться я с Дикой Охотой за короля Финда. Но ответила Боан: Не дам я тебе колесницу, ибо лишь колесничий из сидов может управлять ею. Тогда уговорил Этерскел быть колесничим Киарана, сына Кайрпре, что из сида Бри Лейт, и получил волшебную колесницу на ночь Самайна.

На самом же деле не говорил Этерскел с королем Финдом, но решил он раньше короля прибыть к сидам и состязаться с Херном-охотником, чтоб не оспорил никто его геройский подвиг, и лишь ему досталась слава.

Проходила как-то Боанн мимо Лейнстерского дома в канун Самайна и увидела, как восходит король Финд на колесницу и направляет ее на север.

- Куда направляешь колесницу, о король? - спросила Боанн.

- Не трудно сказать, - ответил король Финд, - во исполнение гейса направляюсь я состязаться с Херном-охотником. Более привычны ирландские герои к битвам и схваткам, и на охоте чаще они преследуют дичь, чем наоборот. Потому нет со мной героев и воинов.

- Не трудно сказать, - ответила Боан, - отправится к жилищу Херна-охотника сын мой Этерскел. Молод он и желает лишь себе славы, потому и не сказал тебе об этом.

Достигли жилища Херна-охотника герои и принялись ждать ночи Самайна. Спокойно, подобно могучему дубу стоял король Финд. Ловко забавлялся с оружием Киаран, подбрасывал и ловил его. Неуловимы для глаз его движения, быстрые и точные, подобные текущей воде. Как факел в ночи пылал нетерпением молодой Этерскел.

Опустилась на землю ночь Самайна. Вышел из сида Херн-охотник.

- Вижу, пришел ты исполнить свой гейс, - сказал он Финду, - Вскоре выйдет из сида Дикая Охота. Если удастся охотникам догнать тебя, не сможешь вернуться ты более к людям, если же выиграешь - будет тебе помощь и благословение Кернунноса.

Тут загудел, застонал лес, завыли волки, залаяли псы Дикой Охоты. Выезжают из холма всадники-сиды. Красные плащи на них, красные собаки бегут впереди, тени от красных факелов мечутся, шум и грохот раздается.

Развернули коней ирландские герои. Быстро понеслась волшебная колесница, которой правил Киаран, как над землей полетела. Но ни она, ни сиды не смогли догнать королевскую колесницу. Скрылся из глаз на ней король Финд, и никто не смог преследовать ее. Так исполнил король Финд свой гейс.

О гибели Этерскела


Пустилась Дикая Охота за колесницей, которой правил Киаран. Направил он в небо волшебную колесницу. Не удержался в ней молодой Этерскел, выпал из колесницы на землю. Киаран же не заметил этого и остановил колесницу лишь у сида Бри Лейт. Встретил Этерскел Дикую охоту, как и обещал, не отказался он от поединка, и пал в нем. Многие ирландцы жалели о гибели Этерскела, а более прочих улады, его приемный отец Конхобар и мать его Боанн.

О битве у брода


Скачет над землей Дикая Охота, словно осенний ветер гонит опавшие листья, Громко воют волки, лают красные псы, охотники свистят, гром и грохот раздается...

А тем временем вышли к броду ирландские герои: и Адна, сын Утидира, и Финген, сын Лухта, и другие воины. Стали они у брода и принялись они потрясать оружием и похваляться, что не пройти сидам через брод. Встала Дикая Охота на другом берегу. И вышло также немало славных воинов из сидов. Сам Херн-Охотник со своей секирой встал впереди, опираясь одной ногой на берег, а другой - на воду. По левую руку Херна-Охотника встал Ройг Мак-Финтан, ри-кравчий из сидов. Первый раз пропел он заклятие, и ушло все пиво из кружек у ирландцев. Второй раз пропел он заклятие, и ушло все пиво из животов у ирландцев, и начали они испытывать жажду. Когда же третий раз пропел он заклятие, то стали покидать ирландцев силы и некоторые из них устремились к воде и стали пить ее. Тогда бросился Херн-Охотник и остальные сиды через брод. А Фер Кайле преодолел реку геройским прыжком лосося и напал на ирландцев сзади. Славна была эта битва, и достойно дрались с сидами ирландцы. Поверг Херн-Охотник на землю Фингена из Мюнстера, а с ним еще трижды по девять воинов, ударами своей черной секиры. Отважно сражался Адна, сын Утидира. Нанес он Ройгу Мак-Финтану геройский удар своим легендарным щитом. Ответил на это кравчий Ройг Мак-Финтан ударом своей кружки. От удара выплеснулось пиво из кружки кравчего, и треснула кружка, а щит Адны отлетел в сторону. И нанес тогда Ройг три геройских удара своей кружкой, и поверг на землю славного героя Адну. А кружка рассыпалась на мелкие кусочки. Фер Кайле же проявил чудеса воинского искусства и славными боевыми приемами оставил лежать на земле немало воинов. Отступили тогда ирландцы к священному огню Тары, оставляя воинов, поверженных мечами сидов...



Видение Фингена


Помнил Финген, что только что сошелся он в битве с воинами из сидов. Видел он ярость битвы, пламя факелов, слышал звон мечей и стоны героев.… Прошел меч сида сквозь его тело и упал он на берегу у брода. Промчалась дальше Дикая Охота и сгустилась ночь, и тишина, и туман с болот. И мнится ему, что встает он и берет свой меч, и алый плащ окутал его плечи. Не помнит он ни имени своего, ни рода, ни откуда пришел он, ни куда уйдет. Но манит, зовет его Дикая Охота своим бурным весельем. Красный призрачный конь подходит к нему, чтобы нести его без памяти, без сожаления, вслед Дикой Охоте по просторам Ирландии в ночь Самайна.

Пир в сиде Фемен


Пронеслась Дикая Охота над Ирландией, а к рассвету остановилась перед сидом Фемен. Скоро взойдет солнце, о сиды, - сказал Бодб Дерг, - и закроются холмы до следующего Самайна. А поэтому будьте гостями в моем Доме. Дивные залы и прекрасные покои в сиде Фемен, длинный стол для гостей и место хозяина богато изукрашено. Сел Бодб Дерг на свое место во главе стола, а кравчим на пиру был Гоибниу. По правую руку от хозяина сел Херн-Охотник, а по левую - сама Боанн, на почетное место усадили Ку Рои Мак-Дайра, а затем и остальные сиды расселись. Начался пир, и пили они и сладкое вино, и горькое пиво. За хозяина была поднята первая чаша, а вторая - за великую Эйрин, за зеленую Ирландию. Преобразилась Бригитта на Самайн, умерла старая Бригитта и возродилась как юнная дева. Оплакали сиды умершую Бригитту - старый год, восхвалили ее и спели песнь печали над ней. Затем восславили они новорожденную Бригитту и спели песни радости.

О споре Сигмала и Бригитты


И зашел на пиру спор между Бригиттой и Сигмалом, внуком Мидира. А было так…

Нашел как-то Сигмал, по прозвищу Красные штаны, мешок, что обронила Бригитта. Были в том мешочке и целебные травы, и пузырьки загадочные, и волшебные склянки, да не мало и других полезных вещиц, что нужны женщине. Захотел Сигмал использовать волшебные зелья, да не знал как, и потому пришлось ему отдать Бригитте мешок. Рассердилась Бригитта и попросила Амаргина, верховного брегона Ирландии, рассудить их. Наложил Амаргин на Сигмала гейс, чтобы вовек не брал он чужого добра, кроме как по прямому разрешению владельца. А иначе начнут чесаться у Сигмала руки, и нелегко ему будет избавиться от этой чесотки.

Увидела Бригитта на пиру в сиде Фемен, что пьет Сигмал из чаши Брана. И сказала ему так: Не по чести тебе, Сигмал, пить из чаши Брана, потому что нарушаешь ты свой гейс. Нетрудно сказать, - ответил Сигмал, - по чести мне пить из чаши Брана, потому что собираюсь ему вернуть чашу. И рассказал Сигмал, как попала к нему чаша. А дело было так…

Раз, после Имболка шел Сигмал по дороге и увидел Брана. Спал Бран, а рядом лежала его чаша, что размером была как котел. Праздновали сиды на Имболк рождение Брана, сына Мананнана и Бригитты, покровителя поэтов и пивоваров. В каждом сиде наливали Брану веселящих напитков в его чашу, и был у Брана гейс допивать чашу до дна. Потому, когда закончился праздник, вышел Бран на западный берег Ирландии и уснул, ожидая лодку, что отвезет его на Авалон. Помог Сигмал положить Брана в лодку, а чашу забрал себе, чтобы отдать ее Брану на следующий Имболк, когда вновь вернется тот в Ирландию. И было это до того, как Бригитта наложила на Сигмала гейс.

Начали спорить Бригитта и Сигмал, по чести ли Сигмалу владеть чашей Брана. И столь шумно они спорили, что припомнился сидам спор двух свинопасов, и возрадовались они, ожидая новой битвы среди людей. И сказал Бодб Дерг: Следует нам пойти к верховному королю Финду, чтобы разрешить ваш спор. Всех превосходит он мудростью, кроме лишь Мананнана и Амаргина, и он – опора правды. Не нарушал он гейсов, и нет никого славнее и доблестнее в Ирландии. Согласились с этим сиды, и пошли к королю Финду.

Принял король Финд их в Лейнстерском доме, потому что не было еще готово жилище в Миде. Приветствовал он их и повел в пиршественный зал. Впорхнул в эту же залу соловей, и вдруг запел человеческим голосом. Замерли сиды, слушая чудесный напев, но грозны и беспощадны были его слова, обращенные к Бодб Дергу. Жалобы и проклятия смешались в той песне, и содрогнулось бы сердце каждого, кто услышал ее. Была же это дочь короля Финда, прекрасная Суитхерн, пролившая кровь в бруйдене, и за это обращенная в соловья. История эта такова…



О Бодб Дерге и прекрасной Суитхерн


Была у короля Финда дочь – прекрасная Суитхерн. Сватались к ней многие доблестные герои из людей и сидов. Но всем отказала она, потому что любила Бодб Дерга, короля сидов из холма Фемен. Не желал Бодб Дерг этой девушки и не хотел видеть ее. Обратилась Суитхерн с мольбой к Бадб, одной из богинь войны. И обещала помочь ей Бадб. Прилетела вороной Бадб в сид Фемен, каркнула три раза, и почуствовал Бодб Дерг немощь во всем теле. Зачем насылаешь ты на меня болезнь, о Бадб?, – воскликнул он, - Не делал я тебе ничего дурного. Отвечала ворона: Не будет тебе ущерба, если пойдешь в гостевой дом Да Дерга и встретишься там с девушкой, что любит тебя. Тут же отступит твоя болезнь.

Пошел Бодб Дерг к гостевому дому, проклиная Бадб и девушку, и когда дошел, то был он изрядно зол. Встретил он в бруйдене прекрасную Суитхерн, и просила его девушка говорить с ней наедине. Отвел их хозяин бруйдена - Да Дерга - в отдельные покои и оставил там.

- Люблю я тебя, - сказала девушка Бодб Дергу, - И хочу, чтобы взял ты меня в свой дом.

- Не возьму я тебя, девушка, - отвечал Бодб Дерг, - ибо зло причинила ты наслав на меня болезнь.

А не было никого, кто принес бы им напитки, потому что запретил Да Дерга своим людям беспокоить их. Не беда, – сказала Бадб, - сама принесу я им напитки. И поднесла им вино. Выпила девушка то вино, забыв, что вино Бадб – это кровь.


  • Выпила ты моего вина, о девушка, и теперь должна принести мне жертву.

  • Выпила я твоего вина, о Бадб, в этом доме, и потому принесу я жертву в этом доме.

  • Запрещаю я принести мне жертву из людей этого дома, но принеси мне жертву в том доме, где будет свадьба.

Говорила Бадб о сиде Бруг на Бойне, где собиралась быть свадьба. Но не знала об этом девушка, и решила, что речь идет о ее свадьбе. Ужаснулась она, представив, что придется ей убить кого-то из родичей. Схватила она меч и пронзила им Бодб Дерга, потому что был он здесь единственным, кто не из людей бруйдена. Сама же села рядом и стала горько плакать. Сбежались люди на ее плач. И тогда призналась она в своем деянии, взяла тот же меч, и пронзила свое тело, потому что любила Бодб Дерга больше жизни. Восплакали люди и сиды о смерти Бодб Дерга и прекрасной Суитхерн. Три дня и три ночи продолжался их плач. Потом построили они большую лодку, положили их тела рядом, и пустили лодку по волнам. Не знала лодка, куда плыть, в Дом Донна или на Авалон, и потому остановилась посередине. Заспорили Ллир, владыка Авалона, и Донн о том, к чьему берегу пристать лодке. Но повелел Ллир морским волнам, и пригнали волны лодку к берегу Авалона. Произошло это и потому, что была в Суитхерн кровь сидов по ее матери. Поднес Ллир Бодб Дергу нектар бессмертия, ибо неведома сидам смерть, а лишь сон – подобие ее, и восстал Бодб Дерг. Оживил Ллир также и девушку. Рассказали они о том, что было сделано. Разрешил Ллир вернуться в Ирландию Бодб Дергу, ибо многие сиды просили за него. Потом взглянул он на девушку и сказал: Прекрасна ты обликом, но не прекрасны деяния твои. Сладко поешь ты, девушка, и отныне быть тебе соловьем. Лети же в дом Да Дерга и услаждай там его слух во искупление ущерба, который ты нанесла ему, дважды пролив кровь в его доме.

  • Справедливо твое решение, - сказал Бодб Дерг, - но пусть и мне поет эта девушка, поскольку причинила она мне зло.

  • Плохо будет встречаться вам, – сказал Ллир, - но пусть споет она один раз в твоем доме на твоей свадьбе.

И отправились они в Ирландию. Пела девушка-соловей в доме Да Дерга, но пожалел ее Да Дерга и отпустил в дом ее отца. На Самайн же увидела девушка-соловей Бодб Дерга в доме своего отца. Гневом наполнилось ее сердце, и запела она злую песнь против Бодб Дерга. Как камни падали слова той песни, словно колючий терновник сплетались они. Заклинала девушка Бодб Дерга, чтобы стал он птицей-филином, чтобы не было ей так одиноко, потому что продолжала любить его. Но остановила Боанн злые слова и рассеялось колдовство песни.

Тогда попросила девушка суда у Боанн, потому что желала она Бодб Дерга. Но ответил тот: Три подарка принесла ты мне – болезнь, смерть и песнь поношения. И потому никогда не обратится к тебе мое сердце. И сказала Боанн, что это справедливо. Здесь заканчивается история о любви прекрасной Суитхерн.



Пир в Лейнстерском доме


Пришли сиды к королю Финду, чтобы рассудил он спор Бригитты и Сигмала, внука Мидира. Достойно принял он их. Посадил он по правую руку от себя Бодб Дерга, короля сидов Ирландии, а по левую – Бригитту. На почетные места сели и Ку Рои Мак-Дайр, и Боанн, и Херн-охотник. И каждый из сидов занял свое место. А кравчим на пиру был Ройг Мак-Финтан. И рассудил король Финд так, что должен Сигмал вернуть чашу Брану, до той же поры не должен он брать ее в руки, чтобы не нарушить гейс. Но пусть кто-либо другой вынимает чашу из мешка перед пиром, подносит ее Сигмалу на пиру, и кладет обратно в мешок после пира. И согласились сиды с его решением.

Затем продолжился пир, и много чаш было поднято за мудрость короля Финда, за доблесть воинов, за красоту жен, и за процветание Ирландии!

Все!

Действующие лица:

Король Финд – Петр Фарин

Бодб Дерг – Вадим Герцог

Ку Рои Мак-Дайр – Александр Яцуренко

Херн-охотник (Кернуннос) – Михаил Одинокий волк

Бригитта – Алена и Маша

Бадб – Морковка

Боанн – Ксения Крапивница

Гоибниу – Алексей Мак-Дуфф

Бран – Терес

Фер Кайле – Берегонд

Да Дерга - Шварц

Амаргин – Александр Волк Квадратный


Суитхерн, дочь Финда – Милена Тыренко

Суамах, сын Самгуба – Руслан Тыква

Этерскел, сын Эохайда – Сергей Танк

Киаран, сын Кайрпре – Хьервинд

Адна, сын Утидира – Тимофей Тролль

Ройг Мак-Финтан – Юлий Странник

Финген, сын Лухта – Александр Куссуль

Сигмал, внук Мидира – Гилмор

Минда, жена Ку Рои - Аля
Что видела, что слышала, то и записала. Извините, если кого не вспомнила, но как песнь пропета, такой она и будет.

Ксения Крапивница, она же Боанн



10-12 мая 2004, «Ирландия»


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница