Сечилмиш ясярляри азярбайъанда тялим-тярбийя мядяниййяти, тящсил вя



страница26/38
Дата22.04.2016
Размер7.74 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   38

НАУЧНО-ФИЛОСОФСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ДОКТОРА ТАГИ ЭРАНИ

Многое сделал Эрани для пропаганды научной мысли, особенно теории марксизма-ленинизма, среди иранской интеллигенции, находившейся в плену религиозного дурмана и суеверия.

Эрани обладал глубокими знаниями в области философии. В своих произведениях «Психология», «Диалектический материа­лизм», «Мистика и материализм», «Человек с точки зрения материализма» и др. Эрани рассматривает историю развития основных направлений философской мысли – идеализма и мате­риа­лизма – от Платона до Бергсона и от Демокрита до Ленина. Прои­зведения представителей обоих течений он читал на немецком, французском, английском, арабском и фарсидском языках.

Изучая философское наследие Беркли, Юма, Канта, Фихте, Шеллинга, Гегеля, Огюста Конта, Гербарта, Пуанкаре, Шопенгауэра, Гартмана, Ницше, Бергсона, Джордано Бруно, Галилея, Бэкона, Локка, Декарта, Спинозы, Лейбница, Даламбера, Монтескье, Гольбаха, Вольтера, Ламетри и др., Эрани подходит к их философским мыслям не как ученик, а как зрелый ученый-философ.

Т.Эрани внимательно изучал произведения Маркса, Энгельса, Ленина. В его работах мы находим ссылки на такие произ­ведения классиков марксизма-ленинизма, как «Капитал», «Нищета философии», «Анти-Дюринг», «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии», «Материализм и эмпириокритицизм» и другие1.

Касаясь вопросов природы и общества, Эрани рассмат­ри­вает явления с позиций диалектического материализма. Он и в Иране пропагандирует философское мировоззрение Маркса – Энгельса – Ленина1. Будучи последовательным философом–марксистом, Эрани сыграл большую роль в истории развития философской мысли в Иране.

Эрани был убежден в том, что «теория диалектического материализма – это самая высокая, достигнутая до настоящего времени, вершина развития человеческого сознания»2. Поэтому он считал, что все проблемы, возникающие во всех областях человеческого мышления, должны быть решены только с позиций диалектического материализма. В своем произведении «Теории науки» он критикует своих преподавателей, знаменитого А.Эйнштейна (1879-1955) и известного физика М.Планка (1858 – 1947) за то, что они, не будучи вооружены диалектико – мате­риа­лис­тической методологией, не смогли сделать должных философских выводов и обобщений из своих ценных научных открытий3.

По высказываниям Т. Эрани о теории диалектического материализма в книге «Теории науки» видно, что он ставит перед собой задачу дальнейшего развития теории материализма на основе новых достижений в области естественных наук во 2-й четверти ХХ века4.

Смелое и страстное стремление Эрани к этой цели ярко отражено в его работе «Общая диалектика»5, написанной им в последние годы его жизни.

Надо отметить, что несмотря на стремление Эрани философские, психологические и педагогические вопросы объяснять на основе теории диалектического материализма, все же в его ранних произведениях встречается ряд ошибочных оценок некоторых неверных положений таких буржуазных ученых, как Фрейд и Джемс. Эрани совершенно ошибочно утверж­дает, что, якобы, Фрейд и Джемс применяли диалекти­ческий метод к изучению психических явлений1.

В книге «Психология» (1927 г.) Эрани, не разобрав антинаучной, реакционной сущности махистского «принципа экономии мышления», излагает его как научный принцип2. Но в 1930-х годах, в результате углубленного изучения марксистской философии, он резко критикует этот «принцип экономии мышления» и разоблачает Маха3. Т.Эрани многое пересматривает в своих ранних произведениях, устраняя имевшиеся недочеты. Например, в книге «Психология» еще ясно видно влияние «психологической школы» Запада, а в работе «Мистика и материализм» (1934-35гг.) Эрани уже подвергает эту школу к резкой критике. Он пишет «… как становится известным, эта психологическая школа, как школа позитивизма, и агностицизма, утопает в противоречиях»4.

Г л а в а III

ДОКТОР ТАГИ ЭРАНИ ОБ ОБЩИХ ОСНОВАХ ПЕДАГОГИКИ

На мировоззрение Таги Эрани не оказали влияния ошибочные теории прагматистов, бихевиористов, учение которых охватило официальную науку в Европе в конце XЫX и начале ХХ столетия.

Находясь в Германии (1922-1929), Эрани не только не подпал под влияние реакционных идей современных ему немецких буржуазных педагогов, как-то: В.Рейна (1847-1922 гг.), Г.Гаудига (1860-1923 гг.), В.Лая (1862-1926 гг.), Г.Кершенш­тей­нера (1854-1930 гг.) и др., а наоборот, искал пути и возможности борьбы за создание психологии и педагогики на подлинно научной марксистской основе.

Говоря о диалектическом материализме и Карле Марксе, Эрани отмечает основные моменты этой теории и рассматривает применение законов диалектического материализма для разре­шения педагогических вопросов, а именно вопросов умственного, эстетического и нравственного воспитания. В книге «Психо­логия» в разделе «О педагогических вопросах» Эрани пишет: «При помощи законов диалектики и причинности может быть правильно установлен критерий в вопросах науки1, искусства (эстетики), добра (нравственности)»2.

Эрани еще в 1927 году выдвинул положение о том, что научная работа в области педагогики, как и во всех других областях знаний, должна проводиться только на основе теории диалектического материализма, так как, только применяя марксистскую методологию, можно сделать правильные выводы из педагогической теории и опытов, безошибочно выявить закономерности развития отдельных отраслей педагогики.

Т. Эрани в 20-е годы находился под некоторым влиянием так называемой «психологической школы». Он явно переоценивал значение психологии, считая педагогическую науку составной частью психологии1. Но совершенно правильно понял, что для раскрытия закономерностей воспитания и обучения психология является одной из основных областей науки.

Говоря об общем значении психологии, Эрани пишет: «Психология приносит практическую пользу, особенно в области обучения и воспитания»2. Психологию как исследование явления сознания можно сравнить с такой школой, указывал Эрани, которая может правильно ответить на вопросы «почему»? и «каким образом»? И далее: «Если психология и не в одинаковой мере облегчает изучение и понимание всех явлений, все же изучение ее, т.е. психологии, дает возможность сделать большой шаг вперед для продвижения в темных лабиринтах сознания».3

Правильное понимание значения психологии, и ее неразрывной связи с педагогикой дало возможность Т. Эрани сделать ряд существенных выводов в области воспитания и обучения.

Надо отметить, что в первой четверти ХХ столетия психология как наука переживала кризис. В своей книге «Психология» Эрани, в противовес старой «университетской психологии», поставил вопрос о построении этой науки на базе диалектического материализма, и это является одной из его важных заслуг.

Эрани выступал против идеалистических и метафи­зических взглядов, нашедших свое отражение в официально утвержденных учебных пособиях для школ и высших учебных заведений Ирана. В своих произведениях он подверг резкой критике идеалистов и метафизиков, подходя к понятию души с точки зрения диалектического материализма.

Из исследований доктора Эрани в области психологии видно, что он всесторонне изучал не только вопрос о формировании психологии как науки, но также и различные теории и методы, применяемые в области психологии. Эрани изучал и критически воспринимал произведения Аристотеля, Гоббса, Спинозы, Лейбница, Юма, Гербарта, Декарта, Руссо, Песталоцци, Фихте, Шопенгауэра, Иоганса Миллера, Вебера, Гельмгольца, Фехнера, Вильяма Джемса, Вевента, Фрейда и Эббингаузена. Уже в 1927 г. он имел правильное представление о деятельности советских психологов, работавших над созданием материалистической психологической системы. По этому поводу Эрани говорит: «Сегодня в исследованиях психологических вопросов применяется метод диалектического материализма»1.

По мнению Эрани, особенности психики, ее сущность, а также закономерности ее развития можно точно определить только на основе методологии диалектического материализма. Только таким путем психология будет превращена в орудие для развития теории обучения.


* * *

К ряду теоретических вопросов педагогики (классовому характеру воспитания, целям и задачам воспитания, роли воспи­тания в общественном развитии) Эрани впервые в истории Ирана подошел с точки зрения интересов рабочего класса. «…Форма воспитания детей феодалов встречает насмешку в буржуазном обществе. Методы и формы воспитания при существующем общественном строе несомненно вызовут насмешку при гряду­щем строе»2. Т. Эрани выражает мысль о том, что воспитание носит общественный характер, и, следовательно, педагогическая теория складывается в строгом соответствии с особенностями существующего общественного строя. Он утверждает, что формы и методы воспитания изменяются, и развиваются в зависимости от изменения и развития производственных отношений: «Все общественные явления, в том числе обычаи (в ряде случаев Эрани под понятием обычаев подразумевает нравственное воспитание – А.Я.), порядки, законы, этика во все времена были мощными общественными факторами и находились под влиянием общес­твенных противоречий и трудовых взаимоотношений»1.

По мнению Эрани, цели и задачи воспитания устанавливаются под влиянием классовой борьбы. Он считает, что в интересах класса трудящихся молодежь должна воспи­тываться так, чтобы она была способна свергнуть существующий капиталистический строй и построить бесклассовое общество.

Анализ деятельности Эрани в школе и в области просвещения говорит о том, что проблему непосредственного вов­лечения школы в политическую борьбу, проблему революцион­ного воспитания молодого поколения Эрани считал составной частью общей борьбы пролетариата с существующим буржуазно-помещичьим строем. Такая политическая деятельность Таги Эрани явилась для передовых народных учителей примером и призывом к активному участию в общей политико – револю­ционной борьбе.

Марксистские суждения Эрани по общим вопросам педагогики теоретически вооружили передовых народных учи­телей Ирана, мобилизовали учительство на ведение революцион­но-педагогической работы в школах среди подрастающего поколения.

Надо отметить, что в тридцатые годы, когда в Иране велась разнузданная пропаганда фашизма и когда действовавшая в школах Ирана под маской педагогов фашистская агентура осуществляла моральное растление молодежи, - вовлечение массы учителей и остальной интеллигенции Ирана в политическую и революционную работу являлось неразрывной частью общей борьбы иранских коммунистов за свержение власти господствую­щего класса. В этом отношении политико-педагогическая дея­тельн­ость Эрани в области просвещения и педагогики предс­тавляет собой исторически важное событие в жизни Ирана.



Г л а в а IV
О ДИДАКТИЧЕСКИХ ВЗГЛЯДАХ ДОКТОРА

ТАГИ ЭРАНИ

Подходя к теоретическим основам педагогики с точки зрения диалектического материализма, Эрани, впервые в Иране, сумел научно осветить ряд основных моментов дидактики.

Дидактические взгляды Эрани имеют огромное значение потому, что в период замены господствовавших в Иране схолас­ти­ческих теорий обучения ошибочными теориями современных ему буржуазных мыслителей, он стремился применять Марк­систскую теорию познания к теории обучения и пропагандировал марксистскую педагогическую мысль в Иране.

Эрани был против фаталистических воззрений иранских педагогов, которые обуславливали умственное развитие детей их наследственностью, классовой и расовой принадлежностью1 и на этом основании игнорировали необходимое умственное воспи­тание.

Эрани считал, что разум является объектом воспи­тания. И поэтому, независимо от расы, наследственности и классовой при­над­лежности, на умственное развитие детей необходимо ока­зы­вать влияние. Разум он понимал не идеалистически, а как продукт мозга.

В своем труде «Психология», написанном в Берлине в 1927 г., Эрани выдвигает положение о том, что разум и сознание имеют материальную основу2.

В своей работе «Человек с точки зрения материализма» Эрани пишет: «В процессе мышления в мозгу имеют место материальные изменения»3. Далее он показывает признаки этих материальных изменений1. Касаясь понятий разума и сознания, Эрани выдвигает мысль о том, что так как разум и сознание имеют материальную основу, психические явления не могут не подчиняться детерминистической закономерности, другими сло­ва­ми, любое количество той или другой причины, воздейс­тву­ющей на сознание человека, вызывает и следствие определенного психического качества2.

Этот вопрос Эрани более детально разработал в своей книге «Психология». В ней он подвергает критике соответс­твую­щее положение Джемса, отвергавшего возможность скачкооб­разных изменений в развитии сознания человека. Утверждая, что изменения явлений сознания происходят в соответствии с принципами диалектики, Эрани пишет: «Каждое мгновение одни явления сменяются другими. В явлениях сознания движения и изменения также осуществляются и постепенным и революцион­ным путем. Когда мы работаем над чем-нибудь, наше мыш­ле­ние приходит в действие и подвергается последова­тель­ным измене­ниям. Потом, под влиянием внутренних или внешних воз­действий, в нашей умственной деятельности неожиданно насту­пает изменение. Так в нашем мышлении возникает ряд новых яв­лений. Таким образом, постепенные изменения, происходящие в сознании, приводят к революционному скачку»3.

Изучение всех высказываний Эрани об учебном процессе и о развитии сознания приводит к заключению, что по мнению Эрани, в процессе обучения постепенные количественные изме­нения – постепенное усвоение знаний и усовершенствование ме­то­дов обучения, - воздействуя на учащихся, вызывают в их сознании качественные изменения. Эта идея Эрани становится осо­бенно ясной, когда он в своей книге «Психология», в разделе о диалектике, говоря о переходе количественных изменений в качественные, подчеркивает, что «в психологии очень хорошо можно проследить действие этого закона»1.

Т.Эрани в своих высказываниях о теории обучения, впервые в иранской печати, освещает закономерность общих основ дидактики с точки зрения марксистской теории. С одной стороны, это выступление Эрани было направлено против укоренившейся веками в школах Ирана теории наследственности, сторонником которой был еще знаменитый педагог, поэт и мыслитель XIIЫ века Саади2, учение которого нашло широкое распространение не только в Иране, но и на всем Ближнем Востоке. С другой стороны, выступление Т.Эрани опрокидывало заимствованные на Западе буржуазные теории современных ему иранских педагогов и психологов, среди которых особенно выделялись Новбахт3 (находившийся под влиянием реакционной философии Ницше и его последователей), Сияси4 (убежденный сторонник педагогических идей Термена и Торндайка) и Садыг (сторонник реакционной американской педагогики, в книге которого «Новейший метод в обучении и воспитании» ясно видно сильное влияние педологии). Выдвинутая Эрани теория явилась сокрушительным ударом по авторитету этих иранских педагогов и психологов, искажавших такие основные вопросы педагогики, как цели и задачи, сущность и содержание обучения, а также целый ряд важных вопросов психологии.

В вопросе умственного воспитания Таги Эрани, став на позицию отрицания ошибочного учения Дюринга, в своих произведениях руководствовался соответствующими идеями Энгельса1 и давал марксистское толкование роли абстрактного мышления в процессе познания2. Правильное понимание доктором Эрани роли абстрактного мышления в процессе познания дало ему возможность выдвинуть свои научно-педагогические идеи в области умственного воспитания детей, противоположные положениям таких реакционных иранских педагогов, как, например, Садыг, который придерживался в вопросах дидактики порочной теории обучения Торндайка, изложенной последним в книге «Основы обучения» (1932 г.).

Эрани в своем произведении «Психология» определяет два этапа восприятия в широком смысле этого слова: узнавание и понимание. По теории обучения Эрани, упомянутые два этапа восприятия выступают как первая и вторая ступень усвоения.

В своей работе «Человек с точки зрения материализма» Эрани, опираясь на закономерности познания, раскрывает сущ­ность процесса усвоения в обучении. Говоря о процессе усвоения, он пишет: «В процессе обучения необходимо стремиться развивать в детях способность к наблюдению, мышлению и применению полученных знаний на практике».3

Эрани совершенно обоснованно и правильно считал, что процесс усвоения завершается опытом и упражнениями. По его мнению, в процессе познания практика играет решающую роль. Поэтому он подчеркивает: «Недостаточно в уме своем связать слова друг с другом, надо еще связать мышление с объективной действительностью»4.

Как явствует из вышеизложенного, в мыслях Эрани о ступенях усвоения, являющегося ограниченной формой процесса познания, заметно влияние теории отражения В. И. Ленина5.

Т. Эрани был знаком с рядом произведений В.И. Ленина1. Эрани, очевидно пользуясь почерпнутыми из теории отражения Ленина положениями, изложил процесс усвоения с позиций диалектического материализма. В книге «Психология», написан­ной Эрани в 1927 году, изложены его основные взгляды на дидактику. Однако ступени усвоения разграничены не так четко, ясно и последовательно, как это имеет место в его более поздней работе «Человек с точки зрения материализма», написанной им 1934 году.

Эрани последовательно занимался вопросом воспитания диалектического мышления молодежи2. Издание журнала «Донья», начатое в 1934-1935 годах, также содействовало умс­твен­ному воспитанию молодого поколения. Ряд циклов статей:3 «Мистика и материализм», «Человек с точки зрения мате­риализма», «Диалектический материализм», «Эволюция, приспо­собление к среде, наследственность», «Свобода и необходимость» и др., принадлежащих перу доктора Эрани, преследовал цель: на основе научных примеров научить молодежь методу диалектико-материалистического мышления.
* * *
В тот период, когда в школах Ирана господствовали еще средневековые методы и правила, выдвижение и пропаганда доктором Эрани передовых принципов обучения оказали огромную методическую помощь прогрессивным учителям начальных и средних школ в деле улучшения преподавания.

Высказывания Эрани о принципах дидактики не имеют характера стройной системы, однако, рассуждая о различных вопросах педагогики и психологии, он касается также ряда дидактических принципов.

Отмечая большое значение наглядности в познании, Эрани пишет: «Видеть легче, чем думать»4. Исходя из этого, он указывает, что в процессе обучения исключительно важно установление связи мышления учащихся с объективной действительностью. Эрани считает воздействие объективной действительности на мышление непременным условием облегчения усвоения. Поэтому он подчеркивает: «Сугубо необходимо ближе знакомить детей с самой природой и ее явлениями»1.

Эрани считал, что «слово является оболочкой понятия»2. Говоря о значении правильного восприятия слова, Эрани пишет: «слова любого языка являются выражением абстракции и обобщения, произведенных в процессе умственной деятельнос­ти»3. Отсюда он приходит к мысли о том, что для облег­че­ния учащемуся всестороннего усвоения взаимосвязей и осо­бен­нос­тей явлений, необходимо ясно раскрыть ему значение слова и содержание темы4. Если ученик умеет правильно объяснить значение слова, значит он уже освоил процесс обобщения и абстрактного мышления.

Эрани придает большое значение и умственной активности. В обеспечении умственной активности Эрани отводит большое место чувственному опыту, особо подчеркивая значение зрительных, слуховых и др. ощущений учащихся, во взаимо­действии с мышлением. Он считает, что «процесс мышления возникает тогда, когда посредством ощущения и восприятия познаются объекты»5.

Для активизации мышления, по мнению Эрани, необ­ходима активизация органов чувств, которая может быть более успешно достигнута путем применения наглядного обучения.

Для достижения высокой сознательности при изучении той или иной темы надо обратить внимание на предельную ясность поставленной перед учащимися цели. Согласно утверждению Эрани, страстное желание достижения цели пробуждает у учащихся стремление к активности. Это стремление очень скоро переходит в привычку, в навык. Учащийся, имеющий навык активности, проявляет его и при выполнении такой работы, которая его даже не интересует1.

Для того, чтобы в процессе обучения учащиеся лучше и легче усвоили преподносимые им материалы, сугубо необходимо обратиться к помощи опыта. К этой мысли Эрани возвращается часто. Он считает опыт и упражнения необходимым условием развития умственной деятельности учащихся.

Следует отметить, что в дидактических взглядах Эрани ясность цели и практические упражнения выступают как важные факторы успешного познания и обучения.

Лучшее усвоение материала и умственная деятельность учащихся во многом зависит от того, насколько заострено их внимание к данному материалу. Известно, что все педагоги без исключения говорили о том, что уроки должны быть интересными, а также о том, что для привлечения внимания учащихся необходимо применять ряд соответствующих мероприятий. Однако многие из них в то же время не уяснили себе того, на основе каких закономерностей разрабатываются методы привлечения внимания учащихся к тому или иному явлению.

Эрани по вопросу привлечения внимания учащихся к явлениям окружающего их мира, руководствуясь методом диалектического познания объективной действительности, говорит: «Основной фактор, который привлекает внимание ребенка, - это движение»2. И далее: «Если в среде, окружающей ребенка, перестанет существовать движение и изменение, весь мир для него (включая его самого) превратится в застывший и безжизненный»3.

Эрани утверждает, что движение и изменение, происход­ящее вокруг учащегося, привлекает его внимание и активизирует его умственную деятельность. Он пишет: «Движение звезд, очер­тания гор, солнца, прозрачность воды и другие явления природы привлекают к себе ребенка и наводят его на размышления о существовании многообразного и изменчивого мира»1. По мнению Эрани, каждое объясняемое явление должно быть по­казано в его динамике. Это суждение Эрани мы называем «прин­ципом движения».

Исходя из этого принципа, Эрани находит, что кино в вопросе понимания исторических событий, а также сведений, преподносимых в рассказах по сравнению с другими учебными средствами и пособиями, имеет исключительное преимущество, ибо кадры кинокартин находятся в непрерывном движении.

Выдвигая ряд суждений о принципах, касающихся области преподавания, Эрани напоминает о других дидактических прин­ци­пах, в том числе о принципах прочности и систематич­ности. В этой области Эрани дает ряд полезных методических советов, могущих облегчить труд учителей и сделать преподавание плодотворным.

Необходимо отметить и то, что Эрани указанные прин­ципы обучения считал неразрывно связанными между собой. Поэтому высказывания Эрани о том или ином принципе обучения также являются взаимно дополняющими друг друга.

* * *


Как известно, в Иране идеологической основой обучения является религия. Даже в 30-е годы в «постановлении Министерства просвещения подчеркивалось, что идеологической основой обучения детей должна быть му­суль­манская религия»1. Наиболее важными учебными предметами в иранских школах считались Коран, фикх и шариат2, изучение которых осуществля­лось пу­тем механического зазубривания. Очень мало обращалось внимания на преподавание естественных наук. Это существо­вавшее в школах Ирана положение поддерживалось даже таким убежденным сторонником европеизации иранской школы, как известный педагог Ирана, доктор Иса Садыг3.

Эрани резко выступает против этой, утвержденной иранским правительством, реакционно-идеологической основы обучения.

На основе марксистского мировоззрения Эрани приходит к выводу о том, что при составлении учебного плана необходимо подбирать материалы по основным отраслям науки без отрыва от объективной действительности, т.е. без отрыва от природы, общества и человеческого мышления. Эти мысли нашли свое выражение в плане учебных пособий «Сэлселе». «Сэлселе» охватывает три основных момента объективного бытия: природу, общество и человеческое мышление1.

Эрани обращал исключительное внимание на обучение естественным и точным наукам, особо отмечал знание гуманитарных наук, в том числе логики и психологии.

В ряде суждений по вопросу обучения Эрани обру­шивается на односторонность учебных планов, существующих в иранских школах по подготовке специалистов. «Знание природы, - пишет он, - это преддверие всех научных знаний»2. Эрани находит, что как в общеобразовательных, так и в специальных школах преподавание естественных наук должно считаться обязательным.

Ознакомление молодежи с философской мыслью, воспи­тание ее в духе философско-логического мышления – Эрани счи­тает актуальным вопросом, для разрешения которого необ­ходимо введение в школах Ирана преподавания диалектического материализма.

Преподавание теории диалектического материализма в средних школах на первый взгляд может показаться излишним бременем для учебного плана, но Эрани поднимал этот вопрос совершенно обоснованно. Надо учесть, что в иранских средних школах срок преподавания 12-13 лет. Многие учащиеся старших классов иранских школ являются членами прогрессивной политической партии Ирана и принимают активное участие в политико-просветительных мероприятиях этой партии. В такой стране, как Иран, где подавляющее большинство населения неграмотно, где просвещение стоит на самом низком уровне, пропагандистская задача рабочей партии очень тяжела. Поэтому для успешного разрешения этой задачи воспитание учащихся средних школ и студентов в марксистском духе является нелегким, но злободневным вопросом.

Выдвигая идею преподавания теории диалектического материализма в средних школах Ирана, Эрани преследовал две цели, одинаково важные для массы иранского населения. С одной стороны, вследствие такого мероприятия воспитывались бы активные, марксистски подготов­лен­ные кадры для пополнения и усиления Коммунистической партии Ирана, а с другой стороны, школа освободилась бы от влияния схоластики.

В своих произведениях Эрани теорию диалектичес­кого материализма называет «азбукой науки». В учебных пособиях, подготовленных им же самим, он простыми примерами старается разъяснить основные моменты воинствующей марксистской теории.

* * *


Эрани является горячим сторонником проведения корен­ных реформ в области начального образования в Иране. Подчер­кивая решающую роль начального образования в деле умствен­ного развития, Эрани пишет: «Молодое поколение, прежде всего, должно научиться говорить и писать правильно»1. Он считает, что применение в школах Ирана существующего арабского алфавита, а также буквенно-слогового метода недопус­тимо тормозит развитие начального образования. Введение в Азербайджанской Советской Социалистической Республике латинского алфавита Эрани считал прогрессивным явлением2. Проти­во­поставляя мероприятие Советского Азербайджана в области просвещения вековому застою в Иране, Эрани выдвигал мысль о замене арабского алфавита новым латинским алфавитом.

Надо отметить, что азербайджанский просветитель Мирза Фатали Ахундов, общественный деятель и писатель Ирана Мирза Мелькум-хан и автор «Книги о правилах обучения и воспитания детей» Таги-хан Кашани, неоднократно указывая на то, что существующий арабский алфавит является серьезной причиной, препятствующей распространению и развитию начального обра­зо­вания в Иране, предлагали провести реформу арабского алфа­вита. Эрани, напоминая об этом1, со своей стороны подчеркивает, что проведение хотя бы подобной реформы явится важным и необходимым условием улучшения народного образования в Иране.

На основании некоторых данных можно предполагать, что Эрани в вопросе улучшения арабской орфографии находился под влиянием литературного наследия Мирзы Фатали Ахундова, который в 1285 (1869) году изложил свои соображения по этому вопросу в письме министру просвещения Ирана2.

Предложение Эрани о замене надстрочных и подстрочных знаков3 (так называемых «хереке») отдельными, самостоятель­ными буквами является продолжением и развитием мысли Мирза Фатали Ахундова.

Эрани был противником буквенно-слогового метода1 обучения, господствовавшего в школах Ирана. «При обучении азбуке, - пишет он, - надо обратить внимание на то, чтобы ребенок запоминал букву не по ее названию, а по произношению»2. Здесь надо отметить единомыслие Эрани в этом вопросе с известным азербайджанским педагогом Мирза-Гусейном Рушдия (1850-1945)3, который первым в Иране начал применять в открытой им частной школе звуковой метод обучения.
* * *

В 30-е годы ХХ века, несмотря на некоторые реформы, произведенные в области просвещения под давлением революционных кругов иранского народа и растущей молодой национальной буржуазии, методы обучения в школах Ирана не выходили из рамок тех схоластических правил, которыми определялась методика обучения в мектебах (начальных духовных школах, составлявших еще в 20-е годы основную массу школ в Иране). Зубрежка, муштра и телесные наказания составляли основу методики обучения.

Эрани отвергал схоластические методы обучения в школах Ирана, считая их тормозом в деле охвата начальным образованием широких масс иранского народа, а также в деле развития их общественно-политического сознания. Хотя Эрани и не занимался специально разработкой вопросов методики преподавания, однако, он в своих статьях и учебниках, рассчи­танных на широкие круги интеллигенции и учащихся иранских учебных заведений, широко пользовался сопоставитель­ным, разъяснительным и сравнительно- историческими методами.

В учебных пособиях, составленных доктором Эрани, и в ряде его других произведений высказывается мысль о том, что преподаватель на занятиях свою работу должен строить на материалах, носящих общественный характер, он должен брать примеры, имеющие политическое содержание, почерпнутые из самой жизни, а не отвлеченные, с тем, чтобы учащиеся могли из них сделать определенные общественно-политические выводы. Ознакомившись с его произведениями, учительство Ирана могло сделать вывод о том, как работать в условиях политического надзора, какими методами развивать у учащихся научно-революционное сознание. Обратимся к помощи примера. В своей работе «Диалектический материализм» Эрани, говоря об опыте и истине, пишет: «если бы еще в средние века появилось суждение о том, что реакция, используя религию, вызывает регресс культуры, то истинность этого суждения могла быть установлена только в результате проверки опытом. В настоящее время мы видим, что Ватикан, являясь центром папской власти, поддержи­вает фашизм, а фашизм считает, что посещение церкви, деторож­дение и работа на кухне должны быть единственным занятием женщины»1. Эрани этим самым хочет сказать, что хотя утверж­дение о реакционной сущности религии, выдвинутое в свое время, является истиной, однако, убедиться в неоспоримости этой истины оказалось возможным только на практике, особенно в период господства фашизма.

Для того, чтобы доказать то или иное положение, Эрани иллюстрировал свои мысли примерами из различных областей науки. Например, говоря о роли практики в деле определения истины, он приводит характерные примеры из области экономики, показывает, как стихийность концентрации капитала и бесплановость производства влекут за собой неминуемый кризис, а кризис, в свою очередь, является причиной войн. Война же несет с собой бедствия и нищету. Эрани пишет: «Мы на основании опыта и практики убедились в неоспоримости этих истин»2.

Как мы указывали выше, Эрани в вопросе определения истины исходит из опыта и практики, и опираясь на конкретные примеры, показывает педагогам и учащимся реакционную сущ­ность религии и реакционный характер современного капитализ­ма, разоблачает фашизм и его идеологию, получившую в 30-е годы широкое распространение в школах Ирана1. Он стремится воспитать у учащихся правильные, не только научные, но и общественно-политические убеждения.

Изучая примеры, приводимые Т. Эрани, и методы, применяемые им для объяснения научных и общественных проблем, мы приходим к выводу о том, что по мнению Эрани, методы обучения должны непосредственно служить делу умственного и нравственного воспитания молодежи, должны содействовать развитию диалектического, логического мышления учащихся, воспитывать в них смелость, сообразительность, самостоятельность, инициативу, боевой дух и активность в политической борьбе.

В процессе объяснения научных проблем Эрани использовал не только примеры, почерпнутые из повседневной жизни и носящие общественно – политический и воспитательный характер, но и народные поговорки, афоризмы, а также отдельные высказывания классиков мировой литературы.

Эрани обращал особое внимание на применение сравнительного метода в обучении и считал его неразрывной частью объяснения. По его мнению, в процессе усвоения для достижения стадии понимания необходимо выяснить различие, существующее между явлениями, а для этой цели необходимо применение сравнительного метода. Он пишет «…задачей понимания является определение сходства и различия между двумя явлениями»2.

Эрани неоднократно подчеркивает необходимость исполь­зования наглядных пособий при применении сравнительного и объяснительного методов. Из различных видов наглядных посо­бий он особенно выделяет иллюстративные и естественные нагляд­ные пособия, причем отмечает исключи­тельно важное значение кино.

* * *

Доктор Эрани является составителем и издателем ряда опубликованных под общим названием «Сэлселе усул-э улум-э дегиг-э» учебных пособий по естественным и общественным наукам для средних учебных заведений Ирана.



Для того, чтобы понять историческую роль произ­ведения Эрани «Сэлселе», необходимо хотя бы немного ознакомиться с учебными програм­мами, учебными пособия­ми, выпускавшимися с одобрения реакционного правитель­ства Ирана, и наконец, со школой, в которой Эрани прихо­дилось работать. Физические методы наказания, унижение человеческой личности, убеждение человека в необхо­димости и неизбежности его бесправия, проповедь прими­рен­чества и непротивления злу, включение в учебники рассказов и стихов, рассчитанных на удовлетворение низкопробных вкусов религиозных торговцев, воспитание у детей «необходимого нравственного качества» - любви к особе «его величества» шаха Ирана, настойчивость в деле превращения молодых талантов в рабов низости старого мира, - вот девиз «золотого периода»1, вот характерная сущность просвещения и образования в Иране, против которой Эрани вел неустанную борьбу.

Конечно, такое мрачное положение в истории культуры и просвещения Ирана долго существовать не могло. Надо отметить, что в 30-е годы в Иране наблюдается некоторый прогресс в области просвещения (расширяется сеть учебных заведений, увеличивается выпуск учебных пособий), но формально, а на деле, т.е. по содержанию, все продолжает оставаться в тисках схоластики и косности. Для рассматриваемого периода характер­но широкое распростра­нение в Иране реакционной американо-немецкой педагогики с ее методами и приемами обучения и воспитания.

По распоряжению Министерства просвещения в 30-е годы в школах Ирана началась организация отрядов бойскаутов; основной целью этого было создание из молодежи опоры правительства Реза-шаха. Первыми инструк­торами бойскаутов были американцы. В связи с усилением в Иране влияния фашистской Германии отряды иранских бойскаутов (пишахенги) были превращены в военизированные фашистские молодежные организации.

В иранских школах «… педагоги внушали учащимся мысль о превос­ходстве немецкой расы, о «вечной дружбе» Герма­нии и Ирана. Используя педагогическую кафедру, фашистские инструкторы прививали нацистскую, человеконенавистническую идеологию»1.

В угоду господствующим классам в учебниках оправ­дывалась агрес­сивная политика фашистской Германии и одоб­рялась профашистская ориента­ция правительства Реза-шаха. Ав­торы учебников шли на прямую фальсификацию истории, лите­ратуры, географии2. На страницах учебных пособий этого периода господствует схоластика и упадочничество. В этих условиях чувствовалась острая необходимость издания учебных пособий, основанных на научных принципах, пособий, которые пропаган­дировали бы передовые революционные идеи и прогрес­сив­ные педагогические мысли. Таким учебным пособием, запол­нив­шим пустоту в области просвещения и педагогики Ирана, и явилась «Сэлселе»3.

Задачей этой серии учебных пособий было освещение и объяснение общих основ науки. Об этом сам Эрани в первой книге своей «Селселе», в предисловии к книге «Основы физики», пишет: «Серия точных наук» является последовательным собра­нием методов и обобщений наук, которые сделались достоянием человечества. «Серия основ точных наук» начинается с физики и химии, далее, переходя в область двух других наук, - биологии и психологии, - исследует особые изменения, происходящие в живых организмах, и в заклю­чение, объясняет общие основы наук и методы исследования, применяемые в науке вообще». Там же Эрани отмечает, что «Серия основ точных наук» излагает вопросы физики, химии, биологии, психологии и социологии с точки зрения диалектического материализма.

Эрани считал «Селселе» наилучшим из возможных в тогдашних условиях средств для воспитания учащихся и вообще иранской интеллигенции в духе диалектического материализма. Поэтому Эрани объясняет в «Селселе» «азбуку» диалектического материализма. Он пишет: «Диалектика в деле научных исследо­ваний все явления рассматривает не оторванными от жизни, застывшими, абстрактными, а берет явления в процессе движения, наблюдает за их возникновением и развитием»1. Таги Эрани в своей книге «Селселе» раскрывает основные свойства диалектики, и, приводя соответствующие примеры, показывает учащимся и учителям, что, только пользуясь диалектическим методом, можно точно исследовать явления и правильно показать их сущность.

Издавая эти учебные пособия, Эрани ставил перед собой задачу: вооружить молодое поколение материалистическим мировоз­зрением и дать марксистское направление революционно-педагогической деятельности передового народного учительства Ирана. Считая учебно-педагогические пособия важным средством политического воспитания масс педагогов и учащихся, Эрани пришел к мысли, что в современном ему Иране, в условиях политического террора, эти пособия могут явиться надежным легальным средством распространения и внедрения в обществе и школе идей марксизма-ленинизма.

Учебные пособия, написанные Эрани, в противовес выдвинутому иранским правительством лозунгу об отделении просвещения от политики, - активно воспитывают политические и философские взгляды учащихся, направляя их по пути марксистско-ленинской философии. С этой точки зрения четвертая книга «Селселе», а именно «Психология», приобретает исключительное значение.

Что такое общество? Как появились законы и кому они служат? В чем состоит сущность государства, являющегося орудием применения этих законов? Вот вопросы, ответ на которые укажет молодому человеку, уже согнувшемуся под беспощадным гнетом господствующего класса, единственный путь освобождения от этого гнета – путь революционной борьбы. Эрани на страницах «Психологии» на все эти сложные вопросы отвечает на простом, понятном языке, доступном мало-мальски грамотному человеку. Его речь не схоластична, в ней нет напыщенности, высокопарности. Он пишет: «Общество состоит из господствующего класса и класса угнетенных. Господ­ству­ющий класс вовсе не стремится к уничтожению класса угнетен­ных, ибо жизнь и благополучие господствующего класса всецело зависит от труда этого класса угнетенных. Класс же угнетенных старается освободиться от гнета господствующего класса»1.

Эрани показывает, что господствующий класс, захватив власть в свои руки, старается задушить стремление угнетенного класса к освобождению и, используя для этой цели государство, издает и проводит в жизнь соответствующие законы. Он говорит: «Государство является аппаратом, обеспечивающим господство правящего класса над угнетенными»2.

Эрани не ограничивается толкованием и объяснением вышеизложенных вопросов. Говоря о том, что справедливое общество должно быть построено на основе принципа: «От каждого по способностям, - каждому - по потреб­ностям»3, он фактически пропагандирует коммунизм. Эрани указывает и путь установления такого справедливого общественного строя. Он пишет: «Форма общества изменяется руками революции»4.

Из примеров, приводимых Т.Эрани при объяснении того или иного научного или общественного вопроса, ясно, что, по его мнению, учебные пособия должны также осуществлять и задачу нравственного воспитания. Пропагандируя пролетарские нравственные качества, Эрани в книге «Психоло­гия», в разделе «Сравнительная психология» пишет: «Рабочие всего мира, независимо от того, кто они англичане, французы, русские, иранцы, - друг на друга очень похожи, у крестьян любой страны мира одинаковые мысли, капиталист же имеет другие убеждения»1. Вполне ясно, что Эрани этими словами хочет привить молодежи чувство пролетарского интернационализма, стремится дать им понятие о классовом антагонизме, существующем в буржуазном обществе, и на основании этого воспитать у молодежи сознание неизбежности борьбы с буржуазным строем.

«Селселе» разоблачает лживость основных средств, служащих для оправ­дания всех преступлений господствующего класса, и, объясняя подлинную сущность понятий «закон» и «государство», разоблачает действительный облик мира жесто­кос­ти, скрывающегося под маской этих понятий. Воспитывая, таким образом, сознание учащихся, Эрани помогает им придти к естественному выводу о необходимости свержения существую­щего в Иране буржуазно-феодального строя. Органи­зация и проведение в условиях разгула фашизма в Иране такой политико-педагогической работы, являющейся одним из видов револю­ционной борьбы, - это замечательнейшее событие в истории педагогики Ирана, которое стало возможным только благодаря высокому мастерству, бесстрашию и революционному риску Таги Эрани.

Эрани, требуя научности всех учебников, самим изданием «Селселе» разоблачил научную неполноценность имевшихся в Иране учебных пособий, оказал неоценимую помощь передовым работникам просвещения и обеспечил молодежь Ирана необходи­мым пособием для ознакомления с последними достижениями передовой науки.

В период глубокого идейно-политического и морального обнищания в области просвещения и педагогики неожиданно на страницах «Селселе» получает марксистское освещение ряд вопросов воспитания и обучения, а также основных вопросов точных и гуманитарных наук. Появление в свет этой книги Эрани вошло в анналы истории просвещения и педагогики Ирана как событие исключительной важности.

На основе анализа учебных пособий, написанных Эрани, можно придти к выводу о том, что, по его мнению, все учебные пособия должны удовлетворять трем основным требованиям: обладать научностью, революционной направлен­ностью и воспитательной значимостью.

Известно, что в последние годы американская педагоги­чес­кая мысль нашла широкое распространение в Иране. Многие иранские авторы в своих педагогических произведениях и учеб­ных пособиях пропагандируют идеи и положения теоретиков американской педагогики1.

В настоящее время «Селселе» является замечательным оружием в руках передового учительства Ирана, оружием, направленным против влияния американской педагогической мысли в Иране.

Г л а в а V

ДОКТОР ТАГИ ЭРАНИ О ТЕОРИИ ВОСПИТАНИЯ

Как известно, в иранских школах нравственное воспи­тание ограничено рамками укоренившихся веками на Востоке религиозных и феодальных порядков, обычаев и предрассудков. Формирование религиозных убеждений учащихся считается в школах Ирана основным методом нравственного воспитания.

В настоящее время иранские буржуазные педагоги и психологи пытаются подвести идеологическое обоснование под эти схоластические положения.

Автор учебника педагогики, одобренного Министерством просвещения Ирана в качестве учебного пособия для педагогических техникумов и высших учебных заведений, Иса Садыг говорит: «Нравственность, основой которой являются наставление и советы, соединяясь с религией, становится священной, и тогда ее положения превращаются в законы бога»1.

Далее, говоря о воспитании способности к самопожер­твованию, Иса Садыг в подтверждение приведенного им выше мнения ссылается на высказы­вание американского реакционного психолога В. Джемса о том, что «люди, верующие в божественное начало, с большой радостью идут на самопожертво­вание»2, и, наконец, приходит к выводу, что «нравственность должна быть основана на религии»3.

В обстановке такого уродливого ограничения и искажения нравственного воспитания правильное объяснение доктором Эрани закономерностей и методов воспитания имело огромное значение, так как дало передовым народным учителям и воспитателям здоровое педагогическое направление.

Эрани впервые в Иране объяснял ряд вопросов воспитания, в том числе и нравственного воспитания, с точки зрения интересов рабочего класса, пол­ностью отвергая реакционные порядки, существующие в школах Ирана.

В педагогических взглядах Эрани вопросы нравственного воспитания занимают значительное место. Правильно понимая, что нравственное воспита­ние является неразрывной частью умственного воспитания, Эрани пишет: «…нравственное воспи­тание также является результатом умственного воспитания»1. Эрани вполне обоснованно считает, что на основе материаль­ных условий существования человеческого общества у людей возни­кает ряд тех или иных нравственных качеств и склонностей, как-то: самоотвер­женность, склонность к науке и технике, инициатив­ность, чувство долга, эсте­ти­ческие наклонности2. Эрани в ряде своих произведений показывает, что в воспитании этих общес­твенных и нравственных качеств играют роль общественные чувства, формирование же последних происходит под влиянием отношений, существующих между личностью и обществом. Выражая эту точку зрения, Эрани пишет: «Общес­твенная самоот­верженность3 …по сравнению с идеалистами, сентименталистами, мистиками и суеверными, более присуща людям, владеющим теорией диалектического материализма, ибо они лучше могут определить свои конкретные взаимоотношения с обществом»4. По мнению Эрани, в формировании нравственных качеств общес­твен­ные чувства играют решающую роль. Без них вовсе нельзя представить себе формирование нравственных качеств. Поэтому Эрани считает необходимым для формирования здоровых нравственных качеств с раннего возраста у детей развивать общес­твенные чувства. Для чего требуется достижение правиль­ного понимания взаимоотношений личности и общества.

Эрани был против односторонности нравственного воспи­тания. Отвергая в своих произведениях «Психология» и «Мистика и материализм» мысли о незыблемости законов морали, выска­занные такими мыслителями, как Сократ, Платон, Аристотель, Кант и ряд других, он показывает, что законы нравственности, морали, так же, как общественные законы, в соответствии со временем и местом постоянно изменяются, и поэтому «…нельзя говорить о всеобщем законе нравственности»1.

Для установления критерия правильности поведения людей в том или ином случае необходимо установить такой принцип, на основе которого можно было бы регулировать нравственные нормы поведения человека в соответствии со временем и местом.

Нравственные качества не должны противоречить характеру и ходу исторического процесса развития общества. Нравственные нормы поведения человека могут быть определены только на основании полного и всестороннего понимания взаимоотношений личности и общества. Степень правильности понимания этих взаимоотношений зависит от мировоззрения человека. По мнению Эрани, только мировоззрение, базирую­щееся на теории диалектического материализма, обеспечит правильное наблюдение закономерностей и взаимосвязей явле­ний, а следовательно, и правильное понимание взаимоот­но­шений личности и общества. Вот почему Таги Эрани считал, что общес­твенная самоотверженность, по сравнению с идеалистами, сентименталистами, мистиками и суеверными, более присуща марксистам, ибо они лучше могут определить свои конкретные взаимоотношения с обществом.

Эрани совершенно верно отмечает, что для формирования необходимых нравственных качеств недостаточно только правильно понимать и мыслить. Для того, чтобы двигать «корабль жизни» вперед, человек должен обладать силой для осуществ­ления правильных мыслей2. «Эта сила, - далее утверждает Эрани, - образуется в результате упражнения и навыка»3. Поэтому Эрани придает большое значение упражнению и особенно отмечает значение навыка при воспитании нравственных качеств. По мнению Эрани, «путем воспитания привычки можно подвести прочный фундамент под нравственное воспитание молодежи»1.

В вопросе превращения того или другого действия в привычку Эрани считает существенным три момента, безусловно, имеющих большое практическое значение:


  1. решение о выполнении предполагаемого действия;

  2. последовательность;

  3. упражнение.

Эрани совершенно правильно подчеркивает, что определенное действие и поведение при наличии повторения и упражнения только тогда переходит в привычку, когда отказ от него становится затруднением. Эрани по этому поводу пишет: «Дело надо продолжать до тех пор, когда его прекращение уже будет сопряжено с трудностями»2.

При освещении вопроса о воспитании нравственных качеств Эрани также отмечает воспитательное значение примера и опыта3. В выборе примеров и опытов он считает нужным исходить из возрастных и индивидуальных особенностей4.

Правильно понимая важное значение опыта и примера в вопросе воспитания детей, Эрани пишет: «В деле определения ошибочности или правильности поведения ребенка пример и опыт должны служить орудием в руках воспитателей»5.

В теории воспитания Эрани методам наказания и поощрения отведено определенное место. По его мнению, «выбор вида наказания и поощрения должен соответствовать индиви­дуаль­ным особенностям ребенка и учащегося»6.

В своих произведениях Эрани разоблачает качества и действия, снижающие ценность человеческой личности и характерные для буржуазно-феодального строя, а именно: национализм, корыстолюбие и эгоизм, лицемерие, воровство, дармоедство, трусость и подхалимство. В то же время Эрани, с присущей ему страстностью, пропагандирует воспитание у молодого поколения таких высоких нравственных качеств, как самоотверженность, патриотизм, пролетарский интернациона­лизм, правдивость, инициативность и активность, трудолюбие, гуманность, смелость и чувство собственного достоинства1. Наличие у молодежи этих качеств он считает высшим достоинством человеческой личности. По мнению Эрани, совершенствование и здоровое направление этих положительных качеств возможны только при условии органического сочетания их с духом классовой борьбы.

Рассматривая умственное, нравственное и эстетическое воспитание как неотделимые друг от друга отличительные черты морального облика человека, Эрани пишет: «Каждый, в соответствии с собственными взглядами, хочет стать ученым, правдивым и вежливым, т.е. овладеть наукой, нравственностью и эстетикой... Иначе говоря, чтобы быть человеком, каждый стремится развивать в себе необходимые качества»2.

Эрани понимает огромное значение влияния эстетического воспитания на умственное и нравственное развитие. Отмечая значение влияния произведений искусства на умственное развитие, он приводит слова великого немецкого поэта и мыслителя Фридриха Шиллера о том, что для лучшего мышления сознание должно быть знакомо с искусством3.

Эрани не забывает и о физическом воспитании. По его мнению, для того, чтобы воспитать ребенка подготовленным к труду, необходимо заниматься его физическим воспитанием4. В связи с физическим воспитанием Эрани придает исключительное значение детским играм и считает их одним из основных моментов в деле укрепления физических сил ребенка для повышения его физической сопротивляемости. По этому поводу Эрани пишет: «Ребенок, не занимающийся играми, теряет силу физической сопротивляемости»1. Из разнообразных детских игр он особенно рекомендует «естественные игры» (прогулки и пр.).

* * *

Из всего вышеизложенного явствует, что обществен­но-политический деятель, философ и естествоиспытатель, историк и востоковед, критик и журналист, психолог и педагог - доктор Таги Эрани, будучи ученым-энциклопе­дистом, занимает выдающееся место не только в политичес­кой, революционной истории Ирана, но также и в истории его культуры и просвещения.



В тридцатые годы ХХ столетия Таги Эрани с необычайной силой и смелостью оказывает решающее влияние на развитие политического и революционного сознания передовых общественных кругов Ирана. Он во мраке деспотизма и невежества, царствовавшего в Иране, поднимает знамя свободы и науки, и призывает народ Ирана к восстанию, к свержению кровавой диктатуры Реза-шаха Пехлеви.

Учитывая жестокость полицейского надзора, особенно обострившегося в условиях разгула профашистской реакции, а также общественно-специфические особенности Ирана, Таги Эрани старался использовать свою педагогическую деятельность в революционных целях.

Неустанно вел он обогащенную идеями марксизма-ленинизма теоре­ти­ческую и практическую работу в области просвещения и педагогики Ирана. Ка­саясь ряда общих основных вопросов педагогики: классового характера вос­питания, его целей и задач, а также функций школы, и, разбирая такие важнейшие вопросы дидактики, как сущность обучения, его цели, задачи, содержание, принципы и методы, и, наконец, подходя к вопросам теории воспитания, а также к вопросам психологии, связанным с обучением и воспитанием, Таги Эрани, впервые в Иране, исходит из положений марксистской философии. Впервые в Иране, выступая как педагог-марксист, он ведет беспощадную борьбу против существующего в Иране схоластического обучения и смело разоблачает ряд ошибочных и вредных теорий воспитания и обучения, распространение которых было начато в Иране в ХХ столетии представителями буржуазной педагогики.

Несмотря на некоторые погрешности, имеющие место в высказываниях Т.Эрани, он еще в 20-е годы в своей многотомной работе «Серия основ точных наук» старался подходить к решению основных вопросов педагогики и психологии с позиций диалектического материализма. Вот почему имя доктора Таги Эрани должно быть отмечено в истории развития педагогической и психологической мысли наряду с именами тех ученых, педагогов и психологов, которые в первой половине ХХ века, начав борьбу против буржуазной идеологии в науке, впервые пытались применить в различных областях педагогики и психологии теорию диалектического материализма.

В 30-е годы ХХ века пропаганда в Иране марксистской педагогической мысли является крупнейшим научно - историческим событием. Деятельность Т. Эрани в этой области открывает совершенно новую главу в истории педагогики: начало истории развития марксистской педагогической мысли в Иране.

Несмотря на все усилия реакционных кругов Ирана свести на нет огромную революционную роль доктора Таги Эрани в истории развития педагогической мысли в Иране, его революционные идеи, его героический облик, его славное имя занимают и всегда будут занимать достойное место в истории не только иранской, но и мировой педагогики.




1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   38


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница