Сказка о золотом ключике



страница1/17
Дата27.10.2016
Размер2.47 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Татьяна Юдовина-Гальперина
«За роялем без слёз, или я – детский педагог»

Издательство "Союз художников" (Санкт-Петербург) 2002 г.


Татьяна Юдовина-Гальперина известна в России и за рубежом.
Автор уникальной методики музыкального развития детей двух-трёхлетнего возраста.
До 1990 года - ведущий методист города Санкт-Петербурга.
В настоящее время продолжает творческую деятельность в Иерусалиме.

ОГЛАВЛЕНИЕ


ПРЕДИСЛОВИЕ

ДЕТСКИЙ ПЕДАГОГ

РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРЕИМУЩЕСТВЕ РАННЕГО ОБУЧЕНИЯ

ТРАДИЦИОННЫЕ ФОРМЫ ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ЭКЗАМЕНОВ

ПЕДАГОГ - МУЗЫКОТЕРАПЕВТ

МУЗЫКА И ЗДОРОВЬЕ

Проблемные дети

Дети-левши

Речевые расстройства

ПЕДАГОГ. РЕБЕНОК. РОДИТЕЛИ

Что такое лень?

Как организовать свое время

Проблемные родители

ВИЖУ. СЛЫШУ. ОСЯЗАЮ

ДВИЖЕНИЕ. ГИМНАСТИКА. ДЫХАНИЕ

Движение


Гимнастика

Дыхание


ИСТОКИ И ПРИЧИНЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ
МИР МУЗЫКИ В ОБРАЗАХ

НОТНАЯ ГРАМОТА

Ключи

Динамические оттенки



Ноты

Клавиатура

Первые аппликатурные навыки

Визуальный ряд

Длительности нот

Паузы


Ритмо-стиховое воспитание

Размер, тактовая черта и затакт

Знаки альтерации

Звукоряд


Штрихи

Когда нотная грамота освоена

Теория музыки в образах …

Интервалы

Трезвучия

Три основные функции лада


МИР МУЗЫКИ В ЗВУКАХ

МАЛЫШ ЗА РОЯЛЕМ

Знакомство с фортепиано…

Новое прикосновение к звуку

Работа над звуком

Сказка о золотом ключике

Организация пианистического аппарата

Стаккато. Нонлегато. Портаменто

Легато

Гаммы


Несколько слов о тайне двигательной одаренности

ПРАКТИЧЕСКАЯ ГАРМОНИЯ

Начинаем строить аккорды

Ознакомление с тональностями

Переход к игре аккорда одной рукой

Знакомство со ступенями натурального звукоряда ...

Модуляции

ЧТЕНИЕ С ЛИСТА

Сольфеджирование

Зрительный охват нотного текста

Эскизно-ансамблевая игра

Сочинительство

Самостоятельная эскизная игра

О некоторых проблемах ...

О РЕПЕРТУАРЕ

Поиск репертуара

Завышенный репертуар

Бедный репертуар

Разнообразие

Детская музыкальная Литература

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ЭПИЛОГ


Литература

ПРЕДИСЛОВИЕ


Педагогика — это гипертрофированное материнство.

В. Горностаева


Эта книга написана ради осуществления моей самой заветной мечты: чтобы всех детей, независимо от их способностей, обучали музыке с самого юного возраста. Я адресую книгу моим молодым коллегам. Верится, что они разделят со мной понимание важности и необходимости всеобщего раннего музыкального обучения.

Мы, педагоги, можем облегчить детям сложный путь в мир музыки. Как хочется, чтобы воспоминания о музыкальном детстве доставляли людям радость, а не досаду, чтобы родители, желая дать детям музыкальное образование, не обрекали их на ненужные мучения. Меня поймут все, кто помнит свои детские переживания, связанные с тяжким опытом обучения музыке. За каждым таким случаем - а их сотни и сотни тысяч - стоит прежде всего ошибка взрослого, и все эти бесчисленные ошибки ничем не оправданы.

Трудно, а иногда просто невозможно описать в деталях живой педагогический процесс, рассказать о всех его тонкостях, нюансах, оттенках. Поэтому естественно, что книга, которую вы держите в руках, получилась достаточно фрагментарной, она не может претендовать на полное, обобщенное и систематизированное изложение всех воп­росов, встающих перед детской педагогикой. Тем более, что это и не было моей задачей: я не теоретик, а педагог-прак­тик.

По собственному опыту знаю, как непросто, особенно в начале педагогического пути, читать строгие научные тру­ды, в которых содержится огромное количество сведений, в принципе нужных педагогу. Однако для начинающих учителей, не имеющих практики, теоретические сведения, изложенные в фундаментальных монографиях, часто ка­жутся отвлеченными и мало применимыми в работе. По­этому, хотя я и ссылаюсь на данные физиологии, анатомии, психологии, стараюсь приводить их только для того, чтобы обосновать логичность и естественность тех или иных пе­дагогических приемов. Мне кажется, любой ищущий, твор­чески нацеленный педагог сможет познакомиться с инте­ресующими его деталями самостоятельно, используя спе­циальную литературу.

Эта книга — итог моего тридцатилетнего педагоги­ческого опыта, находок и ошибок, удач и заблуждений. Когда восемнадцать, лет назад мне впервые предложили провести открытый урок, я очень волновалась, считая, что еще рано показывать свою работу коллегам. Каково же было мое изумление, когда я увидела их огромную заинте­ресованность. С тех пор проведено более двухсот откры­тых и показательных уроков, и каждый раз реакция пуб­лики — десятки вопросов, искренний интерес, желание подробнее познакомиться с новыми педагогическими при­емами — была для меня откровением.

«Никакое правило или совет, данные одному, не могут подойти никому другому, если эти правила и советы не пройдут сквозь сито его собственного ума и не подверг­нутся при этом таким изменениям, которые сделают их пригодными для данного случая». Это слова гениального пианиста XX века И. Гофмана.

Я вовсе не намерена настаивать на каком-либо опре­деленном направлении в начальном обучении детей музыке - лишь пытаюсь воплотить в этой книге свой искрений порыв: поделиться опытом, дать еще один «открытый урок», но уже для очень большой аудитории, читательской...

Вспоминается начало собственного пути в педагогику. Семнадцатилетней девочкой, волнуясь и робея, я пе­решагнула порог класса, в котором все дети уже играли. Однако у многих из них существовали проблемы, а иные зашли в тупик из-за традиционного подхода к их обучению. Вспоминаю то время, свои ошибки, волнения, метания в гуще обступивших меня вопросов и то, как работа­ла «наощупь», интуитивно, почти подсознательно... Мне нужно было вернуть своих учеников в музыку - но в том, первом, классе это удалось далеко не со всеми. Более того — и по сей день краснею, вспоминая свои неудачи. Это была тяжелая школа. Не удивительно, что иногда просто хочется забыть обо всем. Однако делать этого не следует. Если бы каждый из нас, педагогов, прошедших долгий творческий путь и не забывших сложных, часто критических ситуаций, которые пришлось преодолевать, мог найти силы и время, чтобы поделиться опытом с молодыми коллегами, мы тем самым принесли бы немало пользы.

Остается лишь сожалеть, что педагогические системы многих выдающихся педагогов, их богатейший опыт, их творческие открытия так и остаются неосвещенными. Не публикуют книг о своих методах ни замечательный изра­ильский педагог Л. Иоффе, ни мой учитель И. В. Шамаева… Их деятельность, их творческий опыт могли бы стать бесценным достоянием новых поколений музыкантов.
Все, что вы найдете в этой книге - установки, методические разработки, приемы - все это можно принимать или отвергать.

Существуют различные педагогические направления и школы. Какая из них предпочтительней - сказать, видимо, нельзя: о школах, о приемах, о методах ведется мно­жество дискуссий. Лично мне близки та школа, то направ­ление, для которых главная задача - помочь любому ребенку, независимо от его природных данных, выразить себя в музыке, ощутить радость творчества, разбудить в нем фантазию, интерес и любознательность.

Когда книга была уже почти завершена, меня вновь и вновь одолевали сомнения: нужна ли она, стоит ли ее из­давать? Но все сомнения рассеивались, когда я вспомина­ла просьбы многих родителей:

- Если Вы не возьмете моего трехлетнего малыша в класс, то еще два года он останется без музыки - до пяти лет его никто не станет учить...

- Моего ребенка не приняли в музыкальную школу по причине отсутствия музыкальной одаренности...

- Моего сына исключили из музыкальной школы из-за профессионального заболевания рук...

- Я не могу найти педагога - все отказываются, потому что у моей девочки есть некоторые психологические проблемы...

Было непонятно: почему в таком всемирно известном культурном центре, как Санкт-Петербург, так трудно най­ти педагога, который мог бы заниматься с трехлетними деть­ми? Почему лишь несколько человек лечат профессиональ­ные заболевания пианистов? Почему никто не хочет рабо­тать с «проблемными» детьми? Эти грустные размышления и подтолкнули меня на издание книги в надежде найти единомышленников и хоть в какой-то мере снять остроту всех этих бесконечных вопросов.

Конечно, то, о чем я пишу, - не только мои находки. Что-то уже известно и испробовано, описано в специаль­ных изданиях, что-то мне подсказали коллеги. Многое одновременно и независимо от меня находили другие. Например, я придумала более двадцати пяти лет назад «скамейку-педаль». А через некоторое время в нотном пособии А. Д. Артоболевской увидела точно такую же «ска­мейку»...

Мне не раз приходилось убеждаться в правоте слов Ромена Роллана: «Мы хорошо знаем, что все человеческие идеи вращаются в ограниченном кругу, то появляясь, то исчезая, но не переставая существовать. И как раз те, кото­рые кажутся нами новыми, зачастую оказываются самыми старыми: дело лишь в том, что мир их давно не видел». В любом случае, если люди в своем поиске приходят к сход­ным решениям, это может быть подтверждением того, что они на правильном пути.

Несколько слов о структуре книги. Она начинается с главы о том, каким, на мой взгляд, должен быть детский педагог. Труд педагога - это нескончаемые новые ощу­щения и переживания, он требует огромных затрат душев­ных сил и энергии. Эта работа не прекращается ни на минуту, продолжаясь всегда и везде. Новые ощущения - это радость, но она не дарит покоя. Любое, даже самое малое, открытие, находка требует многократных проверок, подтверждений и - новых поисков. Отдельная глава в книге посвящена размышлениям о преимуществах ранне­го обучения музыке. «Само собой разумеющиеся» возрас­тные рамки, принимаемые сегодня многими за незыбле­мый эталон, необходимо сдвинуть, чтобы обучение музыке начиналось в возрасте «от трех до пяти». Этого достаточ­но, чтобы облегчить процесс обучения и достичь качествен­но новых результатов.

Сложный вопрос, непосредственно связанный с про­блемой всеобщего музыкального образования, - опреде­ление и выявление музыкальных способностей. Об этом - отдельная глава.

В книге, посвященной детской музыкальной педагоги­ке, обязательно должно найтись место для разговора о развитии слуха. «Вижу. Слышу. Осязаю» - глава, в ко­торой рассказано о детской сенсорике. Результаты много­летней работы с детьми убедили меня в том, что при пра­вильном комплексном и целенаправленном педагогичес­ком воздействии слух практически любого ребенка можно развить до уровня так называемого «пассивного» абсо­лютного слуха.

Учителю музыки, как и любому другому педагогу, нуж­но хорошо понимать, как хрупок детский организм, как важно заботиться о том, чтобы не нанести ущерб здоровью и гармоничному развитию ученика.

В разделе «Музыка и здоровье» на основе практичес­ких выводов о благотворном влиянии музыки на физичес­кое, интеллектуальное и духовное развитие ребенка я по­пыталась рассказать о своем опыте работы с проблемными детьми.

Анализ возникающих у учеников психологических проблем привел к необходимости написать не только о проблемных детях, но и о проблемных родителях.

Одной из самых серьезных проблем у пианистов яв­ляются профессиональные заболевания. Мое глубокое убеждение: их истоки следует искать в неправильных ме­тодах первоначального обучения. Отдельная глава книги посвящена профилактике профессиональных заболеваний.

За этой главой следует глава «Движение. Гимнастика. Дыхание», в которой я привожу несколько комплексов гим­настических упражнений для развития опорно-двигатель­ного аппарата и нормализации дыхания юного пианиста.

Две самых больших главы книги - «Мир музыки в образах» и «Мир музыки в звуках» - это, собственно, описание методов работы с трехлетними детьми в доигровой и игровой период. В них читатель может найти основ­ные приемы, которые позволяют в игровой форме зало­жить основы пианистической школы у детей трехлетнего возраста.

Вместо заключения вы прочтете выдержки из писем моих учеников и их родителей.

Перед тем как вы начнете читать книгу, хотелось бы сказать несколько слов о моих учениках.

Никогда я не отбирала талантливых - в моем клас­се учились, как правило, разные дети. Более того, часто моими учениками становились ребята с нарушениями опорно-двигательного аппарата и даже «лишенные му­зыкальных данных».

Я не воспитала яркой плеяды известных пианистов. Но это никогда и не было моей задачей: вопреки господствовавшим установкам для меня было гораздо важнее учить ребенка музыке независимо от его природных данных.

Если в моем классе оказывался одаренный ученик, я направляла его к лучшим педагогам города, которые целе­направленно работали именно с такими детьми.

Если появлялись сомнения в особой одаренности уче­ника, я не поддерживала его решения стать музыкантом, так как очень хорошо понимала, сколько страданий и мук выпадет на его долю...

Если в моих учениках проявлялась любовь к детям, стремление к педагогической работе — я советовала им выбрать этот путь. И некоторые из них стали преподава­телями музыки.

Многие мои ученики приобрели другие профессии - стали врачами, учеными, учителями...

Но главное - из них выросли хорошие люди, пони­мающие и любящие музыку.

Никогда не думала, что напишу книгу. Этому препят­ствовали достаточно напряженная практическая деятель­ность, а также неуверенность в своих литературных спо­собностях. Однако жизнь сложилась так, что на какое-то время я оказалась оторванной от привычной среды, от любимой работы. Но если человек всю свою душу отдал любимому делу и вдруг оказался оторван от него - мо­жет ли его душа вдруг замереть, может ли он обрести себя в чем-то ином? Признаюсь - ничего другого я не нашла, да и не искала. В поисках выхода из вынужденного оди­ночества началась работа над этой книгой. Заканчивала я ее, окруженная новыми учениками, погруженная в новые размышления о проблемах детской музыкальной педа­гогики.

ДЕТСКИЙ ПЕДАГОГ


Начало - дело такой огромной важности, что тут хорошо только самое лучшее.

И. Гофман

Педагогом, тем более детским, может стать далеко не каждый. Для этого мало быть искусным мастером, прекрасным пианистом. Педагогический талант не всегда сопутствует таланту исполнительскому. Надеюсь, мои размышления заставят задуматься многих музыкантов-педагогов.

Однажды бывший ученик известного русского пианиста Ф. М. Блуменфельда обратился к своему педагогу за советом, как и с чего начинать обучение маленьких детей. Ф. М. Блуменфельд честно признался: «Я не брал детей, поэтому не могу дать конкретного ответа».

Многие выдающиеся музыканты и педагоги обращали внимание на различия, на дифференцированность возрастных педагогических ступеней при обучении музыке. Каждая ступень обучения требует особых методов, особых приемов, особых подходов.

И. Гофман говорил: «...можно взять какого-нибудь исключительного учителя с отличной репутацией, который будет превосходным преподавателем для продвинутого ученика, но может оказаться неспособным заложить доброкачественный фундамент у начинающего». Отзвук детских впечатлений, связанный с миром музыкальных звуков, неотъемлем от образа педагога. От того, кто будет первым учителем, зависит музыкальная судьба ребенка. Впечатления музыкального детства сохранятся в памяти навсегда.

Ошибки педагога, дефекты преподавания, особенно на раннем, первоначальном этапе обучения музыке, могут нанести (и наносят!) непоправимый ущерб ученику.

Обучение игре на фортепиано - протяженный во времени, многогранный и очень сложный процесс, требующий многих усилий. Результаты его проявляются далеко не

сразу.

Трудно перечислить все качества, необходимые педагогу в его нелегком труде. Остановимся лишь на тех, которые, по моему мнению, оказываются решающими в работе с маленькими детьми.



Детский педагог должен обладать целым комплексом различных дарований, он должен многое знать и многое уметь. Однако самое главное, что требуется от него, это безграничная любовь к детям. Композитор Гретри по этому поводу писал: «Без дара снискать любовь ученика все остальные таланты педагога окажутся бесполезными». Лишь когда ученик «заражается» настоящей и безграничной любовью к своему педагогу, можно надеяться на успех в творчестве.

Детский педагог обязательно должен быть добрым человеком. Всякое насилие, крик, жесткость с его стороны внушают ребенку иррациональный ужас, калечат психику, тормозят развитие личности, притупляют ум и волю. Жесткий педагог может лишь убить любовь к музыке - зародить эту любовь он не может. Если педагог в несдержанной форме высказывает свое мнение о способностях ученика или дает отрицательную оценку его природным данным, это может привести к психологическому срыву ребенка. Он не только потеряет самоуважение и веру в свои силы, зачастую при этом дети вообще отказываются от занятий, не желают ни играть, ни слушать музыку, особенно классическую, которая долгое время или даже всю жизнь будет ассоциироваться с тяжелыми душевными переживаниями.


Работа с детьми может быть успешной только тогда, когда педагог опирается на глубокое знание детской психологии, понимает особенности детского возраста. Внимание к душевному состоянию ребенка - непременное условие работы с детьми! Отсутствие такого внимания, «психологическая запущенность» ученика могут трансформироваться у него в пассивность и даже агрессивность.

Психологически неблагополучные дети нередко грубы, вспыльчивы, раздражительны, плаксивы, у них возможны частые срывы. У таких детей снижается или даже пропадает работоспособность, ребенок становится несамостоятельным, его восприятие - инфантильным. Причины психологических проблем могут быть самыми разными: семейные неурядицы, физические недостатки, неприятные переживания и пр.

Нельзя начинать урок, если не создана атмосфера душевного комфорта. Это важно не только для ученика, но и для учителя, который чувствует себя настоящим психотерапевтом, освобождая ребенка от отрицательных эмоций, облегчая возникшие у него проблемы.

Каждый ребенок, который входит в ваш класс, - это уникальный мир, единственное в своем роде сочетание особенностей личности, характера, темперамента. Каждый получил от своих родителей неповторимую комбинацию наследственных задатков (генов) и индивидуальное воспитание. Бесконечное разнообразие человеческих типов - это бесценный дар, которым одарила нас природа. Именно это разнообразие делает работу педагога неизбывно творческой, не укладывающейся ни в какие заданные схемы, рамки, границы.

Я не ставила задачу систематизировать и обобщать характерологические особенности детей, с которыми довелось работать, но уверена: нужно искать и находить в ребенке то особое, то уникальное, что отличает его от другого. Это позволяет каждый раз применять в процессе обучения те или иные приемы в расчете именно на данного ребенка.

Чтобы помочь ребенку, нужно уметь определить его настроение, уловить душевное состояние, успокоить легко возбудимого, поднять эмоциональный настрой инертного, раскрепостить «зажатого», «собрать» распустеху. Очень важно найти правильную тональность общения - с одним можно разговаривать лишь тихо и ласково, с другим необходимо использовать все богатство эмоционально окрашенной речи. Некоторые дети лучше всего реагируют на сдержанность, «дистанционность» (это придает им значительность в собственных глазах).

Но в любом случае одно из основных требований к педагогу - безмерное чувство такта и абсолютное уважение к ученику.
Работа с детьми - это всегда в значительной степени импровизация (что не отменяет подготовку и продумывание каждого конкретного урока с каждым учеником). Импровизационная форма занятий требует от учителя эмоциональной гибкости, артистичности, интуиции. Каждый ученик - это особый мир. Каждое новое соприкосновение с ребенком не похоже на предыдущее. Приходится искать особые подходы, приемы, методы обучения прежде всего потому, что у детей разные темпераменты, характеры, способности.

Педагогика - всегда поиск и творчество. Чувствуя особенности ученика - его характер и привычки, свойства нервной системы, темперамент, склад психики, педагог может подобрать разные формы педагогического воздействия. Разумеется, в любом случае дети нуждаются в поощрении, тем более во время музыкальных занятий.

Детский педагог достигнет больших успехов, если облечет свои уроки в игровую форму. Он должен пребывать в творческом состоянии духа, потому что каждый урок — это маленький спектакль, это мини-театр! Всегда должен быть в запасе большой выбор игр, они придают уроку динамику. Весь учебный материал, данный в игровой форме, легче воспринимается, увлекает, рождает игровой азарт, желание самому сделать что-то, запомнить, повторить - то есть научиться.

Переключение внимания ребенка с одной игры на другую - непременный момент в занятиях. Дети не способны долго сосредоточиваться на одной задаче, на одном предмете.

Безусловно, нам очень нужны умные музыкальные игрушки. Однажды я присутствовала на открытом уроке, который проводили с больными детьми в одной из израильских школ. Когда педагог открыл комнату с музыкальными игрушками, я потеряла дар речи. Чего здесь только не было! Мгновенно в моей голове стали складываться замыслы новых игр. Каждая музыкальная игрушка имела смысл!
Во время урока опытный педагог, учитывая индивидуальные особенности ученика, правильно дозирует нагрузки. Не следует торопить педагогический процесс. В каждом конкретном случае надо учитывать выносливость ребенка. Нет никакой необходимости всегда и обязательно строго придерживаться заранее продуманного плана занятия — импровизация, реакция на конкретную ситуацию, на сегодняшнее состояние малыша, его настроение могут оказаться гораздо более действенными. Особенно это важно в работе с детьми младшего возраста.
Педагог не навязывает ребенку своих ощущений - он творит вместе с ним, помогает избавиться от комплексов, обрести свободу. И уж ни в коей мере не должен вызывать новые комплексы. Он стремится раскрепостить ребенка, не позволяет его душе лениться. Из моря фантазий малышей можно извлечь бесчисленное множество нужных образов, помогающих проникать в тайны музыки.

В нас всегда должен присутствовать педагогический оптимизм. Что бы ни происходило в личной жизни педагога, он обязан входить в класс с доброжелательной улыбкой. Дети очень внимательно следят за нами, обращая внимание на внешний вид, улавливая малейшие нюансы нашего настроения, голоса.

Педагог способен заразить ученика творческой энергией настолько, что все существо ребенка будет выражать стремление к сотворчеству, к предельному самовыражению.

На уроке я пытаюсь проникнуть в состояние ребенка и как бы взять на себя его отрицательные эмоции. Стараюсь сидеть ближе к ученику, ощущать биение его сердца. Недаром я почти всегда заранее чувствую, предугадываю надвигающиеся заболевания ребенка...

Наше общее проникновение в музыку, совместные поиски новых звучаний — разве это можно описать словами? Когда мы вместе за роялем - мы самые счастливые люди на свете! Выдумывать новое - новые истории, новых героев, новые сказки - это так увлекательно!

Современная экстрасенсорика выявила у человека своеобразные энергетические поля. Благодаря этим полям можно чувствовать состояние другого человека. Иногда мне кажется, что моя творческая энергия почти физически «переливается» в учеников. Я перестала надевать на уроки одежду из синтетики, потому что синтетика мешает этому «энергообмену». По той же причине во время работы я не делаю перерывов на обед, практически не ем ничего в течение всего рабочего дня, чтобы не потерять творческий тонус, сохранить творческую энергию.

Но и наши ученики влияют на нас! Помню, как иногда я приходила на урок совершенно больная, с высокой температурой, стояла вдалеке от учеников с марлевой повязкой на лице и - выздоравливала во время урока! Наши болезни могут быть побеждены внутренним настроем, душевным подъемом. За долгие годы работы с детьми улучшился мой характер, и даже внешность меняется в лучшую сторону.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница