Сигачёв александрович языческий народный театр. Театральное искусство Древней Руси. Вместо предисловия



страница6/8
Дата12.11.2016
Размер0.97 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
К а л о к и р.  (слегка захмелевшим голосом) Руссы – богатыри, их не берёт хмель. Я всегда, князь, любуюсь на тебя и твоих молодцов-дружинников.
С в я т о с л а в. (улыбается) На хвалу, отвечу хвалой. Мне передавали, каков в бою твой византийский император Никифор. Он обрушивается на противника подобно молнии. Одно его имя наводит на его врагов ужас. Восхищаюсь им! Полководец должен быть достоин своих воинов…
К а л о к и р.  (лукаво улыбается)  Да, он любит армию, и солдаты его уважают за отвагу в бою, и всё-таки дни Никифора сочтены…
С в я т о с л а в. 
(Встаёт со шкуры медведя, наполняет кубки вином, подходит к окну; Калокир, последовал за ним; Святослав спросил, словно невзначай.)
Отчего, дружище, ты решил, что дни Никифора сочтены?
К а л о к и р.
(Отпил немного вина, говорит неторопливо, подбирая и взвешивая слова.)
Одной боевой доблести для императора мало. Внутри его держава трухлявая. Люди в городах голодают, крестьяне истощены бесконечными поборами, взяточники и бюрократы алчны, как никогда. Враги рвут империю на части. Никифор ухватился за мою идею пригласить тебя в союзники. Он сказал: «Пусть Святослав обескровит Болгарию, но при этом ослабнут и Руссы, а может быть и сам Святослав, там, в бою найдет себе могилу…
С в я т о с л а в. (нахмурившись) Сроду не знавал такого лукавства. Ты лукавил со своим царём, может быть, теперь лукавишь и со мной. Я не понимаю, с какой целью ты открываешь мне все замыслы императора Никифора? Или это твоё вероломное коварство, за это тебя следует посадить на кол, или это открытая измена своему государю. Но, обманувши его, где гарантия, что ты не обманешь и меня?.. Каковы причины твоих неожиданных решений? Я желал бы узнать о них незамедлительно.
К а л о к и р.  (Выдержав пронзительный взгляд Святослава.) Рассуди сам, князь, не без причины я открыл тебе всю душу, выложил все замыслы императора Никифора (Выпивает вино из своей чаши до дна, глубоко вздохнув, продолжил.); есть три причины для откровенного признания тебе. Первая причина в том, что дни Никифора сочтены, а я не желаю служить мертвецам. Вторая причина в том, что подвластный мне Херсонес рано или поздно перейдёт в подчинение русского князя, как самая близкая к Руси провинция Царьграда…(Калокир собрался с силами и продолжал) третья причина в том, что я сам мечтаю стать византийским императором…
С в я т о с л а в.  (с удивлением) Как это может быть? Ведь у тебя нет ни войска, ни богатства…       
К а л о к и р.  (говорит решительно) Зато у меня есть могучий друг. Эту византийскую державу я хочу получить из твоих рук, князь!.. Я окажу тебе большие услуги в достижении успехов по Дунаю и по морю до Багдада. Дощатые лодки русских легки, быстры и удобны…
С в я т о с л а в.  (дополняя Калокира)  И вместительны…
К а л о к и р.  (вдохновлённый)  Да, они вмещают более полусотни человек, да ещё харчи и лошади…
С в я т о с л а в.  (усмехнувшись) А ты, оказывается, осведомлён более того, чем я думал…
К а л о к и р.  (говорит с упоением)  Я не только осведомлён, князь, но и проник в будущее Руси. Скоро ты перегородишь все пути в Европу и в Азию, став на Дунае - вблизи от Царьграда. Так что мои замыслы не вероломны по отношению к тебе, и я не изменяю императору Византии. Это Никифор захватил престол вероломно, но я, как более прогрессивный политик претендую на укрепление пошатнувшегося трона в Царьграде…
С в я т о с л а в.  (успокаивая Калокира) Я верю в искренность твоих слов. Давай скрепим наш договор и нашу дружбу полной чашей доброго вина.
К а л о к и р.  (говорит с упоением) Наливай, князь, я хочу выпить за наш братский союз. Я клянусь, что ты не ошибся во мне!..
(Святослав наливает полные кубки вина, выпивают до дна; Калокир изрядно захмелел, говорит заплетающимся языком.)
Позволь, князь, я на этой медвежьей шкуре и заночую…
С в я т о с л а в.  (смеётся) Добре, в этом тереме моим хорошим друзьям спать широко позволяется. Слуга на ночь укроет тебя второй шубой.            
Калокир откидывается на спину. Святослав от души смеётся, уходит за кулисы.    

                                       АКТ ВТОРОЙ

                              КАРТИНА ЧЕТВЁРТАЯ

   Тронный зал во дворце Царьграда. Император Никифор в царском одеянии ходит вокруг трона со свитком в руках в полном отчаянии; взгляд его растерянный и безумный.



Н и к и ф о р.   (разговаривает сам с собой) Боже мой! Боже мой! Мало ли мне того, что около Сицилии разбит мой флот и пленён командующий флотом. Мало ли мне того, что население Царьграда взволнованно дороговизной; патриарх и вся придворная знать со мной в оппозиции. Так теперь ещё это послание от моего наместника в Херсонесе Калокира. Какой предательский удар мне в спину. Какое вероломство. Я ему так доверял, дал ему неограниченные полномочия, а он называет меня узурпатором, клеймит позором. Неужели ослепли люди и не видят моих бескорыстных подвигов. Одежда моя скромна, питаюсь я как монах, кормлю нищих, ублажаю сирот, калек и юродивых – всех Божьих людей. Я урезал доходы епископов, даю бой спекулянтам, взяточникам и заевшимся чиновникам. Постоянно обновляю аппарат государственных служащих, борюсь с воровством и бандитизмом. Никогда ещё не было опубликовано столько царских указов по преследованию мошенников всех рангов. И в итоге, такая подлая измена Калокира: перебежал в стан врага, позорит меня перед всем миром и моим послам поотрезал языки. Грозит мне в письме, что скоро с помощью Святослава полонит меня, отсечёт мне кисть руки и ступню и ослепит всенародно. Боже, я заболел от гнева: мне приходится опасаться своих подданных и своей собственной жены. Того и гляди, они меня зарежут или отравят. Боже, Боже, до чего ж я дожил!.. (вытирает слёзы; стучит ногой об пол; входит слуга; Никифор обращается к нему) Срочно позови ко мне провидца-юродивого, который уже долгое время ходит перед окнами моего дворца. (Слуга удаляется, Никифор продолжает говорить сам с собой) Пусть даже этот юродивый мочится, где заблагорассудится, берёт хлеб в лавках без спроса, обнажается на площадях, на то он и божий человек. Только на него и стоит уповать, он подлости не сделает (Никифор стал на колени, начал молиться, появляется блаженный Фалалей нечесаный, грязный, в изодранной одежде, идёт к трону, звеня цепями на шее, сел на царский трон).
Ф а л а л е й.  (расчёсывая язвы на своих ногах, обратился к царю) Молишься? Молись, молись, прелюбодей!.. Душу свою продал дьяволу из-за бабы блудливой. Часть грехов, может быть, замолишь, а тут и жди адского огня. И рад будешь стать конюхом, да не позволено будет тебе. Рукой русского князя покарает тебя Господь!..
Н и к и ф о р.  (продолжая молиться стоя на коленях, говорит в полголоса) Признаю, грешен, брат мой. Готов вынести любую муку. Ночей не сплю, загрызает совесть.
Ф а л а л е й.  (Подражая жалостливой интонации царя.) Ишь ты, совесть его загрызает!.. Ещё не так будешь мучиться, окаянный! Будешь лизать раскалённые угли. А там, гляди, и повесят за ребро плоть твою поганую птицам на расклёвывание. Как налетят они коршуны да вороны, выклюют глаза твои бесстыжие, а иные – в печень будут долбить: тук! тук! тук! Вспомнишь тогда все грехи свои…
Н и к и ф о р.  (не переставая молиться) Так, так, мне окаянному – по грехам и мука.
Ф а л а л е й.  (Осмотрелся, увидел скипетр царский и стал им стучать об пол; стражник в ужасе вбежал в зал, обратился с мольбой к Фалалею.)
 Отче святой, это скипетр царский, не нам, смертным прикасаться к нему…(Фалалей плюнул) Христос не имел ни трона, ни скипетра. А вы, богохульники, завели себе скипетр и трон да ещё золотой; любите украшать себя безделушками подобно обезьянам, а души у вас все в грязи.
(Встал и пошёл на выход, расплёвывая во все стороны; царь вскочил с колен, побежал за ним).
Н и к и ф о р.  (вскричал умоляющим голосом) Вернись, брат во Христе!.. Вернись, прошу – душа моя скорбит. Только на тебя уповаю, вижу твою благодать.
(Подвёл юродивого Фалалея к трону, усадил на него, а сам снова опустился на колени перед иконой Христа).
Ф а л а л е й.  (говорит с упрёком) Не Богу служите, а мамоне, гладкие жеребцы, похотливые блудодеи, безглазые твари, свиньи. Вы все – зловоние и грязь, а утробы жен ваших – помойные ямы…
Н и к и ф о р. (продолжая молиться с поклонами) Помню денно и нощно о грехах своих, брат мой, как пудовые гири на ногах-то. Сам чую, что они в ад тянут. Господь всё видит. Ты, брат, и голоден, и наг, но я знаю, никогда не принимаешь подачек из рук господ (перешел на шёпот): - А может быть, - скажи, блаженный, - может быть, мученья совести выдаются врагами рода человеческого, чтобы отвлечь царя от благих, высоких помышлений? А? Так говорят знахари…
Ф а л а л е й.  (сплёвывая в сторону) Полно тебе вздор-то молоть, Василевск! Ты давай им больше, так они тебе ещё и не такие перлы выскажут…Они ведь за деньги отца и мать свою продадут…
Н и к и ф о р.  (вдохновившись) Верно, верно говоришь. Истинно апостольские слова. Только и в мыслях у них: деньги, деньги, больше денег! (присаживается у трона в ногах Фалалея, прижимает к лицу, целует его лохмотья).
Ф а л а л е й.  (ласково гладит царя по голове) Не канючь. Я лучше сам в рай не пойду, а тебе место уступлю. Несчастный ты. Смотреть-то на тебя и то жалко.
Н и к и ф о р.  (переходит на шёпот) Поверь мне, кругом ни одного искреннего голоса, ни одного дружеского взгляда…
Ф а л а л е й. (говорит назидательно) Сам посуди, какой может быть верный друг у царя? Сегодня он служит тебе, как пёс – за подачку, а завтра он тебе при случае горло перегрызёт. Примеров тому – тьма. Ничего не может быть хуже власти и денег. Погань одна. Зарежут они тебя. Вот те крест, зарежут - как барана…(крестится).
Н и к и ф о р. (умиленно со слезами) Веришь ли, брат мой, ты единственный человек, который говорит мне то, что думает, никого не боясь и презирая весь царский двор. С тобой можно быть искренним. Царствую я в постоянном предчувствии беды. Я и своей жены в палатах опасаюсь и в каждом придворном вижу изменника.
Ф а л а л е й.  (шутя, треплет царя за ухо) Так тебе и надо, негодник, не зазнавайся!..
Н и к и ф о р.  (плачет) Истинная правда, брат мой, (царь поднялся на ноги и сказал с облегчением) Не побрезгуй, брат мой, откушай со мной. Почту за счастье.
Ф а л а л е й.  (равнодушно) Пусть принесут.
(Никифор взмахнул рукой, вошел слуга, принёс яства и несколько золотых монет на подносе; Фалалей сбросил все на пол, вскрикивая.)
Почему тут оказались монеты? Это яд! (Принесли второй поднос, Фалалей из него выбросил мясо на пол, вскрикивая.)
Мясо – это труп, мертвечина, мерзость перед Господом. Вот фрукты и овощи – это я люблю…
(Кушает яблоко; Никифор принёс тазик с водой, пока Фалалей ел, Никифор мыл ему ноги и вытирал их своими царскими одеждами; взял из рук Фалалея несколько маслин и съел их; Фалалей встал, стряхнул с себя крошки…)
Н и к и ф о р.  (вздыхая с облегчением) Скажи, отче, не видно ли тебе каких-либо знамений о моей судьбе? Вон варвары пришли на Дунай…
Ф а л а л е й.  (отвечает спокойно, без риторики) Клин клином вышибают, клин клином…
Н и к и ф о р.  (с надеждой) Если я правильно тебя понимаю, ты советуешь мне позвать на помощь печенегов? Так ли надо понимать тебя, святой отец?
Ф а л а л е й.  (отвечает спокойно) Так и понимай…(направился к выходу; у двери царедворцы склонились перед ним).
Н и к и ф о р. (задумчиво) Так, так, значит, клин клином надо вышибать: болгар руссами усмирили, теперь руссов усмирим печенегами (облегчённо вздохнул) вот тебе и блаженный! Слова-то, простые, а, сколько в них смысла, сколько мудрости: клин клином вышибают. Это очень верно сказано. Разве не верно, что печенегам не нужны наши города и наши земли. На них смело можно положиться. Они многочисленны и всегда готовы к опустошению чужой страны. Пошлём немного золота князю Куре и - Киев будет осаждён, Святослав «утечёт» с Переяславца, где он на берегах Дуная так прочно закрепился…
                                                                       Занавес опускается
         
                                  КАРТИНА ПЯТАЯ

   Зимним вечером в Переяславце, в княжеских палатах Святослав отдыхал на медвежьих шкурах, расстеленных на полу. На пороге появился Калокир. Святослав обрадовался, вскочил, обнял Калокира.



С в я т о с л а в.  (Глядя в лицо Калакиру.) Ну как? Скорее говори, что нового?
К а л о к и р.  (говорит шутливо)  Скажу, князь, тебе по-дружески: Василевсу Никифору не нравится наша помощь.
С в я т о с л а в.  (смеётся)  Ещё бы ему нравилось! Нашёл дурака. Признаться, и я не рассчитывал на симпатию царя…(наливает вина в кубки, выпивают) Что же всё-таки он думает?
К а л о к и р.  (говорит с воодушевлением) Он говорит, что вместо маленького неприятеля – болгар, теперь он имеет коварного и матёрого врага – руссов. Боится, что, захватив византийские провинции - Македонию, ты, князь, не захочешь вернуться в Киев.
С в я т о с л а в.  (шутливым тоном) И, представь, он прав. Тёплый климат Дуная нам очень по-нраву.  Кроме того, такие пересечения торговых путей – дорогого стоят. Никифор думает, что кровь русских – водица? Что нашими руками можно жар загребать. Престол он добыл нечистоплотно через женщину, чего русский воин постыдился бы, а кровью русских желает добыть новый рубин для своей короны? Что ж мы для того покорили болгар, чтобы вернуться в Киев, оставив ему плоды нашей победы? Зело борзо!..
К а л о к и р.  (говорит в тон Святославу) Да, князь, такие вот ныне императоры пошли. Василиса Феофано  отравила своего мужа – императора Романа и отдала своё сердце вместе с престолом Никифору!.. А теперь, став императором, Никифор подозревает всех в измене (отпил из кубка вина); князь, вручи мне византийскую корону поскорее, я буду твоим верным данником. Сейчас или никогда!..
С в я т о с л а в.  (мечтательно) Не скрою, мой друг, что и сам я мечтаю надёжно закрепиться на море, которое не зря наши предки называли Русским морем. Царьград - наш второй дом. Твоя искренняя служба Руси разумна и византийская корона ждёт тебя! А теперь говори о деле поточнее.
К а л о к и р.   (убедительным тоном) За царём Никифором и его двором я неустанно слежу, князь. У меня там есть свои надёжные люди. Соглядатай наш, только что оттуда. Он вёл беседы с царём и придворными. Если угодно, могу его сейчас позвать сюда…
С в я т о с л а в.  (с нетерпением) Зови!.. (Калокир уходит и быстро возвращается с монашком в потёртой одежде с широкими рукавами; монашек почтительно поклонился и стал смиренно у двери)                         
К а л о к и р.  (представляет монашка Святославу) Превосходный соглядатай, просто клад. Он ещё у моего родителя был на службе.
С в я т о с л а в.  (осматривает монашка с сомнением) Неужели такого невзрачного монашка к царю можно пропустить? Подойди ко мне поближе. Как тебя зовут?
К а л о к и р  (загадочно улыбается) Для русского князя он – Дудица, а для византийского царя он – Фалалей…
С в я т о с л а в. (смеётся) Понятно…грек?
К а л о к и р.  (смеётся)  Не угадал, князь…
С в я т о с л а в.  (подумав) Болгарин?
К а л о к и р.  (смеётся) Опять, князь, не угадал.
С в я т о с л а в.  (с удивлением) Кто же ты?
Д у д и ц а.  (смеётся) Эх, князь, своих не узнаёшь? Руссич я…
С в я т о с л а в.  (с большим удивлением) Плутуешь? Отколе?
Д у д и ц а. (смеётся) Из Нова града, с Волхова…
С в я т о с л а в.  (не скрывая удивления) Ишь ты!.. Какими судьбами тебя в Царьград занесло?
Д у д и ц а.  (серьёзным тоном) Матушку мою боярин выменял на собаку, а меня сдал на выучку шорнику, учился шить обувь, шапки, ремни, сбрую, сёдла, рукавицы, плети. Кожу руками обминал. Тяжело было, вот и решил я податься в скоморохи (монашек снял свой парик, выпрямился, преобразился на глазах, лицо приняло смешное выражение; подпрыгнул, перевернулся на месте колесом и продолжал говорить): научился фокусам, плясам на все манеры, петь, играть на гуслях, на бубнах, на свирели, на дудках. Вот меня и прозвали Дудица. Скоморошничал у знатных бояр, а потом перебрался в Херсонес, стал холопом у Калокира; он отправил меня в Царьград своим дозорным, там я служил мимом в цирке и потешал придворных, а потом стал разыгрывать юродивого на градских стогнах и прославился, как юродивый и святой. Три года в обители я упражнялся в юродстве. Я сам поверил, что у меня талант юродивого-комедианта, и я пробрался во дворец и до Никифора добрался…
С в я т о с л а в. (искренне смеётся) Но ведь это опасно и тяжело.
Д у д и ц а. (серьёзно) Князь, всё это так, но искус велик. Надо валяться в канавах, носить вериги, драть своё тело, ходить босиком по снегу. Но разве не заманчиво прослыть блаженным юродивым?..
С в я т о с л а в.  (участливо) Да, в святые зачислиться дело не простое, значит, ты заматерел в скоморошестве. А ну-ка, что-нибудь покажи, подражая юродивому…
Д у д и ц а.  (Взял из узелка отрёпье и мгновенно преобразился в юродивого; задёргался на месте, глаза заслезились и запылали. Лицо приобрело безумный вид, закричал дико, пророчествуя.)
Ужасайся!.. Грядёт жених по полунощи! Явятся чудеса, польётся горячая смола с неба! Найдут невероятные землетрясения и громы! Страшный суд покарает нечестивых! Падёт, падёт Вавилон, яко великая блудница!..
С в я т о с л  а в.  (Останавливает Дудицу, прикоснувшись к нему.)
Мне стало даже жутко. Много видел я скоморохов в Киеве, а такого заматерелого встречаю впервые.
К а л о к и р.  (Кладёт руку на плечо Дудицы, обращается к Святославу.)
Ты не поверишь, князь, его хоть куда посылай: он говорит и по-ромейски, как по-русски, говорит по-латыни, знает арабский, хазарский, печенежский языки.
С в я т о с л а в.  (одобрительно) Весьма похвально и очень подходяще нам (налил Дудице торий рог вина) За твоё здоровье Фалалей-Дудица и за услуги, оказываемые нам. Молодец!..
Д у д и ц а.  (выпил одним духом, крякнул) Благодарствую, князь!
(Молча, протянул князю обе горсти; Святослав, смеясь, наполнил обе горсти золотыми монетами).
С в я т о с л а в.  (обращаясь к Дудице) Теперь расскажи нам про Никифора. Думаю, что о чём-нибудь он да проговорился.
Д у д и ц а.  (значительным тоном) Ох, князь, важная весть… Никифор отправил послов к печенегу Куре…
С в я т о с л а в. (с удивлением) К Куре?  Как ты узнал?
Д у д и ц а.  (говорит уверенно)  Когда после моего юродства в тронном зале царь спросил, как ему поступить в этой трудной ситуации? Я выкрикнул: «Клин клином вышибают!»  - Ах, - воскликнул царь, - мысль твоя проста и умна. Мне надо обратиться к печенегам за помощью…
С в я т о с л а в.  (потрясённый этим сообщением) Что ещё известно об этом?
К а л о к и р.  (говорит деловым тоном) Узнав о замысле Никифора, я постарался к свите, отправляемой к Куре, пристроить моего соглядатая (Калокир хлопает в ладоши, вошёл юноша в печенежском наряде, молча, поклонился князю). Он только что вернулся из стана печенежского князя, Кури. Ему вырезали язык, таков обычай византийских царей с простолюдинами, знающими тайну. Он грамотен и всё написал мне, что надо. Князь, Куря, двинулся в поход на Киев… 
С в я т о с л а в.  (склонив голову) Вот оно как! А царь Никифор умнее, чем я думал.
К а л о к и р.  (успокаивая князя) И всё-таки мы их замыслы предвосхитили.
С в я т о с л а в  (говорит с чувством благодарности)  Друзья мои, этого я не забуду (одарил Дудицу золотом, обнял Калокира). Ты, Калокир, будешь славным царём, когда мы отвоюем тебе царскую корону!
                                                                                          
                                    КАРТИНА ШЕСТАЯ

   Тронный зал во дворце Царьграда. Новый император Византии Цимисхий беседует со своим царским советником Василием. Цимисхий, облачённый в императорскую одежду сидит на державном троне; царский советник  Василий стоит на ковре перед троном.



Ц и м и с х и й. (обращается к Василию) Что говорят во дворце о внезапной кончине царя Никифора?
В а с и л и й.  (отвечает с оживлением) Во-первых, светлейший Василевск, ваша честь в цареубийстве вне подозрений. Люди приветствуют нового императора и просят наказать злоумышленников, выкрикивают всё новые имена цареубийцы…
Ц и м и с х и й.  (улыбаясь) Я лично объявлю народу, что решительно все убийцы будут пойманы и примерно наказаны (Цимисхий и Василий многозначительно улыбаются). Признаюсь тебе, что меня очень беспокоит настроение патриарха Полиевита, который замыслил предать меня проклятью публично, якобы за моё соучастие в злодейском убийстве царя Никифора…
В и с и л и й.  (говорит с гордостью) Мои люди вовремя о нём позаботились, государь, и тайна его смерти ушла в могилу вместе с ним…
Ц и м и с х и й.  (вздохнул с облегчением) Ты непревзойдён не только, как царский советник. Вот если бы при дворе все были такими слугами, как ты!..
В а с и л и й.  (польщенный) Конь познаётся на крутых подъёмах, а друг – при невзгодах...
Ц и м и с х и й.  (довольный) Нам нужен такой патриарх, которого не интересовали бы дела мирские.
В а с и л и й.  (в тон царю) Я думаю, владыка, что патриархом должен быть человек простой, не знающий ничего кроме молитвы. От учёных патриархов один только вред славе и величию императора.
Ц и м и с х и й.  (с удовлетворением) Где бы нам достать такого чудесного патриарха?
В а с и л и й.  (улыбаясь) Есть у меня на примете один монашек, люди считают его святым, блаженным и ходят за ним толпами. На нём всегда звенят тяжёлые вериги, ум его не перегружен знаниями, помыслы его только о Боге. На вид он не очень благолепен: лохматый, грязен, слюняв и вшив, но это поправимо: отмоем, принарядим немного, а уж потом – и в добрый путь…
Ц и м и с х и й.  (восторженно) Это идеально! Это превыше всяких похвал!.. Надо срочно собрать всех священников и пригласить эту истинную святость в своём естественном виде. Пусть они лицезреют на истинный идеал святости (Цимисхий и Василий обменялись улыбками). Я позабочусь о том, чтобы его духовное имя было созвучно с твоим именем – пусть священники нарекут его - патриархом Василием. И это будет справедливо!..
    Теперь давай разберёмся с князем Святославом. Что у нас в этом вопросе?
В а с и л и й.  (не задумываясь) Послы Святослава ожидают  твоего приглашения…
Ц и м и с х и й.  (решительно) Проси послов сюда.
(Василий вышел и тотчас царские стражники и сановники, ввели трёх русских послов в священные палаты, послы поклонились царю по русскому обычаю в пояс; царь спросил у них.)
Что велел передать мне ваш прославленный князь Святослав?
У л е б.  (держится уверенно) Великий князь Руси повелел сказать, чтобы ты, царь Византии, приготовился к войне с ним: «Хочу идти на вас!» - так велел сказать великий князь.
Ц и м и с х и й.  (Опешил от неожиданности, после паузы говорит не решительно.)
Вы считаете такое решение вашего князя благоразумным – воевать с величайшей державой мира?
У л е б.  (отвечает с достоинством) Мы не привыкли сомневаться в решении нашего князя; если он решил тебя завоевать, стало быть, так оно и будет. Князь Святослав никогда не ошибается в таких вопросах…
Ц и м и с х и й.  (вскочил с трона) Мы научим русских варваров уважать силу и законы нашей державы. Мы заставим русских забыть навсегда  дорогу к стенам Царьграда…
У л е б.  (спокойно) Не гневайся, царь! Мы только выполняем волю нашего князя. Он не велел нам вступать в разговор с царём. Мы воины и выполняем свой долг…
Ц и м и с х и й.  (гневно) Вот прикажу бросить вас в подземелье на съедение крысам, а тебе (обращается к Улебу) велю перерезать горло, вылить всю кровь в мешок и засунуть в него твою голову; посмотрю тогда, что ты скажешь о воинском долге…
У л е б.  (невозмутимо) Мы наслышались о жестоких нравах ромейских царей. Мы дали слово своему князю встретить любую смерть достойно. Воля твоя, царь, поступай с нами, как тебе заблагорассудится…
Ц и м и с х и й.
 (Отступая, сел на свой трон; лицо его исказилось от ненависти, проговорил сквозь зубы.)
Вывести!..
(Послы вышли, Цимисхий обращается к своим сановникам.)
Вот как надо выполнять долг! Учитесь! Варвары подали вам примерный урок. (Обращается к советнику Василию.)
Надо испытать Святослава золотом, варвары падки на золото. Насыпь ему золота в вышину его роста, пусть он задохнётся в нём, злодей!..
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница