Сигачёв александрович языческий народный театр. Театральное искусство Древней Руси. Вместо предисловия



страница3/8
Дата12.11.2016
Размер0.97 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
Станем петь и танцевать,
И сосну ту наряжать!..
     К а щ е й   Б е с с м е р т н ы й. 
(Исчезает за кулисами и появляется снова перед гостями в своём чёрном длинном халате. Недоброе его выражение лица изменяется - на приветливое. Он обходит всех, дружески улыбаясь, и говорит загадочным, но дружественным голосом.)
Ну, друзья, вперёд смелей!
Ждёт сосна своих друзей!..
     В зале гаснет свет. Зазвучала мелодия песни «Русская сказка». Занавес открывается. Посредине сцены стоит импровизированная сосна, подсвеченная со всех сторон. Около ёлки стоят ящики с игрушками. Все присутствующие быстро наряжают  ёлку и танцуют вокруг неё. Все подходят к краю авансцены, приветствуют зрителей, называя по очереди свои имена.
М о р о з   В о е в о д а   и   С н е г у р о ч к а. 
(Взявшись за руки, обращаются к зрителям.)
Друзья, с Новым годом!  Пусть сбудутся все ваши мечты!..
                                                                                       Конец спектакля
 
Приложение 3.

СВЯТКИ


                                  Музыкальная пьеса

                     Действующие лица и исполнители:

Бехтеев - дворянин Орловской губернии 
Наталья Алексеевна – жена Бехтеева;
Серёжа, Коля, Алёша, – сыновья  Бехтеева; 
Катя, Наташа, Зина, – дочери Бехтеева;
Анастасия – кормилица;
Павел – приказчик;
Варвара – кухарка;
Монах-странник;
Кучер;
Ряженый барин. 

Действие происходит в дворянской усадьбе в 1900 году;


В спектакле принимает участие хор и оркестр народных инструментов.

                                 ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

                                  КАРТИНА ПЕРВАЯ

     Раннее зимнее праздничное утро Рождества Христова. Наступление святок (от Рождества до Крещения). В декорации представлена часть усадьбы дворянина Бехтеева и большая гостиная комната. Младшие дети столпились у окон: дуют на стёкла, трут их ладошками, смотрят на улицу.


     Старшая сестра Катерина стоит рядом со старшим братом Сергеем разговаривают между собой
К а т я.   (Накидывает шаль себе на плечи, обращается к Сергею.) 
Вот и наступили Святки. Вот и наступило святое Рождество Христово. Как я люблю этот праздник!.. 
С е р г е й.  (говорит в тон Кате)
И я люблю его крепкий, морозный воздух, люблю его леденистую чистоту и снежность. Люблю наблюдать, как синеватый рассвет белеет. Снежное кружево деревьев легко, как воздух. Люблю слышать, как плывёт гул церковного звона и в этом морозном гуле колоколов всплывает Солнце, как огромный корабль с алыми парусами...
К а т я.  (Кладёт свою голову на плечо Сергею.
Брат мой, ты настоящий поэт, вот увидишь, ты прославишься как поэт...
С е р г е й.  (улыбается)
Ещё бы, Катя, мне не стать поэтом, когда есть такой вдохновитель...
К а т я.  (Говорит серьёзным тоном.)
Серёжа, не обижайся, я тебе не льщу, но кто кроме меня, как сестры, искренне скажет тебе об этом... Пожалуйста, говори об этом празднике, прошу тебя. Мне так приятно слышать твою вдохновенную речь.
С е р г е й.  (тихо смеётся)
Вон, смотри, иней на вершинах деревьев зарозовел. Зарозовели даже те чёрные галочки. Ты видишь: Христианский мир просыпается к празднику. Берёзы осеребрились. Вот оно утро Великого праздника Рождества Христова...
     Вокруг Серёжи и Кати собрались все остальные братья и сёстры. Со вниманием слушают. Серёжа трогательно обнимает всех их по очереди, и говорит, уже больше обращаясь к своим младшим братьям и сёстрам.
     Дивен рождественский мороз. Вспоминайте, как снег хрустит под ногами, как щиплет он ребятишкам пальцы даже в пуховых рукавицах и ломит ноги в заячьих сапожках. Чуть-чуть погулял и уже скорей, скорей к дому: скрип, скрип, скрип... И украдкой проходят и прячутся за тёплой печкой. Отогреваются. Печь пылает. Запахи чудесные. Пахнет дровами, пирогами, щами, пшённой кашей с молоком. После поста вся еда необыкновенно вкусна... В дому всё по-праздничному: на полу новые рогожки, чистые, тканные, узорчатые дорожки, выскобленные столы и лавки, выбелен потолок и пол. Жарко, светло и сытно...
К а т я.  (вскрикивает громко)
Боже, славильщики идут, вот уж тут, как тут...
     На зов Кати поспешили прийти хозяйка Наталья Алексеевна и   повариха. Входит славильщик, монах-странник, весь в отрёпьях, с посохом в руке.
М о н а х.  (Креститься чинно и благородно, но после молитвы кричит неподобным голосом.)
Будут на всех пироги, будут у вас хромовые сапоги!.. Аминь... (поёт)
Как умом ходил я в город Вифлеем,
И бывал в вертепе, и видал я в нём:
Как Христос Спаситель плакал и рыдал,
 Перед ним Иосиф с матерью стоял.
Дева мне сказала: «Плачет Он о том,
Что Адам и Ева, взяты в плен врагом...

Рождество Твоё, Христе Боже наш,


Воссияй миру светом разума,
Небо звездам служащее,
И звездою учахуся.
Тебе кланяется Солнце Правды,
И тебя видят с высоты Востока,
Господи, слава Тебе!
Дева днесь Пресущественного рождает,
И земля вертеп Неприступному приносит;
Ангелы с Пастырем славу словят,
И волхвы со звездою путешествуют.
Наш Бог роди... родился,
Отроче младый, Предвечный Бог.
     Все присутствующие монаху кланяются. Монах садиться под образа, кричит будто по-петушиному:
Кури ко-ко, та-та, та-та...
Я – сирота, я – сирота!..
     Его начинают угощать.
К у ч е р.  (Ставит бутылочку на стол перед монахом.)
С морозцу-то, Лёня, промокни!  Монах бутылочку вина крестит и шепчет  молитву. Все присутствующие люди в горнице довольны. Все приветливо монаху улыбаются, и по-доброму шепчутся между собой.
В а р в а р а.     Ласковый, ноне, Лёня, угощенье сразу принял...
К у ч е р.   (говорит с чувством)
К благополучию, знать... У кого не примет-то – то ли хозяину помереть, то ли ещё чего такого...
Мо н а х.   (кричит страшным голосом)
А поросятина где? Я пощусь, пощусь, да и отощусь... Думаете чего? – судаки ваши святей, что ли, поросятины?.. Одна загадка. Апостол Пётр и змею, и лягушку ел, с неба подавали... А вы в церкви не бываете – ничего знать не знаете и не понимаете Вы!..
     Всем становится страшно. Маленькие дети прячутся за больших. Монах закатывает глаза, только одни белки видно. Потом смеётся и крестит всех мелким крещением... Вбегает приказчик 
П р и к а з ч и к.  (кричит на монаха)
Опять ты к нам пожаловал. Я разве тебе не говорил, чтобы духу твоего не было на нашем дворе!..
М о н а х.  (смеётся)
Я не на дворе, а на еловой коре! (Крестит приказчика) А завтра буду на горе!..
П р и к а з ч и к.  (громко)
Погоди, вот кончится праздник рождества. Опять в кутузку угодишь – сядешь!..
М о н а х.  (смеется)
Я сидел, да не поседел, а ты не сидел, а белее снега весь поседел. (Ёрзает на скамье) Сам царь Давид сказал в своих книгах: «Христос ноне рождается на муки... и в темницу возьмут, и на кресте распнут, и в третий день воскреснет!..
П р и к а з ч и к.  (говорит тише)
Давай, брат, быстро доедай, допивай и отплывай. Не огорчай своим видом хозяина, он может в любой момент зайти. Терпеть не может шатунов...
М о н а х.   (говорит назидательно)
А это уж, как Господь дозволит, а ты против Его воли не вззы!.. Судьба каждого человека тонкий волосок, петушиный голосок!..
П р и к а з ч и к.  (Сердито машет на него рукой.)
Мне с тобою говорить, головушка заболит...
(Приказчик быстро уходит и все этому рады; в горницу входит кормилица Анастасия.)
А н а с т а с и я – к о р м и л и ц а.  (жалуется всем)
Сколько деток я кормила, сколько - молоком своим поила. А приказчик паспорта не даёт, а мне богатее место вышло. Сын у меня маленький и муж разбойник обижает. (Плачет, все её жалеют; Варвара успокаивает кормилицу.)
А ты, Варюша, самому хозяину прошение пропиши, да так, чтобы оно было как можно построже. Напиши да и подай ему, уж он, кормилец наш, всё по правде рассудит. Не годится так притеснять, хошь - муж-размуж, хошь - приказчик-разприказчик, а не смей забижать...
М о н а х.  (Стучит об пол посохом, кричит.)
Репка, не люби крепко!
Смой грехи! Смой грехи!
   Всем становится страшно. Варвара-кухарка всплеснула руками и скрестила их на груди, как перед иконой...
А н а с т а с и я - к о р м и л и ц а.   (крестится, взывает к монаху)
Да что ты, батюшка, да какие же это я грехи?..
М о н а х.  (перебивает кормилицу)
У всех грехи... У кого курочки, а у тебя – петухи...
А н а с т а с и я - к о р м и л и ц а.   (бледнеет и вскрикивает)
Ах, батюшки!.. Ах, свет родимый!..
(Закрывает лицо фартуком, все шепчутся...)
М о н а х.   (крестит всех)
Для Христова дня всем прощенье. (Снова благословляет всех, все довольны.)

                                       КАРТИНА ВТОРАЯ

    На сцене те же артисты. Появляется ряженый барин. Одет легко не по сезону в обветшалое, потёртое, лёгкое, тесное пальто. В военной фуражке с полуоторванным козырьком. На ногах надеты худые летние штиблеты. Из перчаток торчат посиневшие от холода пальцы.
Р я ж е н ы й   б а р и н.   (Закашлялся, растирает руки, размахивает ими и шлёпает себя по плечам, отогревается.)
 Ну, мороз! Ух-ух-ух-ха-ха!.. Ну, лютый, обнимает горячую печку, притопывает... Дух перехватило... Христа прославить песнопеньем сил у меня и духу не хватит. Однако, любезные мои,  вот у меня в руках есть такая бумаженция, сейчас буду читать поздравление с праздником самому барину. (Достаёт из-за пазухи конверт, распечатывает и разворачивает его.)
Доложите барину, что вот я прибыл с поздравлением, хочу, значит ему собственные стихи... Так-то вот. (Вопросительно смотрит на присутствующих, удивляется, что никто не торопится звать барина, все только переглядываются и смеются.)
К у ч е р.  (Обращается к ряженому барину строго.)
Что ты за важная такая персона, чтобы тебе самого барина звали, а? Коли пришёл, так жди, когда барин сам появиться изволит. Да ещё пожелает ли он слушать твои бредни...
Р я ж е н ы й   б а р и н.  (обиженно)
Ну не хотите звать и не надо. Слушайте сами мои сочинения в честь праздника рождества Христова (читает)
Наступило Рождество
Из всех торжеств торжество:
Вот идут, идут волхвы
От Египта до Москвы...
     Всем понравились стихи. Женщины крестятся, смотрят на автора стихов с благолепием.
В а р в а р а – п о в а р и х а.   (говори т с умилением)
Как хорошо, как благолепно!..
М о н а х.   (Обращается ко всем присутствующим.)
А теперь вот послушайте меня (читает стихи)
Господи, Боже, помилуй...
Господи, Боже, прости...
Чаша меня пусть не минет,
Лишь бы к тебе мне прийти...

Лишь бы тебя не забыл я,


Крест свой, я счастлив нести...
Господи, Боже, помилуй,
Господи, Боже прости...
     Все хвалят монаха, все его благодарят за такие чудесные стихи: «Как это хорошо и просто сказано!» «С какой душой, и с каким сердцем произнес святой странник эти слова любви к Богу». Все ему кланяются.
С е р ё ж а.  (говорит очень взволнованно)
Я настолько тронут вашими словами, что и сказать нельзя. Я словно зажёгся от ваших святых слов настолько, что и мне захотелось вам прочитать своё короткое стихотворение (читает)
Люблю я с детских лет лампаду:
Она душе даёт отраду
И тот целительный покой,
Что дорог в суете людской...

Седая нянюшка-старушка,


Былая наша хлопотушка
В лампаду масла подливала,
Фитиль прилежно зажигала.

И оживал во тьме ночной


Божницы угол дорогой,
Где в ризах блещущих святые
Нам представлялись, как живые.

И так нам становилось сладко,


Казалось, что в углу лампадка,
Как верный Богоносный страж
Покой оберегает наш...
     Появился барин Бехтеев. Обращается ко всем присутствующим.
Б е х т е е в.  (Громко обращается ко всем.)
Молодцы Богуславцы!  Хвалю вас от всей души! Вот теперь самое главное начинается. Подходи по одному, странники, всех одарю...
К у ч е р.  (Дружелюбно толкает монаха в шею.)
Ну, пошёл, голова садовая, ради такого праздника охватывай полтинник.
М о н а х.  (говорит весело)
Вот и ладно! Вот и складно! Слава Богу, что навёл Господь барина на ум.
     Получив своё вознаграждение, гости хором исполняют во славу Господа «Рождество Твоё, Христе Боже наш» и, довольные расходятся...

                               Конец спектакля.

Приложение 4.

Приложение 6

ЛЕЛЬ И ЛАДА
Музыкальная языческая миниатюра.

Действующие лица и исполнители:

Лель – юный пастух
Лада – молодая пастушка
Старец  – гусляр

В сценах принимают участие пастухи, пастушки.


(Пантомима, хореография, фольклорные хороводы).

Место действия: русская языческая деревня


Время действия: пора цветения вишен и яблонь.

    Перед поднятием занавеса, на авансцену с песнями и плясками выходят молодые девушки и юноши. Самый юный из них, обращается к зрителям: «Друзья, радость-то, какая! Сегодня самое начало нового Золотого Века! То, что вы сейчас увидите и услышите, - это сказочная быль. Встаёт новое Солнце! Здравствуй, Золотой Век!»


    С песнями и плясками все уходят со сцены.

    Занавес поднимается. Слышится в отдалении весёлый шум юных певцов и танцоров. В глубине сцены сидит Старец  с гуслями в руках, ожидает восхода Солнца. Вот  первые лучи Солнца озолотили всё вокруг.

С т а р е ц.  (декламация)

О Солнце, Солнце!


Катись по синему Небу
С Востока на Запад –
К слиянию с краями далёкого моря…
Оно уже готово
К принятию блестящего Бога…

(Послышались звуки свирели. Старец прислушивается.)

Вот уже с холмов и долин -
Слышны мне пастушьи свирели…

   На сцену выбегают радостные Лель и Лада. Старец не замечает их появления, созерцает восходящее Солнце… Лада и Лель осторожно подходят к Старцу ближе.


 
Л а д а. (Музыкальный речитатив.)

Старец, ты наш - вдохновенный певец,


Добродетельный, вежливый Старец…
Уж семьдесят раз ты первыми розами гусли
Украсил на празднике новой весны,
Веселья и памяти светлой!..

А в юности зрелой камены тебя полюбили!


Пусть старость в тебе поубавила силы, -
Отнять не смогла у тебя
Вдохновенного, певчего дара…
И светлой весёлости дар -
Добродетель твоя сохранила…

Теперь же – улыбкой и взором


Приветливым, - юность встречаешь…
К тебе вот спешили мы с другом, -
Твои - пастушок и пастушка…
Увидеть тебя захотелось,
Давно уж с тобой не встречались
На празднике пышном весны;
Нам хочется песен твоих
Прекрасных и звучных послушать…

Л е л ь.  (поёт)

Певец - добродетельный Старец!
Нам песню, пожалуйста, спой, -
Весёлую песню златую…
Нам любо и мило с тобой  –
У музы твоей на пороге…
Как будто – не сам их поёшь,
А, музой внушённые песни,
Как будто у Неба берёшь!

От них, так и веет прохладой,


Прекрасною, новой мечтой!.. 
Пожалуйста, песни нам с Ладой
Какие мы любим напой!
Певец, добродетельный Старец, -
Мы просим, пожалуйста, - спой!

Л е л ь   и   Л а д а.  (поют дуэтом)

С рассветом поющие звуки,
Нам слаще, чем в зное - прохлада…
Коль не было б в жизни разлуки
Не пили бы - встреч наших радость!

Здесь роза о чём-то лепечет,


На звёзды влюблено глядит...
И всё это - душу нам лечит,
И всё это - песней звучит!

Пусть розы - стволы обвивают.


Цветы их душисты, нежны...
Они и не подозревают, -
Какие здесь грезятся сны!..

Тут пчёлы с гуденьем роятся,


Летают шмели и стрекозы…
От песен на сердце родятся -
Чудесные, райские розы...

Коль не было б в жизни разлуки –


Не пили бы - встреч наших радость!
С рассветом поющие звуки,
Нам слаще, чем в зное - прохлада…

Старец кивает им головой в знак удовлетворения и признательности. Приглашает их сесть рядом с собой. Лада и Лель садятся рядом, полны внимания и нетерпеливого ожидания песен.

С т а р е ц.  (Музыкальный речитатив.)

Я с юности ранней,


До позднего вечера жизни, -
Ни в чём не отказывал
Феям и юношам милым.
А как вам отказывать?
Сладки мне юношей просьбы,
Улыбки и речи у юных,
Так нежны, легки и прекрасны!..

(Пальцем, шутя, погрозил Ладе.)

Смотри, Лада, чтобы не плакать,
Как, вдруг, попадёшь в мою песню…
Уж, коли вы, песен хотите,
От песен, чтоб слёз я не видел…

(Берёт гусли, лицом обращается к Солнцу, ударяет по струнам. Музыкальный речитатив.)

Прекрасен твой дар, Ярило!
Кого ты полюбишь, - слетаются музы;
Ты движешь силою слова –
И разум людей, и их душу.
Как дар не хвалить этот твой,
Моё Золотое Ярило!..

Что бедную жизнь услаждает?


Подруга, да песня и мудрость;
Деяний твоих не счерпать –
Красот многоцветных и юных!
Красивы тюльпаны, гвоздики,
И розы, фиалки и маки!
Приятны крылатые песни!
Дары все прекрасны Природы!..
Приятнее ж всех красотою -
Цветущая, нежная младость!

(Поёт без аккомпанемента гуслей.)

И всё ж красота,
Лишь гостья земная…
Блеснёт, как роса,
На Небо взлетая…

И вы, молодые,


Мне скажите: «Будет, -
Тебя мы любили,
Но больше – не любим…»

Ты только вчера ещё, Лада, -


Не надо краснеть, посмотри-ка,
На щёки свои, что алеют,
Как в поле, цветущие маки…
Сегодня по ним – две росинки,
На Солнце сверкая, скатились…
Забыла ты, Ладушка-Лада,
О чём, только что, - говорили?
Ведь я говорил, чтоб не плакать,
Когда попадёшь в мои песни…
И вот, - в мою песню попала,
И тут же - заплакала Лада…
Вот так, что сказал, то исполнил, -
Глаза твои – слёзками полны…

   Лель заглядывает Ладе в глаза. Вытирает слёзы на её щеках. Они щеками прижались друг к другу. Весело шепчутся между собой. Старец улыбается, на их весёлый шёпот. Появилось несколько пастушек и пастушком их праздничного хоровода. Все они сели вокруг старца, улыбаются и шутят. 

Л а д а.  (Музыкальный речитатив.)

Спой нам песню, милый Старец,


Все друзья твои собрались,
И притихли в ожиданье, словно мышки…
Спой нам песню, как бывало, -
Сколь ни пел бы, - всё нам мало, -
Пусть тебя, кто любит песни, - все услышат!

Цыц, душа моя, ни звука! -


Кровь на сердце закипает,
Слушай, как поёт, играет…
Спой нам песню, милый Старец,
Все друзья твои собрались, -
Сердце, так и замирает…

С т а р е ц.  (Поёт, обращаясь к Ладе.)

Но даром - я песен не вспомню,
Хоть что-нибудь, ты подари, -
Тогда я охотно исполню,
Все лучшие песни зари!

Л а д а.  (поёт)

Возьми мой венок, он прекрасен,
А хочешь, - свирель? Вот возьми!..

С т а р е ц.

Венок и свирель? – не согласен, -
Ещё что-нибудь подари!..

Л а д а.


Так что ж подарить-то смогу я,
Неужто, - ты ждёшь поцелуя?!
Смешно мне, - признаюсь я, - правда…
Какая же это награда?!

С т а р е ц.

Не мне поцелуй дай в награду, -
Целуй только Леля ты, Лада!..

(Лада незамедлительно обнимает Леля за шею, целует его в обе щеки много раз.)

С т а р е ц.

    Довольный улыбается. Подставляет ладони, сделанные рупором, к своим губам. Надувает щёки и вдруг послышалась необыкновенная, волшебная, зачаровывающая музыка свирели. Все присутствующие юные пастушки очарованы. Одни, из них от радости, - обнимаются, другие – танцуют, третьи – вытирают слёзы счастья на щеках друг у друга. Когда эта удивительная музыка закончилась, все захлопали в ладоши.)   

Л а д а.  (Музыкальный речитатив.)

Милый Старец, я восхищаюсь, -


На чём играешь? - не понимаю…

С т а р е ц.

Лада, Лада, - я понимаю, -
На свирели я играю!..

   Снова делает ладони, сложенные рупором, подставляет их к своим губам, - слышится то космическая музыка с ветром, то слышится шум ливневого дождя с громовыми раскатами, то прозрачное, солнечное легкое звучание перекликается  со щебетанием птиц и тихим лепетом ручейка. А то, вдруг, слышится шум прибоя и крики чаек… Когда музыка закончилась, то и наступившая тишина казалась волшебной музыкой…

Л а д а.

Милый наш Старец, мы просим с мольбой…

Л е л ь.

Всё ты играл нам. Теперь ты нам спой!..

Старец.   (поёт)

Ах, как вы молоды, –


Лада и Лель!..
Кудри развеялись,
Губы алеют…

Я вот состарился


И подурнел…
Улыбки, как розы, -
Дарите мне!..

Вы посмеётесь,


Глядя на нас:
Любовник бабуси, -
Старец-то наш…

Взор-то орлиный, -


Стал веселей!
Старец запел наш,
Как соловей!..

Смейтесь над нами,


Смех ваш люблю…
Снегом осыпало
Старость мою…

Только спрошу вас, -


Час мой пробьёт, -
Кто незабудки
Мне принесёт?

Пойте покуда, -


Веселия час!
Лель мой и Лада, -
Пою я для вас!..
Кудри развеялись,
Губы алеют…
Ах, как вы молоды, –
Лада и Лель!..

Конец спектакля.

Приложение 7.

НАРЦИСС И НЕЗАБУДКА


                                   Языческая драма

                    Действующие лица и исполнители:

Царевна Несмеяна
Царь Берендей
Дядька Черномор
Горбуша, Соловей  Разбойник
Марья Марена
Весна
Огрызкин, придворный вожак медведя
Паук Паутинович
Шут придворный

    В массовых сценах принимают участие, скоморохи, коробейники, празднующий народ царства Берендея, фокусники, вожаки медведей, певцы, танцоры.


    В пьесе принимают участие также ансамбль народных музыкальных инструментов и фольклорные ансамбли песен и плясок.
    Время действия – древнеязыческая  дохристианская Русь;
    Место действия – сказочное  царство царя Берендея. 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

       КАРТИНА ПЕРВАЯ.  Среча Громницы.

    В царстве царя Берендея отмечается праздник «Сретенье» в начале февраля. Этот праздник языческий, известен на Руси, как Среча или Громницы. В этот день Зима стареет и даёт бой молодой весне, выезжающей на Солнечную тропу. Испокон веков на Руси в это время закликают Солнце, чтобы оно увидело свою сестрицу Весну. Устраивают игры – «зимоборы», когда деревня разделяется на две партии, и они сталкиваются стенка о стенку. При этом всерьез не бьются – толкаются и борются, так что трещат пуговицы, рукава, карманы. В это время бывает оттепель, ненастье и может даже погромыхивать гром.


    Земледелец видел защиту не только в Весне и Солнце, но и Боге Перуне-Громовике. Его олицетворяет в этот день большая самодельная свеча – Громница или громовая свеча. Среча (Громницы) праздник весёлый. Основная идея его заключается в том, что на время февральской оттепели является Весна и предъявляет Марене счёт в том, что пора зиме убираться восвояси. Зажигается костёр, пускается бражный ковш по кругу, чинно славящему Богов. Является Весна со своей свитой и её чествуют с великой радостью.   
     Вмеесте со своим народом в играх принимают участие Царь Берендей и царевна Несмеяна и вся царская свита; они веселятся и потешаются вместе со всем своим народом. На этом вольное празднование заканчивается, и начинается обязательная часть исполнения  мистерии празднования Сречи (Громницы).
    Вслед за Весной является Зима – Марена. Она так же, как и Весна прибывает на праздник со всей своей свитой. Марена возмущается тому, то народ в царстве царя Берендея веселиться от души. Слуги Зимы Марены появляются перед празднующим народом в страшных масках и с хлыстами в руках Они пытаются разогнать народ и затушить праздничный костёр (снегом и хлыстами). Весна заступается за народ в царстве Берендея, и происходит словесная перепалка между Зимой Мареной и Весной, в которой допускаются скабрезные выражения (в пределах эстетических норм). Словесная перепалка должна осуществляться экспромтом, без заучиваний текстов, так чтобы это выглядело наиболее естественно. Эта сцена словесной перепалки носит волшебный характер и сопровождается соответствующим действом по всем правилам народного обряда, в театрализованной манере  народного праздника Сречи. Каждая из богинь требует уступить ей место и предоставить время для своего действа; они договариваются на состязание между своими свитами (перетягивание каната, драка на мешках, «конный бой», игра в снежки и другие). Весна, в конечном счёте, должна согласиться, что время её еще не наступило. И дело заканчивается борьбой «богинь» между собой, при этом,  действо данной мистерии теряет оговоренные условия и переходит в потеху. Здесь также рекомендуется исполнить свои роли экспромтом. Естественность сценического действа привносит в спектакль элементы «живых» событий на театральной сцене.  Наконец, Весна уступает Зиме все права, и Марена читает заклятие Мары-Зимы (читается нараспев):
1   2   3   4   5   6   7   8


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница