Сборник рассказов «Зов Припяти»



страница1/32
Дата19.11.2016
Размер4.85 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
Екатерина Боровикова,

Алексей Соколов

Владимир Лебедев

Анатолий Москаленко

Данила Демидов

Вячеслав Хватов

Дмитрий Павлов

Сергей Соколюк

Юрий Семендяев

Сергей Смирнов

Валерий Гундоров

marsuser

Ольга Никонова

Алексей Силин

Александр Тихонов

Владислав Семеренко

Виталий Тримайлов

Федор Вениславский

Евгений Гущин

Ольга Крамер

Роман Куликов
Сборник рассказов «Зов Припяти»

Предварительная версия сборника «Зов Припяти», составленного из рассказов-победителей третьего литературного конкурса по игре «S.T.A.L.K.E.R.». В печатной версии текст будет отредактирован, обложка тоже будет другая, но сами рассказы останутся прежними. 
Осень 2009 г.

Сборник рассказов «Зов Припяти»

Собрал все рассказы в один файл Сергей Калинцев – администратор группы "Печатный S.T.A.L.K.E.R.", член жюри третьего литературного конкурса по игре S.T.A.L.K.E.R.


Предисловие

МИР S.T.A.L.K.E.R.а
Два с половиной года прошло с тех пор, как в свет вышел «S.T.A.L.K.E.R. Shadow of Chernobyl». За это время разошлось около трех миллионов дисков, игра стала, без всяких скидок, культовой. Большинство компьютерных игр, даже проданных хорошим тиражом, забываются в течение нескольких месяцев — их место занимают другие, а потом еще и еще… Очень немногим удается задержаться в памяти людей и в хитах продаж. Выходит продолжение игры, следует новый всплеск интереса, который с той же неотвратимостью быстро сходит на нет. Но «S.T.A.L.K.E.R.» избежал этой судьбы — до сих пор активно действует многочисленные Интернет-сайты, поклонники игры генерируют и переизлучают информацию, вовлекая в свой круг все новых адептов.

В чем же причина? Зона отчуждения не так уж велика — это относительно небольшая территория вокруг атомной электростанции, состоящая из десятка локаций… Однако многим она кажется безграничной. Происходит это не из-за величины мира «S.T.A.L.K.E.R.», но из-за его глубины. В него можно погружаться, как в океан, находя все новые тайны, раскрывая секреты и нюансы взаимоотношений многочисленных обитателей Зоны, противостояния и взаимодействия действующих в ней сил. «S.T.A.L.K.E.R.» стал полноценным виртуальным универсумом наряду с мирами, к примеру, Толкиена, «Warhammerа» или «Dungeons & Dragons». Казалось бы, в нем нет меланхоличной красоты толкиеновского Средиземья, глобальности и вселенского размаха иных сеттингов — зато есть реализм. Человеку, наделенному маломальским воображением, легко поверить в существование Зоны, представить себя в этой параллельной реальности, которая в чем-то является отражением нашей, а в чем-то так отличается от нее.

Не менее знаменитой в русскоязычном пространстве стала и серия романов, описывающих игровой мир.

В разное время многие известные фантасты приложили к ней руку — это и Виктор Ночкин, и Алексей Калугин с Романом Глушковым, Александр Зорич, Андрей Ливадный, Дмитрий Янковский, Вячеслав Шалыгин, Сергей Вольнов… Но чуть ли не большей популярностью, чем романы профессиональных авторов, пользуются сборники рассказов, написанных любителями игры. Сборник, который вы держите в руках — третий. Первый, «Тени Чернобыля», был опубликован почти одновременно с игрой, второй, «Чистое небо», сопровождал выход одноименного аддона. Позже был объявлен очередной литературный конкурс, в котором участвовало около семисот работ. Были отобраны лучшие, результат — юбилейный, третий сборник, перед вами.

Говорят, компьютерные игры интерактивны, а книги — нет, ведь во время чтения человек лишь получает информацию и не способен вмешаться в предложенный автором сюжет, повлиять на поступки героев. «S.T.A.L.K.E.R.» интерактивен не только в игровом, но и в книжном своем воплощении, он не просто развлекает, он стимулирует воображение, поднимая читателя на творческое усилие — свидетельством тому эта книга.

Мир «S.T.A.L.K.E.R.а» перерос свои изначальные игровые рамки, теперь это еще и литературный мир, явление культуры. Культуры массовой в лучшем смысле этого слова, культуры интерактивной, к которой может приобщиться любой, став не только игроком и читателем, но и автором — творцом, внесшим в нее нечто свое, новое.


Екатерина Боровикова. Подруга


– Димочка, солнышко, дай ещё три коробочки патронов, ну, сереньких таких, с чёрной полоской. Кончились почти, а мне до Кордона добираться.

Мозгоед подавился пивом. Не столько из-за звонкого девчачьего голоса, сколько из-за самой фразы. Прокашлявшись и автоматически отметив тишину, установившуюся в Баре (женщина здесь встречается так же часто, как и кровосос в библиотеке), вытянул шею, чтобы лучше разглядеть такое чудо.

Маленькая, в явно перешитом по росту комбинезоне, крепенькая девчонка. На спине рюкзак болтается и винторез. И коса длинная рыжая. Бармен ласково улыбнулся (в Зоне бывает всякое, но такого никто никогда не видел) и ушёл в подсобку. Девчонка взяла поднос с тушёным мясом и красным вином, осторожно прошла между посетителями и уселась за дальний столик. Развернувшись лицом к выходу, она достала вилку из рюкзака и принялась за ужин. Абсолютно игнорируя взгляды, направленные на неё. Мозгоед не спеша осмотрелся.

Незнакомый сталкер поглядывал на мамзель с ненавистью. Все понятно – новичок, слегка сдвинутый на правилах Зоны. Не возвращаться назад той же дорогой, из Зоны нельзя выйти, Исполнитель Желаний существует. И до кучи «женщинам не место в Зоне». На большой земле такие товарищи любят повторять «женщина на дороге – обезьяна с гранатой». Ничего, через пару месяцев, если выживет, поймёт. Здесь, внутри Периметра, не может быть никаких правил, а тем более законов.

За стойкой вполоборота сидел Добряк, долговец. Он смотрел на сталкершу оценивающе. Как и остальные. Неудивительно, большинство мужиков в зале не видели женщину ой, как долго. И неважно, что девчонка не тянет на Мисс Вселенную. На «Мисс Зоны» вполне. Других кандидаток всё равно практически нет.
Конечно, женщины иногда появлялись. Две категории. Романтично настроенные дурёхи, мечтающие о настоящих, брутальных мужчинах, приключениях и всеобщем восхищении. Обычно дальше Кордона они не забирались, и хватало их на пару месяцев. Сидорович, торговец в предбаннике Зоны даже домик для таких «экстремалок» отремонтировал. Закупившись на последние деньги всем необходимым для выживания у старого жука, дамочки выпархивали на «большую дорогу». Отходя от деревни максимум на километр, они либо попадали в первую «найденную» аномалию, либо в зубы к слепым псам. Те, кому везло, с плачем возвращались к «дяде Сидоровичу» зализывать раны. Тот гладил по голове, сетовал, что денег на проход назад нет, и предлагал заработать у него на билет домой. Забывая предупредить, что из Зоны нет выхода. Девочки сгорали быстро. Не всякий мужчина выдержит постоянное ощущение опасности, а если вспомнить отсутствие нормальной еды, воды и одежды? И косметики? Зато на Кордоне получился замечательный публичный дом с периодически сменяющимся составом. Правда, работал он нечасто. Надежда умирает последней, домой хотели все. И уходили. В гости к ангелам или чертям.

Ну и вторая категория. Феминистки, или маньячки, или мужебабы – непонятно, как их назвать можно. Они приходят в Зону, дабы доказать мужчинам, что женщина лучше. Стреляет лучше, в оружии лучше разбирается, хабара больше приносит, мутантов отстреливает активнее. Бандюки по сравнению с такими «лапочками» – ангелочки с крылышками. Самый жестокий человек – женщина, которая старается занять место мужчины в этой жизни. Ну, например – сталкер пустит врагу пулю в лоб, а «маньячка» отрежет ему уши, прострелит коленные чашечки и отдаст на съедение сноркам. Чтобы знали, помнили и боялись. А может, и не для этого – обычных женщин понять невозможно, а уж если дама с левой резьбой, то и контроллёр не разберётся, что у неё в голове происходит.

Но и такие агрессивные, холодные, часто достаточно опытные девушки в Зоне долго не живут. Здесь только Она решает, кому жить, кому умирать, а кому превратится в зомби. Женщин почему-то не жалует.
Пока Мозгоед размышлял, в Баре закончилась пауза. Как обычно, Толик всё пропустил. Не зря прозвали Мозгоедом. Способность отключится от окружающей реальности для того, чтобы помечтать или пофилософствовать не раз угрожала его жизни. Как он по Зоне до сих пор ходит, многие не могли понять. Прекратив размышлять о судьбе абстрактных сталкерш, он сосредоточил внимание на конкретной. Рядом с ее столиком пошатывался сильно нетрезвый новичок. Толик навострил уши. Какое-никакое, а развлечение. Пока сталкер собирался с мыслями, девчонка ждала, глядя снизу вверх с едва заметной насмешкой. Даже вилку отложила.

– Чё, Сидорович уже своих шлюх курьерами посылает, совсем дела плохи? – Сталкер, наконец, сформулировал вопрос.

– Во-первых, не стоит так неуважительно отзываться о девушках, которые хоть немного тепла в этот мир приносят. А во-вторых, я не работаю в борделе. – Ровным голосом ответила рыжая барышня

– Типа, сталкер? – Новичок заржал, как лошадь.

– Молодой человек, мне очень неудобно голову запрокидывать, вы такой высокий! Может, присядете и представитесь? Меня Лида зовут. – Ясно было, что имя названо для всей честной компании – за происходящим следил не только Толик. Хоть остальные и делали вид, что незнакомка интересует не больше, чем тарелки с едой.

– Артём. – Представился новичок после паузы и плюхнулся на стул.

– По поводу последнего вопроса. Да, можно сказать, что я сталкер. Вернее, сталкерша, если быть точной.

Слегка смущённый вежливым обращением, Артём всё же решил не сдаваться.

– Не верю я в сталкеров, которые в оружии не разбираются. «Серенькая коробочка с чёрной полоской»! – Новичок опять заржал. Рыжая (Толик уже про себя называл её только так) спокойно дожидалась окончания приступа смеха, потягивая вино из бокала. – Может, все же к Сидоровичу на постой? Пользы больше принесёшь, да и живой подольше останешься! – Пьяный смех уже начал слегка раздражать. Хотя компании наёмников шутка пришлась по нраву – они одобрительно зашумели.

– Артём, а вы думаете, если я буду знать названия всех винтовок, патронов к ним, их характеристик, то стану точнее стрелять? Какой ствол лучше, а какой хуже, можно определить опытным путём. Я женщина, а не оружейник. Зато очень подробно могу рассказать о негативном влиянии на организм человека радиации, местной пищи и не смертельных на первый взгляд аномалий. Более достойная внимания информация, вам не кажется?

– Да что ему может казаться, он ещё ни одного артефакта не притащил. Как приехал от Кордона с долговцами на грузовике, так и не выходит. Всё выброса дожидается, а уж после он покажет высший класс! – Бармен как всегда двигался бесшумно. Никто и не заметил его появление.

Новичок покраснел и вскочил. В этот момент он был сильно похож на нахохлившегося петуха – еще чуть-чуть, и возмущённо закукарекает.

– Сиди уж, Артёмка. – Бармен хлопнул его по плечу. Вроде и не сильно, но сталкер с тихим оханьем забыл о воинственном настроении. И как-то сразу стал незаметным.

– Рыжая, (надо же, угадал!) ты здесь пересидишь выброс, или к Воронину забежишь поздороваться?

– Да нет, у меня смутное ощущение, что не успею. Пойду в подсобку, может, порядок наведу. Если не дашь полы вымыть, рискну и побегу ночевать к долговцам. У них устав, они чистоту уважают.

Бармен добродушно, с удовольствием рассмеялся. Лида бросила взгляд на Мозгоеда и неожиданно подмигнула. Одним движением подхватила свои вещички и упорхнула в комнату за барной стойкой. Толику неожиданно стало легко на душе. Рыжая не была похожа на встречавшихся здесь женщин. Ни на мужебаб, ни на глупышек с Кордона. Жизнерадостная, простая девушка – отпечатка Зоны нет ни в глазах, ни в характере. Словно только вчера ещё дома, на большой земле, пироги пекла.

Едва Лида скрылась за дверью, посетители устроили Бармену допрос с пристрастием: кто, откуда, куда, зачем? Ответить тот не успел – Выброс решил попробовать стены на прочность. «В самом деле, до базы Долга не успела бы добежать». – Мозгоед отметил для себя еще одну странность. Нет, многие, конечно, чувствовали приближение Выброса. С точностью до дня. Доктор без помощи приборов определял с погрешностью плюс-минус час. А тут счет шел на минуты… Опять отвлекся – Бармен уже рассказывал, что знал.
«…Да, по Зоне ходит давно. Правда, появляется недель на пять-шесть, потом месяца три ни слуху, ни духу. Не знаю, может на болоте живет, не спрашивал…

… Да, хабар всегда приносит отличный, не только артефакты, но и части тел монстряков редких, и раритеты типа газет восемьдесят шестого. Патронов покупает мало – непонятно, как по Зоне перемещается, не стреляя практически. Хотя, может, где схрон с боеприпасами есть…



…Нет, не сплю я с ней, идите лесом! Помогла как-то сильно, поэтому люблю и уважаю. После Выброса шла огромная волна мутантов. А сразу за ней бандиты попёрли. Туго нам тогда пришлось. Лидка наравне со всеми отстреливалась, а потом стала на своем горбу раненых в Бар стаскивать. Без разбору. Как санитарка в Великую Отечественную, пули свистят, а она тащит! И как сил только хватило! Потом несколько дней перевязки делала, поддерживала, как могла, пока Доктор не появился – говорит, передали мне, что здесь произошло, пришел помочь. Рыжая в глаза ему посмотрела, кивнула и минут через двадцать ушла по-английски. Воронин долго потом разыскивал её по Зоне – отблагодарить хотел за помощь. Но Лидок только через полгода объявилась…»
Больше ничего интересного Бармен не знал. Постепенно за столами темы для разговора сменились. Кто-то вообще захрапел, уперевшись щекой в столешницу. А у Мозгоеда из головы не шла эта история. Подозрительной казалась периодичность появления и исчезновения сталкерши. В Зоне ты либо есть, либо нет. Конечно, можно ПДА отключить, но Толика терзали смутные сомнения – очень уж хотелось думать, что появился человек, который ходит туда-сюда сквозь Периметр. Да и чистенькая слишком мамзель для здешней жизни – волосы блестят, глаза горят, да и на коже Зона должна была отпечаток оставить. Ни бледности, ни землистого оттенка, ни въевшейся в поры грязи. А значит, и у него есть шанс вернуться. Осталось выяснить, сколько длится её нынешнее появление. Если около месяца, значит, собирается за периметр.
Лида закрыла дверь и облегчённо вздохнула. Опять голос прорезался не совсем вовремя. Говорила бы шёпотом, никто б её в табачном дыму не заметил. Очень уж Лида не любила подобные ситуации, когда нужно кому-то что-то объяснять, ставить на место зарвавшихся «доставал». Да так, чтобы не вызвать в ответ еще большую агрессию. Все-таки у мужчин здесь с психикой не очень – могут и пулю в голову за невинную фразу отправить, и по кругу пустить, если настроение есть. И непонятно, что страшнее. А если показать, что боишься, или наоборот, совсем не боишься, может быть ещё хуже. Правда, напрямую с таким Лида не сталкивалась, но со страшилками о коварстве мужчин «обесчестят, ограбят, убьют», вбитыми мамой с самого детства, так просто не справиться. И даже личная статистика не помогала. На двадцать нормальных, доброжелательных, в чем-то даже снисходительных мужчин обычно встречался один такой «Артём». Да неважно. Выброс все равно нужно было где-то переждать. Пару часов отдыха, и на Кордон. А потом домой, наконец-то! Раньше, чем планировалось, на целую неделю! Олежек давно соскучился, да и надоела Зона хуже горькой редьки.
Выброс был не очень мощный. Аномалии остались на своих местах, только на Свалке одну кучу мусора как корова языком слизала, а вместо неё образовалась огромная, метров на триста, электра. Артефакты Лида искать в ней не собиралась, хотя на парочку, судя по всему, можно было рассчитывать – норму свою в нынешнюю ходку выполнила сполна, а рисковать жизнью лишний раз не было желания. К тому же хотелось добраться до блокпоста к обеду – ночью её способ прохождения сквозь патрули не работал.

Не получилось. Возле кладбища старой техники трое наёмников, что сидели в баре и явно симпатизировали козлу, который к ней цеплялся, решили помочь девушке и избавить от необходимости таскать в рюкзаке тяжести. Самой большой тяжестью, естественно, были деньги. Лида шла налегке, продав всю добычу Бармену. Следили, значит. Пришлось загнать страх глубоко в подсознание. Стреляла Лида и в самом деле неплохо. Если руки не тряслись.

Спрятавшись за ржавым автобусом, девушка успела кокнуть одного. С одной пули. Плечо заныло. Отдача это вам не хухры-мухры, знаете ли, особенно для слабой женщины. Оставшиеся в живых стали с земли крыть матом её, её способность стрелять, и заодно всех баб вселенной за врождённый идиотизм. Лида не слушала призывы отдать рюкзак и обещания оставить её в живых – осечка выпустила страх из подсознания, куда он был благополучно запрятан, и дрожащие руки не давали сменить обойму. Внезапно раздалось два тихих хлопка, и причитания смолкли.

Молодой парень, который сидел в Баре за соседним столиком, появился, как рыцарь на белом коне. Только пешком, без шлема и вместо копья автомат наперевес. Лида облегченно вздохнула. А тот приближался, сияя, как тульский самовар и не глядя под ноги. Вот и вляпался. В самый краешек аномалии, но ему хватило.


– Я, конечно, все понимаю. Но чтобы не заметить электру, нужен особый талант. Ладно бы, воронка, её не видно практически! – Лида возмущалась уже минут десять, не забывая обрабатывать ожоги и электрометки теперь уже не спасителя, а пострадавшего. Толик блаженно улыбался. Рыжая периодически косилась на его радостную физиономию и переживала – а не нарвалась ли на сумасшедшего? Таких чудиков в Зоне тоже бродит немало. Даже обезболивающее не делает лицо человека таким глупо-счастливым.

– У тебя что, детектор нерабочий? Отвечай, не то противошоковое вколю, хватит молчать! – Лида продолжала пытать Мозгоеда.

– Детектор работает, я просто задумался. – О чем, Толик, естественно не собирался рассказывать. Он шел за девчонкой от самого Бара, раздумывал, как присоединится к ней и узнать про выход, а тут такая удача! Спас бедную девушку от бандитов, как герой боевика, а значит, заслужил доверие и совместный поход до Сидоровича. Ну и расслабился на радостях. Зона такого не прощает.

– Нет слов, одни мысли, и те разбегаются. И часто ты так «тормозишь»? – Лида, услышав ответ, даже перестала делать перевязку. Толик не ответил, только засопел.

– Тебе сколько лет, сталкер? Двадцать хоть исполнилось?

– Двадцать два. Служил, был рейд. Все погибли, я один остался. Так и брожу уже три года. Домой хочу.

Лида промолчала и занялась ранами Толика. Тот замер. Она не стала возмущаться глупым мечтам, не сказала, что выхода нет. А значит, его догадка была верной. Просто девушка не хочет делиться своим секретом. Ну да ничего, сама же говорила – нужно отлежаться пару часов, а ночью в Зоне опасно. Куковать им в депо долго, до рассвета, успеет выяснить всё необходимое. Главное, чтобы ни монстры, ни бандиты не забежали на огонёк. Да и сталкеров тоже особо видеть не хотелось – могут помешать.
Сглазил. Часов в девять вечера к ним присоединились четверо. Матерый Шерхан (Мозгоед его неплохо знал), и трое новичков. Шерхан провожал их до базы свободовцев, а по совместительству являлся эдаким экскурсоводом. Потрепать языком он всегда любил, а тут новые уши. Баек, легенд и анекдотов Шерхан знал огромное количество. Новички внимали, затаив дыхание. Толик и Лида слушали тоже. А куда денешься, если вокруг ночь и монстры бродят?

«… Выхода нет. Вокруг Зоны плотное кольцо военных, омоновцев, экологов, биологов, ещё чёрт знает кого. Года три назад было просто – взял кусачки, разрезал проволоку, и ты свободен. Или дождался, пока патруль мимо пройдет – и вперед. А сейчас америкосы взялись всерьез, денег отвалили немеряно. Всю территорию окружили бетонным забором. Хотя забором назвать данное сооружение язык не поворачивается. Почти китайская стена – три метра толщиной и четыре метра в высоту. И под землю уходит метра на два, подкоп не сделаешь. Без швов по всей длине. Через каждые семнадцать километров – блокпост. И не как раньше – несколько вояк со слабым обмундированием. Денег вбухано о-го-го! Срочников нет. Зато есть спецназ. Военный врач, два медбрата, двое-трое ученых разной специализации. Оборудование и оружие по последнему слову техники. Причем попасть в Зону довольно легко – кому дать взятку, найти можно. И проведут, и платочком белым вслед помашут. А назад – хрен выпустят. Даже за очень большие деньги. Да и не подпустят к заграждениям – сразу стреляют. Зачем пускают? Это же бизнес, салага. Сталкер долго не живет, состав сборщиков артефактов обновлять нужно. У торговцев есть связь с большой землей, но и они отсюда не выберутся никогда…

… А мужик ему и говорит – ну ладно кровососы, ну зомби еще, куда ни шло. Но нас-то, контролёров, чего боятся?…

…Увидеть её можно только издалека. Красивая, молодая девушка в белом платье. Длинные светлые волосы, а в них цветок розохвата вплетён. Одна не ходит, обычно в окружении слепых псов. Где прошла – новая аномалия появляется. Увидеть её можно нечасто и только перед выбросом. Кто, откуда – никто не знает. Может, редкий вид контроллёра. Или привидение – в Зоне чего только нет…

…Меченый добрался до Исполнителя. Результат увидели все – Зона исчезла. Три дня и три ночи творилось незнамо что, а потом появились военные, учёные, повалил прочий люд – аномалии исчезли, монстры куда-то подевались, но артефакты никуда не делись! Меченый ходил счастливый, рассказывал всем подряд про О-сознание какое-то, но его особо не слушали – не до того было. А потом его втихую прирезали. Видно, кто-то расстроился, что его не спросив, «осчастливили». Не все мечтали избавиться от Зоны. Несколько недель на бывшей территории отчуждения шла настоящая война. Паника – это слишком мягкое слово для описания тех дней. Крови пролилось больше, чем за шесть лет существования Зоны. Ну и случилось то, что случилось. Вернулась она. В один миг. Выброс был жестокий. Хорошо хоть, территорию ту же накрыло. Власти отошли от очередного шока довольно быстро – привыкли уже к сюрпризам данного клочка планеты. И построили этот клятый забор. Зато с тех пор выжигателей нет, проход в Припять и к ЧАЭС свободный, только там радиация до сих пор зашкаливает, ни один костюм не справляется, даже увешанный артефактами. Поэтому особо никто туда не рвется. Но зомби по-прежнему откуда-то берутся, видно, не только в выжигателях тогда дело было…

… Музыкальная пауза. Девушка, передайте гитару, спою оду вашим прекрасным глазам…»


Толик проснулся первым. Шерхан и лопоухий новичок, дежурившие под утро, тихо переговаривались у потухшего костра. Лиды не было.

– Где она? Мозгоед вскочил, не обращая внимания на боль.

– Подружка твоя? Ушла перед самым рассветом, просила передать тебе привет. – Шерхан смотрел с интересом на метания Мозгоеда. А ты чего бесишься? По Зоне без бабы пройти не сможешь? Или стащила у тебя чего?

– Нет, просто договаривались вместе до Кордона топать. Не люблю, когда планы меняются на ходу.

« Бросила меня одного, раненого! Человека, который ей жизнь спас! А с виду серьезная, я слюни, как идиот, распустил – домашняя, жизнерадостная, тьфу! Где её теперь искать? Или эта падла просекла, что мне от неё надо, и решила свалить по-тихому? Вот не везёт, так не везёт». – Толик ещё долго переживал, возмущался, но в силу природного добродушия и фатализма, который вырабатывается у всех жителей Зоны рано или поздно, смирился. Сталкеры помогли добраться до заставы Долга, а уж до Бара Мозгоед добрел сам.
Лида сидела на холме и курила. Расположившиеся вокруг слепые псы совершенно не обращали на девушку внимания. Только изредка одна из них принюхивалась, и недовольно рыкнув, отворачивалась. Собеседница расположилась рядом, совершенно не заботясь о чистоте белого платья.

– Неужели тебе так сложно было отпустить этого парня? – Лида затушила окурок о землю.

– Как ты не понимаешь. Он не хочет вернуться. Никто из них не хочет. Вынести блокпост, собравшись командой хотя бы в десять человек, реально – были прецеденты. Они любят эту землю, постоянное чувство опасности, близкое дыхание смерти каждую минуту. Три года назад я решила сделать им подарок. Зона исчезла. И что из этого вышло? Я думала, взорвусь от того потока мольбы, который на меня обрушился. Люди хотели все вернуть. Они мечтают о доме, но больше по привычке. Так надо по законам жанра – хотеть отсюда вырваться. Ненавидеть всё, что нападает, стреляет, убивает, загрызает, зомбирует, отравляет радиацией. Так ненавидят и презирают стерву, и при этом тратят последние деньги, бросают семью, детей, создают себе проблемы на работе, разрушают сами себя и своих близких, только бы быть с ней рядом. Существовать без неё невозможно, а с ней невыносимо. Это очень серьезный наркотик – попробовав хоть один раз, вся остальная жизнь будет казаться пресной. Даже если эта стерва к тебе не слишком благосклонна.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница